Школьные страсти

Семен Арбенин

Школьные страсти

Часть 1.

Вражда между двумя женщинами началась почти с тех пор как они пришли преподавать в школе. Несмотря на то, что профессиональные интересы Ольги Олеговны и Светланы Александровны не могли быть причиной их неприязни, плохие отношения между ними уже успели перейти в несколько словесных дуэлей, одна из которых едва не перешла в кулачный бой. Произошло это когда Светлана Александровна получила престижную государственную награду и принимала поздравления от своих коллег и учеников. Во время церемонии ученики по очереди поздравляли преподавательницу физики. Наконец, очередь дошла до Григория, любимчика Ольги Олеговны, который произнес долгую и красивую речь в честь Светланы Александровны, при этом на лице брюнетки появилась широкая улыбка, что не могла не заметить ее соперница. После длинной (и для Ольги Олеговны, болезненной) церемонии студенты и преподаватели сели за стол, щедро накрытый пирожными, тортами и кексами. Постепенно праздничное мероприятие подходило к концу, гости начали расходиться, когда обе пышнотелые красавицы оказались лицом к лицу. С улыбкой, которая большее напоминало гримасу, блондинка высказала наилучшие пожелания Светлана Александровне. Ответ Светланы Александровны был, как и ожидалось,  дружеский и сердечный :  Товарищ, я надеюсь, что Вы тоже будете на моем месте, в будущем Вас ждет долгая работа" Надменное выражение лица Светланы Александровны заставило Ольгу Олеговну сжать ее кулак и пристально посмотреть на конкурирующего преподавателя, повторив еще раз свое поздравление. Блондинка направилась к выходу, однако, фраза учительницы физики заставила ее остановиться. "Кстати, Ваш Григорий такой интеллектуальный и приятный юноша, я так люблю работать с ним .... " Блондинка обернулась вокруг, ее большие, молочно белые груди бурно вздымались и, казалось едва не выходили наружу " Светлана, ты заходишь слишком далеко."

Другие книги автора Семен Арбенин

Семен Арбенин

Школьные баталии-2

Григорий был на седьмом небе от счастья. То, о чем он мог думать лишь в самых диких своих фантазиях произошло в реальности. Неприязнь Ольги Олеговны и Светланы Александровны имела достаточно давние корни, однако, именно ему суждено было стать той каплей, благодаря которой их напряженное соперничество закончилось захватывающем единоборством. Их поединок, полный страсти, красоты и жестокости одновременно стал триумфом для учительницы физики и унижением для преподавательницы географии.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Отрывок из романа

Ч.П.Пересела-младшего

Неукротимая Пенни-Лейн.

ГЛАВА 6. ПЯТЬ ГАМБУРГЕРОВ В ТРИНТИ-ОБЖОРКЕ.

(по материалам журналов пЛАЫбОЫ и пЕНТХОУСЕ-рЕЖЕИВ (США))

