Шотландская сказка

Владимир Иванович Щербаков

Шотландская сказка

В замке Данвеган

По неровной стене замка размытым облаком бежала тень опускавшегося моста. Хольгер видел, как она погасила вечерние блики на противоположной стороне рва и, накрыв кусты шиповника, упала к ногам.

Замок Данвеган сохранил первозданный облик: проломы, оставшиеся после давних нашествий, тщательно заделаны, вновь скрипят колеса, опускающие подвесной мост, который ведет во внутренний двор. Над входом, как и сотни лет назад, горит факел, его пламя колеблет ветер.

Другие книги автора Владимир Иванович Щербаков

В книгу включены два произведения: роман С. Павлова посвящен проблемам, которые могут встать перед человечеством при исследовании глубин Вселенной; а романе В. Щербакова «Чаша бурь» обсуждаются вопросы, связанные с древними культурами атлантов и этрусков, потомки которых, согласно фантастическому замыслу автора, могут оказаться среди нас.

Правда, представленная на суд читателю этой книги, в высшей степени фантастична. Это документальная работа описывает события, связанные с открытием Асгарда — города древнескандинавских богов. С зоркостью следопыта, скурпулезностью археолога и историка, с проницательностью посвящённого учёный и писатель В.Щербаков нашёл этот легендарный город и открыл в нем то, что казалось, существует лишь в легендах, — Валгаллу и заветное Идавелль-поле, где собираются боги на свои божественные игры. Следуя за автором, читатель узнает тайну рая древних скандинавов и прародины славян, поймёт, почему отменяется конец света. Пытливость учёного приводит автора к сопоставлению множества фактов и версий о происхождении славян и основ их духовности, что будет интересно и историкам, и филологам, а также всем тем, кто увлечён поиском секретов прошлого и тайн грядущего.

Для широкого круга читателей.

Мир богов — реальность. Христианство отражает веру и часть истины о боге Отце. Но мир устроен сложнее. Совсем недавно началась Эра Водолея. Человечеству пришло время узнать и другую часть истины и дополнить веру знанием, соединив их. Именно этой цели и служит настоящая книга.

Повести французских авторов Ж. — И. Кусто и И. Паккале «В поисках Атлантиды» и советского писателя В. Щербакова «Золотой чертог Посейдона» дополняют одна другую. Ж — И. Кусто, известный французский океанолог, выдвигает «средиземноморскую» гипотезу, связывающую гибель Атлантиды с вулканической катастрофой, происшедшей в глубокой древности на Средиземном море. Повествование основывается на материале реальных подводных исследований.

В. И. Щербаков рассматривает «атлантическую» гипотезу, которая предполагает существование материка в Атлантическом океане. Его рассказ строится на анализе легенд, исторических и современных научных материалов.

 Писатель и ученый Владимир Щербаков, известный читателям по книгам `Встречи с Богоматерью`, `Асгард - город богов`, `Все об Атлантиде`, рассказывает в своей книге о таинственной цивилизации крылатых змеев, об оружии инопланетян, превращающем людей в каменные статуи, о секретах магии Дэвида Копперфилда. В книге дается объяснение этим и другим феноменам, а также раскрывается суть эликсира бессмертия, антигравитации, восстанавливаются древнейшие мифы человечества - один из них о Царевне-лягушке. Новые темы,новая трактовка, новые явления - в духе Эры Водолея.

форм zbsh

Щербаков В. Чаша бурь: Научно-фантастический роман. / Худ. Т. Дроздова. — М.: Молодая гвардия, 1985. — 320 стр. — (Библиотека советской фантастики). 1 р., 100 000 экз. (п).

В романе обсуждаются вопросы, связанные и с современностью, и с далеким прошлым Земли. Где располагалась Атлантида? С кем воевали атланты? Можно ли представить атлантов, доживших до наших дней? Эти и многие другие вопросы связаны с положением нашей планеты в Солнечной системе, ее геологическим прошлым, а также с влиянием космических факторов.

Опубликовано: часть 1 — На суше и на море, 1989: Фантастика. — М.:Мысль, 1989, с. 368–399.

Полностью:

В.Щербаков Меч короля Артура. И.Ткаченко Разрушить илион. Н.Полунин Коридор огней меж двух зеркал. — М.: Мол. Гвардия, 1990. - 288 с. ("Румбы Фантастики"), стр. 3-72.

(ISBN 5-235-00974-6).

