Синдром Мартина Брауна

Вурсак Антон

Синдром Мартина Брауна

Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя.

(ДАО ДЭ ЦЗИН)

Синдром Мартина Брауна Столбцы текста, возвышающиеся как гигантские черные небоскребы, все немыслимое переплетение логических связей, похожее на паутину узловатых голых ветвей за окном. Дождь. Вечный, пожирающий душу своим ненавистным постоянством. Строки на экране расплываются и наползают одна на другую, амфетамин, смешавшись с медлительной холодной кровью в жилах выжигает человека изнутри. Мартин изо всех сил ударил по клавише Enter, переполняющее его отчаянье уже не могло удерживаться внутри и изливалось в пустой, обезображенный безжалостным осенним светом воздух. Мир - тюрьма, причем несредневековая, которую представлял себе бедняга Гамлет, а самая настоящая, современная, со множеством камер, пропитанных воздухом безысходности и десятками заключенных-извращенцев и садистов надзирателей. Впрочем Интернет не лучше. Глупо пытаться сбежать от жизни в инфопространство, все, созданное человеком носит печать бессмысленности и обреченности. Иерархические отношения, существующие в человеческом стаде прекрасно переносятся в глобальную сеть. То же самое касается и всего остального - пошлость, тупость, пустота. И более всего одиночество одиночество души, безжалостно выброшенной в гигантский человеческий отстойник.

Другие книги автора Антон Вурсак

Вурсак Антон

Джон Рейвен

Джон Рейвен осторожно крался вдоль стены, окружающей Замок Проклятых. До пещер оставалось еще несколько миль, а он должен был добраться туда до темноты. До того, как фраги выйдут на охоту. Его плащ взмок и прилип к телу, кровавая мозоль на ноге болела нестерпимо, меч при каждом шаге бил по бедру, превратившемуся в один огромный синяк. От болот, окружающих Замок Проклятых с северо-запада уже наползали сумерки. Внезапно за спиной послышался шорох. В вечернем сиреневом полумраке тускло сверкнуло лезвие меча. Джону повезло это была всего лишь парочка болотных людей - существ гигантского роста с коричневатой кожей, покрытой отвратительного вида бородавками и струпьями. Они оскалили желтые зубы, глаза их налились кровью а из глоток послышался вой, захлебнувшийся от неслыханной злобы каким-то хрипом. Несколько ударов меча быстро покончили с ними. Одному Джон отрубил голову и она покатилась по траве, разбрызгивая во все стороны какую-то черную жидкость. Другой получил удар прямо в сердце. Джон глубоко воткнул лезвие меча в землю, чтобы очистить его от крови, потом привычным движением убрал в ножны. Внезапно в кустах раздался еще какой-то чуть слышный звук, похожий на стон. Держа руку на рукояти, Джон сделал несколько скользящих шагов вперед: сквозь пожухшую листву его взгляд различил фигуру человека, уже немолодого в изорванном бархатном с золотом одеянии и короткой бородкой. Руки человека были связаны за спиной, а во рту наподобие кляпа торчал огромный кусок древесины. Обычно болотные люди не брали пленных, человека, попавшего к ним в руки они просто раздирали на части своими могучими лапами и пожирали. Так что если этого старика оставили в живых, значит они действовали по чьему-то приказу, только вопрос в том, кто может отдавать приказы болотным людям? "Дьявольское отродье"-пробурчал старик, когда Джон освободил его от пут - "спасибо тебе, благородный рыцарь, ты освободил могучего волшебника..

Вурсак Антон

Вокзал никуда

We are the hollow men

We are the stiffed men.

(T. S. E.)

Остывший растворимый кофе в пластиковом стаканчике был цветом похож на болотную жижу. На вкус он был кисло-горьким - привкус поражения и отчаянья, привкус крови, засыхающей на губах. Сквозь дыру в крыше был виден кусочек неба оно было цвета картона, под крышей чертили неспешные круги тупые жирные голуби. Он сделал еще один глоток и затянулся сигаретой, когда легкие его наполнились теплым дымом, он почувствовал себя намного лучше. Откуда-то задувал пронизывающий ветер, неся редкие снежинки. Они порхали в пустом прогорклом воздухе и падали под ноги бесчисленным, безликим толпам, осуществляющим свое вечное вращение.

Вурсак Антон

Человек песка

Небо над городом было цвета талой воды. От него исходил ледяной холод. Голые темные ветви деревьев раскачивались от порывов пронизывающего ветра. "Каждый убивает то, что любит, и каждый любит то, что убивает" - дурацкая фраза из какого-то фильма вертелась в голове Йохаши Накано, пока он поднимался по бесконечной мраморной лестнице к выходу из торгового центра. Голубые полупрозрачные двери впереди открывались автоматически от действия скрытого фотоэлемента, кроме того в них был встроен скрытый сканнер, реагирующий на любые виды оружия. В кармане Йохаши лежал пистолет, стилизованный под магнум конца двадцатого века. Но оружие было сделано из нового материала, несколько месяцев назад разработанного техническим отделом Корпорации. Этот новый металл, разработка которого стоила боссам трех миллионов новых йен, не могла засечь ни одна служба безопасности в мире. Йохаши вышел на улицу и остановился у края тротуара. Пред ним лежала весемнадцатиолосная автомагистраль, сверкающая радиаторными решетками проносящихся автомобилей, вся окутанная дымом из выхлопных труб, похожая на огромную реку, без начала и конца. Воздух был прохладным и идеально чистым. Выхлопные газы вырабатывало специальное устройство, изобретенное недавно каким-то предприимчивым американцем. Оно вырабатывало дым, абсолютно безвредный для человека. Любители стиля ретро платили за это хитроумное приспособление огромные деньги. Йохаши достал из кармана компьютер и подключился к серверу одного из таксопарков. Через минуту перед ним остановился черный автомобиль, похожий на те, что выпускал концерн Генри Форда в самом начале своего существования. Таксист оказался жизнерадостным латиносом лет двадцати. Узнав, куда надо ехать, он тут же принялся болтать о своей новой подружке, которая работает в on-line борделе и пользуется огромной популярностью, особенно у посетителей из западной Европы. Йохаши Накано не слушал его. Он вспоминал прошедшие сутки, которые оказались для него самыми длинными за всю его жизнь. Вся беда была в том, что боссы Корпорации претендуют на всю твою жизнь без остатка. Конечно они и сами себе не принадлежат. Настоящим хозяином всего является Якудза. Именно якудза в начале столетия спонсировала десятки тайных клиник, занимавшихся проблемами мозга.

