Шива из стали

Шива из стали
Автор:
Перевод: А. Хромова, Александр Васильевич Филонов
Жанр: Научная фантастика
Серии: Стальная Крыса, Берсеркер
Год: 2000
ISBN: 5-04-004565-4

Тысячелетиями потомки земного человечества сражались с могучим противником – берсеркерами, машинами, единственной задачей которых является уничтожение всего живого. До сих пор ум и изобретательность помогали людям одолевать врагов, идущих к своей цели с тупым упорством бездушных компьютеров. Но вдруг один из этих компьютеров каким-то чудом обрел дар полководца, позволяющий ему одерживать победу за победой. Люди нарекли его Шивой. Его существование равноценно смертному приговору не только всему человечеству, но и всему живому в Галактике. Шива должен быть уничтожен. Но пока люди готовили удар по нему, Шива сделал ход первым – и нанес удар по крохотной станции на самом краю Галактики, хранившей важнейшие секреты человечества. В битве на равных сошлись Жизнь и Смерть…

Отрывок из произведения:

В пяти тысячах световых лет от старой Земли, на лишённом атмосферы астероиде под кодовым названием Гиперборея [1] расположилась маленькая база Военно-космического флота – фактически говоря, герметичная цитадель. Незваные гости заглядывали сюда крайне редко, а радушный прием ждал их и того реже.

Появление одинокого корабля, засечённого около часа назад роботами сторожевых застав системы раннего обнаружения и оповещения, охватывающей всю систему Гипербореи, стало для всей базы полнейшей неожиданностью. С момента его обнаружения комендант базы Клер Норманди маялась в своём кабинете, не находя себе места, отложив все прочие дела, чтобы следить за продвижением нарушителя по большему из двух головизоров, установленных в кабинете.

Рекомендуем почитать

Язон динАльт, Мета, Керк Пирр — при одном лишь упоминании этих имен сердце любого настоящего любителя фантастики начинает биться чаще. Конечно, ведь все они — обитатели Мира Смерти, ставшего стараниями Гарри Гаррисона самой известной из затерянных в глубинах космоса «человеческих» планет…

Поиски круизного суперлайнера «Королева Елизавета II», пропавшего во время шторма в Тихом океане, заканчиваются неожиданно и страшно. Корабль находят мирно дрейфующим в водах, редко посещаемых другими судами, но без единого человека на борту. Что стало причиной исчезновения более двух тысяч пассажиров и членов команды? Очередной Бермудский треугольник, инопланетяне, эпидемия массового безумия? Есть ли надежда найти хоть кого-то живым или человечество впишет еще одну строку в печальный список нераскрытых трагедий?

Повезло! Да еще как повезло посланцам могущественной цивилизации ругов, совершенно случайно выбравших из всех пиррян в качестве объекта для захвата и последующего изучения именно Язона динАльта. Ведь он единственный из жителей Мира Смерти, кому в голову могла прийти нелепая идея: прежде чем стрелять – попытаться внедрить в сознание своих пленителей странную мысль: «Торговать лучше, чем воевать». А ведь на его месте должен был быть Керк Пирр!

Это случилось в юго-западной части Тихого океана. Появившееся из ниоткуда авианосное соединение учинило страшный погром в непобедимом американском флоте, буквально стерло в порошок американскую же военную базу и – исчезло, растворившись в молочно-белом тумане… Кто же посмел бросить перчатку единственной сверхдержаве нашей планеты? Первым ответ на этот вопрос узнал Ричард Дейн, пилот истребителя, сбитого агрессивными пришельцами. На крыльях их самолетов были опознавательные знаки несуществующей страны. Союза Советских Социалистических Республик…

Долгожданный подарок поклонникам Роджера Желязны! Вторая часть новой амберской трилогии, написанной Джоном Грегори Бетанкуром по черновикам великого мастера! Откуда на самом деле взялись Тени? Что связывает Дворкина и единорога? Почему первым королем Амбера стал именно Оберон? Читайте «Хаос и Амбер», и вы все узнаете! Впервые на русском языке!

Творчество создателя «Хроник Амбера» оказало огромное влияние на развитие американской и мировой фантастики. Многие знаменитые писатели, среди которых Роберт Шекли, Фред Саберхаген, Роберт Сильверберг, считали его своим другом и учителем. Именно они и стали авторами этой книги — великолепного сборника фантастических рассказов, посвященного памяти Роджера Желязны.

Впервые на русском языке!

Хостин Сторм, прежде служивший в рядах галактических коммандос, — «повелитель зверей», командир отряда специально выведенных и обученных для спецопераций животных в составе орлицы, песчаной кошки и двух сурикатов. Война закончилась, и вместе со своими необычными подчинёнными Сторм отправляется на недавно освоенную планету, чтобы начать мирную жизнь. Но покой старым солдатам только снится — враг никак не хочет признать своё поражение, и отряду «повелителя зверей» приходится снова вступить в бой…

Поклонники Роджера Желязны знают, насколько тщательно и кропотливо он строил свои миры, подчиняя развитие сюжета и взаимоотношения героев одному ему ведомой, но железной логике. И тем не менее в знаменитых «Хрониках Амбера» остались белые пятна, которые Великий Роджер явно собирался закрасить, если бы ему не помешала ранняя смерть. Дж. Г. Бетанкур с помощью супруги Желязны Джейн Линдсколд разобрал черновики задуманных книг об Амбере и на их основе написал «Зарю Амбера». Так кто же создал Амбер и сотворил Логрус? Почему хозяева Амбера находятся в состоянии постоянной войны с Владениями Хаоса? Новая книга — истинный подарок для тех, кто мечтал разгадать эти и многие другие загадки. Она дарит читателю долгожданную возможность вновь посетить знаменитый Янтарный Замок и встретиться с героями Хроник Амбера!

