Синие скалы

Иван Григорьевич Подсвиров

СИНИЕ СКАЛЫ

Прозаик Иван Подсвиров известен как автор книг "Танец на белом камне", "Шаги к перевалу", "Сто лет любви" и "Завтра - первое сентября", посвященных злободневным проблемам современности.

Четыре повести, включенные в новую книгу Ивана Подсвирова, посвящены людям Ставрополья, прежде всего колхозникам, которые на своих плечах вынесли тяготы военной поры, поднимали разрушенное хозяйство и передают сегодня трудовую эстафету молодежи.

Другие книги автора Иван Григорьевич Подсвиров

Иван Григорьевич Подсвиров

КАСАТКА

Глава первая

ВЕЧНАЯ ТЕТКА

- Максимыч, ты?

Ее оклик, знакомый мне с детства, с немыслимо давней поры, по-матерински предупредительно, робко прозвучал из-за плетня. Я остановился среди переулка и увидел Касатку в окружении встрепенувшихся от дремы и ознобного холодка ярко-желтых шапок подсолнуха. Утро занималось ясное, прохладное, за высоким Чичикиным курганом, с утоптанными дорожками на круглую макушку, небо рдело малиновой каймой, кидало в огород горсти лучей еще невидимого солнца и зажигало росу.

Иван Григорьевич Подсвиров

ЧИНАРА

1

С бугра завиднелся хутор Сторожевой: десятка три хат, все больше старых, опятами разбрелись в ложбине вокруг красновато-бурого здания начальной школы.

Арина глядела на хаты с нарастающим чувством радостного удивления и какой-то внутренней неловкости за себя, будто она в чем-то провинилась перед ними. Автобус остановился в центре хутора. Арина расплатилась с шофером, подхватила чемодан, туго обтянутый черным ремнем, и вышла.

Иван Григорьевич Подсвиров

ПОГОНЯ ЗА ДОЖДЕМ

Повесть-дневник

I

ЛЕСНАЯ ДАЧА

15 мая 197... года

На пасеке я с неделю, а мои холсты по-прежнему нетронуты, мой завернутый в мешковину мольберт валяется в углу будки рядом с хламом, с ящиком для вощины, с голубыми рамоносами и плоской крышей улья-лежака, на которой я устраиваю себе постель. Что делать, к этюдам меня не тянет. Сейчас все равно ничего не выйдет, лучше уж не портить краски.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

«То была странная весна — Сергеев ее не слышал. Первая беззвучная весна в его жизни. Не то чтобы слух вовсе покинул его…»

Книга кроме произведений старейшего ненецкого писателя содержит также воспоминания о нем.

Георгий Баженов издал уже несколько книг повестей, его рассказы неоднократно публиковались в центральной периодике.

Издательство «Современник» знакомит читателя с новой книгой молодого писателя — «Хранители очага». Произведение представляет собой хронику жизни большой уральской семьи. Автор исследует сложные человеческие взаимоотношения в наиболее острые жизненные ситуации.

Герои рассказов А. Ткаченко — промысловики, сельские жители, лесники — обживают окраинные земли страны. Писатель чутко улавливает атмосферу и национальный колорит тех мест, где ему пришлось побывать, знакомит читателя с яркими, интересными людьми.

В грозу, когда низко, по самой земле, катится гром, бабушка наглухо закрывает окна и двери, и рассказчику снова хочется расспросить ее, чтобы она призналась, из-за чего так боится грозы…

Повести и рассказы Михаила Щукина посвящены современному сибирскому селу, острым нравственным проблемам, которые неизбежно встают перед людьми, живущими «в полную силу души».

В повести, давшей название сборнику, — противостояние двух героев, двух жизненных позиций: человеколюбия и крайнего эгоцентризма. Перед читателем — сельские труженики, два бывших друга, по-разному, прошедших через главное жизненное испытание: один мужественно прошагал дорогами войны, а другой сумел ловко отсидеться в глуши, устраивая свои личные дела… Суровый, пристрастный суд собственной совести — вот тот закон, по которому живут герои М. Щукина.

По вечерам, уже в сумерках, когда от пристани до затонувшего наполовину солнца, перерезая реку, вытягивалась желтая пустая аллея, из-за поворота, гудя сильно и молодо, выплывал теплоход.

Белый как больница, с просторной палубой и ярко освещенным салоном, накрахмаленным рестораном, музыкой, теплоход был праздником для села. Вся молодежь собиралась на пристани, зеленом дебаркадере-поплавке. Ребята в резиновых сапогах с широко вывернутыми голенищами и в кепочках, натянутых ровно на брови, смешили девушек разными двусмысленностями, и девушки, не отводя глаз от надвигающегося на село теплохода, прыскали со смеху, приговаривая: «Ой, дураки!»

Герой повести Анатолия Левченко, паренек из далекого шахтерского поселка, в трудный послевоенный год через всю Россию едет в Москву поступать в институт. Дни, проведенные в вагоне «пятьсот веселого» — товарно-пассажирского поезда, то мчащегося, то еле ползущего по Транссибирской магистрали, стали для вчерашнего десятиклассника важным жизненным уроком, первым соприкосновением с большим миром, со множеством самых разных человеческих судеб.

Анатолий Левченко — свердловский журналист, автор трех книжек стихов для детей. «Пятьсот веселый» — его первая книга прозы.