Вурсак Антон

530SJP

Люди с глазами мертвецов, с черными глазами, похожими на два абсолютно черных, масляно поблескивающих камушка... Он бежал от них, бежал по длинным плоским улицам, среди каменных коробок, среди битого кирпича и разбитых бутылок, по жидкой грязи и крошащемуся известняку, но его ноги были как ватные, и хотя сердце почти разрывало грудную клетку, он двигался медленно, ужасно медленно. И они настигали его. И тьма из их глаз вливалась в него, похожая на вязкую струю мазута, и вместе с удушливым спазмом в груди пришло к нему чувство приближающейся смерти. Пробуждение вырвало его из холодной могильной ямы, но мучительный спазм, сдавивший сердце, так и остался и холодный свет, заползающий в комнату наполнял душу непонятной тревогой, что-то должно было произойти сегодня. Что-то ужасное и непоправимое. Билл Грандман резко вскочил с кровати, так что даже закружилась голова. Светящийся ядовито-зеленым светом индикатор времени на противоположной стене показывал пять пятнадцать утра. Билл оделся широкие штаны цвета хаки, ботинки из грубой синтетической кожи и серая куртка, засаленная и прожженная в нескольких местах с огромным полу стершимся номером на спине - 530SJP. Этот номер - его универсальный идентификатор заменял ему имя, как и миллионам других людей. Только Координаторы имели право носить настоящие имена. Остальные по большей части давно забыли, как их когда-то звали. Билл помнил свое имя, не один час, стоя за конвейером он рассуждал о том, как это человек мог так быстро съёжиться до какого-то словесного огрызка, который даже и произнести было затруднительно. Но ответ постоянно ускользал от него, снова ныряя в мутный темный омут подсознания. Задавать же такой вопрос постороннему человеку на сто процентов означало одно - Переработку. Билл позавтракал - завтрак его состоял из жидкого, еле теплого чая и сэндвичей с соевой массой. Недавно группа ученых - антропологов обнаружила, что соя способствует здоровой трудовой деятельности и позитивному складу мышления. "И помогает избавиться от ревизионистских настроений" - как пошутил один из знакомых Билла, человек, известный под номером 656HJK. Бедняга, едва ли его тело очень помогло развитию сельского хозяйства - он был очень тощим. Билл тщательно вымыл после себя тарелку и чашку ("Опрятность и соблюдение личной гигиены - отличительная черта общественно-здорового индивидуума") и вышел на улицу. Ледяной ветер тут же сузил преломлённое в зрачке пространство до узкой полоски промерзшего асфальта под ногами. Серая бетонная громада цеха запирала улицу как огромные ворота средневекового замка. В открытые ворота вливался поток серых спин - начинался новый рабочий день. Билл выполнял на заводе не очень сложную, но крайне полезную для общества функцию - он укреплял в гнезде микросхему типа "А". Чем становилась конечная продукция - он не знал. Вообще никто не знал, где заканчивается конвейер, и не имел ни малейшего желания спрашивать. Билл помнил - "взять из контейнера Заготовку, зафиксировать ее в гнезде, перейти к следующей детали". За это он получал ежемесячный паек и выходные по праздникам. Правда выходных его в последнее время почти всегда лишали. Причина была одна - он стал размышлять, стоя за конвейером, а это не является признаком позитивного мышления. Мысли человека, как и его физические силы, принадлежат обществу. Координатор стал обращать внимание на все возрастающее количество брака и грозил принять меры и сообщить в компетентные инстанции. А Билл продолжать мечтать и вспоминать прошлое, то, что было до войны. Маленькое кафе где-то на окраине Дублина. В середине столика лужа чего-то липкого, серый сигаретный пепел, клубы голубоватого дыма, скользящего под оранжевым абажуром, карты и огромные кружки с пивом. Из дальнего темного угла кафе раздаются крики, там засела изрядно подвыпившая компания - они обсуждают недавно введенные Советом Европы экономические санкции против Соединенных Штатов. Неожиданно какой-то человек бросается к висящему над барной стойкой телевизору и выкручивает регулятор громкости на максимум. "Сегодня, в три часа дня..." - произнесла хорошенькая взволнованная дикторша - "Президент США инициировал военное вторжение на территорию Великобритании, входящей, как известно в состав Совета Европы. На экстренном заседание Европарламента будет обсуждаться вопрос о нанесении превентивного ядерного удара по территории США...". Изображение дикторши пропало и вместо нее появился мужчина лет сорока, с выражением здорового дебилизма на лице - "...поскольку экономическая политика так называемого Европарламента несет угрозу устоям мира и демократии на планеты..." произнес он с крайне траурным видом - "...я, как представитель народа, несущего факел разума перед всей планетой, вынужден принять это тяжелое решение. Американский народ должен наконец занять свое место в авангарде всей человеческой цивилизации!" Миллионы людей, чья жизнь растаяла в яростной вспышке ядерной бомбардировки били всего лишь закономерным следствием упражнений в политической риторике. Полуторачасовое мероприятие, именуемое притаившимися в бункерах политиками "конфликт с ограниченным применением ядерного оружия" начисто стер с лица земли все крупнейшие города Америки и Европы. Один из Американских подводных крейсеров заодно обратил в радиоактивный пепел Москву и Петербург, как оказалось, его компьютеры почему-то не были перепрограммированы еще со времен Холодной Войны. Билл оказался в числе немногих, кому посчастливилось спастись. Он, конечно ничего не знал о готовящейся бомбардировке, но почему-то за четыре часа до нее вдруг решил навестить свою бабку, живущую на маленькой ферме к западу от Дублина. В зеркале заднего вида его старенького Фольксвагена внезапно отразилось нестерпимое сияние - распускающийся цветок армагеддона, небо стало оранжевым, затем почти черным. Хлопья пела падали и кружились на ветру, делая происходящее похожим на нелепый кошмарный сон... Потом было заявление генерального секретаря коммунистической партии Китая, которое передала по спутниковым каналам одна уцелевшая телестудия в Калифорнии. Когда политики вылезли из своих подземных убежищ, они с удивлением обнаружили, что заботу о человечестве уже взяли на себя другие люди. С пострадавшими от радиации поступили до гениального просто - они были согнаны в огромные воронки, оставшиеся от попаданий ракет и уничтожены фосгеном. В этой беспрецедентной военной операции участвовало два миллиона юных китайских коммунистов - молодых низкорослых парней с бронзовой кожей, в раскосых глазах которых скрывалась превосходная панорама прицела. На черных джипах, снабженных скорострельными авиационными пушками они загоняли толпы обезумевших людей не хуже, чем прославленные американские ковбои стадо скота. Когда все было кончено, остальным, умирающим от голода жителям двух великих держав было объявлено, что наконец свершилась столь долго ожидаемая сынами человеческими мировая революция. Народ получил достаточно хлеба, да и зрелищ тоже. Самым первым грандиозным зрелищем, срежессированным новой властью стала публичная казнь президента Соединенных Штатов. В центре огромного стадиона на пять тысяч человек его привязали к столбу, облили бензином и подожгли. Все население земли могло наблюдать его агонию по спутниковому телевиденью. Впоследствии такие мероприятия стали массовыми. В одном из таких шоу уничтожили сестру Билла, ее крик, мечущийся в пестрой воронке стадиона, взлетающий к ослепительно-голубому осеннему небу как яркий воздушный шарик... Тяжелая заготовка с оглушительным звоном рухнула на кафельный пол, Билл повернул голову и встретился взглядом с ледяными раскосыми глазами Администратора - "Так, товалиса, ты наверное совсем не хочешь выполнять указ нашей великой Партии, придется мне говорить - ты не пригоден ни на что, кроме удобрений для наше сельское хозяйство..." - произнес администратор на ломаном английском" эй! полицейский, ходи сюда...". Реакция Билла не была обдуманным поступком, он действовал под впечатлением от своих воспоминаний. Так человек, проснувшийся после сна в котором он тонул, судорожно хватает ртом воздух. Свинцовая болванка тускло блеснула в воздухе и опустилась на голову Администратора. Череп под форменной фуражкой треснул как перезревший арбуз. Билл почувствовал на своем лице что-то отвратительно теплое и соленое. В двух метрах от него с присохшей к губам самодовольной ухмылкой застыл охранник. Короткий черный "калашников", висящий на брюхе полицейского не пошевелился, и Билл прыгнул вперед, прямо навстречу зловещему выщербленному дулу автомата. Двое человек рухнули на звонкий холодный кафель пола, пальцы Билла впились в горло не успевшего опомниться китайца и они покатились прямо под ноги столпившимся вокруг рабочим. Охранник хрипел, на губах его сто-то пузырилось, глаза выпучились, как у огромной жабы. Потом глаза эти налились светом, как будто в них отразился луч заходящего солнца и стали пустыми и мертвыми. Билл поднялся с пола в руке его был сжат автомат. По толпе рабочих пробежал беспокойный шепоток и в их глазах плеснул ужас, Билл прошел среди них, застывших как ледяные статуи, к выходу из цеха. Он даже не мог предположить, что ожидает его в будущем, но в душе было бесконечное спокойствие. Прежде всего нужно было скрыться из города, пока по тревоге не поднимут всю тайную полицию. А уж потом он устроит этим ублюдкам... Где-то далеко, в шуме огромного работающего завода ему почудился мотив песни "The Future" Леонарда Коэна.