Другие книги автора Фред Сейберхэген

Многие тысячелетия назад в сумрачных глубинах Галактики схлестнулись не на жизнь, а на смерть две инопланетные расы, полностью истребив друг друга. Единственным наследием этих воинственных рас стали машины, положившие конец их войне. Машины-убийцы. Берсеркеры. Разумные корабли-бастионы двинулись через Галактику, истребляя все живое на своем пути, и мало-помалу добрались до рубежей новоявленной империи человечества...

Сага о космических берсеркерах — одна из наиболее известных научно-фантастических эпопей современности, она стала общепризнанным эталоном жанра и принесла своему создателю Фреду Саберхагену любовь миллионов читателей.

Многие тысячелетия берсеркеры — машины-убийцы неистовствовали на просторах Галактики, сея повсюду смерть. И вот они встретились с людьми. Началась кровавая битва. В боях с берсеркерами люди проявляли чудеса стойкости и отваги. Но в семье не без урода — встречались и предатели, и простые трусы…

Космонавт с Земли Себастьян Гифт во время боя с берсеркером бежит, бросив на верную гибель двух своих товарищей. Тем не менее на планете Юхао его принимают как героя. Но космос не терпит измены. Гифт глубоко переживает свой подлый поступок…

Роман в высшей степени динамичный, остросюжетный, изобилует достижениями компьютерной и иной техники недалекого будущего. Считается предтечей жанра киберпанка.

На русском языке опубликован в 1989 г. в журнале «Вокруг Света»

***

Перевод В. Баканова и А. Корженевского (сокращённый журнальный вариант)

Давным – давно на просторах вселенной схватились две враждующие расы и истребили друг друга... Единственным наследием этой войны остались машины, положившие ей конец. Машины, стремящиеся лишь к одному: уничтожать жизнь во всех ее проявлениях. Берсеркеры.

Направляемые компьютерами, более умными чем любой человек, эти огромые корабли несли смерть по всей Галактике – пока не прибыли на окраины космической Империи Людей.

Это – истории хрупких существ, которые встретили этого чудовищного и непримиромого врага и, стойко сражаясь, стали спасителями всей жизни в Галактике...

(Первая книга включает рассказы: Не задумываясь, Доброжизнь, Покровитель искусств, Миротворец, Каменный край, Что натворили ты и я, Господин Шут, Маскарад в красном смещении, Знак Волка, В Храме Марса, Лик Бездны).

В великой битве с Аидом, властелином Мрака, гибнет бог Солнца Аполлон. Но его сущность, душа, заключенная в Лике, волшебном талисмане, бессмертна. При невероятных обстоятельствах Лик Аполлона оказывается в руках деревенского паренька Джереми Редторна. Отныне его судьба — это судьба бога, его призвание — сражаться со злом в этом несовершенном мире и нести за него ответственность.

На планете Сиргол, смертельные машины нашли уникальный способ нападения – во всей Галактике только на Сирголе возможны путешествия во времени. Вынужденные вести позиционную войну в настоящем, они путешествуют в прошлое в попытке уничтожить сами корни зарождения жизни...

(Роман состоит из трех коротких повестей: Каменный человек, Крылатый шлем, Брат Берсеркер).

Новая экспедиция в мифологическую Грецию неуемного фантазера и выдумщика Фреда Саберхагена приносит бесценный трофей: мемуары самого Геракла, который, оказывается, владел не только палицей, но и пером, и был вовсе не тупым воякой, озабоченным комплексом божественного дитяти, а настоящим героем своего времени, спасшим древнегреческую цивилизацию в великой битве богов и гигантов. История подвигов Геракла начинается детективно: сын Зевса случайно убивает вредного учителя, застукавшего его со служанкой в самый неподходящий момент, а потому попадает под суд и оказывается сослан в те места, где нагло бесчинствует Немейский лев…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валентин Сычеников

