Школа чародеев

Три года назад, Софи Мерсер обнаружила, что она ведьма. Из-за этого она часто попадала в переделки. Ее мать, обычный человек, помогала ей настолько насколько могла, иногда консультируясь с отцом Софи — неуловимым европейским колдуном. Но когда Софи привлекает слишком много внимания из-за неудачного заклинания на выпускном, ее отец решает отправить ее в Школу чародеев, изолированную исправительную школу для одаренных подростков, т. е ведьм, фей, и оборотней.

Отрывок из произведения:

Фелиция Миллер плакала в уборной. Снова.

Я знала, что это она, потому что в течение трех месяцев я ходила в Грин-Маунтин-Хай, я уже дважды видела, как Фелиция плакала в ванной комнате. Ее рыдания были действительно особыми, высокими и хриплыми, как у маленького ребенка, хотя Фелиции было восемнадцать, на два года старше меня.

Раньше я оставляла ее в покое, полагая, что это право каждой девушки время от времени плакать в туалете.

Но сегодня был выпускной вечер, и было что-то действительно грустное в том, чтобы рыдать в официальной одежде. Кроме того, я создала тихое место для Фелиции. Такие девушки, как и она, были в каждой школе, в которой я была раньше (19 и считаемая). И хотя может быть, я была странной, люди не были недоброжелательны ко мне, они, как правило, просто игнорировали меня. Фелиция, с другой стороны, принадлежала к классу боксерской груши. Для нее, школа это постоянный парад украденных денег на обед и едких замечаний.

Другие книги автора Рейчел Хокинс

Бал на Хэллоуин. Главное событие в школе Геката-Холл, где учатся подростки, обладающие паранормальными способностями. К нему готовятся все соперничающие девичьи компании — и каждая мечтает «убить» конкуренток, которые тоже претендуют на внимание самых популярных парней. Но одно дело — заставить соперницу или завистницу сдохнуть от зависти, а другое — покуситься на НАСТОЯЩЕЕ убийство! Жертвы — две самые зловредные девушки Геката-Холл из клана школьной «королевы красоты» Элоди. Подозреваемая — Дженна. О ее вражде с Элоди известно всем, и у нее уже были проблемы с законом. В ее невиновность не верит никто, кроме лучшей подруги Софи — девушки, обладающей колоссальным магическим даром. Если уж она не спасет подругу, кто тогда? И Софи начинает собственное расследование…

На острове Греймалкин уже более века работает таинственная Геката-холл – школа для оборотней, ведьм и фей, прозванная также Проклятой. Одна из новеньких учениц, Софи Мерсер, оказавшаяся демоном, проходит здесь настоящий курс по выживанию, приобретает друзей среди охотников на монстров и в конце концов становится главой Совета экстраординариев.

А вот кузину Софи, Изольду Брэнник, наоборот, отправляют учиться в обычную школу. Разбираться с вампирами ей легче, чем общаться со сверстниками… Однако и в нормальной на первый взгляд школе начинает твориться что-то непонятное. Совершено покушение на учителя, и Иззи подозревает: тут не обошлось без приведения. Кажется, оно всерьез задумало отомстить – и с каждым днем становится все сильнее…

Старшеклассница Харпер Прайс готовится получить корону королевы школьного бала… но совершенно неожиданно становится обладательницей могущественной силы древнего клана паладинов, чья миссия – защищать оракулов. Только вот беда: оракулом, которого суждено оберегать Харпер, оказывается зануда Дэвид Старк, без конца подкалывающий ее в школьной газете.И хотя поначалу паладин и оракул постоянно ссорятся, вскоре выясняется, что Дэвид прячет под колкостями тайную любовь к недоступной красавице Харпер… Но ей некогда думать о чувствах: таинственные враги ежеминутно готовятся нанести им удар…

Софи Мерсер, ученица школы Геката-Холл, с ужасом узнает, что она — представительница расы демонов. А ее парень Арчер Кросс — агент таинственной организации «Око Божье», занимающейся уничтожением демонов!

Софи уверена: она представляет угрозу для всех, кого любит.

И теперь ей остается только одно — отправиться в уединенный загородный особняк и совершить смертельно опасный ритуал Отрешения.

Если он пройдет удачно, то Софи лишится своих магических способностей.

Если нет — она погибнет.

Шансы — пятьдесят на пятьдесят, а за каждым шагом Софи следят не только демоны, но и их преследователи…

Мечта Софи Мерсер сбылась: она лишилась своих демонических способностей. Теперь она самая обычная девушка, не представляющая угрозы для близких и любимых? Да. Но за это пришлось дорого заплатить. Отныне Софи беззащитна, а по ее следу уже идут безжалостные воительницы из клана Бренник… Но зачем им Софи? Чтобы уничтожить ее? Или им известна страшная тайна — миру грозит катастрофа, и Софи единственная, кто может остановить таинственного и могущественного врага?

