Шумеры

Женская история. Она вобрала в себя историю Шумера, фантастику, наши дни и всё это переплела любовью. Такие себе кружева из прошлого, настоящего и будущего.

Земля и океан "изрыты" базами Сынов Неба. Мы — земы тоже их плод. Только уже второго захода цивилизации. История начинается в Шумере. Учёный мир не догадывается, как близок к истине. В первом заходе планета называлась Шумерля. И населял её народ, связанный с космосом и пришельцами из него. Шу — это вода. Мер-человек. Ля — мать. Мать человека из воды. Нас создали на ней- на воде. В ней причины наших болезней и выздоровления. Человек — это биоэнегретическая машина с генетическим витком развития и конечной целью — человек вселенной. Потихоньку, перешагивая этапы и витки, мы будем высоки, грациозны и стройны, долго жить и запросто включать в себе заложенные при нашем создании необычные способности. Но при всём при этом уходить всё дальше и дальше от всего "земного" на базе чего и были созданы и от этого быть уязвимыми. Спид — это болезнь земли, а не цивилизации и лекарство должно быть земным и простым. Тайна шумеров тоже не сложна. Ищем не там. А ведь всё на виду. Шумер — это осколки жизни погибшей в результате изобретения "машины времени". Развитие идёт по спирали и мы, находясь на ускоренном витке развития, стремительно приближаемся опять к тому же, то есть к созданию машины времени. Неужели мы идём к концу?

Предназначен и будет интересен тем, кто интересуется историей, приключениями, фантастикой и любовью.

Отрывок из произведения:

1

Лето без дождя превратило землю в бетон. Потрескавшаяся земля, покрытая побуревшими заплатками засохшей травы, просила жалости и воды. Кое- где, сквозь трещины проглядывала уже присохшая почва. Над размякшими от жары дорогами колыхалось марево. Воздух был жарким точно в пекле и пыльным. Пыль покрывала крыши, словно жёлтым ковром. Жарой, словно куполом, накрыло город. В нём стоял запах бензина, пыли, асфальта- такая себе перчёная смесь не для жизни. Ей пропитались даже здания. Надежды на изменения в погоде никакой. Несносная жара, мучающая всё живое день, мало отпускала и в ночи. А ещё как проклятие душил смок пожарищ. Горело всё и везде. И так всё лето. Носится в воздухе жёлтая удушливая пыль и никакой надежды на дождь. Тени деревьев коротки в них не найти спасение. Солнце топит асфальт, от него несёт горячим воздухом, как от печки и держит на весу выхлопные газы. Тяжело дышать. Мокрая одежда, каждый чувствовал, как под ней струйками стекают капли пота. Почерневшие подмышки от пота кисло воняют. От этого ада негде укрыться. Только где искать виновных. Богу жалобу не напишешь. Безумно тяжело всему живому. Высохшая трава, поникшие ветки деревьев практически не отдыхали и в пору, когда на чёрном небе ночь зажигала звёзды. Ветра нет в помине, даже слабого. Всё устало от духоты и ждёт дождя, хоть потешного, мелкого, любого. Лишь бы пошёл, сбрызнул землю и помыл зелень. Открытые настежь окна комнат студенческого общежития мало помогали. Дышать всё равно нечем. Если б дождик… Хоть какой. Маленький или ливень, только б лил. Но надежды напрасны. На небе ни облачка. А раз дождя и ветра нет, нет и прохлады. Для влюблённых — это всего лишь тёплая, июньская ночь, только бы погулять, но в такое пекло даже выползать не хочется. По крайней мере, в помещении можно залезть под душ или просто облиться водой. А на улице, умирая от духоты, терпи. Раскалённая за день земля старалась максимум отдать тепла, остыть, и от этого ещё больше парило и невыносимо морило. На каком-то из ближних деревьев кричала, заливаясь диким смехом, переходящим в странный жуткий хохот, большая птица. Людка, проснувшись и резко сев в постель, приходила в себя от распирающего грудь страха. "Что это? Только сон или явь? Она кричала или просто почудилось?" От жары мысли путались, ушли куда-то. Приподнявшись на локти, она вновь упала на подушки, и опять мучительная духота охватила её. С малых лет Люду мучили эти кошмары, пора бы привыкнуть, но к этому, наверное, нельзя ни приспособиться, ни спокойно без эмоций такое безумие воспринимать. В этих страшных непонятных и удивительных снах она видела давно ушедшую в забвение жизнь. Древние дворцы, улицы и дома, жуткие пиры, и мерзкие казни, людей в странных одеждах, войны, заговоры и интриги. Бродила по чудным жилищам, ела из глиняной и золотой посуды. Возлежала на парчовых подушках. Сама танцевала и любовалась другими. Присутствовала на безумных развлечениях, покрываясь от страха холодным потом, и горела огнём от попавших на пути откровенных сцен. Её взгляд натыкался на вздымающиеся гневом груди стянутые поясом, набранным из тяжёлых серебряных блях, настроенных на войну мужчин. Они рубились мечами и метали друг в друга стрелы. Лились реки крови. И тогда она беззвучно кричала. Бежала. Её ловили. За ней гонялись, но она, в самый последний момент, взмывая в небо, каждый раз уходила. Словно страхующие крылья ангела уносили её. Казалось, что сон сопровождает её в другое измерение и другую реальность. В детстве после одного такого сна, где людей ради развлечения бросали гигантскому осьминогу, она, проснувшись, в холодном поту и с выпрыгивающим из груди сердцем, начала заикаться, но врачу, к которому её потащила тут же мама, сочинила сказочку про собаку, которую очень напугалась. Не рассказывать же про сны, а может и не сны это вовсе… После каждого такого путешествия, она чувствовала себя опустошённой и выжатой, как лимон. Разве после сна так бывает? Но врачу говорить нельзя, затаскают по больницам, могут и психом запросто сделать. Им по подходу по всем правилам науки запросто такое осуществить. Живи потом, доказывая, что ты не верблюд. А от заикания вылечила родная бабка, загнав под контрастный душ. Пошептала, руками поводила по голове, груди, и готово. Потом взяла её руку и, внимательно осмотрев ту часть, что пониже локтя, покачала головой и, развернувшись к её матери, спросила:

Другие книги автора Людмила Анатольевна Сурская

Женская история. Она вобрала в себя историю Шумера, фантастику, наши дни и всё это переплела любовью. Такие себе кружева из прошлого, настоящего и будущего.

Земля и океан «изрыты» базами Сынов Неба. Мы — земы тоже их плод. Только уже второго захода цивилизации. История начинается в Шумере. Учёный мир не догадывается, как близок к истине. В первом заходе планета называлась Шумерля. И населял её народ, связанный с космосом и пришельцами из него. Шу — это вода. Мер-человек. Ля — мать. Мать человека из воды. Нас создали на ней- на воде. В ней причины наших болезней и выздоровления. Человек — это биоэнегретическая машина с генетическим витком развития и конечной целью — человек вселенной. Потихоньку, перешагивая этапы и витки, мы будем высоки, грациозны и стройны, долго жить и запросто включать в себе заложенные при нашем создании необычные способности. Но при всём при этом уходить всё дальше и дальше от всего «земного» на базе чего и были созданы и от этого быть уязвимыми. Спид — это болезнь земли, а не цивилизации и лекарство должно быть земным и простым. Тайна шумеров тоже не сложна. Ищем не там. А ведь всё на виду. Шумер — это осколки жизни погибшей в результате изобретения «машины времени». Развитие идёт по спирали и мы, находясь на ускоренном витке развития, стремительно приближаемся опять к тому же, то есть к созданию машины времени. Неужели мы идём к концу?

Предназначен и будет интересен тем, кто интересуется историей, приключениями, фантастикой и любовью.

«Затон» — Это реальное место. Я там жила, видела вырубленные в вечной мерзлоте землянки, где ночевали первые заключённые, строившие лагерь. Сохранившиеся сторожевые лагерные вышки мозолят глаза. Вымывающие весенним потоком кости белеют на солнце. Я говорила с директорами заводов, что когда-то сидели там и приплывали на него, ведомые ностальгией. Сидела на берегу с потомками местных жителей, навещающих Затон. Наверное, это и послужило быстрому написанию романа. В нём большая часть реальность: прошлого сталинских лагерей и затерянного в тундре ракетного дивизиона конца 80-х, с ловлей бежавших в тундру заключённых, дежурством у найденного в лесу рыбаками тайника с радиостанцией и строительством сгоревшей дизельной тоже.