Ведьмино озеро

В современном городе перемены погоды происходят порой малоощутимо для его обитателей. Вчера светило солнце, дул ветер, сегодня заморосил бесконечный дождь, а некоторые так и не заметили изменений сквозь бронестекла своих всеклиматических квартир. Иное дело - в деревне, где большая часть времени проходит под открытым небом, да и жилища, не снабженные центральным отоплением, то и дело теребят своих хозяев: погода сменилась, прими меры. Но и сельские жители, и городские в большинстве своем любят весну - тепло, солнышко, и неприязненно относятся, скажем, к позднеоктябрьской мерзопакостной слякоти. А тут - грянула она именно в те дни, когда в крохотную деревушку, затерявшуюся в глубинке, пытаясь догнать ускользающее отпускное время, заявились Петька Сырьев и его давний друг и наставник художник Иван Федорович Казанцев. Казанцев уже прижился в Постничах, выезжал сюда не первый год и в разные сезоны. Он-то и соблазнил Петьку посулами захватывающей рыбалки, наваристой, щекочущей ноздри ухи. Предвиделась возможность и поохотиться. Правда, Петька совершенно не разбирался в то открывающихся, то закрывающихся периодах отстрела разных птиц и зверей. Но в Постничах их и знать не надо.- заверил Казанцев. Единственный в округе охотинспектор, добродушный Панкрат, только рукой махал, с типичным прижимистым "а-я" в выговоре, разрешал: "Стряляй, чаво там... Ты ж ня браконьер какой... Ну, сшибешь утку, аль глухарку - не обяднеет лес..." Действительно, лес в этих краях, оправившихся от войны, был весьма богат дичью. Зайцы и лисы, лоси и кабаны, мигрируя по пущам, нередко забредали и на деревенские задворки; укромные лесные поляны и опушки заселяло изобилие птиц. На многих небольших, но богатых кормом озерках трепыхались, отъедаясь, стаи уток. В сумерках слышалось и голготанье гусей. Но, конечно, не столько жажда охотничье-рыбацкой удачи заманила сюда Петьку. Хотелось отдохнуть от городской толчеи, суеты будней, полюбоваться красотами золотоосенней природы, а главное, прихватив этюдник, побродить-с Иваном Федоровичем, поглядеть рождение его мастерских зарисовок. Вот почему Петька, несмотря на множество домашних дел, бросил все, согласился. А тут неудача. Обычно после Покрова погода в этих краях устанавливается тихая, ясная. А нынешней осенью, с самого их приезда, вот уже вторую неделю лил дождь, временами перемежаемый ледяной крупой и колючим снегом, выл ветер, растрепывая деревья, загоняя зверье и птиц в самые дальние глухие углы. Какие тут этюды да охота, не говоря уж о рыбалке!.. Иван Федорович и Петька, запертые непогодой в избешке, жарко топили печь, коротали время, потягивая крепко заваренный чай, и вели неторопливые беседы. В этом им охотно помогала баба Варя. Она жила в соседней избе. Старик ее давно помер, дети, повзрослев, разлетелись. Она же сама из деревни никуда не выезжала, читать едва умела, и потому была рада каждому приезжему. Хотя, к слову, за многие последние годы чуть ли не единственным таким человеком был Иван Федорович Казанцев. Он был прост в общении, отзывчив, мог и сам рассказать немало, и другого внимательно выслушать. Потому и сдружилась баба Варя со спокойным и общительным художником. Стараясь не тревожить его слишком часто, она тем не менее любила зайти вечером, попить чайку, поговорить. Дивясь, слушала бабка рассказы Казанцева о разных городах и краях, выставках, академиях. Сама же вспоминала о себе, деревне, родственниках и соседях. Казанцев уже знал всех жителей, все прошлое Постничей, но всегда внимательно выслушивал снова и снова одни и те же истории, вылавливая упущенные ранее мелочи, уточняя подробности. Петьке же интересно было все. И про "первую ампирялистическу", свидетельницей которой была девяностолетняя баба Варя, и про революцию, приплывшую в деревню как-то тихо, не сразу, и про коллективизацию, перевернувшую все вверх дном, и про немцев и партизан, разруху, голод, смерть последней кровавой войны, прошедшей по округе пожаром. Повествовала баба Варя подробно, колоритно, на своем простом, но казавшемся Петьке особом, музыкальном, языке. Кое-что, конечно, присочиняла, но не кривя душой - увлекаемая воображением. Чем давней были события, несомненно подлинные, тем богаче обрастали они неожиданными порой деталями, дополнениями, штрихами. От этого некоторые рассказы воспринимались как полубыли-полулегенды. А особенно бередили фантазию воспоминания бабы Вари о молодости.

Тарабанов Дмитрий

КОЛАХОН В ТЕБЕ

рассказ

Уважаемые ноа, просьба простить

нас за столь сложные дла вашего вос

приятия имена и понятия, но такие уж

мы, арриоа, есть.

