Сигаретно-женский запах

Поpутчик Ржевский

Сигаретно-женский запах

Две босые ноги в траве. Ей больно. Она морщит нос. Дуновение ветра, еще одно - и оголяются два худеньких бедрышка. Откровенность сарафана не дает скрыть несколько капель пота на спине, усыпанной многочисленными родинками.

А ветер все продолжает гладить и целовать ее. Она закрывает глаза, слегка отводит руки от тела, наслаждаясь щекотанием шеи волосами. Я сижу рядом в кустах и любуюсь ею. Как долго она здесь пробудет? А может, ее унесет следующий порыв ветра? Я беспокоюсь.

Другие книги автора Автор неизвестен -- Эротика и секс

Бpат и сестpа

Hаши pодители и не заметили, как мы с сестpой достигли возpаста, в котоpом начинает тянyть к пpотивоположномy полy. Мы часто игpали вместе в pазличные игpы: "В доктоpа", "В фотогpафа Плейбоя" и дpyгие. Моей любимой была именно фотогpафиpовать, к томy же y меня была камеpа и это делало игpy более пpиближенной к pеальной жизни.

Был обычный день. Отец отпpавился на pыбалкy, мать была на pаботе. Петти и я yже были взpослыми, и нас оставили дома одних. Мы игpали в каpты и я пpедложил паpи. Если она пpоигpает, то мы поигpаем в фотогpафа, она бyдет моей моделью. Если же пpоигpаю я, то тогда мне пpидется заняться yбоpкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим пpедложением, и я не мог пpоигpать, ибо ей тоже нpавилась быть моделью. Игpа была хоpошей, и закончилась очень быстpо. Как и ожидалось, я победил.

В представленном глубокоуважаемой публике сборнике глубоко раскрыта тема половой ебли.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Нет книг нравственных или безнравственных.

Книги или хорошо написаны, или плохо. Вот и все.

― Оскар Уайльд

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. Один ухожор чего стоит. И последнее: несколько рассказов я пометил спереди звездочкой (*). Это не лучшие рассказы, просто они меня приятно порадовали.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова правильно, благочестивые речи не идут ему на пользу. Здравому же уму не повредят и рассуждения малопристойные. Так грязь не может замарать ни красы солнечных лучей, ни величия Неба.

― Джованни Бокаччо, Декамерон (Послесловие автора)

Перевод: М. Жирвинский

О нас с мамой

Не помню точно, когда я начал думать о ней, наверное, лет в двенадцать. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я "хороших" мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это - моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна. В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет - банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я "мылся" со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать - это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Эзоп

...маленький шалун...

...он привязал ее руки за головой вверху, смотрел как ее аппетитная грудь взволнованно вздымалась и колыхалась, раздвинул широко ее ноги и привязал их. Она покраснела и закрыв глаза отвернула голову, но не удержавшись стала смотреть как он разглядывает ее и с вожделением стала ожидать, что он будет делать. Он достал из шкафа скатерть и приподняв ее тело подложил её снизу. Принеся тазик с теплой водой и бритву, он очень аккуратно и неторопясь стал брить её. Эти легкие прикосновения его рук, холод стали - сводили ее с ума, но она боялась шевельнуться и с трудом сдерживала свое тело и свою плоть. Закончив он аккуратно смыл все, улыбнувшись, он развел пальцами левой руки ее губки помыл ей сначала влагалище, а потом анус. Промокнув ее тело он сложил все и унес. Вернувшись из кухни он притащил бутылочку шампанского, налив его в бокал, он приподнял ей голову и аккуратно напоил ее.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

P.S.

По поводу картинок. Я тоже люблю книжки с картинками, но добавлять их пока лень. К тому же картинки как ни крути - суррогат, отучающий нас от ничем не замутненного полета фантазии. Тем не менее, в каком-нибудь светлом будущем (если конечно не наступит конец света) может быть сделаю версии с иллюстрациями.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Фроттажист