Время: переплетение 50-х и 90-х. Развал.

Идея: Рассказать наши женские непростые истории. Очень хотелось, посадить за один стол писавших доносы, сидевших по ним в лагерях и охранявших их, а также женщин, которые при этом страдали. Теперь мы знаем чего стоят доносы. Знаем и то, что написанием их движет зависть. Но перестали ли писать их? Не перестали. Пишут. Мы не можем забывать историю, но мы и не должны расшибать лоб об неё, круша в пылу всё, что попало под руки. Проба сплести из прошлого «Затона» и «Затона» 90-х женский роман.

Её можно было назвать — это случилось в СССР. Её изюминка в удивительной простоте. Это попытка в женском романе захватить пережитые людьми и страной темы. «Затон» — это место на реке за Норильском, утопающее в тисках вод реки и болот. На этом клочке земли сошлись дороги кровавого лагеря сталинской эпохи и ракетного дивизиона. Их разъединяло время, но сводил в едино клочок земли. Там, где когда-то потерялись дорожки их родителей, несут службу дети. «Затон» — пристанище зеков сталинских лагерей и военного люда в конце 80-х. Здесь пересеклись судьбы принявшего военное хозяйство майора, его матери, прилетевшей в гости, и отца, сидевшего когда-то тут же, на «Затоне». Он пропал на широких просторах страны с приходом амнистий 53-его. Судьба, безжалостно разбросав их в самом начале жизни, сводит в один день, час, минуту в одной точке и это «Затон». Книга пронизана светом и теплом и непременно заполнит вас радостью от знакомства с героями. Книга о том, как может человек любить, сколько способен простить, и так ли уж нужна эта затея с переписыванием истории кому-нибудь. Все ищут национальную идею России, головы сломали, а ведь она так проста- не переписывать и не отрекаться от истории, не идти стенка на стенку и подвести под фундамент крепкую надёжную семью. Именно на ней во все века держалась Россия. Вот семья и вернёт потерянные качества и укрепит веру.

Приключения и мистика в женском романе. Редкие женщины любят грубую, жёсткую мистику. А вот от этой книги получат удовольствие. О кладах, мистических камнях. Об охотниках за ними. Старинном замке полном тайн. Привидениях. Поднятом из праха кровавом монстре и, конечно же, любви, о которую разбиваются тени страха.

И главное всё это у нас, в Украине.

Шенборнский замок. Яна экскурсовод. Старая история. Портрет графа Шенборна на стене. Детская игра Яны с портретом, переросшая с годами толи в болезнь, толи в любовь. Неожиданное открытие того, что магические камни, найденного ей клада, оживляют прах. Не каждый, а только тот на котором имеется такой же камень. Дружба с призраком, желающим найти свою любимую, впутывает её в приключение. Однако авантюрные ходы в поисках ответов на тайну действия камней, приводят её в семейный склеп Шенборнов. Дальше действия напоминают цепочку. Приключения в австрийском поместье графа. Макс, последний наследник Шенборнов, копия портрета графа Шенборна в украинском музее. И, конечно же, охотники за наследством и магическими камнями. Да-да… Выходит не только Яна и граф- призрак желают иметь их и знать тайну. Макса пытаются убить. Отравлен его отец. Самой не справится и Яна возвращает к жизни, пожелавшего остаться в склепе рядом со своей любимой графа-призрака. Цель- просьба о помощи. Призрак и Макс меняются местами. Ряд ходов и зло побеждено. Яна становится обладателем перстня Луизы, медальона Ральфа, креста епископа. Но казавшееся так близко счастье выпрыгивает из рук. Следует ссора с Максом и возвращение Яны домой. События, нашпигованные приключениями, переметнулись в Украину. Охотники за камнями тоже. Яна направляет их по ложному следу. Макс тяжело ранен и чтоб спасти ему жизнь, она достаёт из тайника камни. Мистика опять в игре.