Лануоа

Чернота пространства светилась песчинками звезд. Это не было плоскостью: песчинки перекрывали друг друга, смещаясь от угла взора Ондоаззи, время от времени пульсируя. Шар Ондоаззи, бело-голубой, изрубленный перьями облаков, несся по давно протоптанной невидимой дороге, внутренне улыбаясь. Ей предстояла встреча с ее старыми добрыми алгруоа, скоро, очень скоро. Ондоаззи всегда хотела вырваться за пределы Амнугауи Лануоа, но Лануоа, гигантский шар плазмы, кипящий всплесками протуберанцев, этого не позволял. Брасоа везло больше - их путь пролегал через все Амнугауи Лануоа и благодаря возмущению арриоа, они могли подходить к алруоа Ондоаззи и беседовать с ними. Ондоаззи им так завидовала. Она завидовала всему, кроме их острого и болтливого языка, который часто служил причиной их же собственной кончины. Ондоаззи хорошо помнила ту наглую брасоа, что издевалась над ее лоакалом, нагло раздваивая свой хвост. Ондоаззи тогда зря погорячилась, притянув брасоа к себе. Ведь тогда замерзли и вымерли все муасоны... Ондоаззи уже видела вдали своих алруоа: горящую звездой слепую Аусу, ее соседку со стороны Лануоа, и многоглазую толстуху Иосреноа, которая всегда была в курсе всех событий, происходящих в Амнугауи Лануоа. Вскоре появились и остальные алруоа. Ближе других к ней подошел красный шар Биоороа. Ондоаззи почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь - она всегда чувствовала волнение среди ноа, потому что те были ее отпрысками, единым с ней целым. Ноа беспокоила встреча с алруоа, ибо такое случалось так нечасто. Ноа вообще были странными огеолу, куда более странными, чем воинственные муасоны, пожирающие не только все кругом, но и друг друга. Глаз Ондоаззи повернулся, выхватив из серебрящейся пустоты опоясанную эзораой Сауа, легкую, но гордую, и голубую точку Мааалофа. Ондоаззи напрягла зрение: где Ориру? Точка на фоне сверкающей пудры медленно заползала за тело Иосреноа. Ориру или брасоа? Нет, все-таки Ориру. Арриоа медленно выстраивались в линию, чтобы образовать И, собрание старых добрых алруоа. Скоро. Очень скоро. Ондоаззи не видела - глаз ее был обращен против Лануоа, - но знала, что Ридда стала венчающим звеном великой цепочки И. Ондоаззи почувствовала внутреннее рвение к своим алруоа, ядро ее трепетало от одной только мысли о воссоединении. Пора, решила она и, ощутив зов, разрывающий ее нутро приятным теплом, выпустила из атмосферы инило, щупы, соприкасающиеся с атмосферами других арриоа. Остальные, практически одновременно, сделали то же самое. Инило столкнулись, сплелись, лаская друг друга до предела разреженной средой. Вот оно, И, полное воссоединение! - Алруоа! Милые мои! Как это прекрасно, не просто видеть, а ощущать вас, ваше тепло в этом холоде, близость ваших частиц, таких непохожих на мои, таких причудливых, дерзких и одновременно нежных, - произнесла Ондоаззи, и ее слова понеслись по инило, передаваясь от одной арриоа к другой. Обратные импульсы несли в себе не меньшую радость встречи. - Мы с Ридда слепы, но чувствуем друг друга чаще, - послышался голос Аусу. - Ондоаззи, ты когда-то описывала себя. Ты все такая же красивая? - Да, - улыбнулась Ондоаззи. - Но придет черед, Амнугауи Лануоа снова сместится, и ты займешь мое место и будешь не менее красивой... - Ха! - возмутилась Иосреноа. - Красивой, да только ноа или другие мерзкие огеолу подпортят твою красоту. Как Зуззоли, например. Инило содрогнулось от оханий алруоа. Все хорошо помнили про то, что стало с арриоа Зуззоли. Теперь на ее месте было кольцо всякого хлама, который только и делал, что мешал хорошо сплести инило. - Не говори так! - в сердцах воскликнула Ондоаззи. - Почему это вдруг я не должна говорить? - возмутилась Иосреноа. - Из-за какой-то глупой арриоа я должна промолчать все долгожданное И? Ондоаззи почувствовала вспышку гнева, которую с трудом удалось подавить и не пропустить к соседним алруоа. - Ты не смеешь оскорблять ноа, они ведь мои созданья! - Ондоаззи старалась говорить как можно спокойнее. - Создания! - это слово Иосреноа произнесла, как ругательство. - Ты, хоть и имеешь один глаз, настолько слепа, что даже не знаешь, что в тебе происходит. - Я знаю все, - гордо заявила Ондоаззи, ибо твердо знала, что это правда. - Неужели? Тогда почему ты не знаешь, что в тебе колахон? Импульс от этого слова раскаленным протуберанцем лизнул нутро каждой арриоа, заставив содрогнуться. Колахон! Звенело в разуме Ондоаззи. Колахон! Неужели? Разве это может произойти с ней? - А что такое колахон? - спросила Ридда, самая молодая и неопытная из всех. Ондоаззи еще раз дрогнула от упоминания этого ужасного слова. Она всегда думала, что история Зуззоли с ней не повторится. - Колахон? - прогромыхала Иосреноа. - Это самый ужасный и мерзкий из огеолу, тот, который способен уничтожить одну из нас без единого угрызения совести. Колахон! Теперь Ридда навсегда запомнила, что такое колахон, и это слово всегда будет вызывать в ней великое отвращение. - Что мне делать? - попросила помощи Ондоаззи. - Я не хочу погибнуть из-за... колахона. - Ежели не хочешь, - сказала толстуха Иосреноа, - тогда сделай так, чтобы погиб колахон. Убить? Уничтожить? Ондоаззи так не любила этого делать, страх как не любила! Но нужно было решиться. - Кто из них колахон? - спросила она. Иосреноа не удержалась от смеха. Смех ее, передавшийся через инило, больно отразился в телах ноа. - Кто? - повторила она вопрос Ондоаззи. - Так и быть, я тебе его опишу: два уродливых выроста внизу - на них он ходит; два вверху - ими он тебя потрошит; а самый опасный вырост между двумя верхними - им он ищет способ, как тебя уничтожить. У некоторых есть вырост между двумя нижними - им он создает полчище себе подобных, чтобы легче было с тобой расправиться. Узнаешь? Ондоаззи не поверила своему инило. - Это же... ноа! - с трудом вымолвила она. - Точно, ноа. - Но их же бесчисленное множество во мне! Какой из них колахон? - Все не так-то просто, как кажется. Совсем не так просто. Колахон умеет прятаться, умеет перевоплощаться. Его никогда точно не определить. Но колахон в тебе. Все алруоа молчали, вслушиваясь в тишину космической пустоты. - Убей их всех, - совершенно непоколебимо посоветовала Иосреноа. - Всех? - Ондоаззи пыталась не паниковать, чтобы не причинить боль своим алруоа. - Но я же потратила столько времени на их создание! - Ты потратила в тысячи раз больше времени на свое собственное создание. Вдруг из-за какого-то ноа ты, такая красивая и молодая, исчезнешь? - Убить... всех... - мысли Ондоаззи забивались в тупик. - Всех ноа, но не всех огеолу, - напомнила Иосреноа. - Убить... Хорошо, я убью их. Но как? - Используй элоосао. - Но у меня нет элоосао настолько сильного, чтобы он смог уничтожить всех ноа. - У меня есть, - сказала Иосреноа, не оставляя Ондоаззи возможности выбора и пересылая по инило, узкому воздушному перешейку, поток элоосао. Ондоаззи хотела разорвать инило, но одумалась и молча поглотила смерть. Она чувствовала, как ноа стали один за другим погибать. Но она знала, что вместе с ними погибнет и колахон. - Алруоа! - обратилась к арриоа Иосреноа. - Великое И скоро разорвется, поэтому не будем зря тратить время на скорбь по погибшим ноа. Забудем их. У нас есть о чем поговорить... Но Ондоаззи о них забыть не могла. Да и как можно забыть эти прелестные создания с их чудными выростами? Особенно Ондоаззи нравился вырост между двумя нижними выростами - он был не у всех и заставлял ноа сближаться, совсем как алруоа, благодаря своим инило. И как среди таких изумительных огеолу мог появиться колахон? Алруоа продолжали оживленно толковать, но Ондоаззи их не слышала. Она наблюдала за тем, как исчезали на ее поверхности последние ноа. Она так и не говорила со своими старыми добрыми алруоа в то великое И. А когда все разошлись, она даже не попрощалась, погруженная в себя и замкнутая на себе. И мертвых ноа.