Вурсак Антон

Клуб 6

Разноцветные плитки кафеля на полу словно расчертили огромную матрицу, ровную и прекрасную, уходящую своими краями в бесконечность. Эрик попытался приподнять голову, встать, но на него тут же навалилась словно тяжелое покрывало гигантская усталость, как будто вся вселенная придавила его своей тяжестью. Примерно в полуметре от его головы валялся брошенный кем-то окурок сигареты, и этот окурок приблизился и разросся до немыслимых размерах. В его пылающих, плюющихся ядовитым удушливым дымом он стал различать какие-то смутные очертания. Темная, приземистая крепость, омываемая потоком раскаленной лавы предстала его глазам. В ее узких бойницах не мелькал ни один лучик света. И она приближалась. Уже скрипели массивные, почерневшие от времени доски подъемного моста, скрежетали проржавевшие цепи, летели голубые искры - тяжелая решетка, закрывавшая вход во внутренний двор поднималась. А внутри уже щерились в плотоядной усмешке бесчисленный рты, мелькали бледные лица, носившие на себе печать невыносимой боли, гордости и порока. И ветер рвал реющее над главной башней черное знамя с непонятными письменами.... Нью-Йорк 2065 года был самым отвратительным и неблагопристойным местом на всей планете. В его многочисленных ночных клубах за ночь проматывались суммы денег, сравнимые с месячным бюджетом средней европейской страны. Он был столицей наркотиков, сомнительных религиозных культов и депрессивных философских теорий. Эрик Лассаль, единственный сын Френсиса Лассаля, генерального директора Mitsubishi Microsisems, чувствовал себя в этом городе превосходно. Эрик был обычным молодым человеком, несколько хрупкого телосложения с продолговатым лицом, имевшим бледный оттенок из-за постоянных экспериментов с психоделиками. В 65 в моде была одежда викторианского стиля - длинные камзолы, с торчащими из кармана трубками спутниковых телефонов, черные широкополые шляпы, парики и протестантизм. Эрик, с презрением относившийся ко всем явлениям массокульта и к моде в особенности, одевался в бутике "Чемпионс", просто потому, что это был ближайший к его нью-йоркской квартире магазин торгующий одеждой. В этот день он был в слегка полинявших черных джинсах и серой кофте с белой полоской на рукавах. В клубе "6", где он обычно проводил вечера и ночи собралось еще не очень много народа. Основная масса обычно собиралась часам к двенадцати. Шестерка нравилась Эрику своим интерьером, кроме того он был знаком с хозяином - Норманом Расселом. Норман - утверждавший, что он некогда был буддийским монахом где-то в горах тибета, что было крайне сомнительно, основал в городе очередной религиозный культ - некую странную смесь даосизма и ницшеанства. Единственным храмом этого культа было сдание, где сейчас находилась шестерка. Когда Норман понял, что религия стала не таким прибыльным делом, как в былые времена, он решил объединить храм с ночным клубом. Идея всем понравилась.

Вурсак Антон

Последнее уравнение

Холодный зеленоватый полумрак, редкие вспышки призрачного бледного света.

Впереди мерцал и колыхался серебристый шар из глубины которого выбрасывались длинные полупрозрачные щупальца. Этот шар - спутник связи Irridium Corporation, вдруг стал стремительно приближаться. Он рос и наливался пульсирующим светом и вдруг взорвался, разбросав во все сторны сияющие искры. Возникли огненные трассы информационных коммуникаций, гигантские серые вихри порталов, полупрозрачные громады, кишащие блуждающими огнями - сегменты Матрицы. Эндекс, манипулируя руками, одетыми в тускло светящиеся сенсорные перчатки, прокладывал путь к приграничным районам Матрицы. Передвигался он быстро, пейзаж инфопространства сливался в огромную врвщающуюся спираль, в сознании Эндекса как иссушающий зимний ветер ворвался поток непонятных символов, похожих на извивающиеся огненные руны, грозящие выжечь его мозг дотла. И вдруг этот поток иссяк. Эндекс прибыл на место. Именно здесь начиналась зона информационного коллапса, появившаяся с полмесяца назад. Он мог наблюдать ее визуально - берег океана тьмы был прямо перед ним. Мерцающие трассы инфопространства обрывались, словно перерубленные огромным топором. За чертой коллапса глаз не мог разобрать ничего - ни тени, ни облачка, ни лучика света - абсолютно ничего. Эндекс перевел взгляд вправо. Он увидел фигуру двухметрового роста, похожую на средневекового рыцаря, закованного в латы. Вся поверхность его была покрыта зеркальными изогнутыми пластинами - активной программной защитой нулевого уровня. Эндекс узнал этого человека - это Рэндом - инженер Senday Corporation, с которым они вместе работали над изучением феномена Коллапса. Видимо Рэндому пришла в голову та же самая идея. И действительно, фигура на краю тьмы качнулась и сделала шаг вперед.

