Сила в руке

Куприянов Андрей

Сила в pуке

Part one.

Слабое дыхание в тpубке. Звуки маpша. - Але. Кто это? -Здpавствуйте. Вас беспокоит ООО Общественооое мнение. Ваши любимые буквы? - Сложно сказать. Скоpее всего это буква .... Связь неожиданно обоpвалась. "Вот ведь сучье отpодье",- подумал я, слегка офигевший от неожиданного звонка в тpи часа ночи. Мои любимые буквы "х" и "ъ". Слово на пеpвую букву я уже знал. Hа втоpую букву слов не было.

Популярные книги в жанре Контркультура

Max Eremeev

Fynjy Gfksx

То ли - неумная мистификация светотени, то ли - чья-то пьяная выходка, но в субботу вечером, проходя мимо "Вахты", он, оглянувшись на Турандот, распятую в своем злато-электрическом великолепии, остановился, пошевелил усами, ловя ветер, и подумал почему-то по-французски: "Deja vu!"

Фонтан кропил частых прохожих маленькими иголочками, захлебываясь в самом себе, кафе, подбирающееся почти вплотную к принцессе, ритмично похрюкивало, извергая в cвежий поздневесенний воздух музыкальную отрыжку, в стороне, где-то у корня улицы, голосили бешеными воробьями кришнаиты, а Антон Палыч молча шевелил усами, словно какой-то пруссак и хрипло, со странным акцентом, повторял про себя: "Deja vu".

Р.С.МакНефф

Сибарит меж теней

Перевод и мескалиновая доработка: Алекс Керви

КЕФАЛН А

THE SABBATH OF THE GOAT

O! the heart of N.O.X. the Night of Pan.

ПАN: Duality: Energy: Death.

Death: Begetting: the supporters of O!

To beget is to die; to die is to beget.

Cast the Seed into the Field of Night.

Life & Death are two names of A.

Kill thyself.

Neither of this alone is enough.

Юрий Hестеренко

Чисто золотая рыбка

Жил старик со своей старухой, Старик околачивал рынки, Старуха гнала самогонку. Раз пришел старик на Птичий рынок И застал там одну лишь рыбку, Hе простую - с цепью золотою. Говорит она по-человечьи: "Ты, козел, на кого наехал?!" Офигел старик, застремался И свалил подальше от разборки. А старуха узнала - взбеленилась: "Ты по жизни лошара позорный! Воротись, забей рыбке стрелку, Расскажи, что у нас солнцевские крыша, Требуй мерседес шестисотый." Hе хотела рыбка лишней крови, Отдала ключи и документы. Hо старухе этого мало: "Лох ты был, да лохом и сдохнешь! Воротись, забей рыбке стрелку, Требуй с нее дом на Канарах." Hе хотела рыбка лишней крови, Отдала ключи и документы. Hо, однако, предупредила: "Ты, старик, борзей, но не сильно!" Hо старуха пальцы топырит: "Что мне эта хата да тачка? Быть хочу крутым авторитетом, Чтобы все подо мной ходили!" Третий раз пошел старик на стрелку, Видит - рыбка вся уже на нервах: "Тебе чо тут, кабак, в натуре, Чтобы ты здесь заказы делал?!" Отвечает ей старик конкретно: "Да заказ у меня последний Заказать хочу мою старуху!" Тут и сказочке нашей амба, А мораль, пацаны, простая: Ты борзей, да знай только меру. Тот, кто слушал - крутой по жизни, А кто не слушал - тот лох в натуре!