Дмитрий Тарабанов

ШТУРМ "КНИЖНОЙ ПОЛКИ"

рассказ

Вячеславу Алексееву.

Надеюсь, этот рассказ не выйдет

за границы жанра.

Охранный инбот, прокатываясь по основной магистрали входящего канала, ужасающе шевелил филерами. При виде этих ворсистых отростков сердце мое, оставленное где-то позади в аналоговом мире, забилось чаще. Радиус самовозбуждаемости моего виртуального образа был несколько снижен, благодаря программе КаБета, но ярлык, поцепленный таможенными системами при входе, мог рассекретить меня и выделить среди основных пользователей. Когда инбот скрылся за поворотом, я перешагнул через магистраль, оказавшись в следующем секторе. Секунды две пейзаж передо мной был составлен из репящих полос, стекающихся в реки и бьющих фонтаном. Потом браузер совместил подходящий образ с информационной моделью, чтобы мой мозг смог представить двоичное буйство в виде какой-нибудь вполне реальной среды. Библиотеки, супермаркета, музея - чего угодно! Пока браузер не выдал изображения, я не спешил двигаться. Звук бегущих электронов, с которым я уже свыкся за время промоушенской практики, походил на рев толпы - и возбудителем его мог быть кто угодно. Даже полчище инботов в форме переваренных сосисок. Полностью покрытые филерами. Браузер щелкнул, вспыхнуло изображение, черно-белые линии потекли, трансформируясь в палатки, костры, оружейные батареи... Я оказался в яме, по краям которой громоздились мешки с песком. По правую руку, натужно сопя, лежал инбот, непонятного происхождения. Ярко-белая модель, не покрытая текстурой, головной убор как у солдат наполеоновской армии. Парящий в сантиметре от его головы маркер "Русская фантастика" подтверждал, что я все еще нахожусь на сервер-ворлде. Удивительно, что инбот меня не заметил. Я еще раз глянул на его безмятежно распростершуюся белесую фигуру. Нет филеров. Наверняка, конструкторы сервера думали, что я окажусь в самом логове еще неоперившихся инботов, где их кишмя, описаюсь и дисконнектом домой. Гуманисты эти русэфовцы. Знают, что на сервер к ним фэны только и заходят. А фэны - это же как сестры-братья. Если филер - санкционируемая государством охранная единица, закрепленная на инботе, - выловит непрошенного гостя, то на него открывается и виртуальная, и вполне реальная папка в уголовном отделе на этот раз РосЭфа, и наказание будет определено очень даже реальное. А фэнов-то и так немного, в основном фантасты... Потому я поднялся, осторожно переступил через малыша-инбота и принялся карабкаться по завалу мешков. Посветив макушкой над краем оборонительной позиции, я составил в кеше панораму лагеря. Лагерь, совокупность палаток, наполненный как минимум тысячей белых фигур, расположившихся в разных позициях, курящих и ругающихся, был окружен кольцевой дорогой, от которой в разные стороны расходились трассы. Трассы - это каналы на серверы-фракции, объединенные общей системой РусЭфа. Чтобы выяснить, какой ведет на "Книжную полку" мне придется проехать не меньше двух километров по кругу, разбирая кодированные надписи на покосившихся от старости доменных дорожных указателях. Идея "проехать", а не пройти, созрела еще до того, как я заметил блуждающих вдоль дороги инботов. Эти были уже зрелые, если не сказать больше. Шевеление противных мне филеров я чувствовал на расстоянии. Дальше, наверное, будет еще хуже. Но что только не сделаешь, ради карьеры... Скатившись с завала, я прокрался к телеге, на которой покоился всего один инбот. Снять его с телеги оказалось непростой задачей. Сперва я подумал, что было бы неплохо запустить в него камнем, и сделать вид, что безобразничал другой инбот, но воображение подсказало, что столь безобидный с виду белый-голый может превратиться в переваренную сосиску и всколыхнуть спокойствие лагеря филерной атакой. Эта подсказка охладила мой пыл, и я решил просто ждать. В течение часа инбот оставался неподвижным. В смысле, относительно телеги он не двигался ни на пиксел, но ежеминутно выполнял суетливые движения: ковырял соломкой в зубах, белизне которой позавидовала бы любая телезвезда, или тщательно вычесывал монолитные волосы. Я порядком утомился и единственным подходящим решением, которое я не то чтобы взлелеял, а высосал из пальца, было следующее. Открыв редакторское окно в браузере, я принялся разоблачаться. Из аттачмента я брал немного, всего две вещи, и самой ненужной из них оказалась программа, написанная КаБетом. Создать файлы внутри сервер-ворлда такого масштаба невозможно, а вот переделать уже занесенный файл, не переименовывая - сколь душе угодно. Парень целую ночь ломал над программой голову, а мне удалось поломать ее в течении считанных минут. Из серой условной коробочки с ярлыком prohakk.exe вскоре удалось сформировать опасно анахроническую модель машинки, прикрепить к ней колеса, поставить на них цикл, прикалбасить крючок да еще прописать командную строчку с постоянным запросом на охранные каталоги