Жизнь Харпер вроде бы наладилась. Она уже привыкла к своей миссии паладина, призванного защищать оракула – и по совместительству ее парня – Дэвида. Эфоры – убийцы оракулов – кажется, притихли, лучшая подруга Би вернулась после таинственного исчезновения, и можно наконец заняться действительно важными делами: пойти на свидание с Дэвидом, принять участие в городском конкурсе красоты… Однако передышка будет недолгой. Эфоры задумали невозможное – похитить Дэвида и превратить в самого безжалостного из своих помощников. И чтобы помешать им, Харпер придется пройти через три смертельно опасных испытания, которые могут лишить ее самого дорогого…

Прошло несколько месяцев после побега Дэвида из Пайн-Гроув. Чтобы заглушить тоску по любимому и чем-то занять время на каникулах, Харпер подрабатывает спасателем в местном клубе отдыха вместе с подругой Би. Но девчонкам становится совсем не до скуки, когда на них нападает неизвестная девушка, назвавшаяся новым паладином Дэвида и уверенная, что Харпер планирует его убийство…

Подругам ясно: с Дэвидом беда, он все больше превращается в оракула – и теряет свои человеческие качества. Как спасти его, пока не случилось непоправимое? Ведь если Харпер не успеет, ей придется своими руками убить парня, которого она любит…

Мечта Софи Мерсер сбылась: она лишилась своих демонических способностей.

Теперь она самая обычная девушка, не представляющая угрозы для близких и любимых?

Да. Но за это пришлось дорого заплатить.

Отныне Софи беззащитна, а по ее следу уже идут безжалостные воительницы из клана Брэнник…

Но зачем им Софи? Чтобы уничтожить ее?

Или им известна страшная тайна — миру грозит катастрофа, и Софи единственная, кто может остановить таинственного и могущественного врага?

Популярные книги в жанре Фэнтези

– Четыре дюжины кувшинов огненной воды по половине золотника каждый… – бурчал хозяин каравана, карябая что-то угольком на листе бумаги. – Итого 24… Без одной монеты кошель… Плюс кошель на все остальное… – он, вздохнув, поморщился, так, словно каждую монету отрывал от сердца. – Вряд ли мы заработаем столько же на продаже товаров. Все равно придется лезть в казну… Эдак мы разоримся. Все вокруг дорожает, а казна каравана не беспредельна… И все равно нам следует купить столько же огненной воды, как обычно, – он поднял голову, сверля пристальным взглядом своих помощников.

Звуки шагов терялись в шелесте листвы, в шепоте ветра, в шуршании зарослей, сквозь которые пробирались ежи, бурундуки, мыши и иная леснаямелочь. Узкая, утоптанная тропинка казалась тайным ходом в толще замковыхстен. И стены эти возводили не человеческие руки.

Переплетение ветвей образовывало над тропинкой зыбкий свод. Беуна и Вагн проходили под ним вполне свободно, а вот великан Коннор сутулился и пригибался, избегая коснуться макушкой даже края зеленой листвы – слишком яркой и сочной для нынешних осенних дней. Вынуть топор и раздвинуть пределы дороги, однако, было никак невозможно.

Светильник в шатре погас.

Прошуршали ковры, хрустнула трава, примятая грузным телом.

Боковой клапан шатра приоткрылся на ширину ладони, впуская внутрь ночную прохладу и полоску серебристого света.

Сквозь нестройные вопли цикад и еще менее мелодичный гомон, какого не может не быть посреди военного лагеря, донеслись новые нотки. Шепот, тихие смешки, вздохи – не усталые зевки или сонный храп, нет, вздохи того рода, которые сами собой переходят в стоны наслаждения.

Слова эти не описывают того, что случилось.

Они не описывают ничего, да и не могут описать. Слова отражают действительность, но отражение это – искаженное. Кто бы ни был автором слов и сколь бы этот автор ни хотел поведать истину.

И не потому, что истины не существует. Ее и правда не существует, только дело не в этом.

Вполне достаточно и того, что автор вообще есть, того, что реальная картина отражена лишь в его словах. Отражена со столь малой точностью, что даже самое кривое из зеркал по сравнению с его речью – просто-таки эталон правдивого изображения…

В начале времен, говорили в минуты откровения жрецы, Боги сотворили священные орудия из священного металла – каковым всегда и везде считалось золото. И когда пришло время, и Боги покинули мир Яви, орудия эти остались на земле – а если и не прямо на земле, то во всяком случае там, где до них могли добраться простые смертные.