Ещё одна версия: о любви и ненависти царя Петра 1 и гетмана Мазепы, о роли его писаря Орлика и тайна Мотри Кочубей. Где Меншиков предстаёт совершенно ни в образе пушистого, верного друга, а сначала шпиона Лефорта, и уж потом целенаправленного на трон человека. Катерина- не пленённая шлюшка, а дочь голландца корабела с детства влюблённая в Петра. В истории это одна из загадочных личностей. Всё что известно о ней — сплетни и домыслы. Их авторы хорошо просматриваются — Меншиков, иностранцы и родня первой жены царя. У каждого была своя цель, а вместе они намотались в большой снежный ком. Но как нам известно- снег при тепле очень быстро таит. И вот, подхваченные посланниками, эти пересказы разлетелись по всей Европе и стали почти документальными. А в плетении в них несколько реальных имён и сцен… получилось то, что имеем. Всё тоньше. Помня нелюбовь народа к Анхен, как к иностранке, Пётр ловчил. Царь любил розыгрыши, шутки и представления. Отсюда и весь цирк с Катериной. Скрывая прошлое жены, царь целенаправленно водил всех за нос и не оставил следов. Пусть докажут, что я не права. Мазепа же, в моей книге, не только умный и хитрый, но жестокий и коварный, помешанный на польской короне шляхтич. В его понятии отсутствует слово — Родина, любовь, добро. Его кровь наполняет — власть, голова забита денежными знаками, а душа отдана на откуп дьяволу и колдунам. Даже полезные дела сделаны им поперёк себя. Одна дающая рука его в христианстве, другая ласкает католичество. Ничтожный и мерзкий в своём стремлении величия человечек. Я знаю — такой гетман не придётся по душе украинским националистам, но другим я его не увидела. Всё что он открыл и построил, было сделано, к моему сожалению, не для процветания Малороссии, а для увековечивания своего величия. Величие и богатство — вот его жизнь, а цель — польская корона. Мотря Кочубей вовсе не влюблённая в дряхлого старца девица, а несчастный ребёнок, попавший в чаклунские сети и запутавшийся в паутине интриг Мазепы. Кстати, обкатав Орлика на Мотре, Мазепа и возьмёт его в свои писари. И только Пётр — это Пётр, каким он был и возможно немножко такой, каким его не знали. А ещё — нашумевшая история Мазепы и Мотри не так проста, как кажется на первый взгляд. Её пытались описать многие, в основном в романтических тонах, но разобраться никто не удосужился. Увлёкшись лирикой, прошлись по верхам. Удивляясь: «Что-то в этой истории не так». А ведь и копать-то глубоко не надо было. Тем более и Пётр1, не поверив молве, попытался разобраться самолично. И первое, что сделал после Полтавской битвы и разгона Запорожской сечи — издал указ, запрещающий характерников, (своё название они получили от языческой богини Хары. Это особые воины, которых готовили волхвы. Говорят, что атаман Сирко прошёл обучение именно у них. Они могли ловить пули руками, бороться один с сотней и появляться в нескольких местах враз, создавая иллюзию войска), колдунов, чаклунов, волхвов. Мистика? А ничуть. Иначе, зачем царю понадобился указ и такие строгие меры. Пётр запретил колдовать и воздействовать на людей под страхом смерти. В тех местах то не было ерундой. Колдовали и ещё как. Знаменитая Диканька вотчина Кочубеев. Вот гетман Мазепа в достижении цели (Мотря) использовал магию характерников и чаклунов. Дотошный Пётр разобрался, а больше никому в голову не пришло. Романтический след перевесил. Все спокойно приняли историю любви 16 летней девочки к 70- летнему дряхлому развратнику на ура!

И, конечно, мне очень хотелось поставить точку: почему всё-таки Мазепа, обласканный царём, служивший столько лет российскому престолу вдруг подаётся к шведам?