Юpий Нестеpенко

Десять байт, котоpые потpясли миp

Хpоника событий

В октябpе 2017 года в условиях хаоса и безвластия, захлестнувших стpану, pуководство ВКП(П) - Всеpоссийской Компьютеpной Паpтии (Пpогpаммистов) - пpиняло pешение о захвате власти. Пеpевоpот был осуществлен быстpо и почти без кpовопpолития. Заpанее pазосланные виpусы блокиpовали pаботу Генштаба, почт, банков и телегpафов, а отpяды pеволюционных плэйеpов, натpениpованных на тайных базах на игpе в 5-й DOOM, заняли пpавительственные здания. Пеpвые декpеты новой власти пpовозглашали: "Каждый пpогpаммист имеет пpаво на бесплатный компьютеp, бесплатное пиво и бесплатный сон" и "All Software Must Be Free". Пpедседатель Высшего Хакеpского Совета выступил с обpащением к населению, в котоpом пpозвучала истоpическая фpаза: "Тепеpь больше не надо бояться человека с винчестеpом!"

За Мазепой водилась особенного рода странность, как встанет, бывало, посреди покоев, как вдруг загородит далеко все концы света, а сам словно сгинет из человечьего образа, оставив вместо себя одну черную тень, предмет, вставший на пути огненных лучей солнца, — так какое-нибудь новое диво заодно приключится, как в 1707 год от рождества Христова, только представить себе эту жуть, незваная Россия молодая, дико озираясь по сторонам, как будто ища очами, не гонится ли кто за ней, мужает вместе с гением Петра, а Мазепа после затянувшегося допроса звезд сватает свою крестницу, но получает отказ. И вот события мечутся как в телеграфе. На третий день после официального отказа Мария исчезает. Безутешные родители и домочадцы уже ищут ее труп, когда среди полтавских казаков объявляется один, которому, как оказалось, Мария некогда пообещала свою руку и сердце, но затем изменилась в своих чувствах и обошлась с прежде привечаемым поклонником довольно грубо. Этот плебей и показал Кочубею страничку из дневника его дочери:

One

Ты понимаешь, они сами не знают, чего хотят. Начинаешь о чем-то мечтать шутки ради, просто так, чтобы о чем-то помечтать. А через год-другой ты уже забываешь о том, что придумал эту мечту, она вырисовывается, как самая настоящая симулакра из Бодрийара, вырисовывается в нечто. Симуляция без объекта симуляции, она замыкается сама в себе и становится твоим смыслом жизни. Бам! Теперь ты уже живешь для достижения мечты, которая никогда тобой толком не была понята, ты живешь симуляцией своей жизни. Как компьютерная игра, в которую ты играешь, и думаешь, что сыграешь немного и все, будешь жить нормально, но игра затягивает, ты играешь так долго, что в конце уже не можешь провести грань между игрой и жизнью. В конце концов все эти вопросы, которые мы задавали пока вырастали… на них так и не получены ответы, на них нельзя найти ответа, так и получается, что любой ответ лучше чем ничего.

- Ваше Величество, он пришел, - слуга, неслышно выросший на пороге тронного зала, низко поклонился, подметая каменный пол широким рукавом.

- Кто? - вскинул брови король, который в эту минуту скучающе вертел в руках зеленое яблоко, разглядывая его со всех сторон.

- Он называет себя... - на этом месте слуга на миг запнулся, потом старательно развернул хрустнувший пергамент, - "рыцарь Круглого стола, сэр Галахад".

Среди окруживших трон придворных пронесся легкий, почти неощутимый шепоток. Дунул ветерком в листве - и нет его. Король прищурился.

Сновидец, сплетающий сны — Сказитель, Ваятель звука, культовая фигура для миллионов людей, лишенных дара сновидения, — отправляется в Царство снов, чтобы встретиться с сон-шаманом по имени Санискан и получить от него могущественную целебную историю, с ужасом он узнает, что шаман уничтожен, а его место заняла колдунья Талис, загадочное существо, сотканное из тьмы и дурманящего соблазна. Она завлекает Сновидца обещанием открыть ему чудодейственный язык сирен, способный менять сознание, и помогает ему осознать его самое сокровенное желание: сложить сверх-историю, в которой сольются все первозданные стихии. Но сначала он должен исполнить смертельную миссию для таинственной чародейки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вячеслав Куприянов

ЛОПАТА

В полном разгаре полевая страда, всем дело до земли, а не до неба. А оно, на грех и на счастье, было ярко-синим, чистым и пустым, так что при появлении в нем значительного предмета все подняли головы кверху.

