Шмордонские игры

Книга является продолжением романа «Шмордонские войны». В ней рассказывается о шмордонской ненасытности и кукарелльской коммунальной угрозе.

Отрывок из произведения:

Президент Демократической Республики Тарахтун Шкив Бе́ндекс снова проснулся в плохом настроении. Уже пятый день из Олигархической Республики Кукареллы не поступало свежих продуктов! Мало того — оттуда вообще перестали прилетать корабли и связь с этим космическим сектором галактики прервалась.

Президент привык каждое утро начинать со стакана свежего сока, выжатого из фруктов, называвшихся «Помидорро», которые произрастали на Кукарелле и доставлялись в Тарахтун большими партиями на торговых звездолетах.

Другие книги автора Виктор Викторович Емский

Представьте себе галактику, в которой обитают люди, похожие на нас. Но странное дело, расселились они по разным углам. В одном углу живут военные дуболомы, в другом жулики, воры и коррупционеры, в третьем торговцы. А между ними снуют цыгане в своих космических кибитках. А сколько всего углов? А почему герои книги так похожи на землян? И откуда взялась земная система мер и весов? На все вопросы ответит эта веселая книга. А если не на все, то следующие книги продолжат рассказанную историю. Предупреждаю: плакать не захочется никому!

Игра-понятие универсальное для любой формы жизни во Вселенной. Включая ее создателей.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Маленькая пародия из сборника «Фантастика-77» (Москва, «Молодая гвардия», 1977)

— Будь моей женой, прекрасная Микатарра!..

Аммиачный Джо с планеты Абувумба хлопнул клешней и замолчал. Чтобы сказать еще хоть слово, ему теперь требовалось опрокинуть в рот чарку-другую прохладного гидроксида аммония: жители туманной Абувумбы угрюмы и неразговорчивы.

Воспользовавшись паузой, вперед шагнул Малыш Парду.

— Несравненная Микатарра! Неужели я чем-то хуже этого увальня, который издает нечленораздельные звуки, подобные завываниям киквирка в плохую погоду? И мне, сыну радужных миров, не на что надеяться? Выбери меня — и мы вместе уедем на голубую Валгаллу!

На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

Журнал «Искатель» 1970 г., № 1, стр 112-116

Когда Клапауция назначили ректором университета, Трурль, который остался дома, поскольку терпеть не мог любой дисциплины, не исключая университетской, в приступе жестокого одиночества соорудил себе премилую цифровую машинку, до того смышленую, что втайне уже видел в ней своего наследника и продолжателя. Правда, всякое между ними бывало, и, в зависимости от расположения духа и успехов в учении, иной раз звал он ее Цифрунчиком, Цифрушей или Цифрушечкой, а иной раз — Цифруктом. Первое время игрывал он с нею в шахматы, пока она не начала ставить ему мат за матом; когда же на межгалактическом турнире она одолела сто гроссмейстеров сразу, то есть влепила им гектомат, Трурль убоялся последствий слишком уж однобокой специализации и, чтобы ум Цифруши раскрепостить, велел ему изучать в очередь химию с лирикой, а пополудни они вдвоем предавались невинным забавам, например, подыскивали рифмы на заданные слова. Именно этим и занимались они в один прекрасный день. Солнышко пригревало, тихо было в лаборатории, только щебетали реле да на два голоса звучала рифмовка.

«Когда же настала ночь… Когда же настала ночь?.. - медленно и тяжело всплыла первая мысль.

Полог тьмы давил на щеки и лоб, щекотал ноздри запахом старой книги. Синдбад подвигался и понял, что лежит на спине. Поднес невидимую руку к глазам – пальцы скользнули по глянцевой поверхности. Попробовал сесть. Это получилось. Тут же вспыхнул день, в темечко настойчиво постучалась боль, а на колени, шурша страницами, упала его любимая «Китаб альф лайла ва-лайла». Ее раритетные сестрицы валялись вокруг пустого кресла в соседстве с оторванными дверцами книжной полки и осколками полузнакомого происхождения.

Кресслин наклонился над столом.

— Это она? — спросил он, глядя на моментальные снимки.

— Да. — Генерал машинально подтянул брюки. — Севинна Моррибонд. Ты ее узнал?

— Нет, тогда ей было десять лет.

— Она не сообщит тебе никаких технических подробностей. Ты должен только узнать, есть у них Хронда или нет. И находится ли Хронда в оперативной готовности.

— А вы уверены, что она это знает?

— Да. Он не болтун, но от нее секретов не держит. Он на все готов, чтобы ее удержать. Почти тридцать лет разницы.

Падающие камни отважный охотник Ва-Хунга видел не раз. В местах, где обитало его племя, они падали с неба так часто, что Ва-Хунга привык к ним и, к возмущению старейшин, начал даже сомневаться в их божественном происхождении. Этим он вскоре восстановил против себя весь род.

Охотник пошел в своей дерзости еще дальше: из одного падающего камня он сделал себе мощную палицу. Но и тогда никто не посмел открыто выступить против него, ибо Ва-Хунга по праву считался лучшим следопытом и добытчиком.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бывший капитан спецназа ГРУ Федор Дубов и не подозревал, что станет наставником… наследного принца планеты Малонг Леона I Спалето, которого архимаг Адемар вынужден был отправить через магический портал на Землю. Впрочем, Федор и не с такими заданиями справлялся. Леон, которого наставник звал просто Леня, оказался малышом смышленым, рос умным, крепким и по-русски отзывчивым. И все бы ничего, если бы враждебные силы Малонга не затеяли коварную комбинацию…

Саломея вернулась. Не долго думая, она снова врывается в чужие судьбы. Ее цель? Взять как можно больше от жизни. Ее мотив? Никому не известен. Ее методы? Истинно женские. «Эльфы — ничто, жажда наживы — все!» Такого девиза поддерживается главный помощник госпожи Штайн — Алек. Вместе они потрясут мир и вляпаются в историю.

В «Сфере Миров» все измеряется в числах. Ведется счет прогрессу персонажей, характеристикам вещей, убийствам и смертям, заработанным деньгам. Знакомьтесь, это Кот. Он считает, что все имеет свою цену. Можно платить золотом, а можно – сталью. И если сойдемся в цене - пламя войны охватит всю «Сферу»!

С орбиты на орбиту по воле судьбы перемещается земной исследовательский корабль. В итоге, успешно справившись со всеми трудностями, он возвращается домой. Но приключения, начавшиеся в космосе, продолжаются даже на Земле. Среди волн мирового океана приводняются сотни инопланетных звездолётов. Они, прибывшие из созвездий Геркулес, Волосы Вероники, Северная Корона и Эридан, привозят с собой суматоху и веселье. «Вы должны стремиться к бесконечной жизни, чтобы успеть реализовать все свои таланты, заложенные природой», — говорит землянам бессмертный представитель одной из дальних галактик. Земляне в ответ приветливо улыбаются: конечно, обитатели Млечного Пути будут счастливыми, а земной шар — процветающим, ведь в этом уверены добрые пришельцы из космоса, считающие Голубую планету и её жителей уникальной драгоценностью Вселенной. Том первый: На всех парусах — к тысячному Дню рождения!