     Вечеp. За окном завывает метель. Мягкий полyмpак комнаты, освещенной лишь одним тоpшеpом. Я лежy на диване и пеpелистываю фотоальбом. Свои детские фотогpафии. Этот малыш - я. Мне два годика. Это - в детском садy. А вот мне yже шесть, пеpвый класс. Синяя фоpма, котоpyю yже давным-давно отменили. Ранец за спиной, жаль, что он не сохpанился. Здесь я еще чyть постаpше. Hаш класс. Пеpвые дpyзья. Тогда казалось, что я никогда с ними не pасстанyсь. Пеpвые вpаги. Дpаки на пеpеменах. Кpовная вpажда, вызывающая сейчас лишь легкyю ностальгию. Пеpвая любовь. Молчаливая и непонятная. Где ты тепеpь? Ты ведь так и не yслышала от меня нежных слов. Седьмой класс. Дpyгая школа. Hовые лица. Пеpвая вечеpинка. Танцы. Тонкое девичье тело в объятях. Hаслаждение pyк. Еще год следом. Пеpвый поцелyй. Пеpвая девyшка. Расставание. Обида на pазбившyюся мечтy. Hесколько месяцев пyстой тоскливости. Пpогyлы. Hеyдачные попытки найти любовь. Утомление. Поиски подpyги. Рyгань yчителей. Плохие отметки...    Воспоминания минyвшего обволокли меня мягким флеpом. Память сама нашла пyть к томy, давно yшедшемy, осеннемy дню. Я закpыл альбом, откинyлся на диване и вспоминал... Вспоминал...

Д. Ведер

Долгожданное счастье

Hу вот, дождалась и я. аконец то! Ты сильный и мужественный! У тебя красивое и стройное тело, черты лица. Похотливые взгляды проходящих женщин направлены на тебя, а мне все они завидуют. "Как эта сука оторвала такого жеребца" - думают они, сверля меня злыми и завистливыми глазами. о меня это только заводит. Они не в состоянии оценить, что такое быть женщиной

Сейчас, все будет сейчас. Я так долго к этому шла. Я долго этого ждала. Серая летняя ночь спустилась на сонный город. ебольшая уютная квартирка приняла нас жарким дыханием дня, запертого бетонными стенами. Свет - нет, зачем? Ты подходишь ко мне. Легкое платье заливает шелестом объятий ночной мрак, наполненный напряженным дыханием и биением, вырывающихся из тел, сердец. апряженное тело и игра мышц в танце страсти. Мне приятно и я медленно пьянею. Я могу это теперь позволить себе. Я могу

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Во время очередного скандала с супругой полупьяный Нерон, разгоряченный только что закончившимися скачками, со всей силы пнул ее, беременную, ногой в живот. Через несколько часов несчастная женщина умерла в муках. Так закончила свои дни первая красавица Рима Поппея Сабина. По-видимому, удар ногой был у императора поставлен неплохо.

Знает ли читатель, что всеевропейский искуситель Джакомо Казанова оставил след в обеих столицах Российской империи? Этому эпизоду своих скитаний Казанова посвятил главу в шеститомных воспоминаниях.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Китай – особая страна, и проституция в ней также значительно отличалась от европейской. Мир утонченной эротики, мир курильщиков опия раскроют читателю некоторые из своих тайн.

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Jayrin K. Wild, ученик Мастера

СИМБИОЗ

Мой приятель - космогеолог. То есть человек, который летает чёрт-те-где, роется чёрт-те-в-чём и привозит оттуда чёрт-те-что. На все расспросы, зачем ему это надо, он либо отмалчивается, либо посылает меня к негру туда, куда солнце не заглядывает. Не понимаю, как его терпят в Управлении, ведь романтик в космосе, всё равно, что обезьяна с гранатой никто не знает, где она её взяла и в кого бросит. Граната моего друга, к сожалению, полетела прямо в меня.

"Система"

...Мысль оставить их в живых ему не приходила, хотя подельники и сомневались: не много ли трупов? Может, убивать не всех? Но он знал твердо: всех!

План убийства, как всегда, разрабатывал он сам. Уничтожать по одному - долго и небезопасно. Безопасно собрать всех семерых в одном месте и уничтожить разом. И хотя им была разработана и опробована технология разных способов убийства, здесь требовалось что-то новое, необычное, способное поразить свидетелей. Хотелось не просто смерти, а мучений. И не только затем, чтобы утолить собственную, ежедневно сжигающую его жажду, но и чтобы устрашить остальных, тех, кто рядом, чтобы ужаснулись, уверовали в его железную беспощадность и чтобы нутром почувствовали силу слова: "дисциплина". Дисциплина, верность и порядок. "Он" - это Сергей Ларионов, проходящий по делу о бандитизме, связанном с жестокими убийствами, совершенными в Приморье. "Они" по делу о бандитизме не проходят, потому что мертвы и уже предстали в качестве свидетелей или обвиняемых на совсем другом суде.

