Сказания Дарины. Книга 2

Я сидела на широком подоконнике и тупо смотрела на спешащих куда-то людей, несущиеся машины, перемигивающиеся светофоры. Капли дождя катились горькими слезами по оконному стеклу. Ветер порывисто гнал тяжелые тучи, причудливо клубящиеся фантасмагорией над самой землей. Редким молниям подпевали первые весенние громы. То ли природа плакала погодой вместе со мной, то ли я видела все в душных темных красках. Вдоль тротуаров и дорог то включались, освещая переливчатые потоки воды, то выключались и окутывались серо-белесой мглой фонари. Поток машин и людей иногда редел, иногда подолгу оставался насыщенным, как разворошенная муравьиная куча. Не хотелось ни думать, ни чувствовать, просто смотрела немигающим взглядом на чужую суету в полной тишине пустой квартиры.

Другие книги автора Галина Николаевна Маслова

Очнулась в кромешной тьме. Хоть открывай глаза, хоть нет, ничего не видно. Слух ловил звуки ночного леса, в щеку впилась еловая шишка. Под пальцами ощущался упругий ковер прошлогодних иголок, толстым слоем прикрывший мох. Сверху тоже кололо. Пахло хвоей и прелью.

Ну и куда же меня занесло? — подумала растерянно — В голове немного кружится, в горле сухо, в животе мутит. В остальном вроде бы нормально… Надо куда-нибудь отползти, что ли, осмотреться…

На сегодня это была последняя запись в журнале и я старалась заполнить каждую графу побыстрее.

— Могу я пригласить Вас на кофе, госпожа Дарина? — промурлыкал музыкальный голос.

Подняла взгляд от журнала записей, глянула на нахального оборотня. Он всё ещё сидел по ту сторону стола, по-дурацки улыбался и махал длиннющими, загнутыми вверх, чёрными ресницами. В ярких сине-зелёных глазах, с продолговатыми кошачьими зрачками, приплясывали чёртики и безумно хохотали, подражая улыбке хозяина. Красиво изогнутые брови оборотня приподняты вопросительно. Длинная, от виска до виска, едва наметившаяся, морщинка перечёркивает высокий лоб пополам. Густые, вьющиеся крупной волной, волосы аккуратно зачёсаны назад и уложены с помощью геля, блестят здоровьем и ухоженностью. Окладистая чёрная бородища прикрывает половину лица, шею и половину груди.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Не всегда жизнь бывает легкой и простой. Это знает каждый. Но каждый ли способен жить дальше, бороться и не опускать руки, как бы ни было тяжело? Наверно, нет. Но когда есть ради кого жить, ты способен бороться до конца. А что может стать концом? Кто-то считает, что смерть. Но каково же тогда самой Смерти, пережившей большое горе, бороться? Тем более помочь ей почти некому. Но проходит время, а оно, как известно, лечит. И не только людей, но и Смерть тоже. Только, что делать, когда раны почти затянулись, а тебе Судьба готовит новый удар? Да и Судьба ли? Что делать, когда ты даже не знаешь, кто ты есть на самом деле? И можешь ли ты называться Смертью, если коса в твои руки не ложится? Она старшая в семье. Однажды наступил момент, когда она жила только ради своей младшей сестры — истинной Смерти, и даже не знала, кто же она сама. Но могла ли она хотя бы предположить, что случится, когда Вечность решит сыграть в новую игру, изменяя события и положение дел? Когда Вечность дает шанс узнать ответы на свои вопросы. Только цена может быть слишком высока. И когда ты становишься новой игрушкой Вечности, только одни слова слетают с губ: «Лишь бы не сойти с ума…»

Мое имя Рамборг Лиэссат ан Аэнвэль.

Пожалуй, это единственное, что я посмела бы произнести, не стесняясь быть услышанной.

Сказать вернее, это вообще единственная фраза, которую я имела право произносить. Право имени — только им я и обладала, ничем более. Вот бы еще кто-нибудь давал себе труд меня слушать! Но редко такое случалось, практически никогда, а еще реже оно произносилось вслух, мое имя.

Позор Правящего Дома.

Кривой побег на родовом древе.

Приключения доброго и безобидного парня Борка, по прозвищу Задира....