Сборник фантастических произведений членов Всесоюзного творческого объединения молодых писателей-фантастов, действующего при издательстве "Молодая гвардия". Кроме молодых авторов в сборнике представлен и член Совета ВТО МПФ — писатель Владимир Щербаков

 Загадочная Атлантида, волнующая умы и сердца десятков поколений, обретает в этой книге свое местонахождение, историю рождения и гибели. Автор, известный советский ученый и писатель, отстаивает версию о существовании исчезнувшего материка в Атлантическом океане. Его гипотеза строится на анализе легенд, исторических хроник и современных научных знаний.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Альберт ЗЕЛИЧЕНОК

ТРУДНО БЫТЬ ЛЁВОЙ

Давно замечено, что самая чистая правда частенько выглядит отъявленной ложью. Причина здесь в том, что жизнь устроена довольно нелепо, и опытный рассказчик, зная это, выправляет наиболее вопиющие нелогичности. Увы, мне поступать так мешает совесть, и потому события в моем изложении выглядят неправдоподобными. Мне уже это говорили. Однако поделать ничего не могу: врать не умею. Вот и сейчас мне, конечно, никто не поверит.

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Полина Жураковска

ЦВЕТОК ЛОТОСА

Я не люблю свой лепесток,

Не знаю, чья возьмет.

И пусть закроется бутон,

Мы встретимся в другом.

Д. Зимин.

I

Наше бремя - тяжелое бремя:

Труд зловещий дала нам судьба.

Чтоб прославить на краткое время,

Нет, не нас, только наши гроба.

Гумилев.

В грязной маленькой лачуге воняло невыносимо, но Тереза привыкла и не к таким ароматам. Перед ней сидела древняя старуха, и это еще мягкое определение. Казалось, скелет, без зубов, с запавшими, высохшими остатками глаз, обмотали небольшим количеством предварительно вымоченных в грязи пополам с бычьей мочой тряпками. Череп старухи был лыс и сморщен так же, как кожа лица, руки представляли собой две донельзя высушенные куриные лапы с нестриженными когтями, и лапы эти в данный момент любовно, можно сказать, сладострастно, перебирали несколько золотых монет - все достояние Терезы, накопленное за несколько лет тяжелого, неженского труда. Я не могу запретить тебе сделать то, что ты задумала, девушка - прошамкала старуха. - Тем более, платишь ты честно, чудными, согреющими мою безрадостную старость монетами. Так что бери ее, и постарайся не попасться им на крючок, как попалась я. - Тут старуха достала откуда-то изпод лохмотьев древний фолиант, обтянутый дорогой кожей, с серебряными застежками. Книга никак не вписывалась в убогую обстановку лачуги и в старушечьих руках казалась драгоценностью, оброненной в грязь. Тереза поспешила взять фолиант, и сразу ощутила его тяжесть. Наконец то! Конечно же, она будет очень, очень осторожна, тверда в своих решениях и непреклонна в требованиях, и не позволит им довести себя до такого состояния, в котором оказалась Марта. Вызывание духов тонкое, и требующее немалой твердости дело. Тереза невесело усмехнулась, вспомнив те уроки из суровой школы жизни, что дались ей особенно нелегко. Некрасивой женщине трудно жить в мире. Тем более, если она бедна. Безобразной - почти невозможно. Тереза была безобразна. Косые, разного цвета глаза и кривой нос на лунообразном, покрытом густой, болезненной сыпью веснушек, лице, плоская грудь и отвисший живот - свидетельства непосильного для женщины труда. Мало того, Тереза была хрома - после какой-то детской болезни одна нога начала сохнуть, и теперь была короче другой. У любого, однажды взглянувшего на эту женщину, никогда не возникало желания повторить сей подвиг. Бедную девушку не брали работать даже в трактир, оставляя ей задние дворы, конюшни и коровьи стойла животным все равно, кто приносит им корм. Крепко прижав к себе книгу, свое последнее сокровище, Тереза пробиралась узкими, загаженными улочками, больше похожими на сточные канавы, за город. Вокруг быстро темнело, бледный свет луны совсем не проникал в ту клоаку, которая звалась нижним городом. Никто не обращал внимания на скособоченную хромающую фигурку, одиноко бредущую к городским воротам. Стражник, охраняющий вход в город, лишь мельком взглянул на еще одного уродца, которого на ночь глядя понесло невесть куда, и отвернулся, даже не подумав предупредить, что ворота вот-вот закроются, и до рассвета в город никого не впустят. Впрочем, Терезу это не волновало. Она не собиралась возвращаться в этот грязный город никогда, независимо от того, удастся ли то, что она задумала, или нет.

Михаил Зислис

Лица вещей

"Бред? Но ведь новый!"

- С. Е. Лец

"Я видел во сне

действительность. С каким же

облегчением я проснулся!"

