Шутник

На экране компьютера жмурилась упитанная физиономия Левки Гирина. Словно кот, откушавший креветок, он ухмылялся в еврейскую бороду сложив маленькие для его комплекции, ручки на необъятном пузе. Под фото мигала фиолетовая надпись: «Сейчас на сайте».

Влад сглотнул. Потянулся за кружкой с остывшим кофе, покрытым перламутровой пленкой. Передумал. Потер лицо ладонями. Снова уставился на экран.

В появлении Левки на «какаявстреча.ру» не было ничего удивительного, если бы Влад сам не присутствовал на его похоронах. Не далее как вчера. И сегодня он никак не мог выставлять оценки фотографиям своих подружек и рассылать трем сотням друзей сентенции, вроде «Как ни крутись, а попа сзади»…

Другие книги автора Любовь Валерьевна Романова

В каждом коллективе, особенно подростковом, непременно имеется изгой, всеми презираемое существо. Но даже издевательства над подобным Тюфой должны иметь границы, которые нельзя переступать.

© Sawwin

Второй роман цикла «Люди крыш». «…Продумывая финальный скетч, Женя вошла в тренировочный зал. Он находился этажом ниже квартиры отца. В самый первый день Морок взял с нее слово, что она будет по часу заниматься здесь каждое утро. Способности его дочери проснулись всего месяц назад, и теперь ей приходилось наверстывать упущенные годы обучения. Удар светящейся бледно-зеленой нити сбил Женьку с ног. Она пролетела метра два и врезалась спиной в стену. Воздух вышибло из легких. Под потолком полутемного зала висел Учур. Его опоясывали сразу четыре разноцветные нити. Или фибры, как их называли Люди ветра. Он явно вообразил себя человеком-пауком…»

«Тебя ждут дома», — напомнил Динке рекламный щит с подрагивающей лампочкой.

Она сделал вид, что это ее не касается, подбежала сзади к Нике и закрыла ей глаза оранжевыми варежками.

— Ты с нами? — деловито спросила подруга, не поворачиваясь.

— Конечно, — Динка разочарованно убрала руки. — А куда?

— Сначала в кафе, потом — к Женьке. У него родители в Красноярске. Так что трехкомнатный «флет» в нашем распоряжении!

— Круто! А Боня?

В один из самых скверных дней своей жизни тринадцатилетняя Женя Смородина узнает, что она не человек. Точнее, не совсем человек. Ведь обычные люди не могут прыгать с небоскреба на небоскреб, видеть в темноте и дышать под водой. Зато все это умеют загадочные расы, тайно живущие среди нас. Такие, как люди крыш. Именно с них Женя начинает свое путешествие по миру Края, где ей предстоит спасти свой город от нашествия крыс, найти друзей и понять, кто же она на самом деле.

Оказывается, причиной нескончаемой пробки на шоссе стал цигельтод! Что это такое и с чем его едят? Ответы на эти вопросы можно получить при чтении этого необычного, но яркого рассказа.

© Доктор Вова

Короткая сказка о родинках, о Предназначении и Неотвратимости… О Богах и их дарах.

© Доктор Вова

Из ЖЖ автора:

Письмо застало меня в Париже. … Послание от юриста издательства, с которым я накануне заключила договор на написание книги в проект Этногенез. … В этот сериал я и должна была вставить свои пять копеек — написать, так сказать, подсерию. Договор был заключен, гонорар зафиксирован на бумаге, синопсис и первая часть будущего произведения представлены на согласование. Всем все нравилось, и, казалось, нет места для сюрприза. Особенно, неприятного. Но увы. После того, как я сдала едва ли не половину рукописи, мне сообщили, что работа заказчика не устраивает. Причем, не устраивает не что-нибудь, а мой стиль. … Короче, договор расторгли без лишних разговоров. 

…Вот только гложет меня предчувствие, что ушлые ребята из Этногенеза при случае воспользуются моим сюжетом. Ибо сюжет — любопытен, и, как я поняла, он-то самому главному дядьке в издательстве весьма и весьма понравился. Нет, я не страдаю паранойей или манией величия — просто трезво оцениваю ситуацию. Поэтому сейчас предпринимаю ряд простых действий для сохранения за собой авторства. Одно из них — публикация уже написанного текста. Сразу предупреждаю, фантастическое допущение (с фигурками) — Этногенеза, остальное — мое. Я собираюсь превратить задумку в реалистичное произведение и предложить его другим издательствам.

Написано 150 лет назад, так что не судите строго:)

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Евгений Кукаркин

Сначала страх...

Господи, до чего же мы долго летим. Все оживлены, болтают, а мне тошно. Со мной сидит сержант Копылов, здоровенный парень из Удмуртии. Он механник-водитель, служит последний год и сейчас, развалившись в кресле, храпит и ему хоть бы что. А мне хочется выть.

- Пристегните ремни,- говорит коротконогая стюардесса, беспрерывно крутящая задом перед нашим лейтенантом.

Я толкаю сержанта, он вздрагивает и протерев кулаком глаза, спрашивает.

Тело на носилках выгнулось, задрожало и обмякло. Врач «скорой» перехватил использованный шприц в левую руку, правой взял узкое запястье пациентки, потом приоткрыл веко, посмотрел на зрачок и бросил шприц в пакет к бесполезной ампуле.

— Отмучилась Анна Григорьевна, — пробормотал он, обращаясь неведомо к кому.