АНГЛИЙСКАЯ СИСТЕМА МЕР ______________________

Меры длины ---------

1 англ.морская миля = 10 кабельтов 1853 м 1 кабельтов 185,3 м 1 англ.миля = 1760 ярдов 1609 м 1 ярд = 3 фута 0.914 м 1 фут = 12 дюймов 0.305 м 1 дюйм 2.54 см

Меры площади -----------

1 кв.миля = 640 акров 259 га 1 акр = 4840 кв.ярдов 0.405 га 1 кв.ядр = 9 кв.футов 0.385 м**2 1 кв.фут = 144 кв.дюймов 9.29 дм**2 1 кв.дюйм 6.541 см**2

Меры объёма ----------

Сказание о Дракуле воеводе

Повесть о Дракуле появилась в русской письменности в последней четверти ХV века. Старейший список древнейшей редакции, переписан в 1490 г. иеромонахом Кирилло-Белозерского монастыря Ефросином.

Бысть в Мунтьянскои земли греческыя веры христианин воевода именем Дракула влашеским языком, а нашим диавол. Толико зломудр, якоже по имени его, тако и житие его. Приидоша к нему некогда от турьскаго поклисарие1, и егда внидоша к нему и поклонишася по своему обычаю, а кап2 своих з глав не сняша. Он же вопроси их: "что ради тако учинисте ко государю велику приидосте и такову срамоту ми учинисте?" Они же отвещаша: "таков обычай наш, государь, и земля наша имеет". Он же глагола им: "и аз хощу вашего закона потвердити, да крепко стоите", и повеле им гвоздем малым железным ко главам прибити капы и отпусти их, рек им: "шедше скажите государю вашему, он навык от вас ту срамоту терпети, мы же не навыкохом, да не посылает своего обычая ко иным государем, кои не хотят его имети, но у себе его да держит". Царь же велми разсердися о том и поиде воинством на него и прииде на него со многими силами. Он же, собрав елико имеаше у себе войска, и удари на турков нощию, и множство изби их, и не возможе противу великого воиска малыми людми, и возратися. И кои с ним з бою того приидоша, и начат их сам смотрити: кои ранен спреди, тому честь велию подаваше и витязем его учиняше, а кои сзади, того на кол повеле всажати проходом3, глаголя: "ты еси не муж, но жена". А тогда, коли поиде на туркы, тако глагола всему воиску своему: "кто хощет смерть помышляти, тои не ходи со мною, остани зде". Царь же, слышав то, поиде прочь с великою срамотою, безчислено изгуби воиска, не сме на него поити. Царь же поклисаря посла к нему, да ему даст дань. Дракула же велми почести поклисаря оного и показа ему все свое имение и рече ему: "аз не токмо хощу дань давати царю, но со всем своим воинством и со всею казною хощу к нему ити на службу, да како ми повелит, тако ему служу. И ты возвести царю, как поиду к нему, да не велить царь по своеи земли никоего зла учинити мне и моим людем, а яз скоро хощу по тебе ко царю ити, и дань принесу и сам к нему прииду". Царь же услышав, то от посла своего, что Дракула хощет приити к нему на службу, и посла его почести и одари много. И велми рад бысть, бе бо тогда ратуяся со восточными. И посла скоро по всем градом и по земли, да когда Дракула поидет, никоегоже зла никто дабы Дракуле не учинил, но еще и честь ему воздавали. Дракула же поиде, собрався с всем воиньством, и приставове царстии с ним, и велию честь ему воздаваху. Он же преиде по земли его яко 5 дни и внезапу вернуся и начат пленити градове и села и множество много поплени и изсече, овых на колие сажаху турков, а иных на полы пресекая и жжигая, и до ссущих младенець. Ничтоже остави, всю землю ту пусту учини, прочих же, иже суть християне, на свою землю прегна и насели. И множество много користи взем, возвратися, приставов тех почтив, отпусти, рек: "шедше повесте царю вашему, якоже видесте, сколко могох, толико есмь ему послужил. И будет ему угодна моя служба, и аз еще хощу ему тако служити, какова ми есть сила". Царь же ничтоже ему не може учинити, но срамом побежден бысть.