- С. Е. Лец

Пустыня растворялась у затуманенного горизонта. У нее соревнование с круговоротом воды в природе - она сама круговерть. Жары. Того и гляди себя засушит до полного изнеможения.

Желтые барханы, кое-где подсвеченные красным садящимся солнцем. Красное око циклопа - такое же безразличное, как и мои руки на руле. Они расслаблены, и притом готовы в любой момент скрутить баранку в бараний рог... нет, не так. Но я не знаю всего, на что они готовы.

Рене Зюсан

Геометрическая задача

Когда я излагаю свою идею, все неизменно пожимают плечами. Меня это не удивляет - такова участь всех новаторов. Люди считают их сумасшедшими, пока истина не становится очевидной. Тогда все поражаются: как они не додумались до этого сами! А мою теорию очень легко могут проверить. И не гениальные ученые или совершенные электронно-вычислительные машины, а вы, я, любой, кто имеет простое начальное образование.

ОПАНАСИЙ ЗАКОЛЕБАНСКИЙ

ПРАВОСУДИЕ С КОРОТКИМИ НОГАМИ

(с вкраплениями гиперболизма история)

"Зри в корень"

Козьма Прутков

Глава 1.

Ой, как голова трещит, нет сил терпеть. Ох, давненько я не упивался по самые баклажаны, прямо не знаю, что делать. Остается надеяться, что ноги сами выведут меня куда нужно. Емеля официант пристал и что-то шепчет на ухо, наверное просит чаевых добавить. Да пошел ты!!!... Козьма Прутиков никогда таким козлам много не дает. Ты свое уже заработал...

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Впервые человечеству грозит полное вымирание. В космосе – сектанты разрушили Луну, и её осколки угрожают городам Земли, а из-за неудавшегося эксперимента из Меркурия создают чёрную дыру, и она уже влияет на Солнце.Но и это ещё не всё: случайно, вместе с Лунным грунтом, на Землю завозят штамм неизвестной болезни. Учёные находят лекарство против неё, но под его воздействием болезнь мутирует, подвергая мутациям и людей.И дальше только хуже…Читайте «Армагеддон», чтобы узнать будущее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Щербаков

Сквозь бездну

Везде песок. Красная мука, кирпичная пыль, нудное крошево, - если вы побываете на Марсе хоть раз, вы подберете подходящее сравнение. А мне сейчас не до сравнений. Несколько минут слышен стук. Откуда?

Сверху было видно одно ровное красноватое поле, лотом появились ямки, рытвины. Я дернул упругую ручку - заработал тормозной двигатель. Слева тянулась гряда бурых скал, у подножия которых струилась река - пыльный светящийся дым. Черные обелиски и барельефы, мрачные одинокие пики в молчаливом небе, как татуированные руки гигантов. Звенящее солнце горит на камнях фиолетовыми кострами. Что это - следы гибели, усыпальницы, гробницы?

Владимир Щербаков

Старая Москва

Они прошли на площадь и остановились возле Мавзолея. У входа застыл Красноармеец в старом шлеме, с винтовкой в крепко сжатой руке. Мягкие хлопья снега падали на его шинель, на большие ботинки, зашнурованные тесемками.

- Совсем как живой, - тихо сказал Вольд.

Они подошли ближе. Вверху горели красные звезды. Заснеженные елки прижимались к побелевшим стенам. Где-то далеко рокотали пневматические поезда и машины, вспыхивали и гасли огни, шумели люди - на тысячах проспектов Новой Москвы. Здесь же было тихо. Только снег шуршал в синем вечернем воздухе.

Владимир Иванович ЩЕРБАКОВ

ТЕНЬ В КРУГЕ

Фантастическая повесть в письмах

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Письмо первое

Письмо второе

Письмо третье

Письмо четвертое

Письмо пятое

Письмо шестое

Письмо седьмое

Письмо восьмое

Письмо девятое

Письмо десятое

Письмо одиннадцатое

Письмо двенадцатое

Письмо тринадцатое

Письмо четырнадцатое

Письмо пятнадцатое

В. ЩЕРБАКОВ

Возвращение Сухарева

ПРОЛОГ

Со стороны могло бы показаться, что человек спокойно спал, полулежа в кресле, так безмятежно было его лицо, ритмично дыхание и естественна поза. Но вот через минуту-другую раздавался тревожный сигнал. Человек медленно пробуждался, тянулся к экрану и с видимым усилием всматривался в мелькающие точки: корабль пробивался через метеорное облако.

Воспаленные, красные глаза лучше всяких слов сказали бы, как обманчиво первое впечатление. Потом он тяжело опускался в кресло и успевал погрузиться в кошмарную дремоту, прежде чем снова раздавался неумолимый сигнал.