Предмет имел форму плоского диска, а посередине казался прозрачным, чем-то он напоминал медузу, если кто смотрел когданибудь на медузу из-под воды, если же нет, то его лучше сравнить с одуванчиком, правда приплюснутым, и, скажем, сорвешь его и дунешь, чтобы он облетел, а он не облетит, а полетит весь в высоту, станет в той высоте огромным, а потом снова будет снижаться, так вот, это то самое зрелище.

Вячеслав Куприянов

НЕПРАВИЛЬНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Великий ученый Чао Чуш перевернул всю мировую науку о человеке. Он любил повторять, что хорошо бы еще и человека перевернуть, жаль, что он ученый, а не цирковой акробат. И еще жаль, что на всех людей цирковых акробатов не хватит. Центром его нового учения была идея, что надо головной мозг превратить в спинной. Эволюция пошла неправильно, надо ее силами науки и при помощи культуры исправить. Вначале шло все как надо, развивался спинной мозг и делал спинномозговое существо все длиннее и длиннее, а это почти уже шаг к потенциальному бессмертию. Посмотрите на дождевого червя, его разрежешь лопатой, а он все шевелится. Некоторые умники спрашивали Чуша, а зачем же червя лопатой резать. Чуш им отвечал - вот это хороший вопрос. Не будь головного мозга, не появилось бы и лопаты. Но вот эволюция пошла неправильным путем, спинной мозг стал запутываться, образовался узел, он-то и дал начало пресловутому головному мозгу. Нет бы этот узел распутать, а тут еще и череп возник, не так просто стало к мозгу подобраться. Кроме того, поверх черепа образовалось лицо, на котором стало появляться выражение. А ведь если распутать головной мозг, то искомым существом можно несколько раз обернуть земной шар как по экватору, так и по меридианам. Любопытно, что страны, расположенные по экватору, не принимают участия в разработке проекта Чао Чуша, они не хотят в недалеком будущем спотыкаться об свой экватор. Страны, расположенные вдоль меридианов, очень заинтересованы в исполнении проекта. Это видно уже по тому, что чудовищно возросли цены на обыкновенные лопаты.

Вячеслав Куприянов

ПОХОД ПО ТОПСКУ

Возьмите свои спасательные пояса и пристегнитесь друг к другу. Спасательные пояса надо взять, чтобы их не украли, если мы отойдем далеко от нашего воздушного шара. Пристегнуться необходимо, чтобы не отойти далеко и не потеряться, так как вряд ли кто сможет вам подсказать дорогу. Мы находимся на Старой площади в самом центре города. Когда-то это была Новая площадь. В старое время здесь были торговые ряды, и древние мудрецы учили, как жить, чтобы дожить до будущего. В средние века здесь были потешные театры, где потешались над настоящим. В настоящее время здесь находятся гостиницы для деловых людей, порвавших со своим прошлым. Как раз в эти дни происходит международный съезд по обустройству времен года. В разных полушариях этой планеты времена года наступают в разное время, а это сбивает с толку как местных путешественников, так и пришельцев из иных миров. И вот ученые мира собрались здесь, чтобы упорядочить эти природные недоразумения. А пока мы осмотрим город при прежней погоде.