сервера после двенадцатого колесного цикла. Поставив машинку возле ноги инбота так, чтобы крючок ухватил белого за штанину и поволок прочь, я завел пружину - и что силы рванул к сиденью тележки. Зажужжал звуковой эмулятор машинки, используя миди-архив браузера, послышался шорох - и пронзительный писк. Я рванул поводья. Лошади заржали и потащили мою телегу к дороге. Инбот не стал меня преследовать, его тело распухло и обросло филерами - я чувствовал это спиной. Впереди лежала добрая треть лагеря, и из-под ног несущихся во всю прыть лошадей еле-еле успевали выскочить зазевавшиеся инботы. Над блестящими от мышц черными спинами лошадей метались белые фигуры, а я, сжатый от напряжения в комок, правил повозкой. Инботы хорошо справлялись с главной задачей - уворачиваться от телеги, - и пропускали меня к дороге. У окружной дороги я чуть притормозил, позволяя и себе и лошадям отдышаться - и пропуская вразвалочку ползущего инбота-пончика. Едва колесо телеги выкатилось на дорогу, произошло двоякое изменение. С одной стороны, принайприятнейшее, - телега в миг обернулась хорошеньким грузовичком, я почувтсвовал себя выше-мягче, а лошадей и след простыл, с другой стороны - нечего вообще говорить. Посаженные на одинаковые расстояния броненосцы-инботы, как ошпаренные, носились по дороге. Со скоростью километров 80 в час. Моей единственной задачей было встрять между ними. Повернув грузовик так, чтобы его было проще вывести на дорогу, я стал ждать. Вскоре цикличное мелькание стало восприниматься как обыденность. Подобные трюки каждый не раз прдолывал, забавляясь в глупенькие аркадные игрушки, вроде "Руны". Сделать это без тренировки, сэйвов - и за один раз, - представлялось мне предприятием не из легких. За пятым инботом я и покатитлся. Едва его ярлык проскочил мимо, я вдавил педаль и вырулил на дорогу. Приходилось ехать рывками и следить, чтобы ни впереди-, ни сзадиидущий инботы не приближались к моей машине слишком близко. Время от времени по правую руку проносились бело-голубые указатели. "История фэндома" "Фэнтези.ру" "Патенты" "Миры русских фантастов" "Книжная полка" Тут я выкрутил руль, направляя грузовик на указанную дорогу. Инбот проскочил в опасной близости, так что я даже не увидел его в зеркале дальнего вида. Браузер сопроводил вспышкой очередную метаморфозу. Степной пейзаж по бокам дороги исчез, провалившись в пропасть вкупе с кюветом. Осталась сама дорога, ухабистая и неровная, с выбоинами и задымленностями - словно здесь не один грузовик взорваться успел. Дорогу давно не ремонтировали, "Книжная полка" была стационарным разделом, с наложенным на ее изменение мораторием (опять-таки, закон РосЭфа), и народ валил на сервер-ворлд "Миров русских фантастов", особенно засиживаясь в Выбраковке и "Диких Землях". Но у меня, точно как у тысяч других типа-фантастов, здесь было дело. Справляться с управлением поначалу было сложно, но потом я свыкся. Все-таки не раз приходилось по нашим дорогам водить. Пусть не грузовик, но... Инботов не было и факт их отсутствия меня настораживал. Не просто так по бокам канала пропасть зияет. Не для красоты и устрашения. Тот, кто сюда доберется, уж наверняка ничего от хронического тщеславия не боится. Мои опасения оправдались. В самом конце уходящей вперед серой ленты-дороги, маячил синий ярлык "Русской фантастики". Впереди дорогу мне преграждал инбот. А сворачивать было некуда. Вскоре стало ясно, что инбот не просто преграждает дорогу, а нагло на ней покоится, растянувшись во всю длину, и концы переваренной, покрытой филерами огроменной сосиски свешиваются с краев дороги. Переваренная сосиска! Как в старой пословице про то, что тебя съели, - у меня было два направления действия. Первое - обратно до первой выходной папки, и домой с обломавшейся самоуверенностью. Второе - ехать дальше. Вполне возможно, что инбот сможет уничтожить мой грузовик, так как является он частью виртуальной вселенной сервера, а я получу серьезный шок, от которого могу и не очухаться вовсе. Были и другие варианты смерти. Не отпуская педаль, я повел машину ближе к правому краю, готовясь сигануть через предусмотрительно открытую дверь. Сосиска приближалась, а моей единственной мыслью было - насколько больно человеку, который выпрыгивает из несущегося на полной скорости ВЫСОКОГО грузовика? Так или иначе, за сто метров до неотвратимого уже столкновения я сгруппировался как мог - и выпрыгнул. Постепенное погашение скорости тела я воспринимал хороводом ушибов и ударов, перенимая, как калька, все неровности русской дороги. Как я не перекатился через край - не знаю. Такое бывает только в русской фантастике. Где-то слева прогремел взрыв - как я и ожидал. Громада почерневшего грузовика проревела надо мной, оставляя дымный шлейф, и юркнула в пропасть. Я вскочил на ноги, и побежал по дороге, огибая ошметки плоти с уже не функционирующими филерами. Через двести метров бега трусцой я