Синдром Коперника

Синдром Коперника
Автор:
Перевод: А. Ратай
Жанр: Триллер
Год: 2008
ISBN: 978-5-389-00233-3

Виго Равель долгие годы живет в твердом убеждении, что он болен шизофренией. Утратив всякую надежду на счастье, внутренне сломленный, он покорно, горстями, глотает лекарства, которыми его пичкают психиатры. Но медицина бессильна: он продолжает слышать таинственные голоса. И наступает день, когда эти голоса спасают его от верной гибели, заставив бежать из здания, нашпигованного бомбами. Одновременно на него начинают охоту какие-то подозрительные личности в сером… Виго вынужден по-новому взглянуть на себя: может, он никакой не шизофреник, а настоящий телепат и слышит мысли других людей? Однако то, что он слышит, слишком невероятно, чтобы быть правдой. Не решаясь поверить самому себе, он пускается в опасное расследование. Впрочем, кому же и спасать человечество, как не отверженному безумцу?

Отрывок из произведения:

Взрыв был такой силы, что его услышали не только в соседних районах, но и по всему западу столицы.

На первый взгляд, стояло самое обычное утро. Летнее утро. Под бетонной эспланадой в западной части Парижа вдруг забурлила жизнь.

Восьмого августа ровно в 7.58 поезд скоростного парижского метро прибыл на залитую белесым светом большую станцию под площадью Дефанс.

Колеса с пронзительным скрежетом медленно замерли на рельсах. На мгновение все стихло, застыло, затем металлические двери, лязгнув, отворились. Сотни мужчин и женщин в тусклой одежде конторских служащих хлынули на платформу и, расталкивая друг друга, устремились к разным выходам, чтобы добраться до одного из трех тысяч шестисот учреждений, расположенных в высоких стеклянных башнях огромного делового центра. Длинные людские цепочки облепили эскалаторы, подобно стройным колоннам рабочих муравьев, покорно бредущих на повседневную работу.

Другие книги автора Анри Лёвенбрюк

Аналитик Ари Маккензи узнает о зверском убийстве старого друга своего отца. Что за тайну не успел сообщить ему Поль Казо? Один за другим умирают хранители древнего знания. Кто стоит за этими преступлениями — серийный маньяк или изуверская секта? Герою придется найти ключ к разгадке старинного секрета, заключенного в утраченных страницах из средневекового манускрипта. Но враг ускользает от него, а время не терпит. Ведь ставка в этой игре — жизнь Лолы, возлюбленной Ари.

Прожив полжизни в Америке, француз Дамьен Лувель возвращается на родину, узнав о внезапной смерти своего отца. Здесь он обнаруживает, что Лувель-старший посвятил долгие годы исследованиям загадочной реликвии — Йорденского камня — чья двухтысячелетняя история связала воедино судьбы первых христиан, тамплиеров, франкмасонов, Леонардо да Винчи и Наполеона. Вскоре выясняется, что именно эти исследования стоили историку жизни, но Дамьен все же решается продолжить их.

Христианам на Гаэлии по-прежнему противостоят друиды, но теперь их союзником становится древнее племя изгнанников-туатаннов, вышедшее из недр земли. А маленькая нищенка Алея, превратившаяся в прекрасную девушку и облеченная могуществом волшебника Самильданаха, бесстрашно вступает в борьбу с отвратительными герилимами, стремящимися уничтожить добро и свет. В этой борьбе ей на помощь неожиданно приходят волки…

Действие романа «Гаэльская волчица» — первой книги трилогии «Знак Мойры» современного французского мастера фэнтези Анри Левенбрюка происходит в древние времена на острове Гаэлия, где друиды противостоят христианам, где страшные силы тьмы стремятся установить свое господство, а под землей обитает племя изгнанников-туатаннов. Маленькая нищенка Алеа, ведомая Судьбой-Мойрой, отправляется в опасное путешествие; на ее пальце таинственное кольцо Самильданаха, а на плечах — участь всего мира.

Серия таинственных происшествий, среди которых — исчезновение ученых и странные убийства, совершенные при помощи нейролептика, заставляет Ари Маккензи на свой страх и риск возобновить расследование, преждевременно закрытое по приказу сверху. На этот раз он идет по следу таинственного Вэлдона, мистика и оккультиста. В его логове в доме знаменитого средневекового алхимика Николя Фламеля Ари встречает молодую актрису Мари Линч, дочь пропавшего геолога Чарльза Линча…

Завершается трилогия Анри Лёвенбрюка «Знак Мойры». На острове Гаэлия идет война, гибнут правители, друиды теряют власть и силу. Все говорит о том, что страну ожидают совсем новые времена. Яснее всех это понимает Алеа — девушка, обладающая необыкновенным могуществом и чувствующая неразрывную связь с Землей. Ее боятся и любят, люди готовы идти за ней к новой Гаэлии.

Но прежде чем девушке удастся изменить мир, должны сбыться великие пророчества, а ей самой предстоит бой с жестоким друидом-отступником Маольмордхой. Кроме того, Алеа постигает тайну собственного происхождения — и тайну любви.