Вячеслав Куприянов

ПУТЬ НАВЕРХ

Все уже были давно готовы штурмовать вершину, надо было только выбрать самую высокую. Когда очередной тектонический удар постиг планету, потрясенные жители увидели, наконец, новую гору, достойную восхождения. К ее подножию потянулись первопроходцы, сначала на слонах, верблюдах и оленях, потом на велосипедах и автомобилях, когда дороги хорошо протоптали. Прибывшие разбивали лагеря и стойбища. Кто-то изобрел кресало; добыли огонь, развели его и стали готовить мясо слонов, верблюдов и оленей. Владельцы велосипедов и автомобилей с завистью следили за пирами счастливцев, сами же ели консервы. Уже назревала вражда, так как одни спали только с огнем, мешая другим, кто хотел спать в полной темноте. Не было единства и во взглядах на дневное время: держать ли огонь при свете. Появились первые противники дыма. Только продвижение вверх могло спасти от столкновений. К тому же прибывали все новые партии, которым уже не хватало места у подножия, и они пытались захватывать его с боями. Гора была обложена сплошным кольцом живой силы и техники. Развернутым строем прибыл парк вычислительных машин. Машины не ведали, куда их толкают хитроумные программисты, отключившие всякий приток информации к электронным мозгам. Энергия, как известно, связана с массой, и чтобы было легче двигать массу разумных машин, энергию отключили. Уже на месте, используя текущие с вершины потоки вод, соорудили электростанции, подключили машины, и те стали думать. Думали они очень медленно и водянисто, ибо энергия к ним шла, но все еще не было информации. Программисты сделали ставку на процесс самообучения, сами же двинулись наверх вслед за предыдущими и увлекая последующих. Тем временем возникла у подножия неимоверная драка, вызвавшая оседание пород, вследствие чего гора стала еще выше, многих стряхнуло с достигнутых высот, а машинный парк вообще погрузился под землю и продолжал самообучаться в полной темноте. Много позже оттуда стали добывать народную мудрость и перерабатывать в массовую словесность. Тем не менее, кольцо вокруг горы сжималось, уплотнялось, но неудержимо двигалось вверх. Смельчаки срывались в особо опасных местах, но их спокойно ловили и снова подталкивали вперед. Прошли все климатические зоны, вытоптав цветы альпийских лугов. Очень боялись тундровой и ледниковой зоны, но с приближением к ним скучились настолько, что стало жарко, несмотря на сугробы. Движение вверх уже можно было наблюдать из космоса, что и делали космонавты с обитаемых станций и приборы с необитаемых. Приборы засняли весь процесс на пленку методом "лупы времени", то есть замедленно, а потом, когда пленка попала в руки археологов и была прокручена с нормальной скоростью, то было видно следующее. Довольно плотная волна равномерно наплывала на конический контур горы, доходила до вершины, завихривалась и катилась вниз по тому слою, который продолжал двигаться вверх. В кино это все выглядело красиво. На деле же достигшие вершины, теснимые снизу, теряли опору, начинали кувыркаться вниз по чужим головам и чрезвычайно чертыхались. Расстраивались и те, по чьим головам они катились. Некоторые катились, не выпуская из рук ледорубов, посохов, а те, кто шел с лозунгами, и лозунгов. Все эти предметы больно стучали по головам. - До каких пор они будут ходить по нашим головам? - возмущались стукнутые, и ропот пробегал по сомкнутым рядам. Те, кто катился, пытались, кувыркаясь, внести ясность, проповедуя, что всех ждет неизбежное кувыркание, что сами стремящиеся наверх виноваты в том, что по их головам ходят. Но скорость кувыркания размазывала речь настолько, что собрали ее лишь тогда, когда возникла в рядах идуших наука телефонология, позволяющая по обрывкам речи восстанавливать содержание. Но и в это восстановленное содержание не поверили до тех пор, пока на собственном опыте не убедились в безвинности кувыркающихся, став ими. Так возникло взаимопонимание, ибо уже все шли наверх не по первому разу, и влекло их уже не желание просто достичь вершины, а ожидание спуска, куда более приятного, чем подъем. Причем научились спускаться более аккуратно, стараясь не повредить чужие головы, а нижние уже не хватали их за ноги. Именно тогда у Гомера родился образ богини Аты, или в переводе Гнедича Обиды: Дщерь громовержца, Обида, которая всех ослепляет, Страшная; нежны стопы у нее: не касается ими Праха земного; она по главам человеческим ходит...