достиг арки с синей надписью: "Книжная полка". Серое репение. Браузер просматривает корневые каталоги, подыскивая лучший образ. Что-то медленно он сегодня работает... Браузер выбрал кунсткамеру. Никогда не думал, что такое чудо как Книжная полка, можно представить в виде циничной кунсткамеры с бесконечными рядами разного рода консерваций. А ведь и впрямь - многие из файлов почти тридцать лет здесь покоятся без изменений, как заспиртованные. В просторном помещении у самого выхода стоял стол. Переписи корневого каталога /books на месте не было. Само собой, лежал бы "индекс" на дубовой столешнице - в Москве и в других городах-зеркалах продолжали жечь сервера. Достаточно для одной истории Александрийской библиотеки и Московского сервера. Придется ориентироваться самостоятельно. В первом ряду был размещен старый слепок архива где-то по 500-ый раздел. Одним из первых был Владимир "Воха" Васильев с архивом ксеноконсерваций. Секции шли в алфавитном порядке и я поспешил пролистать до середины. Чудом попал на широченный раздел закупоренных в огромные банки с мутной жидкостью детей. Одни - с крыльями, другие - с бластерами и мечами. Лукьяненко. Знакомая фамилия старого многотомного мэтра вызвала усмешку. Мартьянов. Пролистал вперед. Шефнер. Штерн. Неплохо. Во втором ряду дела пошли на взлет. Тут счет дошел до 1022. Вычурных и неблагозвучных фамилий стало больше. В третьем ряду - всего их было пять, - мне и следовало искать необходимую папку. Среди всего этого творческого безобразия редко попадались разжившиеся на большие тексты отделы. Если есть что-то, то повестушка с названием "Семя дракона" или "Зловещая смертоносность (Убийственная напасть 2)". Поговаривали как-то, что тексты эти вовсе не люди писали, а комбинационные программы, эволюционировавшие от "Определителя авторства текста". Потому имена варьировали от Дай Кеча до Корвина Варвара. Было много киберпанка, а кто лучше напишет киберпанк, нежели сама программа? И вот папка, на которую я покушался с тех пор как ревизорским ходом на нее надыбал. Имя автора, как и сотни других имен, вам ничего бы не сказало. Я аккуратно пробрался в "индекс" каталога безликого неплодовитого автора и, подняв на руки текст-банку с совсем не русским названием на этикетке, грохнул ее о пол. Файл с миди-звоном разлетелся на байты. Достав из аттачмента свежую 31-килобайтную баночку с закруткой, еще теплую, я определил ее в нужное место. Теперь я был официальным реестровым фантастом до времени моратория. Стоя перед памятником себе, я собирался с силами. Выходить сейчас через дисконнект нельзя - филеры просекут уже отслеженный при входе канал. Придется выбираться обратным путем. - Да, ты прав, гораздо лучше смотрится. Я обернулся на голос. Передо мной стоял старик, седоватый, лысоватый, в синей футболке, с каэлэфным беджем любителя. По значимости на РусЭфе это было нечто вроде Медали Вседозволенности в Лабиринтовской эмуляции на Мирах. Был бэдж не у многих. У избранных. Вдобавок ко всему, старик держал в руках папку "индекса" корневого каталога. - Ты не волнуйся, я здесь - фэном теперь работаю, - он пожал плечами. - Вы кто? - Может, слышал когда-ниудь... Дмитрий Ватолин? Я хмыкнул. - Как же не слышать! Основатель сервера, лет десять редактор. Потом ввел мораторий на присылку файлов недофантастов. Из-за чего был смещен из-за массовых акций протеста. Иногда подкидывает что-то в свою колонку. - Помнят же еще! - он шагнул вперед и дружески пожал мне руку. - Ты же понимаешь, нужно было сделать что-то, чтобы перекрыть дорогу мусору, раз тысячи из них утверждали, что издавали свои рассказы в одном и том же номере "Порога", "Лавки", а то и "Еслей" самих. - Понимаю. И почему "индекс" полки убили, а все ссылки на нее повырезали тоже понимаю. - Повырезали, поудаляли, но суть-то, - он провел рукой вдоль рядов банок. - Суть-то любой фидошник или шарящий пользователь вытащит на поверхность. Как умелый археолог поднимает на поверхность амфоры. А там вместо вина уксус или заплесневевший виноградный сок. Обидно. За родину, сынок, обидно! Он помолчал. - На книжной полке хранят серии с золотым переплетом, а не брошурки с мягким. - Точно, - подытожил я. Мы постояли, глядя на новенькую баночку с закруткой. А эта - похожа на золотой переплет? Ну, пускай, не вычитанная, с неживыми диалогами, одинаковыми "помолчал", "развернулся", "вздохнул"... Но все же свое, родное. - Ты знаешь, мне изменять полку, ровно, как и любому фэну запрещено, но раз уж ты тут, хакер удалой. Давай пройдемся по рядам, попыхтим чуть-чуть, у меня здесь давно в папочке галочки стоят, кому тексты поснимать. Чтобы было так: о фантастах или хорошо - или никак. Сведения не дошли. А я тебе пиво выставлю. Канал у тебя, вроде, московский. - А чего бы не пройтись? - уж слишком задорно воскликнул я. Мерно ведя эмоциональный разговор, мы пошли вдоль рядов воображаемой кунсткамеры чистить Книжную Полку.