... Грузовик Пенни-Лейн мчался по шестому федеральному шоссе, на север от Бармоунт-хилла. Где-то там, за цепочкой лысых Калифорнийских холмов горел загадочный иь сектор базы, и лежал в кювете автомобиль с генералом Фертшеллом, а его верный адьютант Топси находился в военном госпитале Бармоунтской комендатуры. Да, дел Пенни-Лейн неделала много... Зеркало отражало крепкое лицо девушки, пухлые губы, несколько вывернутые, как у любой, в общем-то южноаммериканской шлюхи, между Сан-Франциско и Вашингтоном. Серые глаза... Пышные серые волосы все время спадали на лоб и Пенни приходилось их рукой... Ладони ее сжимали баранку; девушка пристально следила за дорогой - не появится ли вдруг тупорылый зеленый броневик, из леса: от этих тварей всего можно ожидать. Босые ноги девушки, погрубевшие изрядно по пути босиком от ранчо Филла, по сухим колючкам и коровьему дерьму, упирались в педаль акселератора. Но самое главное было не здесь. Майка плотно обтягивала ее грудь; в кабине было жарко... А чуть полные ноги Пенни обтягивали крепкие джинсы, в них было чертовски неудобно. Девушка облизывала губы: она с ужасом чувствовала, что там, в глубине ее бедер з р е е т опять это... Она чувствовала, как горит под майкой ее пышненькая грудь и набухают соски. Она понимала, закусив губу, что ей опасно раскрыться сейчас, когда люди Фершелла пасут ее по дорогам. Но перехватывало дух и горели пятки... Нельзя, нельзя. Не хочется. Так ныли бедра в недавнем детстве, точно так же было тепло внизу живота. И маленькая Пенни забиралась в ванную, блестящую огромным душем, ставала босой на пол и прикосновение прохладной плитки к голым ногам приносило дрожь в коленках... Девочка, едва дыша, разглядывалась, и зеркало отражало ее худые ноги подростка с грязными пятками и худенький зад. Она смотрела на себя в это большое домашнее зеркало и потом, закатив глаза, брала с полки круглый балон Ланда и ложилась на пол. Ее крепкие руки погружали пластмассового червяка в свое лоно; и жгло тело невыносимым удовольствием, и она стонала, извиваясь на полу... Да, но тогда Пенни не знала ни Джеральда, ни того, что ее ждет... Теперь по сторонам тянулись хилые деревца. Да что же это. Побледнев девушка расстегнула последнюю пуговочку на джинсах. Господи, да нельзя же светиться... Из-за поворота показалась железно-пластмассовая постройка; ясно, обжорка Макдональдс, нечего и говорить... Над входом грязная вывеска "ТРИНИТИ". Взвизг тормозов;девушка с ужасом остановила, стреножила тягач у самых дверей обжорки. Хотелось есть.. Стих мотор и она несколько минут сидела неподвижно... Тишина. Девушка глянула на сонного пьяницу у входа, чей-то громоздкий Империал и открыла дверцу, спрыгнула на землю. Калифорнийская теплая ласковая маслянистая пыль защекотала голые ноги Пенни; да, как в детстве, когда ходила к соседскому сыну Хиггинса в коровник. Она раздевалась еще на задах ранчо, чтобы не пачкать одежду и голая, босая неуверенно шла в темноту коровника: под ногами нелеслышно чавкал такой же ласковый и теплый калифорнийский навоз от бычков-двухлеток... Пенни решительно зашагала к забегаловке. Внутри было полутемно. Человек десять сидели по углам, пили джин. Около окна - это спасет ему потом жизнь - сидел усатый черный тип, Смолли. И у стойки разговаривал с барменом, взгромоздившись на высокий табурет, крупный мужчина в ковбойке... Девушка вошла в обжорку почти бесшумно, придерживая в кармане кольт Харли - маленький, дамский. Бармен ее поначалу не заметил. А потом с изумлением оглядел невысокую рыжеволосую девушку с упрямым взглядом; ее старые джинсы и грязные ноги со сбитым ногтем на большом пальце - это удружил сапогом Топси, да... Чего ей надо? - Пять гамбургеров... - очень тихо, но твердо сказала Пенни и уселась на стульчик напротив толстяка - И джин. Бармен взялся за стакан. На Пенни смотрели с интересом... А девушка, глянув на своего соседа, явственно почувствовала запах мексиканского табака. И началось... Не надо светиться! - с ужасом думала она, а колени уже немели. Девушка дрожала... Да, мексиканский табак: бог ты мой, как давно это было! Лошадей на ранчо об_езжали мексиканцы, рослые загорелые парни. Ночной их костер горел прямо под окном девочки. И Пенни раз не выдержала... Двое их, загорелых и жилистых сидело у костра. Как вдруг из темноты приминая босыми шагами траву чиликито появилась Пенни. Ей тогда только исполнилось восемнадцать... Рыжие космы падали по плечам; дерзкие шальные глаза смеялись. Груди, юные, белые, торчащие вбок, как у козы Хиггинса и коричневые, крупные, как вишни соски. Дурея, от сознания