Sine ira et studio.Обзор польской русистики за последние три года

Источник Опубликовано в журнале: «НЛО» 2009, №95

Отрывок из произведения:

В Польше пишут и говорят о России часто и много, и львиная доля этих высказываний приходится, разумеется, на политику, отличаясь, как правило, публицистической остротой и невысоким уровнем компетентности. Гораздо интереснее и полезнее то, что пишут специалисты — просто историки и историки идей, филологи, театро- и киноведы. Чем лучше ученый знает предмет своих изысканий, тем меньше восторгов или, наоборот, возмущения содержит в себе его работа. Специалист не задает вопросов типа: “А почему Россия такая-то, а не другая?” — или, что еще менее разумно: “Как она смеет быть такой-то?” Он изучает конкретные вещи — явления, закономерности, факты. Изучает sine ira

Другие книги автора Василий Георгиевич Щукин

Опубликовано в журнале: «Вестник Европы» 2002, № 4

Источник "Педагогика Искусства" N3 2009 год

Источник Опубликовано в журнале: «НЛО» 2004, № 69

Опубликовано в журнале: «НЛО» 2007, №87

Опубликовано журнал "Педагогика Искусства" N2 2009 год

 В лекционном цикле Щукина В.Г. Москва представлена как совокупность локусов, мифопоэтических литературных урочищ, порождающих миф и провоцирующих рождение литературных и художественных событий и ассоциативных рядов.

Источник ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА" N1 2009 год

Щукин Василий Георгиевич — ординарный профессор кафедры русской литературы Средневековья и Нового времени Института восточнославянской филологии Ягеллонского университета (г. Польша), доктор филологических наук. 

Опубликовано в журнале: «Вопросы литературы» 2006, № 3

Популярные книги в жанре Культурология

Источник: Община XXI век. № 9 (21) сентябрь 2002 года

«Это дурное предзнаменование!» — произнес А. С. Пушкин, когда его об­ручальное кольцо упало неожиданно на ковер.

Вера в приметы, интерес к обрядам, гаданиям были широко распростране­ны в среде дворянства пушкинской поры. Слова, предметы, поведение людей и животных — всё имело в глазах даже самого просвещенного человека первой по­ловины XIX века свой тайный смысл.

О том, во что верили, чего боялись, чего старались избегать, а чего страстно желали Александр Сергеевич Пушкин и его современники, читатель узнает из первых рук: из воспоминаний, писем, газетных и журнальных публикаций того времени, любовно собранных и тщательно, со вкусом организованных автором книги.

Умберто Эко (р. 1932), знаменитый ученый и писатель, с 1985 года ведет в миланском журнале «Эспрессо» еженедельную авторскую колонку — ее название подсказали спички «Минерва», которые у профессора Эко, человека курящего, всегда под рукой. Его статьи — отклик интеллектуала, наделенного ярко выраженным чувством ответственности, на большие и малые события в мире. В этой книге собраны тексты с 1991 по 1999 годы, которые, в частности, содержат размышления Эко о том, сколько стоит обрушить империю, почему стыдно не иметь врагов и что делать, если тебя обозвали грязным буржуем сталинской закваски.

* * *

Оригинал:

UMBERTO ECO

LA BUSTINA DI MINERVA

 Доклад на Конференции «Толерантность: объединяем уси­лия», Москва, Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова, 4-5 апреля 2002 r.

Эти заметки родились из размышлений над романом Леонида Леонова «Дорога на океан». Цель всего этого беглого обзора — продемонстрировать, что роман тридцатых годов приобретает глубину и становится интересным событием мысли, если рассматривать его в верной генеалогической перспективе. Роман Леонова «Дорога на Океан» в свете предпринятого исторического экскурса становится крайне интересной и оригинальной вехой в спорах о путях таксономизации человеческого присутствия средствами русского семиозиса. 

Данное интересное обсуждение развивается экстатически. Начав с проблемы кризиса славистики, дискуссия плавно спланировала на обсуждение академического дискурса в гуманитарном знании, затем перебросилась к сюжету о Судьбах России и окончилась темой почтения к предкам (этакий неожиданный китайский конец, видимо, — провидческое будущее русского вопроса). Кажется, что связанность замещена пафосом, особенно явным в репликах А. Иванова. Однако, в развитии обсуждения есть своя собственная экстатическая когерентность, которую интересно выявить

Эти записи попали в руки автора волей случая. Пачка разрозненных бумаг оказалась частью архива ученого поросенка, сиречь протоколами бесед с братьями и иными лицами. Наф-Наф попытался встать на чужую точку зрения, говоря от имени собеседников влезает в их шкуру. Местами замысел ему удался. Несмотря на огромную степень неопределенности, можно обнаружить в тексте своеобразный диалог.

Книга известного политолога и публициста Владимира Малинковича посвящена сложным проблемам развития культуры в Европе Нового времени. Речь идет, в первую очередь, о тех противоречивых тенденциях в истории европейских народов, которые вызваны сложностью поисков необходимого равновесия между процессами духовной и материальной жизни человека и общества. Главы книги посвящены проблемам гуманизма Ренессанса, культурному хаосу эпохи барокко, противоречиям того пути, который был предложен просветителями, творчеству Гоголя, европейскому декадансу, пессиместическим настроениям Антона Чехова, наконец, майскому, 1968 года, бунту французской молодежи против общества потребления. В конце книги автор поместил написанную четверть века назад статью о ностальгии русского режиссера Андрея Тарковского по уходящей в прошлое духовности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Опубликовано в журнале: Журнальный зал Вестник Европы, 2002 N7-8

Раса могущественных оллов уже давно господствует на Земле. Непокорные уничтожаются, пошедшим на сотрудничество с помощью магии продлевается жизнь. В отчаянной попытке повернуть ход истории гибнут последние адепты Ордена Сатанистов, но из небытия уже грянул Небесный Гром. И теперь все силы Империи брошены на ликвидацию роковой угрозы…

© FantLab.ru

Что, если бы великий поэт Джордж Гордон Байрон написал роман "Вечерняя земля"? Что, если бы рукопись попала к его дочери Аде (автору первой в истории компьютерной программы — для аналитической машины Бэббиджа) и та, прежде чем уничтожить рукопись по требованию опасающейся скандала матери, зашифровала бы текст, снабдив его комментариями, в расчете на грядущие поколения? Что, если бы послание Ады достигло адресата уже в наше время и над его расшифровкой бились бы создатель сайта "Женщины-ученые", ее подруга-математик и отец — знаменитый кинорежиссер, в прошлом филолог и специалист по Байрону, вынужденный в свое время покинуть США, так же как Байрон — Англию?

«Какое счастье – быть любимой, какое счастье так любить», – думала Джесс, не подозревая, что счастье – состояние хрупкое...