* * *

Сущность той, что при жизни звалась Анной Григорьевной, покинула бренный сосуд и устремилась вверх подобно пузырьку воздуха, возносящемуся к поверхности сквозь толщу воды. То, что происходило с ней дальше, вообще говоря, описанию не поддается: человеческий язык не оперирует понятиями, выходящими за рамки прижизненного опыта. Собственно, их, этих понятий, в языке попросту нет. Посему рассказ наш не претендует на правдивость, он лишь слабое эхо истины, до неузнаваемости искаженное грубыми аналогиями и беспомощными попытками втиснуть ее полнозвучие в узкий регистр, доступный слуху.

Лукрецию Борджиа изображали великие художники, ее красотой восхищались поэты, но в историю внебрачная дочь папы римского вошла как символ коварства, жестокости и распутства. Кем она была – роковой женщиной, перед чьим взглядом не устоит ни один мужчина, или послушной куклой, которую отец и брат использовали для достижения своих целей? По легенде, Лукреция владела необычным зеркалом, которое показывало будущее и давало советы своему владельцу. Именно оно однажды спасло Лукреции жизнь.

Со временем серебряное зеркало работы венецианского мастера стало фамильной реликвией, передающейся из поколения в поколение по женской линии.

В наши дни владелицей артефакта становится Людмила – дочь богатого предпринимателя, недавно потерявшая мужа, умершего при странных обстоятельствах. Скромная, безынициативная, всю жизнь она подчинялась воле жестокого отца. Однако, заглянув однажды в зеркало, Людмила увидела в нем совсем иную женщину…

У домработницы предпринимателя Глеба Звоницкого — беда. Ее дочери Кире угрожает сумасшедший маньяк. Глеб пытается защитить Киру, но тоже становится мишенью преступника. Глеба жестоко избивают, пытаются отравить, в его офис закладывают бомбу, похищают сотрудницу. Звоницкий понимает, что ему объявлена настоящая война. Он принимает вызов и не собирается сдаваться даже после того, как узнает, кто скрывается под маской маньяка…

A daughter's death

A teenage girl is found brutally murdered in her squalid flat.

A mother's love

Her mother is devastated. She gave her child up to the care system, only to lose her again, and is convinced that the low-life boyfriend is to blame.

Two ordinary women, one extraordinary job

DC Rachel Bailey has dragged herself up from a deprived childhood and joined the Manchester Police. Rachel's boss thinks her new recruit has bags of raw talent but straight-laced DC Janet Scott, her reluctant partner, has her doubts.

Together Scott and Bailey must hunt a killer, but a life fighting crime can be no life at all…

В этой истории переплелись трагическое и смешное. В общем, сплошная эклектика!

Сначала Алисе казалось, что она не выдержит всех потрясений, выпавших на ее долю. Гибель мужа в машине у нее на глазах. Те кошмарные минуты, когда она узнала убийцу. А затем, скорчившись на полу салона, ждала, когда преступники подожгут их "Ауди". Только чудом ей удалось выползти из огненной могилы, а вместе с мужем сгорела другая женщина, их случайная попутчица. Потом Алисе довелось присутствовать и на собственных похоронах и видеть, как убийцы ведут за ручку ее сына на правах новых родителей. Было от чего сойти с ума. Но Алиса все выдержала, потому что к этому времени у нее уже созрел план мести. Правда, жизнь Алисы теперь стала очень похожа на бег по минному полю…

В номере:

Генри Каттнер, Кэтрин Л. Мур. Сплошные неприятности

Джеймс Ганн. Где бы ты ни был

Алексей Константинович Толстой. Поток-богатырь

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Европу XVI столетия с полным основанием можно было бы назвать «ярмаркой шпионажа». Тайные агенты наводнили дворы Италии, Испании, Германии, Франции, Нидерландов и Англии. Правители государств, дипломаты и частные лица даже не скрывали источников своей информации в официальной и личной переписке. В 1550-х гг. при дворе французского короля ходили слухи, что «каждая страна имеет свою сеть осведомителей за границей, кроме Англии». Однако в действительности англичане не отставали от своих соседей, а к концу XVI в. уже лидировали в искусстве шпионажа. Тайные агенты Лондона действовали во всех странах Западной Европы. За Россией Лондон следил особенно внимательно…

О британской сети осведомителей в России XVI в., о дипломатической войне Лондона и Москвы, о тайнах британской торговли и лекарского дела рассказывает книга историка Л. Таймасовой.

Сказки по мотивам преданий индейцев Северной Америки

Как быть, когда тебе упорно не везет, когда на пути к любимой стоят не только враги и влюбленная в тебя ведьма, но и сам Иоанн Грозный? На что надеяться, когда надеяться не на кого и даже хитроумный Борис Годунов советует уступить судьбе и смириться?

Но сдаваться нельзя ни при каких обстоятельствах. Пусть на судном поединке против тебя вышел один из лучших воинов Руси! Пусть ты находишься в застенках у Малюты Скуратова, а в твоей руке чаша с ядом, которой тебя угостил сам царь! Пусть всё и вся против тебя, а смерть близка как никогда… всегда есть шанс, который надо просто успеть найти.

Самый знаменитый роман Ганса Фаллады "Железный Густав"(1938) (нем. "Der eiserne Gustav") о непростой судьбе последнего берлинского извозчика и отца пятерых детей Густава Хакендаля. События этого многопланового. эпического романа разворачиваются на фоне общей трагедии германского народа: Первой Мировой войны и последующей за ней ужасающей депрессией.