Завтрашний ветер

1. Незнакомка

Сейда Нин

"Просыпайся… Ну, просыпайся… Почему ты дрожишь?" Капли падают, оставляя вмятины и круги на воде…

Вода на губах кажется горькой. Аррайда открывает глаза.

— Ну, ты и соня! Тебя даже вчерашний шторм не разбудил… Мы уже пришли в Морроувинд. Нас выпустят, это точно.

Лицо, что склонилось к ней, казалось продолжением ночного кошмара: вроде бы человек, но с пепельной кожей и горящим, точно костер, левым глазом. Пустую правую глазницу и щеку пересекал похожий на молнию шрам. И эта рожа пробовала Аррайде улыбаться.

О том, как два дона, пробуя поделить одну девушку, делали революцию.

Если предать того, кого любишь, то, скорее всего, это не останется безнаказанным.

У Чюрлениса есть картина "Сказка Замка". Это о Ратанге.

Мать Кирен умерла при родах и отец, в горе и отчаянии, проклял девочку. Позже он, конечно, пожалел о содеянном, но проклятие уже вступило в силу...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В ирландском фольклоре существа, которые, по преданиям, когда-то были богами, потом стали витязями, которые ни в одной битве не потерпели поражения, а под конец превратились в фейри. Дини ши — типичные героические фейри: они ведут образ жизни средневековых рыцарей, проводят время в пирах и сражениях. Эти фейри могут по желанию менять облик — порой становятся ростом с взрослого человека и даже выше, а порой словно превращаются в детей. Обитают они под землей или под водой. Между прочим, по свидетельству К. Брштс, подводные дини ши считаются падшими ангелами, которые слишком хороши для ада:

«Некоторые пали на сушу и остались на ней, задолго до появления человека, как первые земные боги, а другие рухнули в море».

Высших Фейри традиция кельтской мифологии называет Сидами (Ши). К ним относят, прежде всего, Высоких Фейри Благого Двора — Дин Ши.

Дини ши, как и другие Героические Фейри, проводят время в аристократических развлечениях — танцуют, музицируют, охотятся, устраивают верховые прогулки. Кроме того, они постоянно воюют друг с другом и с людьми. Едва залечив раны, полученные в битве, фейри отправляются на охоту.

Магия Ши проявляется и в создании поэзии и музыки, которые дают им власть, иногда невольную, и над стихиями, и над сердцами людей. Великая традиция филидов и бардов кельтского мира — это дочерняя ветвь музыкальной традиции Сидов.

У Каори Юки произношение слова указано как «дина ши».

Елена Чижова – коренная петербурженка, автор четырех романов, последний – «Время женщин» – был удостоен премии «РУССКИЙ БУКЕР». Судьба главной героини романа – жесткий парафраз на тему народного фильма «Москва слезам не верит». Тихую лимитчицу Антонину соблазняет питерский «стиляга», она рожает от него дочь и вскоре умирает, доверив девочку трем питерским старухам «из бывших», соседкам по коммунальной квартире, – Ариадне, Гликерии и Евдокии. О них, о «той» жизни – хрупкой, ушедшей, но удивительно настоящей – и ведет рассказ выросшая дочь героини, художница… В книгу также вошел роман «Крошки Цахес».

Это — сказка о добре и зле, слабости и силе и, конечно, о любви. Что делать, если привычная уютная жизнь в одночасье рушится? Правильно, не трусить и не унывать! Ну и что, если для спасения своего маленького мира тебе придется прошагать полстраны?! И ничего, что ты совсем молода и неопытна, колдовать можешь через пятое на десятое да порой так «лихо», что лучше бы и вовсе не могла

…, а твои помощники — грач, леший, старая лошадь да болтливый кот. По дороге тебе предстоит обрести верных друзей и коварных врагов, повстречать чудеса и чудовищ, познать любовь и ненависть. Но хватит ли у тебя храбрости и веры, чтобы сделать выбор и пожертвовать собою в извечной драке между добром и злом? И нужна ли кому-нибудь эта жертва?.

В третий том собрания сочинений Эдгара По вошли произведения, представляющие собой цикл «Рассказов» (1845), такие, как «Тайна Мари Роже», «Похищенное письмо», и относящиеся к последнему периоду творчества писателя.

Сборник завершается романтической прозой — «Повестью о приключениях Артура Гордона Пима», фантастической историей путешествий в Южные моря.