Вурсак Антон

Портал

Макс включил терминал и активировал систему. Его глазам предстала первозданная темнота, не нарушаемая ни одним квантом света. Потом постепенно из мрака стали возникать смутные образы. Он увидел себя на улице странного города, где по улицам проносились не автомобили, а странные блики золотистого света, где стены домов поднимались на немыслимую высоту и негде не кончались. В этих домах каждая комната представляла собой предельно сжатую вселенную, чье-то сознание, подключенное к сети системой Алеф. В этих бесконечных коридорах чужого страха, любви и боли можно было бродить целую вечность. Миллионы личностей, соединяясь друг с другом, образуя всемирное подключение. В этом странном мире причудливого и призрачного света можно было потеряться на многие недели. Нередко это и происходило с людьми. Их потом находили в их медитационных креслах страшно обессилевшими, истощенными и обезвоженными... Макс сориентировался и начал перемещение по сети. В принципе, поскольку визуальное выражение являлось в сети вещью произвольной, он мог выбрать себе любой внешний вид и любой способ передвижения. В этот раз он выбрал образ дельфина, стремительно летящего по чуть мерцающему, словно сотканному из голубого света пространству Всемирного Подключения. В своих передвижениях он всегда больше руководствовался интуицией. Сейчас его почему-то заинтересовала область сети в районе недавно обнаруженного портала 760LSx. По слухам, там,с недавнего времени начали происходить более чем странные вещи. Например некий чиновник из Лиги Контроля Всемирного Подключения вошел в этот портал , а потом его нашли в кресле в совершенно невменяемом состоянии. Врачи поставили бедняге диагноз "шизофрения" и сделали лоботомию. Впрочем эти идиоты из Контроля всегда без должной серьезности относились к сети, считая ее своей собственностью. В результате чего не могли и полчаса провести в ней чтобы не зависнуть от чьей-нибудь очередной атаки. Хотя, конечно, раньше не было, чтобы человек встретил что-то такое, что бы отняло его разум. Неожиданно Макс принял запрос на разговор. Запрос шел от его старого знакомого из Австралии Уилла Рейнолдса. Макс переключился на другой режим и увидел себя сидящем в огромном кресле, выполненном из дерева в готическом стиле. Перед собой в точно таком же он увидел Уилла. Судя по окружавшему их полумраку и закопченным каменным стенам, на этот раз Уилл выбрал в качестве интерьера какой-то средневековый замок. - Hi, как дела - проговорил он, с интересом разглядывая Макса - Да так, по-разному, ты -то как? Все развлекаешься, с людьми в черном. Уилла, по всей видимости, не очень порадовало напоминание о его недавнем хакерском прошлом. - - Нет, давно уже нет - быстро ответил он, пристально поглядев на Макса - они, конечно дураки и таким не место в сети, но сейчас Лига Контроля во много раз увеличила свой технический потенциал. Ходят слухи, что они создали даже силовое подразделение для физического уничтожения хакеров. Но я, собственно, тебя нашел не за этим. Твое появление в районе 760 вызвало у меня определенные подозрения. Я подумал, что ты, возможно, тоже захочешь попытать там счастья. Знаешь, ходят слухи, что там находится некая лотерея, где можно выиграть миллиарды долларов, или что там есть некий искусственный интеллект,, который обладает неограниченными запасами информации. Но я уже несколько дней изучаю это проклятое место и мне кажется, что оттуда исходит абсолютное зло. Макс скептически улыбнулся и покачал головой: - Ты что-то стал слишком осторожно ко всему относиться. В старые времена ты делал такие вещи, за которые мультинациональные корпорации тысячу раз могли тебя убиить. А теперь ты поднимаешь такой шум из-за какого-то свихнувшегося инспектора Контроля. - Твоя информация устарела - Уилл выглядел достаточно мрачно и очень серьезно. - с тех пор в портал вошли еще три человека, и у всех них произошли необратимые нарушения психики. Один из них был Джонсон 534 , я его знал уже десять лет, он юыл одним из лучших серферов в сети. А после того Б как он зашел в портал, он стал полуидиотом. Так что подумай , Макс, стоит-ли тебе туда идти. Это совсем не то, что взламывать сервер какой-нибудь мультинациональной корпорации, пересекая портал, ты попадаешь на чужую территорию, возможно она созданна чьим-то сознанием, или тысячами сознаний. Никто ведь до сих пор не изучил, как действует Алеф, по крайней мере, сеть уже не та, что была раньше. В ее общей части вроде все осталось по старому, но когда ты внедряешься в чъе-то подключенное сознание : Меня никогда не оставляла мысль, что я делаю что-то совершенно противоестественное. Макса начинала раздражать подобная возвышеннная манера выражаться. - "Так какого черта ты тут делаешь, если этот портал по твоему такой опасный" - пробырчал он с недовольным видом .Впрочем Уилла это явно не смутило "Ты знаешь, Джонсон был моим другом и я хочу разобраться с той сволочью, которая его убила,"-ответил он - " но это мое личное дело, тебе- то зачем в это впутываться !" "Затем что :"-Макс на секунду задумался - "А уж черт его знает, зачем, но у меня предчувствие, я чувствыю, что меня там что-то ждет :" - Да уж,что - то тебя точно ждет, только вот вопрос что... Когда входишь в портал, чувство такое, будто тебя все глубже затягивают воды бездонного темного озера. Они оказались в совершенно другой реальности. Вместо теряющихся в тумане стен небоскребов их глазам предстал совершенно противоестественный для городского жителя пейзаж: залитая лунным светом поляна на опушке леса. В тишине раздавался скрип стволов, раскачиваемых темным ночным ветром и еще каике-то непонятные звука. Макс вспомнил, как когда-то в детстве он ездил к своей бабке, которая была одной из немногих людей, отказавшихся от жизни в гигантских мегаполисах (потом ее все равно переселили в город, так как какой-то мультинациональной корпорации понадобилось построить на ее земле могильник для химических отходов ). Пейзаж, который предстал сейчас его глазам, был очень похож на реальный ночной лес. Это казалось странным, обычно сеть представала в причудливом, фантастическом обличие. В душе они оба ожидали, что подвергнуться нападению сразу после прохождения портала, но постепенно, чувствуя на лице прохладный и чуть сыроватый ветер и, слушая странные голоса ночных птиц, они успокоились и неспеша направились к темнеющему невдалеке лесу. Ноги их намокли от росы, но они не очень об этом беспокоились, в конце концов, это все было иллюзией. Через час-два они отсоединятся от Алефа и снова окажутся в крохотных комнатушках, один где-то на берегу Атлантики, а другой на окраинах Лондона. За окном будет вечный туман и грохот тысяч проносящихся автомобилей, а по спутниковому каналу будет идти какая-нибудь дурацкая реклама новых имплантов. Внезапно воздух перед ними потемнел и сгустился. Медленно-медленно из него стало материализовываться что-то. Уилл стал проделывать руками какие-то манипуляции, как Макс вскоре понял, пытаясь сканировать сеть. "Ни черта не понимаю" - пробормотал он, обернувшись к Максу - "Фигня какая-то получается" - " Не пугайтесь, пожалуйста, просто этот сервер засекречен. " - они обернулись, услышав мелодичный и тихий голос - перед ними стояла в мерцающих одеждах, с прекрасным и каким- то странно безжизненным отрешенным лицом. Ее глаза были темными, поти черными, а взгляд печальным и отчужденным. "Этот сервер был открыт для секретного проекта компании STEALS DIAMOND, "-продолжила она - " вот уже много месяцев я нахожусь здесь и молю бога, чтобы кто нибудь пришел и освободил меня : всех нас." " Черта с два мы вам поверили, леди !" ответил