Школа одаренных переростков

Эта история началась в конце сентября. Кажется, во вторник.

Точно, в начале недели, потому что наша классная руководительница Ольга Максимовна (подпольная кличка Максюта) со вздохом сказала:

— Хорошо неделька началась.

Но не в понедельник: по понедельникам мамин киоск закрыт, а в тот день она была на работе.

Мама была на работе, обед меня не ждал, я шел из школы не спеша, и на душе у меня было скверно.

Я получил вензель по алгебре.

Другие книги автора Валерий Алексеевич Алексеев

Искатель. № 155. 1986 № 5

На I–IV страницах обложки рисунки Александра КАТИНА к повести «Звезда Сириама».

На II странице обложки рисунок Владимира НЕВОЛИНА к фантастическому рассказу «Повелитель».

На III странице обложки рисунок Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «Слабые женские руки».

Современная фантастика, довольно близкая к реальной жизни. 'Подобно Гулливеру в стране великанов, — утверждает издатель, — герой повести не желает быть игрушкой в руках гигантов, он отчаянно защищает свое право на жизнь и личную свободу от посягательств могущественных государственных и криминальных структур постсоветской Европы…Маленький человек одержим манией собственной исключительности, несет бремя непомерной гордыни и в своей дерзости готов посягнуть ни много, ни мало — на фундаментальные законы природы и общества…'

Повести «Чуждый разум», «Выходец с Арбата», «Удача по скрипке», «Экое дело», «Гипноз детали», «Уточненная подлость», составившие эту книгу, при всем разнообразии их внутренних художнических задач нацелены на одну тему: тему человеческой совести, моральной ответственности человека перед обществом, перед жизнью, перед самим собой.

В послесловии молодой критик Сергей Чупринин беседует с читателем о творческой эволюции автора, об особенностях его писательской манеры.

В сборник включены произведения современных писателей о первой любви.

Для среднего и старшего школьного возраста.

В книгу Валерия Алексеева «Открытый урок» входят три повести: «Открытый урок», «Рог изобилия», «Кот — золотой хвост». В этих повестях автор поднимает важные вопросы воспитания молодежи. Чувство ответственности за свое дело перед обществом, перед самим собой, принципиальность, доверие к человеку — вот те проблемы, которые волнуют молодого писателя.

Майским утром 198… года преподаватель математики Щербатовского политехнического института Тюрин Иван Петрович с женой и двумя детьми выезжал в длительную загранкомандировку.

Багажа набралось четыре центнера, загрузили два такси. В головном «универсале» среди сумок и чемоданов пристроились мужчины: сам Иван Петрович и его шурин Сережа. Следом шла простая «Волга» с женщинами и детьми. На переднем сиденье в ней расположилась Сережина супруга Клава, позади — жена командированного Людмила и дети, четырнадцатилетний Андрей и пятилетняя Анастасия.

Дрожа и повизгивая, Николай Николаевич вбежал в темный подъезд. Дверь туго захлопнулась у него за спиной, но ветер успел-таки дунуть вдогонку, и, ежась, Николай Николаевич стал неподвижно, пережидая, пока мурашки не утекут по желобку между лопатками в штаны.

– Вот это ливень! – сказал Николай Николаевич, передернув плечами, и наклонился к почтовому ящику.

Почтовый ящик на все квартиры стоял под лестницей. Это был старый, видавший виды агрегат, покрашенный немыслимой лилово-зеленой краской. Его жгли и взрывали, в него подсаживали мышей и запускали ужей – жильцы давно уже махнули рукой на все эти эксперименты.

Приятно иногда поспорить со специалистом по вопросу, в котором сам ты не очень разбираешься. А если этот специалист достаточно деликатен, чтобы не выпячивать свою осведомленность, то спор такой — истинное наслаждение.

С Борисом я постоянно спорил о детективе. Мне нравится это чтение, я предаюсь ему при каждом удобном случае, Борис же, человек экспансивный, доказывал мне, что это занятие для ленивых умов, что настоящего детектива ему еще ни разу не попадалось. «Типичный детектив, — говорил он запальчиво, — построен на настойчивом доказательстве, что следователь тоже человек: имеет семью, обожает детишек, покупает продукты к обеду, виновато объясняется по телефону с женой. Но ты скажи мне: кто, когда и где пытался утверждать обратное? Зачем ломиться в открытую дверь, забывая, что цель настоящего детектива — расследование? О расследовании всегда говорится как-то между прочим: какой-нибудь дурацкий объясняющий монолог в конце, а заполняют страницы банальные звонки по телефону жене и бесконечное задумчивое курение. Курят, стоя у окна и гуляя по комнате, курят, сидя в кафе и расхаживая по улицам — как правило, под дождем. Где детектив без этих дождей, без этой воды? Где детектив, в котором бесчисленные варианты, ошибки? Где настоящий, чистый детектив, в котором грамотно описаны поиски истины?»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Смысл жизни Пита — кино. Он считает, что знает про фильмы всё. Но магазин «Impossible Dreams» поразил его своим ассортиментом.

Рассказ переведён в рамках проекта Лаборатории Фантастики «Перевод Hugo 2007».

Прижаться спиной к ребристой стене и не дышать. Раз, два, три… Пол чуть ощутимо дрогнул. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Выдох. Раз, два, три. Вдох. Теперь бежать. Бежать, согнувшись, потому что над головой, словно гнездо окаменевших змей, — трубы. Пол снова дрогнул под ногами и, кажется, стал чуть теплее. Из трубы над головой со свистом вырвалась струйка пара. Всё.