Говорят, золотая цепь до сих пор обвивает старый дуб где-то на неведомом берегу неведомого моря; и цепь эту стережет старый ученый кот, бывший спутником-фамилиаром одной из Богинь, когда та не прозывалась еще Богиней. Говорят, золотая игла укрыта в стоге сена, причем те, кто не знает, что она там, никогда ее не найдут, даже разметав стог и ощупав все соломинки до единой. Говорят, золотое кольцо покоится в глубокой океанской впадине, и лишь суровый Морской Владыка временами любуется его сиянием, не осмеливаясь, однако, приблизиться к наследию Богов. Говорят, золотое копье захоронено вместе со своей последней жертвой, и тот, чья рука коснется отмеченного сплетенными крестами древка, станет властелином мира, перед которым склонятся все цари и короли. Говорят, золотой телец был разбит на тринадцать кусков, а куски эти – разбросаны по ржавым песках Аравии, и от жаркого солнца эти куски медленно, но неотвратимо сползаются, чтобы в конце времен стать единым целым.

– Мы во власти твоей, о великий вождь. Наше достояние, наши жизни – все твое. Повелевай. Мы были слугами страны, теперь, когда страна твоя – мы твои слуги.

Но остерегайся богов; им все равно, кто правит в земном царстве, но лишь пока соблюдаются обычаи, лишь пока люди следуют путями солнца. Если ты преступишь черту – мы, предстоятели небожителей, падем первыми, но потом кара небесная ждет тебя, поднебесного владыку.

Вожак орды северных варваров, покоритель древних царств и будущий основатель новой державы – грузный, мощный, с седыми висками и по-детски безмятежной улыбкой, – собственноручно наполнил чашу собеседника и кивнул, мол, продолжай.

Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук-тук.

Неровными толчками гонит кровь сердце, придавая силы конечностям, неся волну гнева в голову и застилая багрянцем глаза. Сердце так пылает яростью, что страх и нерешительность, эти предательские чувства, испарились, выйдя наружу с потом.

Тук-тук-тук – в нетерпении стучит сердце.

Сердце героя.

Героя, что скоро выйдет на бой с хтоническим зверем, с чудищем, с монстром. На бой, откуда не будет возврата: герой или будет побежден и убит, или сразит монстра и умрет победителем.

«…И было слово мое дождем, и поднимались собратья мои, как пшеничные колосья под весенними каплями. И было слово мое громом, и склонялись подданные мои, как пшеничные колосья на ветру. И было слово мое молнией, и падали враги мои, как пшеничные колосья пред серпом жнеца…»

Писец-дабир умолкает, повинуясь резкому жесту владыки.

Табличка из обожженной глины сообщает то, что некогда сказал о предке лугаля-царя его предок, слово в слово повторяя то, что в свой час говорил предок его предка о предке царского предка. Раз сказано и записано верно, к чему что-то менять?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказы

БЕГИ, УРОД!

ДЕРЕВЕНСКИЙ ДЕКАДАНС

ОБЫКНОВЕННЫЙ ОБОРОТЕНЬ

ПЕРПЕТУУМ-МО

РЕЙС «ТУНДРЫ»

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ХАРМСИНКИ

Евгений ХАГ

Тяжелая участь досталась на фронте лыжному батальону, сформированному на Урале: лыжникам пришлось под блокадным Ленинградом, в окружении, сражаться с врагом. Голод, холод, отчаянный натиск сильного врага мужественно выдержали уральцы. В их рядах сражался и автор предлагаемой книги. День за днем показывает он все тяготы окопной жизни солдата, заставляет читателя сопереживать все фронтовые перипетии, эти воспоминания помогают глубже понять истоки героизма наших воинов.

Роже Гароди — ярчайшая легенда шестидесятых годов. Один из символов хрущёвской "оттепели".

Помню, ещё живя в Петрозаводске, жадно читая всю литературную периодику, обмениваясь информацией с такими же молодыми бунтарями, я сумел достать книгу Роже Гароди "Реализм без берегов".

Книга вышла мизерным тиражом с грифом "для научных библиотек", предисловие к ней написал классик французской литературы, большой друг Советского Союза Луи Арагон.

"Говорят, что отец богов когда-то созвал к себе на пир богинь судьбы. Все они знали друг друга, за исключением двух, которые не встречались раньше. Кто были эти богини? Одну звали Искренность, а другую Приличие. Такой пир состоялся сегодня. Сегодня встретились эти две богини, они приветствовали друг друга поцелуем перед лицом всемогущего бога." (Х.Лакснесс, "Милая фрекен и господский дом")