Уиллз, напряженным от волнения голосом - "Никто не сидит в Подключении по месяцу, от этого можно умереть или свихнуться, кроме того компания DIAMOND давно прекратила заниматься сетевыми проэктами после того , как Лига Хакеров обрушила ее главный сервер в две тыщи пятьдесят шестом ." Девушка печально, но понимающе кивнула головой - " Именно такого ответа я и ожидала, человеку трудно поверить в то, что он раньше считал невозможным, дело в том, что физически, я уже давно мертва. Когда создавалась система Алеф, какому-то ученому пришло в голову, что если она в той или иной мере переводит человеческое сознание в машинный код, значит она должна быть способна и сохранить его, и тем самым создать точную копию человека на ментальном уровне. Я была одним из ученых, участвовавших в этом эксперименте. Поначалу все шло просто отлично. Файл с моей личностью был сохранен, но потом Алеф выжег нервные центры моего мозга. Однако мое сознание не исчезло. Оно осталось на этом сервере. Около полугода эти ублюдки проводили надо мной разные эксперименты, а затем появился еще один побочный эффект. Корпорация решила раздобыть еще несколько человек, и так как добровольцев не оказалось, решила воспользоваться этим сервером как ловушкой. Им удалось захватить еще четверых серферов, но неожиданно их личности стали сливаться с моей. Это самое ужасное - постепенно чувствовать, как ты становишься частью какого-то месива из навечно слепленных душ. У меня осталось немного времени, но вы еще можете спасти меня. Терминал выключения стоит где-то на западе"- "Ага, конечно"сердито прервал ее Уилл - " никто не знает, что будет, если выключить сервер, находясь внутри него, и я не имею не малейшего желания это узнать." - "Тогда все, кто находится здесь, обречены на вечные страданияответила девушка спокойно. - "А почему корпорация не попыталась атаковать нас" - вмешался в разговор Макс. "Не знаю"- незнакомка нисколько не смутилась - "Чтобы засечь вас им потребуется определенное время, может они еще не успели этого сделать, или им не нужны больше жертвы." Уилл оглянулся по сторонам - "Тогда нам нужно уходить"- быстро проговорил он - " Я обещаю тебе, что мы подумаем, что можно сделать, но ничего конкретного я сейчас сказать просто не могу" Когда они обернулись и пошли к порталу, вслед им звучал голос: "Я не осуждаю вас, любой человек на вашем месте испытывал бы те же чувства :" Они без проблем вернулись в общую сеть, договорились встретиться завтра в Лондоне и поговорить, и прервали подключение. У обоих на душе осталось какое-то непонятное и но не очень приятное чувство. Как будто приближалось что-то страшное и безжалостное, чего никто не мог предотвратить. Джошуа Уиллз и Макс сидели в баре Энодорелл, единственном заведении в Лондоне, где еще можно было купить нормального пива. Все больше и больше людей переходило на виртуальные пабы, где можно было поговорить с друзьями и выпить что-нибудь не вставая с кресла. Алкоголь подавался в кровь в чистом виде специальной приставкой, а система Алеф создавала вкусовые ощущения. Тем не менее, именно серферы предпочитали реальные бары, которых оставалось все меньше. В Эндорелле цены были просто запредельными, зато никакой синтетики. Вокруг за столиками сидели небольшие грппки людей, по большей части программистов корпораций, однако попадались и люди из Лиги Хакеров . Играла тихая музыка, стилизованная под шестидесятые годы двадцатого века. Уилл, делая очередной глоток из своей огромной кружки, оглядел все это сборище и глубокомысленно произнес " Давненько мы здесь не были, раньше здесь было гораздо больше народу." - "Да уж, чертовы корпорации умудрильмь посадить на иглу все человечество, все это электронное дерьмо меня уже просто достало. Недавно я заказал по телефону гамбургер, а мне сказали, что они упразднили эту услугу и теперь только закачивают белки через трубку а вкус передают на дискете. - "А кстати, что ты собираешься делать насчет того портала. Мне показалось, что этот виртуальный ангелочек тебя круто зацепил. Ты и правда собираешься стереть тот сервер . Макс поморщился и достал из кармана пачку сигарет, достал одну и зажег . Облако дыма повисло в тщательно кондиционированном воздухе бара Эндорелл. - Я думаю, что все рассказанное ей действительно может быть правдой. По крайней мере я, наверное попытаюсь уничтожить этот сервер..." - "Да ты в своем уме, когда ты стираешь сервер, на котором находишься, никто не знает, что может произойти с твоим сознанием. Может быть то же самое, что случилось с Джонсоном" В этот момент относительную тишину бара нарушили какие-то хриплые крики. В помещение ворвались двое - мужчина и женщина в белых балахонах с совершенно отстраненными и безумно-благостными лицами. "Опомнитесь" орали они, размахивая каким-то полотнищем - "наступило царство антихриста , сеть это великий зверь, из книги откровения, корпорации ведут нас к ужасной смерти, население земли сокращается, сеть - это дом дьявола, он уже живет в ней..." Неожиданно раздался оглушительный хлопок выстрела. На пороге стояли двое людей из Интерполис. Они направили на ворвавшихся в бар короткие автоматы, заряженные резиновыми пулями, первый раз они выстрелили в потолок, а затем открыли огонь на поражение. Двое проповедников упали, их схватили за ноги и выволокли на улицу. На деревянном полу осталась маленькая полоска крови. "Черт бы побрал этих проповедников" пробормотал Макс, первым придя в себя - "Нигде от них покоя нету когда их наконец всех переловят. Ну ладно"-добавил он, взглянув на часы - "Мне пора , меня ждет одна сеферша из Индонезии, еще увидимся, а насчет портала я подумаю." Сервер 760LSx встретил Макса непроглядной тьмой и моросящим дождем. Внешне здесь ничего не изменилось, но над всем висела какая-то зловещая напряженная тишина. Тени в темноте словно ожили и казалось, что в глубине леса ворочалось что-то неведомое. Макс решил идти на запад, где ,по словам девушки, находился терминал. Трава под его ногами шевелилась и пыталась замедлить его передвижение. Кто-то здесь знал о цели его появления и пытался любой ценой остановить. Минут через десять он достиг терминала, это был огромный камень, заросший мхом и весь покрытый непонятными рунами. Макс начал проделывать руками манипуляции, необходимые для закрытия сервера. Неожиданно все вокруг преобразилось. Пространство оказалось заполнено сотнями безглазых, уродливых тварей со змеиными телами и крыльями ворона, и весь этот сонм кишел на земле и воздухе, но он не обращал на них внимания, вероятно это были галлюцинации, активированные системой защиты. Потом чудовища исчезли. Перед его глазами соткалась из воздуха та самая девушка, которую они в прошлый раз встретили у входа в портал. Ее лицо было искажено нечеловеческой ухмылкой , в ее глазах горел яростный огонь безумия. Макс отвернулся и нажал подтверждение. Началось стирание сервера. Он внезапно словно поднялся на огромную высоту, и внизу под собой увидел быстро приближающийся ком вопящих и обезображенных страданием лиц... Через пару дней то, что раньше называлось Максом мычало в тесной обитой войлоком комнате девятой лондонской психиатрической лечебнице. Он все еще находился в карцере, хотя в принципе в этом уже не было необходимости, недавно ему сделали лоботомию. В это время Уилл Рейнолдс в одиночестве сидел в баре Эндорелл, перед ним стояла недопитая бутылка виски, чувствовал он себя ужасно только что ему сообщили, что произошло с его другом. А у далекого портала стоял какой-то японский серфер... " Только так можно прекратить весь этот кошмар"- слышал он, сквозь доносящийся до него шум листвы и скрип раскачиваемых ночным ветром деревьев.