В книгу московского писателя Геннадия Пациенко вошли рассказы, основная тема которых — земля, груд, забота об охране природы, а также повести «Кольцевая дорога» и «Высокий день» — о труде и исканиях молодого рабочего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Подводный

ГАДАНИЕ НА РУНАХ

Футарк - рунический алфавит - состоит из двадцати четырех символов (рун), к которым при гадании добавляется пустая, или чистая, руна. По древнему преданию, руны увидел на Мировом Дереве великий скандинавский бог Один и принес их на Землю.

Техника гадания.

Наугад вытаскивается руна, описывающая суть ситуации, которая ниже раскывается в шести аспектах: 1. Ситуация (общий смысл). 2. Вызов (что нужно сделать или какие качества проявить). 3. Предостережение (опасность, или то, чего не следует делать). 4. Указание (обязательное). 5. Совет (желательно). 6. Утешение или обстоятельство, которое следует иметь в виду.

Авессалом Подводный

Введение в синастрическую астрологию

Автор выражает глубокую признательность

астрологам Секлетикии Нецветай

и Ирине Румянцевой за ценное

обсуждение, без которого эта книга не

увидела бы свет, а он - ее.

* ВСТУПЛЕНИЕ *

Синастрическая астрология это искусство толкования пары натальных карт. В зависимости от эпохи, ее предназначение различно. В эпоху Рыб клиент, приходя к астрологу, задавал вопрос, например, так: "Будем ли мы с моей избранницей счастливы?" или в такой форме: "Ну скажите, наконец, куда мне от него деваться?" (вариант: "Как мне его заполучить?"). В эпоху Водолея отношения между людьми будут рассматриваться как часть общей групповой эволюционной работы и вопрос, вероятно, зазвучит по-иному: "Что мы должны делать?" Однако, независимо от эпохи, в парных отношениях всегда фигурируют три, если можно так выразиться, объекта: две личности и некоторое "мы", то есть парный эгрегор, создающий вокруг данной пары определенное напряжение, которое в иные минуты притягивает партнеров друг к другу, в иные отталкивает, и постоянно создает различные ситуации и медитации, которые приходится как-то проживать. Что такое парная медитация? Это такое состояние пространства вокруг партнеров, которое заставляет каждого из них ощущать присутствие другого и согласовывать с ним свои действия. Простейший пример парной медитации это драка, хорошо знакомая практически каждому со времен раннего детства. К сожалению, многие люди умирают, так и не узнав никаких других видов медитации, качественно отличающихся от этого распространенного развлечения. Основная проблема человеческих отношений это сначала неспособность понять, какую программу материализует в данную минуту парный эгрегор, а затем неумение найти ей адекватное воплощение. Многие сложности обусловлены также тем обстоятельством, что люди, как правило, сильно отличаются друг от друга, и парный эгрегор это, конечно, учитывает, а вот сами они чаще всего нет, в результате чего получаются колоссальные недоразумения. Особенно это характерно для положительных инициатив в общении, когда один из партнеров стремится угодить другому, ставя себя на его место и обнаруживая через некоторое время, что их вкусы расходятся самым необъяснимым образом. Характерное заблуждение в межличностных отношениях это проекция вины и, наоборот, заслуг на партнера. Каждый человек получает из внешнего мира и, в частности, через партнера, ровно то, что ему полагается по его эволюционному развитию - но это ужасно трудно принять, когда видимая и очевидная причина моих горестей и радостей разгуливает прямо перед глазами, и кажется, веди она себя чуть-чуть по-другому, все неприятности исчезнут, а счастье хлынет водопадом. Увы, это совсем не так, и трудно найти более капризную и легкокрылую птицу, чем счастье парных отношений: здесь, как нигде ярко проявляется основной принцип неповторяемости творчества Абсолюта: завтра бывает похоже на сегодня только в страшном сне обыденности.

Евпопий Подземный

ЯГОДЫ

Пролог

Люди всегда искали добрые места. А в почтовом ящике тепло и сухо, поэтому это место - доброе...

1 Акт. ачало

Так продолжалось 2 месяца и еще несколько дней. Я вставал с кровати и, дрожа от холода, бежал в ванную. Горячие потоки омывали мою голову до тех пор, пока я не поворачивал кран до упора по часовой стрелке. Приняв внутрь порцию еды, я делал вид, что собираюсь в институт. а самом деле я спускался на лифте вниз и залезал в почтовый ящик, где и лежал до вечера. Иногда мне удавалось заснуть, но сон то и дело прерывали звуки шагов и перестук дверей. Так наступил конец начала.

М.Подземская

Герод

Герод (или Геронд) жил в середине III в. до н. э. Жизнь его была, по-видимому, связана с дорийским островом Косом, расположенным у побережья малой Азии. На острове Косе происходит действие во многих его произведениях. Герод - автор мимиамбов (или мимиямбов), то есть мимов в ямбах. Мимы - это сценки в в форме монолога или диалога, отличавшиеся натурализмом. В этом жанре (в прозе) писал ещJ в V в. до н. э. сицилиец Софрон. Герод, ориентируясь на избранную публику, сочинял свои мимы на ионическом диалекте, ставшем в его время уже архаическим, и использовал размер холиямба ("хромого ямба"), то есть ямбического стиха, где шестая стопа - трохей, введJнного в литературу ионическим лириком Гиппонактом (VI в. до н. э.).