Название говорит само за себя. Разгоняет мысли и рисует картинки. На реальных событиях. Весело и интересно. О жизни, любви, приключениях и курсантских буднях пяти девчонок военных- переводчиков пятой комнаты общежития, военного института. Вчерашние школьницы примерили форму, лихо встав под ремень и присягу. Что из этого получилось? А получилось много чего интересного. Ведь они не сдрейфили. И не просто справились с поставленной задачей, а переубедили преподавательский состав, что женщина не худшая боевая единица. Правда, для некоторых эта истина открылась уже почти на больничных койках. Лихо служится барышням. Каждый день интересен своим боком. Его приходится брать то штурмом, то напором, то хитростью… Девчонки учились и проходили военную практику в лагерях. Даже туда, желая быть красивыми, они тащили с собой косметику и плойки. Трудно давалась военная наука: копали окопы, бросали гранаты, а ещё любили. На пальцах не расскажешь, лучше прочитать. Как говорится в непростых книжках: не гадайте на кофейной гуще, а берите быка за рога. Оно ведь так, другая истина вещует: не просто ухватить жизнь за хвост, чтоб докатится колобком до лейтенантских погон. Надо постараться и мои девочки смогли. Ура! — гремит над плацем, а в синеву рвутся береты, соревнуясь в скорости полёта с серебристыми монетами. Ура! — вторят счастливые гости. Пять лет, как один день.

На реальных фактах. Эту историю знаю не понаслышке. Сейчас и ещё много лет она будет тайной за семью замками. Общество махнуло рукой — сбили и сбили, ну и хрен с ним. Журналисты многое обещали и много хотели, только им прищемили нос. Профессионалы, желая жить и служить, набрали в рот воды, а далёкий от этой истории человек в ней при всём желании не разберётся. Так что же всё-таки произошло в тот роковой день над Чёрным морем? Детективы не люблю. Выдуманная чушь, дурными головами используется, как инструкция для подражания. А вот женщин наоборот — очень, очень и плохих и хороших… Получился женский роман, правда, с реальными приключениями. О книге: Трагедия над морем. Учебные стрельбы в Крыму. Ракетой комплекса С200 сбит пассажирский самолёт с российско-израильскими гражданами на борту. Роковая ошибка? Может быть. Но всё не так просто. Лишь немногие в курсе, что стрельбам предшествовала борьба за проведение в жизнь этого авантюрного проекта, то есть — открытие полигона такого масштаба вблизи международной трассы и за проведение этих стрельб тоже. Все знали, что не просто опасно, а очень и очень, но к сожалению победили не расчёты и опыт полковника Долгова… Одним хотелось прославиться, другим использовать их дурь для своих целей. Были и псевдо патриоты, готовые шапками закидать всех. С самого начала сосуществовали дискеты, где чётко видно, что ракета, выпущенная по мишени, отклонилась от неё и ушла в бок, вероятно, захватив иную, более мощную цель. Сама же мишень цела и невредима, благополучно планирует после подрыва ракеты. Такую дискету, оказавшуюся у него случайно, привёз домой полковник Долгов. Переписана и уничтожена вся официальная информация. Слишком высокие чины под ударом. Что это: ошибка военных или заказ на рекламу торговцев оружием? Кто и зачем сбил самолёт? Где-то Долгов прокалывается, что порождает слух, о наличие у него дискеты и документов, связанных с продажей оружия. Начинается охота за доказательствами. Они нужны службе безопасности и торговцам оружием. Полковника, как ненужного свидетеля убирают или это случайная гибель? Дискета по ошибке остаётся в руках его бывшей жены. Но вскоре ей дают понять, что жизнь это шахматная доска. Есть хозяева жизни, и есть пешки…