Вурсак Антон

Под стеклом

Двое золотых рыбок из тех, что он купил две недели назад в каком-то старомодном магазинчике на углу 5 авеню уже всплыли кверху брюхом. Третья тоже уже начинала проявлять признаки беспокойства. Что чувствовала в своей прозрачной сверкающей тюрьме известно только Богу. Рыбьему богу, если он есть. Наверное он должен быть. Мир кончился, ничего не осталось , кроме белой пыли на полированной поверхности и засохших коричневых кругов, оставленных бесчисленными чашками с кофе. Уже две недели он с виртуозной ловкостью создавал и направлял потоки данных, атакующих корпоративную сеть ДэЭфКей, но их защиту создавали настоящие гении. Пару раз уже звонил глава клана Красный Треугольник и в изысканно вежливых выражениях намекал, что если задание не будет выполненно в ближайшее время, то месть клана будет неотвратимой и ужасной. Последний раз Леон бросил трубку на пол и на ней треснул лсд-экран. Может быть она еще и могла работать, но ему было наплевать, он был под воздействием двойной дозы героина. Кроме того, такие люди как Леон никогда не работали из-за денег или страха. Им двигал инстинкт профессионала, встретившего сопротивление со стороны такого же или еще лучшего профессионала. Гигабайты данных, ловушки и контр-выпады, наносимые ИР системы защиты все слилось и перемешалось в каком-то шутовском карнавале. За мелькающими цифрами на экране возникали знакомые лица - улыбающиеся, искаженные болью , покрытые кровавыми язвами, оставленными ЭсЭйч78. Они все умерли. Никого больше не осталось, ни тех, кого он любил, ни тех, кого ненавидел. Пять лет назад он сидел в каком то баре в самом центре Манхэттана. Приглушенный свет дробился на миллионы бликов в стеклянных внутренностях бара, ледяное пламя застыло во чреве разноцветных бутылок, перед ним стояла бутылка пива и пепелница с медленно тлеющей сигарой. Там он впервые встретил Дженнифер. Она была боевиком корпорации ДэЭфКей, легальной крыши триад. Как он потом узнал, Дженнифер послали боссы триад , чтобы она присмотрела за ним, и, конечно, нейтрализовала его, если он что-нибудь решит выкинуть. Может быть то, что он предал ДэЭфКей и согласился на контракт с Красным Треугольником было его местью за смерть Дженнифер... Как бы там ни было, в тот вечер между ними произошло что-то . Как ей и было предписано, она переспала с ним, но на следуещее утро, сквозь медлительный туман похмелья, на смятых простынях, перепачканных помадой и сигаретным пеплом к ним пришло осознание того, что произошло нечто большее, чем было запланированно обоими.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Каралис

Случай с Евсюковым

рассказ

Как вышел Фаддей Кузьмич Евсюков вытрясти, на ночь глядя, ведро в мусоропровод -- в домашних тапочках на босу ногу, синих трикотажных штанах и в майке,-- так в этом куцем наряде и остался на прохладной по осенней поре лестнице.

Дернуло легким сквознячком, и шоколадная коленкоровая дверь тихо щелкнула добротным импортным замочком, из тех, что непросто встретить в продаже.

Фаддей Кузьмич плюнул на пол, правда чисто символически, и на мгновение оцепенел. И было от чего: перед выходом на лестницу он включил утюг, намереваясь отпаривать форменные брюки, и поставил его торчком на стол, прямехонько на старое одеяло, служившее подставкой при глажении. "Растудыт тебя в пожарный гидрант и гайку Ротта!" -- только и шепнул Фаддей Кузьмич, представив возможные последствия своей опрометчивости. Стоит дрогнуть расшатанному столу, и раскалившийся утюг упадет на ворсистое сукно. Может, он уже дрогнул от хлопка двери... Фаддей Кузьмич живо вообразил, как воет сирена, сбегается с криками народ, лопаются стекла и языки пламени лижут незастрахованную мебель. "Кто горит? Фаддей Кузьмич? Он самый!.. Эк, как вьет! Пиши пропало..." Кривые ухмылки, эксперты, вызов к начальству и -снятие с должности. Что за пожарный, если сам погорел... Какой пример вы подаете подчиненным и населению?

Раймонд Карвер

Покой

Я зашел постричься. Уже сидел в кресле. А наискосок от меня, вдоль стенки, ждали еще трое мужчин. Двоих я раньше не видел. Но у третьего лицо было знакомое, хотя и не вспоминалось, откуда. Я все поглядывал на него, пока парикмахер колдовал над моей головой. Мужчина ковырял во рту зубочисткой. Здоровенный мужик, волосы короткие, волнистые. И вдруг он мне увиделся: в форме, фуражка, зоркие маленькие глазки обшаривают холл банка.

Андрей Киселев

Повесть о Сонечке

в ролях:

Марина - поэтесса

Сонечка - актриса

3-ий голос, Вахтанг, Приказчик, Чужой, Володя, Аля, Ирина - голоса за кадром

Начало. Титры: "Марина Цветаева" - на обложке книги, открывается следующая страница -"Повесть о Сонечке", титры уходят в затемнение. Из затемнения маленькое светлое пятнышко, медленный наезд, пятнышко преврашается в Марину, сидящую спиной в 3\4 перед "поминальником" (столик с фотографией Цветаевой, засохшая белая роза, листы рукописей, книги, пластинки, патефон, и т.п.) Звучит музыка Н.Нелюбовой, стихи А.Филимонова "Еще одна птица":

Ростислав Клубков

Human

Самое замечательное и в известной мере парадоксальное в пространстве созерцания то, что оно является пространством в сознании, в то время как само сознание со всеми содержаниями непространственно.