Когда у меня есть минута покоя, я снимаю кепку. Защитная пластина на макушке перекрывает родничок, это не очень заметно поначалу, лишь слегка неприятно, словно кто-то проводит над головой рукой. Но уже через полчаса я теряю сверхчувствительность, словно слепну на один глаз и глохну на одно ухо. Начинаю присматриваться и прислушиваться с напряжением, и от этого ломит в висках и ноет между лопатками. К счастью, сверхчувствительность восстанавливается, стоит ненадолго освободить канал родничка. Терпимая плата за возможность защитить голову. А вот фонарик между бровями мне нравится — хорошо, когда есть стекло в области третьего глаза. Горный хрусталь, говорят, лучше, но я не пробовала, не знаю. У Ночки есть, но на то она и доктор. Хороший доктор у нас бесценен, ей нельзя терять чувствительность.

Юла верещала, ползая по столу, становилась «на голову» и вращалась так дальше; по стенам вагончика чиркали, срываясь с блестящих боков волчка, яркие цветные полосы.

Кравченко машинально ловил любимую игрушку дочери, раскручивал снова. Настроение было подавленное: жена уехала отдыхать, захватив с собой дочурку, а вместо нее приезжает комиссия по проверке работ.

Он вздохнул, вышел из вагончика. От окоема, подминая травы, неторопливо двигалась плотная широкая тень. Кравченко задрал голову и невольно поежился: закрывая полнеба, в выси полз гигантский дирижабль, обвешанный гигантскими опорами ЛЭП-500, похожими с земли на миниатюрные елочки.

Сектор Hорьена, галактика Голубая Сфера.

(названия нет)

Лейтенант Hик Гилер сидел перед картой города и рассматривал нанесенные на нее значки. Уже не первый день в городе происходили зверские убийства на улицах. Полиция сбилась с ног, пытаясь отыскать преступника, но все старания были тщетны. Пару раз кто-то брал след, но оба раза подоспевшие отряды находили мертвых полицейских, убитых неизвестным оружием.

Тела жертв были словно изъедены неизвестным веществом. Анализ трупов показал присутствие непонятных примесей, похожих на останки от воздействия кислоты на живую ткань.

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей.

Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

* * *

   В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь".

«Это был какой-то темпоральный сдвиг, навеянный „ветром из будущего“…»

Как-то раз шел я по Арбату (вообще-то живу в одном из переулков рядом с ним, но по Арбату хожу редко) и зашел в антикварный магазин. И увидел справа от входа в витрине между двух подзорных труб странную шкатулку металлический плоский ящичек сантиметров двадцать длиной, семь-восемь шириной и два с небольшим — высотой. Похожий скорее на большую готовальню. Наверное, в нем держали бумаги или документы. Мне показалось интересным оформление. Во-первых, было видно, что шкатулка старая.

В совхоз, расположенный в когда-то бесплодной пустыне Гоби приезжает корреспондент газеты. Здесь, среди парков и широких проспектов нового города, он увидел удивительных животных, похожих на бело-розоватых слонов без хоботов…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Всем существом своим этот роман направлен против собственничества, против разъедающего душу человека мещанства. Мы видим жалкую жизнь Татьяны Беловой, все ее мнимое благополучие и понимаем — нет и не может быть страшнее наказания для человека, который с юных лет заботился только о своем маленьком счастье, для которого мелкое, обывательское, личное заслонило окно в большой мир подлинных радостей и страстей. Героиня романа, человек незаурядный по сути своей, много пережив и передумав, начинает постепенно осознавать, в чем ее беда, но — увы! — как много упущено, как много не понято, сколько сделано неверных шагов. И все же она пытается найти в себе силы и мужество, чтобы выйти на путь поисков настоящего счастья. Так я понимаю замысел писателя и логику поведения его героини, ибо это логика жизни.

CEPГEЙ БАРУЗДИН

Эта История началась за много тысяч лет до рождения Люка Скайвокера... или Анакина Скайвокера... или даже Оби-Ван Кеноби. Она охватывает галактики и эпохи, подробную хронику событий Звездных Войн, описывает периоды возвышения и упадка династий и ярких личностей, которые повлияли на ход самой Истории. И вот, наконец, множество источников этой экстраординарной саги - от всемирно известных кинофильмов до достоверных литературных источников - соединены в один представительный том. Прочувствуйте дух времени падения Империи и рождения Новой Республики, атмосферу Академии джедаев Скайвокера, атмосферу любви, дружбы и самоотверженности на фоне легендарных событий. Узнайте все и даже больше - о Звездных Войнах Джорджа Лукаса.

Сломавшееся реле спасло Моргану Катарну жизнь.

Оно стояло в насосной станции в юго-восточном квадранте его фермы. Без реле и насоса полиформные бобы засохнут. Как и всем растениям, им нужна вода, которую уже на протяжении тысячи лет деревья-источники поднимали на поверхность с водоносного слоя, залегающего на глубине нескольких сотен футов. Далее влага текла к растениям по бесконечным трубам оросительной системы.

Когда Морган был дома, он проводил в просторной мастерской большую часть времени, но и этого было мало. Он буквально разрывался между работой агромеханика и деятельностью в Сопротивлении.

Морган Катарн боялся. Боялся, что пропустил что-то важное. Боялся, что планета, виднеющаяся в транспаристальном иллюминаторе, окажется неподходящей. Боялся, что, несмотря на все его усилия, имперцы всё же найдут триста сорок семь доверившихся ему мужчин, женщин и детей и увезут их в трудовые лагеря, из которых почти не возвращаются.

И всё потому, что они воспользовались одним из главных прав человека – свободой слова. Сначала на встречах под покровом своих домов, потом на стихийных сходках, и, наконец, в Баронс-Хеде, главном городе Сулона. Демонстрация закончилась до того, как имперские силы успели отреагировать, и, к вящему удивлению местного коменданта, обошлось без арестов.