того, что она голая стоит перед двумя онемевшими мужчинами, девушка застонала и опустилась на колени... Лоно ее перекатывалось бугром. И вот мексиканцы не стали спорить. Один притянул к себе девушку и та зашлась в судороге от его сильного упругого члена. А второй, тяжело дыша, долго гладил нежный ее зад и вдруг что-то твердое вошло в нее с другой стороны... Нельзя, это будет смертью. Но девушка шла навстречу гибели, не в силах устоять. Ранчмен напротив с изумлением глядел, как сидящая напротив девица засунула в рот сандвичи начала смотря на ранчмена, стаскивать майку. Все затаили дыхание... Вот оголились мячики ее голой груди с выпуклыми бугорками сосков - прикоснись к ним мужчина - это буря сладости... Это нектар... И глядя в упор на ранчмена в потных прелых динсах, и доедая гамбургер девушка ?0 стягивала с себя майку. Взорам посетителей открылось ее гибкое тело, оливковая кожа подмышек, тонкая талия и голые груди с цепочкой в ложбинке... Стало тихо, только приглушенно звучал музыкальный автомат. И Пенни раздевалась, одежда уже горела на ней. Сидя на стульчике, она сбросила майку на пол, и покачиваясь в такт музыке начала стягивать штаны; они медленно оголяли гибкие бедра девушки. Увидев черные густые волосы Пенни, топорщащиеся пониже ее живота ранчмен не выдержал и тоже начал расстегивать джинсы. Но девушка была уже нага, что-то внутри: то, чем наградил ее когда-то Джеральд, требовало наслаждения. Пенни тяжело дышала... Вот ранчмен спустил джинсы и расстегнул рубашку - и девушка забралась к нему на колени и склонившись над ним, ловкими пальцами вставила в себя его упругий член. Обжорка ахнула... И девушка прижалась к мужчине обнаженной податливой грудью, и соски - буря и сладость, защекотали его тело. Слышно было дыхание Пенни; она начала с силой покачивать бедрами и мужчина все глубже входил в ее тело. Сильнее, еще... С каждым разом девушка стонала и подставляла рту ранчмена свои влажные губки. А грубые от мотыги и баранки его ладони терзали ее спину. В полутьме голая Пенни уже лежала на ранчмене и покачиалась в экстазе, она закрыла глаза и чувствовала - горячий мужчина ворочался там, внутри, наполняя ее счастьем владения и подбирался уже к этому, глубже, совсем близко - ах, грозному изделию Фертшелла и его смертников. Ее голые ноги крепко сжали ноги ранчмена; Пенни иодила стоном, когда ранчмен не выдержал и ?0 захрипел по бычьи. он, копивший все за долгую зиму в холмах и изредка дававший немного своей худосочной жене - выпустил все в Пенни. Такая струя не орошала девушку никогда - чуть было не достало до горла и Пенни на секунду затаила дыхание - поднялись голые груди и ягодицы напряглись. Аааааааааа... И вместе со слабостью пришло сознание непоправимого. Теперь надо сматываться. И скорее... Потная, задыхающаяся девушка, еще прижимаясь к мужчине заметила, что из-за столика встает этот парень, Смолли, а руку нехорошо держит в кармане. На родине Пенни в кармане держали оружие; и девушка, застонав, ослабевшей рукой дотянулась до своих штанов на стойке и выстрел кольта Пенни успел прошить Смолли плечо, пока он вытащил оружие. Представитель сети чикагских публичных домов, оказавшийся по делам в Бармоунте, рухнул на столик, не подозревая, что девушка спасла ему жизнь своим выстрелом... А Пенни, бедняжка, сползла с колен ранчмена, еще кряхтящего и, даже не одеваясь, бросилась к выходу. Вскочив в грузовик, она сильной босой подошвой вжала акселератор; Макк сорвался с места в реве, подобном реву стада быков... И через три минуты, когда Пенни была в километре; ранчмен вдруг закатил глаза и упал с табурета. Внутри него рождалось что-то; еще секунда его крика и вспухший внезапно его живот взорвался. Сташный грохот: Тринити-обжорку разнесло на куски - вместе с клубами огня и дыма выбросило крышу, разметало стены, вылетел и кусок стойки. Потом еще внутри серия взрывов, огненных столбов и тишина, только оседает пыль. Смолли так и остался раненный у окна и это спасло ему жизнь - ударной волной его единственного выбросило на ближайшее дерево и он висел там сейчас, оглушенный. А Пенни-Лейн держалась за баранку грузовика. Навстречу стелилось серое шоссе и девушка счастливо улыбалась. Ноги ее, гибкие сильные ноги дочки ранчмена расслабленно лежали на педалях, а тело было полно истомой. Свободной рукой Пенни поглаживала еще жаркие соски обнаженой груди и живот. Хорошо... Пенни снова была той наивной девочкой, что краснея, стояла голой перед мексиканцами, босиком на колючей траве челикито... Ее серые глаза смеялись. Детище группы Фертшелла еще раз победило. И не погибло...