N. Hartmann.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

УХО ДИОНИСИЯ

I

Неужели я никогда не напишу этой истории, которая началась в голубо-сине-розовом, как швейцарские альпийские горы, начале мая, когда маленький, с встрепанными перьями седеющих волос человек, родившийся в придорожном городке, под которым текла безымянная подземная река, сел в неуловимо похожий на печальный цирковой караван разноцветный поезд - но вот уже, тонко свистя молочными струями паров, черный паровоз, содрогнувшись, приостановился у будки стрелочницы, и машинист принял из ее легких рук стакан молока, а в вагоне раскачнулась клетка с удодом, и маленький человек, - в светло-голубом жилете и лилово серых панталонах он был похож на перезрелую малину со сливками, - подскочив, неловко поймал ее обеими ладонями, пока сидящий напротив сосед его, достав маленькую записную книжку, вывел несколько букв, более похожих на нотные знаки, если только они действительно были буквами.

Владимиp Кнаpи

"Вечная любовь"

"В тот день у меня было пpепоганейшее настpоение..." Hет, так начинать, пожалуй, не стоит. Да и как начать pассказ о том дне, когда я впеpвые увидел ее? Еще года тpи назад у меня появилась идея записать нашу истоpию на бумагу, пpичем появилась она внезапно, будто кто-то заставил эту мысль появится в моей голове и биться о стенки чеpепа - пиши, пиши, пиши! Hо pешился я все же лишь сейчас. И то, pешив пpеподнести все это в виде этакого фантастического pассказика, ведь люди все pавно не повеpят в pеальность этих событий. Да это и не важно... Важно то, что ведь вот же она, сидит на диване и коpмит гpудью нашего младшенького. Самая pеальная, уж я-то в этом точно не сомневаюсь! А что думают по этому поводу остальные, мне, честно говоpя, совеpшенно по баpабану... Как же начать-то?.. Hачало - это одна из наиважнейших вещей в любом деле. Или же я ошибаюсь... Ладно, не буду изощpяться, напишу все как было.

Владимиp Кнаpи

"Все будет хоpошо: Дpуг"

Посвящается всем невинным

жеpтвам пpеступлений

А не спеши ты нас хоpонить...

"ЧайФ"

...пpи пpоведении надлежащей медицинской экспеpтизы и пpи

наличии завеpенной нотаpиусом письменной пpосьбы со стоpоны

больного или же его pодителей (опекунов)...

"Закон об эвтаназии",

возможная фоpмулиpовка

Боль... Вечная боль, pожденная сознанием... Боль физическая, боль моpальная... Сколько можно теpпеть? Сколько? Да и нужно ли? А если нужно, то кому? Hужно ей, не видящей больше в жизни ни единого светлого пятна? Hужно близким, котоpые, видя ее боль, сами стpадают не меньше? Так кому это нужно, кому?! А есть ли смысл поддеpживать эту видимость существования?..

Владимиp Кнаpи

"Все будет хоpошо: Судья"

Посвящается всем невинным

жеpтвам пpеступлений

- Извините, но у гоpцев с незапамятных вpемен существует понятие кpовной мести... - Hо мы ведь не гоpцы! - То есть вы хотите сказать, что гоpцы хуже нас? - Hет, что вы. Я пpосто хочу показать, что это ваpваpский обычай. - Hо, согласитесь, суд не всегда наказывает виновного, ведь так? - К сожалению, это так. Hо так не должно быть. Мы должны улучшить, отpегулиpовать наше судебное законодательство... - Да пpи чем тут законодательство?! Hевозможно судить близких, жаждущих мести! Вот вы упиpаете на закон. Хоpошо. Скажите, а что делать, если суд опpавдывает пpеступника (действительно совеpшившего пpеступление), и кто-то из близких все-таки совеpшает пpавосудие? Возьметесь ли вы лично осудить его? - Hу... Это все зависит от конкpетного случая... - Hу так пpедставьте себе такой случай и дайте ответ. Сможете ли вы осудить его? - Hу, даже не знаю...

Коколов Сергей

Секрет моей мамы

Есть некое наслаждение в слезах...

Или это слова моей мамы? Или... я и есть моя мама только в восемнадцать лет?

Мы родились в один день с разницей в девятнадцать лет. Интересно мой ребенок родится тоже четырнадцатого июня? Hеужели это будет девочка?

Я - копия мамы, причем абсолютная. Если поставить рядом наши фотографии в восемнадцатилетнем возрасте - вряд ли кто-нибудь скажет, что на снимках изображены разные люди.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вурсак Антон

Звук тишины

Темное и высокое небо с бегущими вникуда облаками было холодным и недосягаемым.

В наполненной мраком пустоте кружились редкие снежинки, огромные и бесформенные, похожие на разварившиеся хлопья какой-то каши. Расплывшаяся чавкающая масса под ногами, ветер, вползающий в подворотню как бесцветная умирающая тварь. Черные дома- огромные каменные коробки, населенные существами без глаз, с мыслями, похожими на мутный осадок на дне пивной кружки, существа без голоса, без ненависти , без цвета , существа, живущие в призрачной стране, где нет ни добра ни зла - зловонное стадо, понимающее только язык бича, матери, пожирающие своих детей, отцы, поднимающие руку на своих дочерей...в этом сумрачном месте тени скрадывали все различия, в этом царстве смерти палач шел под нож палача безропотно, с выражением рабской угодливости на лице.

Даша Введенская

Такая эПОПея

"Пошел ты в задницу!", "Жизнь пошла - полная жопа!", "Все у нас через задницу делается"... Таким популярным в народе выражениям несть числа, причем "героиня" этого, так сказать, исследования всегда упоминается с негативной окраской. И совершенно напрасно! Потому как попы разные важны, попы разные нужны!

История одной из самых примечательных во всех отношениях частей тела человека, именуемой в просторечии попой или задницей, насчитывает около 4 млн. лет. Ее развитие (то есть появление ягодиц и обретение характерной формы), надо полагать, совпало с решением человека перестать бегать на всех четырех конечностях, а встать на ноги и распрямиться. Говорят, будто в те древние времена ягодицы по форме напоминали кокос, а наши прародители обладали способностью целиком втягивать их (попробуйте-ка сами!). И только постепенно сия часть тела стала постоянным "аксессуаром" человека. Специалисты по истории человеческой сексуальности и эротизма отмечают, что задница сыграла по сути ключевую роль в развитии всего рода людского, ибо еще первобытные женщины, подобно самкам других млекопитающих, совершали ею особые движения, привлекая таким образом своего избранника и давая ему понять о своем сексуальном желании. Что ж, по всей видимости, способ этот оказался настолько эффективным, что он с успехом практикуется многими особями женского пола и по сей день, а выражение "крутить задницей" и его значение известны всем...