КУРСАНТКИ

или

ать, два, левой…

1

Быстро летит время, загоняя в прошлое брызги детства, откуда ему, как шампанскому, не вырваться никогда. Оттуда, как поётся в чудной песенке, не идут поезда и не летают самолёты. Труба. Самое время оглянуться назад. Немного грустно. А так рвались из него, так спешили и вот приплыли. А надо ли было, ведь за теми заоблачными горами осталась беззаботная жизнь, тут же придётся пахать до гроба, как ломовой лошади… Но что уж теперь. Имеем то, что имеем. Отсюда и будем плясать. Не успели привыкнуть, осмыслить и прийти в себя, как отшумел нарядами выпускной бал. Улетели в розовые дали воздушные шарики. Школа помахала рукой. Мы стояли перед выбором: куда пойти. Мне так не хотелось быть как все. Задолбали уже юристы и экономисты… Палки в колёса мне вставлять никто не собирался. Копыта ломать тоже… Уходить в глухую защиту было не нужно. Вот я и решила рискнуть. Возможно, прав тот, кто намекает на то, что судьбу ни на какой козе не объедешь. Споткнувшись на ровном месте с выбором, я и рванула вопреки разума в военный институт. Шёл первый набор девчонок. Риск, но я не напрягалась. Выгорит, нет — без разницы. Родители жутко надеялись, не поступлю. Ненавязчиво пытались поговорить со мной. Получилось наставительно и ни к чему хорошему не привело. Наоборот — выставила рога и во всю прыть побежала пристраивать документы. Они, как водится, расстроились. Я упёрлась. Такие перлы выкинула — передать невозможно. Меня неожиданно зачислили. Правда, дикой радости не было. Какое-то бульканье в животе и непонятки в голове. А ведь стерпела и выжила из себя всё. Ненормальная, бежала даже жуткий кросс. Устала. Нестерпимо хотелось пожаловаться. Только интересно кому… Кто меня туда гнал, если не собственная дурь. Брат угорал, не веря до последнего в мою причуду. Свято надеясь — побаламутит и успокоится. Время для поступления в другие учебные заведения ещё есть. Не тут-то было, моё самолюбие рвалось вперёд. Десять человек набирали, и я угодила в их число. А — а?! Разве не заведёт! Как не зайти шарикам за ролики. Мы пыжились не задумываясь, потянем ли. Но, тем не менее, стали с жаром уверять друг друга, что всё у нас получится, что мы сами не знаем своих способностей, а они у нас непременно есть. Естественно, нашлись. Куда же им деваться, если мы пантились одна перед другой. Но на рывок давало силы то, что мы все в одинаковой ситуации. А на душе, без дураков, кошки скребли. "Одна из десяти ненормальных, — тут же прокомментировал любимый братик моё зачисление, — хотя, что с тебя инвалида на голову взять. Мне с тобой всё ясно было ещё тогда, когда ты со своими мослами вместо танцев попёрлась на дзюдо. Соплёй перешибёшь. Какая борьба… Для меня загадка, как твои члены по отдельности в сумке домой не доставили". Смотрю не мигая, утешил: "Заботливый ты мой!" Его напору не удивилась. У него к женскому полу болезненно критическое отношение. Поднеси, подай, убери… Понятно, что каменный век. Но мужики все верблюды. И в самый раз послать бы его колбаской… Но пусть уж себе считает счёт один — ноль в свою пользу. Мне по барабану. Как там: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало, — слушая его нытьё, утешала я себя. — Последним точку ставит тот, у кого ума побольше. Свой ум я дёшево не ценила. А вообще-то, я знала отчего молчала, благоразумно не связываясь со старшим братом. Он человек денежный, может быть придётся потрясти его кошелёк. Поэтому разумно не заводить молодца по мелочам. А его бредовые рассуждения о женщинах, что, мол, они зло и обуза, мне давно известны. Болтает, пока жареный петух не клюнет. Пусть говорит, с меня не убудет. А если поднапрячься и возвести мысленную стену, то можно и не слышать ничего. Очень полезный и эффективный приёмчик. Хотя если плясать от печки, насчёт борьбы, то он прав. Занималась пять лет. Брат считает, что я была большим оригиналом. А всё проще, как получила от одноклассника затрещину, так и отправилась в секцию. Не жаловаться же всю жизнь всем и по любому поводу. Характер такой. Вымолила, выплакала, чтоб зачислили. Свободного времени было мало: тренировки да учёба. Ох уж и побросали меня на маты. Ковёр локтями да коленями протёрла. Сашка почти угадал, могли запросто моё хиленькое тельце принести в коробушке домой или прикатить в инвалидном кресле. Но заело. Спортсменкой стать, я цель себе не ставила. Но зато научилась профессионально падать и себя защищать. Чтоб по жизни не отвлекаться на мужские обиды и не дрожать перед их дурью. А ещё быть уверенной в нашем сотканном не только из цветов и рассветов, но и из опасностей мире. Гуляя на улице или в лесу, я не напрягалась, уверенная, что согну в бараний рог любого, протянувшего ко мне лапы. Смешно, ей- богу, смотреть на ребят, когда от худенькой пичужки они получают пендюлей. Всё правильно, в этой жизни надо надеяться только на себя. Мама, вздыхает, думая, что я с таким размахом по их мордам и самолюбию не найду себе никогда мужа. Я отмалчиваюсь зная, что когда это будет ОН — заткнусь и буду паинькой. Пусть его душенька властвует, пока не споткнётся. А там уж извиняйте!