Е г о р Р а д о в

СЛЕДЫ МАКА

"Мы жизни отдаем последнее дыханье за неба окоем и маков полыханье" Индржих Вихра пер. Олега Малевича

Я рассчитал все свои дозняки на этот денек и ощущал себя, словно опустошенное нездоровой свободой существо, стремящееся воспарить в ласково-мягкий, небесно-разряженный мирок смутной, как сонные слова, услады. Раствор был во мне, раствор был вне меня, рядом: мои руки светились сумрачными дорогами вен, которые, будто двери без ключей, влекли меня к себе, за себя, в покои кайфа, запретного и вожделенно-доступного, как плод, или блядь - стоило лишь протянуть руку. Под столом валялись маковые бошки вперемешку со стеблями и корнями - всем тем, что называется "капустой": шприцы лежали на столе, готовые впрыскивать чудесные жидкости в кровь, и миски с черными следами великого сладкого раствора были разбросаны повсюду вместе с бутылками из-под растворителя, словно доспехи лучезарного рыцаря, который после судорожного поединка расшвырял их где попало и теперь пьет портвейн.

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Чья «сексуальная услуга» – ночлежницы с дореволюционной Лиговки или Сенной или проститутки из дома терпимости времен древнегреческого законодателя Салона (VII–VI вв. до н. э.) стоила дешевле? Автор с цифрами в руках посвящает читателя в секреты этого рынка.

Ну, вот, приехали, — сказал Виталик, отстёгивая ремень безопасности. Ну, вот, приехали, — сказал Виталик, отстёгивая ремень безопасности.

Их машина остановилась возле большого серого здания, скромно называемого «лучшим клубом в Москве», справа от широкой лестницы заполненной молодёжью.

— Зря мы так рано, — сказал Сергей. — Видишь, только недавно начали пускать.

— Да ладно тебе, подождём немного и пойдём, стоит ли из-за какой-то ерунды переживать.

Миха Скелет

""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""

Краткое содержание для нерадивых студентов, которым

лень читать этот рассказ, а сдавать надо:

Очень большая дырка ануса. Чувак сосет кал!

(Скелет писал его почти год с большими перерывами.) """"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""

..Я познакомился с Улей возле киноафиши. На дворе стоял запоздавший апрель. Запоздавший потому, что только сейчас потоки грязной воды, побуждаемые к безудержному бегу теплым солнышком, устремились к водостокам, кустики огурчено-зеленой травы прораст али сквозь пучки осеннего перегноя и дамы наконец одели короткие юбки. Пришла весна. Молодежь, наиболее сознательнуую часть которой касалась особая пора приближающегося лета - экзаменационная пора, слонялась по пробуждающемуся после зимней спячки городу и поисках свежих идей и радостного аромата расцветающих почек.

Внутренний Дом Люциана Бэйна вышел из-под контроля и жаждет вещей, которым не может дать название. Когда он решает принять участие в «Войне Доминантов», то знакомится с Тарой – абсолютным новичком в мире БДСМ. Его восхищает ее безрассудное поведение и пуританское воспитание. Но когда он обнаруживает боль в ее прошлом, его внутренний Дом вырывается на свободу.

Переводчики: Fragic, helenaposad, ildru, Amelie_Holman

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В доме погибшего врача Геннадия Геца частный детектив Анна Светлова находит в камине обгоревший конверт с адресом некой Марион Крам Что связывало этих людей? Поехав в Амстердам, чтобы встретиться с Марион, Анна уже не застает ее в живых Крам зверски убита, а орудие преступления так и осталось ненайденным. Все свое имущество Марион оставила русскому генералу в отставке Тагишеву. А генерал уверяет, что никогда в глаза не видел эту женщину. У Анны остается единственная зацепка — перед самой смертью Геца навестила таинственная женщина в белом.

Подозревая в причастности к убийству журналиста Максима Селиверстова преуспевающую детскую писательницу Марию Погребижскую, частный детектив Анна Светлова едет следом за нею на курорт, где надеется в непринужденной обстановке выяснить кое-какие детали взаимоотношений этих двух людей. Однако терпит полное фиаско: писательница, взглянув на фотографию Максима, заявляет, что незнакома с этим человеком. Но Анна чувствует, Погребижская что-то недоговаривает! А вскоре Светловой подсовывают баночку с ядовитым кремом, пытаются утопить в гроте, столкнуть с крепостной стены… Теперь Анна ни за что не отступится, для нее становится делом чести — найти убийцу журналиста…

Ранним утром, когда шоссе пустынно, едущая на машине частный детектив Анна Светлова замечает на обочине “Тойоту” с открытом настежь дверцей. Голова мертвой белокурой девушки неподвижно застыла на руле Под ногами растеклась лужа крови. Если бы знать Анне, мечтавшей на недельку вырваться из столицы к морю, к чему приведет ее любопытство. Муж убитой девушки делает Светловой предложение, от которого она не может отказаться. И Анне ничего не остается, как задержаться в богом забытом городке, расположенном недалеко от места трагедии, и начать частное расследование.

Магия – серьезное дело, не терпящее профанов. Именно поэтому настоящим магом считается лишь тот, кто после многолетнего обучения сумеет пройти все испытания и получить заветный диплом. Однако как быть старшекурснику Эрвину, которого за глупую шутку выгнали из магической академии накануне выпускного экзамена? Несчастному чудотворцу, обладающему огромной колдовской силой, но не имеющему диплома, остается только выполнять весьма рискованные заказы случайных людей, за которые не берутся опытные маги, дорожащие своей репутацией, здоровьем и жизнью...