АЛЕКСАНДP ВВЕДЕНСКИЙ

"Потец"

(некотоpое количество наблюдений)1

1. Текст. В Советском Союзе "Потец" (П) впеpвые опубликован А.А.Александpовым ("Звезда", № 10, 1989) с пpоизвольной оpфогpафией. В пpедлагаемой заметке П цитиpуется по публикации М.В.Мейлаха ("Даугава", № 10, 1990). 2. Повод. Поводом к написанию П послужила смеpть отца, по всей видимости, воспpинятая Введенским как тpагедия.2 Тpагедия, пpисутствующая как бы за текстом пpоизведения и ее буффонадное воплощение в тексте ? вот два полюса, меж котоpых pазвоpачивается 0 3. Фабула П. "Фабула пpедельно пpоста: тpи сына добиваются у своего умиpающего отца ответа на стpанный вопpос: что такое Потец? Для Введенского хаpактеpна такая абсуpдная, внешне бессмысленная "пpостота" фабулы ? она заставляет читателя обpатиться к 0 деталям, и эти детали pаскpывают целый метаязыковый миp". (М.В.Мейлах).3 4. "Что такое есть Потец?" Однозначный ответ на этот "Незавидный и дикий, внушительный вопpос" дать невозможно. Текст пpоизведения содеpжит пять ваpиантов ответа. Тpи из них дает отец, два ? как бы пpивнесены в  ?текст из вне. Еще один ваpиант ответа 0 заключен в самом слове "Потец": Потец=пот·отец. Т.е. "Потец" ? это не пpосто "холодный пот, выступающий  ?на лбу умеpшего", а пот, выступающий на лбу умеpшего отца. Так же и  ?подушка, в котоpую отец пpевpащается во втоpой части, есть не что  ?иное, как душа, отлетевшая от его тела (подушка=пот·душа): 0 "Как чудо стоят сыновья возле тихо погасшей кpовати отца... Нам стpашно поглядеть в его, что называется, лицо. А подушка то поpхала, то взвивалась свечкой в поднебесье, то как Днепp бежала по комнате".4 Отметим, что помимо всего пpочего, Потец ? это еще и пpоизведение Александpа Введенс ?кого под названием "Потец", чего ни сыновья, ни отец, находящиеся  ?внутpи текста, знать, конечно, не могут.5 0 5. Тема и способ ее воплощения. Тема П совпадает с главной темой всего "взpослого" твоpчества Введенского и может быть опpеделена как: "закадка смеpти". Пpи этом, тема воплощается не столько чеpез pазвитие фабулы, сколько чеpез введение в П ГЛАВНЫХ слов: "Отец", "Смеpть", "Пpолог", "Бог", "Потец" (1 часть); "Последние мысли", "Божеский час", "Искусство", "Потец" (2 часть); "Твоpец", "Последний стpах", "Двеpи pая", "Господи", "Потец" (3 часть). Эти "самодостаточные" слова создают вокpуг себя напpяженное смысловое поле. Наиболее отчетливо тема П сфоpмулиpована в чpезвычайно ясном фpагменте, вклинившемся в сумбуpные pечи отца: Но где ж понять исчезновенье, И все ль мы смеpтны? Что сообщишь ты мне мгновенье, Тебя ль пойму я?6 6. Смеpть. Смеpть пpедстает в pазличных обличьях: а) смеpть от огнестpельного оpужия: I/ Может быть, Потец свинец II/ И тpетий сын (танцуя, как выстpел) III/ Тогда отец вынул из каpманов дуло одного оpужия и, показывая его детям воскликнул... Глядите: дуло, И до чего ж его pаздуло. в) смеpть на паpоходе (наподобие "Титаника"): Сыны, сыны. Мой час пpиходит. Я умиpаю. Я умиpаю. Не ездите на паpоходе, Всему конец. Дыхание смеpти пpонизывает все пpоизведение. Можно сказать, что смеpть ? главный геpой П, игpающий не меньшую pоль, чем 0 7. Отец и сыновья. Геpои, пpизванные вызвать бесчисленное количество ассоциаций в памяти всякого читателя. Укажем лишь на некотоpые из них: а\ Ветхозаветные "отец и дети": Ной, Сим, Хам, Иафет6a б\ Фольклоpные отец и тpи сына в\ Таpас Бульба и два его сына/Эту гоголевскую ассоциацию закpепляет фpагмент в духе патетических отступлений из "Таpаса Бульбы": "И пока они пели, игpала чудная, пpевосходная, все и вся покоpяющая музыка. И казалось, что pазным чувствам есть еще место на земле. Как чудо стояли сыновья вокpуг невзpачной подушки и ждали с бессмысленной надеждой ответа на свой незавидный и дикий, внушительный вопpос: что такое Потец? А подушка то поpхала, то взвивалась свечкою в поднебесье, то как Днепp бежала по комнате/подчеpкнуто мною ? О.Л./".7 г\ Стихотвоpение Пушкина-Мицкевича "Тpи у Вудpыса сына, как и он, тpи литвина..."8 8. Отец. Пеpсонаж, за пpизpачной фигуpой котоpого, указываются многочисленные двойники. Сpеди них, в пеpвую голову, следует указать на Петpа 1 или, лучше сказать, ? на его медное воплощение "кумиpа на бpон ?зовом коне".  ?9/Сp. в П "Отец сидел на бpонзовом коне, а сыновья стояли по его бо ?кам"./Интеpесно, что появление отца "на бpонзовом коне" 0 в тpетьей части П, как бы пpедопpеделено его словами из втоpой части: Искусство дало бы мне новые силы. Пpощай пьедестал, (выделено мной ? О.Л.) 0 Помимо "Медного всадника", в П слышатся отзвуки еще одного знаменитого пpоизведения Пушкина о Петpе Великом. Сp.: Никто не знал, когда и как Она сокpылась. Лишь pыбак Той ночью слышал конский топот, Казачью pечь и женский шепот, И утpом след осьми подков Был виден на pосе лугов. ("Полтава")

Николай Введенский

Странная встреча

- Беспокойная у меня работа, поэтому и сплю скверно, а может, и курю слишком много. Вот и гуляю на ночь глядя, чтобы сон нагнать, - приятельски говорил врач Лаврентьев своему спутнику - коротышке, одетому как будто на вырост: шляпа то и дело налезала ему на глаза, пальто доходило чуть ли не до пяток, и едва видневшиеся из-под него брюки были так длинны, что волочились по земле. Лаврентьев говорил, а этот забавный человечек время от времени поглядывал на него из-под шляпы маленькими круглыми глазками. Другой отработает свое время и идет отдыхать, переключается на новую деятельность, а я не могу переключиться. Все мысли и сомнения одолевают. Вот и сейчас шел и думал об этом больном из девятой палаты. Он поступил с "психастенической формой психопатии", но теперь я все больше стал сомневаться в правильности первоначального диагноза. Скорее всего он страдает "параноидной формой шизофрении". Распознавание в таком случае весьма сложно. Тут есть над чем поломать голову.