Популярные книги в жанре Триллер

Жена Рона Гэлловея в последний раз видела мужа в субботу вечером в середине апреля.

"Мне показалось, что он в хорошем настроении, – сказала впоследствии Эстер Гэлловей. – У него даже был такой вид, будто он что-то задумал, что-то собирается осуществить. Думаю, предстоящий выезд на рыбалку был тут ни при чем. Никогда он не получал истинного удовольствия от рыбной ловли, потому что панически боится воды".

Это утверждение вполне соответствовало истине, хотя сам Гэлловей едва ли согласился бы с ним. Он отчаянно старался выглядеть в глазах окружающих мужчиной спортивного типа. Летом рыбачил, играл в гольф или крикет, зимой обретался в клубе "Гранит", носил короткую стрижку и разъезжал в своем "кадиллаке" всегда с опущенным откидным верхом, даже в такую погоду, когда ему приходилось включать "печку" на полную мощность, чтобы не замерзнуть насмерть. Хотя ему уже было под сорок и он старательно занимался спортом, у него можно было заметить какой-то недостаток в координации движений, а его круглое лицо хранило следы юношеской прыщавости и выражение неуверенности в себе, точно у подростка.

Когда на глазах Криса и Тони их отец в наказание за непокорность и неподчинение мафии был раздавлен катком, братья поклялись никогда не забывать об этом и о том, кто стоит за его смертью. Но благородная цель — отомстить за отца вдруг вынуждает их оказаться перед выбором, когда на каждой чаше весов — жизнь брата.

Месть — это то блюдо, которое лучше есть холодным.

15 августа 1812 года. ВОЙНА С НАПОЛЕОНОМ.

Н-ская губерния, деревня Лозовка, усадьба помещиков Коробковых.

Середина дня

Благодаря окну, разбитому кем-то из одуревших ввиду шаткости привычной власти мужиков, по комнате разгуливал шустрый ветерок, притащивший с собой несколько рано пожелтевших листьев, содранных с деревьев помещичьего сада. Об обломок стекла с тупым упорством билась жирная муха, по скудоумию не догадывающаяся вылететь в зияющую рядом с ней дыру. Графиня Амалия Львовна Коробкова, сухопарая сорокалетняя дама в темном дорожном платье, неестественно прямо застыла в высоком деревянном кресле, судорожно прижимая к плоской груди сцепленные в замок худые пальцы. Взгляд графини – неподвижный, отсутствующий, устремленный в какие-то недоступные остальным смертным дали – до ужаса пугал молоденькую кузину Лизу, девушку нервную и впечатлительную. Пугал гораздо больше, чем неумолимо приближающиеся наполеоновские войска, чем поголовно пьяные, неуправляемые, вконец распустившиеся мужики. Лиза морщила хорошенький вздернутый носик, поминутно вытирала глаза и дожидалась лишь повода разреветься по-настоящему, например известия, что в имение уже вломилась французская солдатня или что лозовские крестьяне, недавно наотрез отказавшиеся грузить на подводы графские пожитки, окончательно взбунтовались и намереваются «поднять господ на вилы». Нарушить молчание она, однако, не решалась. Томительно тянулись минуты. Хулиганистый ветерок беззастенчиво трепал прически дам. Муха продолжала жужжать. Наконец в коридоре послышались шаркающие шаги. Обе женщины невольно напряглись. Скрипнула дверь. В комнату, отдуваясь, вошел управляющий поместьем Михаил Михайлович Скляров, или попросту Михалыч, – низенький, толстенький, плешивый старичок, верный слуга Коробковых, знавший графиню буквально с пеленок и потому позволявший себе в общении с ней некоторые вольности, впрочем вполне безобидные.

Июнь тысяча девятьсот девяносто седьмого года, помимо различного рода политических передряг и скандалов, ознаменовался для жителей Москвы невероятной духотой. Частые дожди не приносили долгожданной прохлады. Напротив, увлажненный регулярными ливнями и добросовестно нагреваемый палящим солнцем воздух создавал в городе липкую атмосферу теплицы. Люди на улицах исходили потом, а продавец коммерческой палатки Василий Овчаренко ну просто варился в собственном соку.

И в захолустном городишке порой творится такое, что волосы дыбом встают. Главный городской бандит, а по совместительству мэр, решил прибрать к рукам все крупные предприятия города. И вот, чтобы запугать владельцев супермаркета, он приказал устроить в магазине теракт. Да выбрал неподходящий момент. От взрыва погибли жена и дочь майора-спецназовца Михаила Кузнецова, находящегося в отпуске. Вдобавок мэр наехал на его лучшего друга – владельца торговой фирмы, грозя тому расправой. Все, терпение кончилось! И майор поклялся, что перебьет всю бандитскую камарилью по одному. А он слов на ветер не бросает.