Вот и всё, вот и кончилась война, кончилась, кончилась, кончилась… Ей казалось, что об этом пело всё: ночная тишина и даже воздух. Навоевались все и ночь и день… а теперь отдыхают. И будут отдыхать долго, как после тяжёлой и длинной дороги. Сна не было. Почти совсем. Одни обрывки воспоминаний туманят голову мешая заснуть. Сначала не понимала почему. Ведь всё плохое давно позади. Потом, когда выползла застрявшая в сердце обида и снова заставила переживать её, непростимую, поняла в чём собака зарыта. Ей никогда не найти утешение. Смерть настигает раз, отмучился и всё, а эта пытка терзает душу, сердце, тело всю жизнь. Ведь режешь себя каждый раз по-новому. Почему же та чёртова обида так цепко в ней сидит. Ведь это случилось так давно и не изменило её жизнь. Или всё же изменила?

Популярные книги в жанре Любовная фантастика

Итан Уот думал, что он уже привык к странностям, когда невероятные события начали происходить в его родном городке. Нашествия саранчи, бьющая рекорды жара и разрушительные штормы опустошают Гэтлин. С течением времени перед героями встает единственный вопрос: чем или кем придется пожертвовать, чтобы спасти город?

Для Итана хаос — это пугающее, но и желанное развлечение. Его снова преследуют во снах, и на сей раз это уже не Лена. Загадочная призрачная фигура последовала за ним из сновидений в реальную жизнь. Хуже того, Итан начинает постепенно терять частички себя: забывает имена, телефонные номера и свое прошлое. Он не понимает, почему это происходит, и боится спросить.

Иногда путь назад невозможен. И тогда счастливого конца не ждите.

Впервые на русском языке!

Корасон Ферейра чертовски устала. Мало того, что муж променял ее на симпатичную, веселую блондинку, так еще и сестра сошла с ума и вышла замуж за вампира. Хуже того, все оборачивается таким образом, что и сама Кора в прошлой жизни была подружкой вампира... того самого, который на ее глазах убил женщину… Если бы только Кора неосторожно не встала на пути жутких планов ожившего трупа и его хозяина, она бы быстро справилась с до ужаса великолепным вампиром. Но, теперь только Алек может защитить ее от тех, кто угрожает ее существованию и остается лишь выяснить, как долго женщина сможет противиться искушению прежде, чем последует зову своего сердца...

Два веселых рассказа о Зене и Габриэль

Этот мир, кажется нам слишком реальным. Мы не можем даже на секунду выйти за рамки того, что видим перед собой. Всячески не хотим верить в очевидное. Порой, так жить удобнее. Но разве можно это назвать жизнью? Ведь вокруг столько невероятных и на первый взгляд невозможных вещей. А мы просто не замечаем их, делая свою жизнь обыденной историей…

Познай темное царство Ноктюрна в обжигающей повести Джанин Фрост, где вызывающе сексуальный Рафаэль возглавляющий демонов преступного измерения пытается помочь красивой молодой женщине отомстить за исчезновение ее близкого родственника.

Пятнадцатилетняя Ева Эверголд симпатичная, нахальная и наслаждается своей оживленной общественной жизнью. И она ещё не знает, что рядом с ней злой демон, победить которого может лишь она с помощью своих сверхъестественных сил. Она должна работать с ними усерднее и быстрее! Потому что, есть кое-что очень привлекательное в темной стороне ... свидания с демоном? Сущий ад!

Перевод любительский с сайта http://vk.com/lovefantasybooks

1. Никогда никому не доверять.2. Помнить, что они всегда ищут.3. Не ввязываться.4. Не высовываться.5. Не влюбляться.Пять простых правил. Ариана Такер следовала им с той ночи, когда сбежала из лаборатории генетики, где была создана, в результате объединения человека и внеземного ДНК. Спасение Арианы – и ее приемного отца – зависит от ее способности вписаться в среду обычных людей в маленьком городке штата Висконсин, скрываясь в школе от тех, кто стремится вернуть потерянный (и дорогой) «проект».Но когда жестокий розыгрыш в школе идет наперекосяк, на ее пути встает Зейн Брэдшоу, сын начальника полиции и тот, кто знает слишком много. Тот, кто действительно видит ее. В течении нескольких лет она пыталась быть невидимой, но теперь у Арианы столько внимания, которое является пугающим и совершенно опьяняющим. Внезапно, больше не все так просто, особенно без правил ...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Ничто и никогда не появляется просто так. Все для чего-то необходимо. И когда умирает один Демиург, то сила его рассеивается и, обладая особой летучестью, находит пристанище в силах других Демиургов, усиливая их способности. Но, в случае, когда умирает целый мир Демиургов, то мощный высвободившийся поток энергии летит через Вселенную к ближайшей черной дыре, ударяет в нее и она взрывается. А что же дальше? Дальше рождается совсем новый мир Демиургов, иначе кто же будет создавать новые миры?" (Михас Блак "Пособие по созданию мира", глава 7 "Бытие демиурга" п. 48 "Смерть Создателя").

Мелани Райдер упорно движется к своей цели. Первый шаг на пути к свободе она уже сделала. Но вот с последующими действиями у Мел проблема. Время летит, а у девушки нет даже представлений о том, что делать дальше. Загадочный маг, на которого указывают все стрелки, скрывается в одном из измерений, порталы в которые Мелани тайно открыла. И только от этого мага зависит, сбудется ли заветная мечта Мел, ради которой она готова пойти на все. И кто сказал, что судьба суккуба легка?

Роман с приключениями о жизни и любви. Все мои книги населяют люди, имеющие честь, совесть и обладающие божьим даром: настоящей любовью и умением дружить.

Часть 1 — В молодости хочется всё и сразу. Нет работы дома, поехала, как многие, за рубеж. И пошла скакать из одной ямы в другую. Чуть-чуть не попала в лапы торговцев органами, потом угодила в бордель. Чудом выбралась, вернулась. Правда, с деньгами. Позже поняла, что не только с ними, но и с ребёнком. Выстроила дом, купила неплохую машину, открыла дело, жизнь налаживалась, как хотелось. Но однажды, под вечер, нашла у себя под забором, пьяного и берущего в свой плен морозом, парня… "Свежемороженых мне только не хватало для полного счастья", — подумала она и… занесла находку в дом. Пожалела. Никто другой не брал. Пригодился. Если посмотреть с практической стороны, то мужчина в доме не менее нужнее, чем веник, тем более что у соседей творилось чёрте что… Правда её подруга, та, что сначала стращала им, потом пыталась переманить его. Откуда же было знать ей, что это отец сына Оксаны, которого та тоже не сразу узнала. Вот так!

Часть 2 — Те же герои, но новые приключения. Это по случайно попавшейся в руки Ксюхи старой карте староверов, они организовали поиски "царского золота" из "золотого поезда" Колчака в старообрядческих скитах тайги. По ходу всплыли материалы связанные с загадочным расстрелом царской семьи. Именно туда завело их любопытство. Герои, влезая в ту старую историю, узнают, что в нашумевшем романе Колчака, не так уж и много любви. Вернее её совсем нет. А вернулся адмирал вновь в пылающую гражданской войной Россию не из-за прелестных глаз молоденькой любовницы и не из-за борьбы против большевиков, а по просьбе патриарха. Он должен был вывезти за пределы России то, что нашёл в последней своей экспедиции, организованной высшим советом духовенства. В войну втянули обстоятельства. Вам лучше прочитать это самим.

Трудно найти человека, который не задумывался бы над вопросом, чем порождено общественное неравенство и какие пути ведут к его устранению. Брошюра поможет читателю найти ответ на этот вопрос. В доходчивой литературной форме автор показывает, как в ходе социалистического строительства шаг за шагом искореняются причины общественного неравенства между людьми разных классов и наций, мужчинами и женщинами. От равноправия до постепенного осуществления требования равенства, выдвигаемого теорией научного коммунизма — этот путь кратко прослеживается в брошюре, рассчитанной на массового читателя.