Омерзительное зловоние, проникая в ноздри, вызывает тошноту. Стоящие рядом солдаты борются с позывами рвоты. Даже мне, их командиру, проведшему на различных войнах большую часть взрослой жизни, становится не по себе. В принципе в запахе, висящем под сводами сумрачного подвального помещения, нет ничего сверхъестественного. Разлагающаяся человеческая кровь. Всего-то навсего. Нюхивали не раз и в Афганистане, и в различных «горячих точках» постсоветского пространства, и, наконец, здесь, в Чечне. Но уж больно силен он в этом поганом подземелье! Буквально пропитал насквозь стены, пол, потолок... Впрочем, оно неудивительно! В здании, захваченном нами сегодня на рассвете, длительное время располагался отдел контрразведки «армии республики Ичкерия». Застигнутые врасплох чичи[1]

Мечта каждого преступника.

Мечта, исполнение которой за солидное вознаграждение гарантирует погрязший в долгах эксперт Кен Паркер.

Однако сразу после УСПЕШНОГО ПРОХОЖДЕНИЯ теста его клиент – крупный бизнесмен, обвиненный в краже двенадцати миллионов долларов, – гибнет при загадочных обстоятельствах.

И у полиции есть ВСЕ ОСНОВАНИЯ обвинить в его смерти Кена…

Чтобы доказать свою невиновность, ему придется найти не только НАСТОЯЩЕГО УБИЙЦУ, но и пропавшие миллионы!

Роман современного популярного за рубежом английского писателя Тимоти Уилльямза «Черный август» – захватывающая детективная история убийства, которое расследует комиссар итальянской полиции Тротти, герой нескольких произведений Т. Уилльямза. Роман получил премию Ассоциации детективной литературы как лучшее произведение этого жанра в Европе в 1992 году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Доводы рассудка» Джейн Остен — роман, не подвластный ходу времени. Поразительное по глубине, психологизму и изящному, прозрачному лиризму повествование о судьбе молодой женщины и ее нелегкой, полной неуверенности, ошибок и сомнений любви. Это произведение выдержало испытание вот уже несколькими эпохами и не утратило своего искреннего очарования. Идут годы, однако «Доводы рассудка» были и остаются золотой классикой мировой литературы и продолжают поражать воображение новых поколений читательниц…

Перевод с английского Елены Суриц.

Монография «ВЧК — ОГПУ в борьбе с коррупцией в годы новой экономической политики (1921–1928)» является одной из первых крупных научных работ, в которой авторами проведен глубокий анализ апробированных мер борьбы с коррупционными проявлениями в период НЭП, рассмотрена организация деятельности органов, участвовавших в борьбе с коррупцией, определена их роль и значение в выработке антикоррупционных мер и их реализации на всех уровнях власти и управления, даны рекомендации по использованию этого опыта на современном этапе.

В книге опубликованы неизвестные ранее широкому кругу исследователей нормативно-правовые документы, регламентировавшие деятельность государственных и партийных структур по борьбе со взяточничеством в исследуемый период.

Так как в книге очень много таблиц, дополнительно сделано PDF-приложение, которое находится  http://lib.rus.ec/b/208892  

Никакие учебники, справочники, тома энциклопедий не расскажут об Африке так живо и ярко, как это сделает очевидец.

Откройте книгу Джона Хантера, и вместе с автором вы пройдете по лесным дебрям, будете Охотиться на диких слонов, кабанов, львов, носорогов, узнаете много нового о замечательной природе Африки, жизни и быте коренного населения Африканского континента.

Хантер родился в конце XIX века в Шотландии, юношей он покинул родину и с тех пор жил в Африке, путешествуя по ее саваннам и великим лесам, защищая африканских жителей от опасных хищников. Хантер не только охотник, но и настоящий натуралист, который искренне любит и знает природу.

Часть І.

"Год пишем — два в уме"

ГЛАВА 1.

Что впереди?

Андрей сидел у чуть приоткрытого окна поезда и с огромным интересом вглядывался в проплывающие мимо окрестные пейзажи. Смотреть, вроде бы, особенно и не было на что. Обыкновенные, на первый взгляд, деревья — дикорастущие лиственные, фруктовые в усадьбах, сами усадьбы, огороды и копошащиеся на них владельцы. Да, как будто всё привычное. Но всё же какое-то не такое. Вокруг всё было новое, неведомое. В их вагоне не только он прильнул к окну. Практически все пассажиры с самого утра, только проснувшись, даже не умываясь и ещё толком не одевшись, тоже пристально вглядывались в открывающуюся за окнами панораму. Что же так удивляло пассажиров этого обыкновенного пассажирского поезда? Похожие пейзажи они видели многократно, но только похожие. Да, всё за окнами привычное, но не наше, не родное. А дело в том, что поезд пересекал территорию Польши. Бо́льшая часть пассажиром впервые покинула территорию Родины, и поэтому всё для них было необычным. Интересно, что пассажиры изучали пейзажи новой для них страны молча, только изредка перекидываясь друг с другом негромкими репликами. Вероятно, каждый осмысливал внутри себя полученную информацию и как бы сравнивал её с хранящимися в закромах памяти старыми знаниями — и о самой Польше, да и о природе их родных мест, на которую они, по большому счёту, мало обращали внимания в повседневной суете. Природой они любовались лишь в отпуске, и то если уезжали куда-нибудь на отдых, или же во время нечастых воскресных пикников на речке или в лесу.