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ТАНГОЛЬСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

рассказ (из цикла "Космоторговля по-русски")

Максим Остопов, техник "Непоколебимого неболюбца" и лингвист в одном лице, почесал тщательно выбритый подбородок. Он оказался в затруднительном положении. - Твой ход, - напомнил пилот Резник, с победным видом крутясь в своем великолепном пилотском кресле. - Угу, - промычал в ответ Остопов. Компаньоны сидели в крохотной кают-компании, стены которой были завешаны многочисленными трофеями инопланетных животных и предметами тотемного поклонения политеистичных туземных культов. Среди них были неотъемлемый балахон амитийских матюгальников, и копье черного дьявола, и серьезно насолившая обоим муха хоть-хны, которую удалось изловить только при сжатии гравитационного поля внутри корабля до предельного уровня. При этом остальные экспонаты коллекции русских торговцев приняли "по необъяснимым причинам" плоскую форму. "Зато их удобно будет сложить в ящик во время переезда, если мы хоть когда-нибудь найдем средства для покупки хорошей иномарки", - с видом настоящего стоика описал Резник положительную сторону метаморфозы. - Надо же, - медленно проговорил Максим. Его рука замерла над тангольской игровой пирамидкой, не в силах опустить последнюю фигурку в ячейку. - Эти проклятые долговязые подпространственные мыслители пресекли все пути к развитию человеческой инициативы. - Ты о чем? - не понял лекционного тона Резник. - Хочешь сказать, что ты сдаешься? - Нет, я хочу сказать, что применение к развлекательной игре системы самообучающейся программы, которая исключает все варианты, уже проработанные... вернее, проигранные любым из соперников, количество которых, кстати, неограниченно... существенно снижает спрос данной игры на рынке. Тангольские сийанции намного уступают пасьянсу по части возможных комбинаций первоначальной раскладки, шахматам по количеству вариантов атаки на противника и бильярду по части азарта. Переводня какая-то. Просто чтобы убить время. - В общем, ты сдаешься. - Нет, я просто могу просчитать, что в этот раз я опущу свою последнюю фигурку в ячейку пятого яруса третьего столбца на северной грани, и у меня, как и у тебя больше не будет возможности продолжать игру, - Остопов разжал пальцы, и фигурка юркнула в паз на грани пирамиды. - Ой, - опустошенно сказал Резник. Грани тангольской пирамиды засверкали, и из нее полились плавные звуки, которые, равно как и любые другие слова, сказанные уроженцами Танголии III, накладывались друг на друга и звучали в унисон. Лингвафон, лежащий на столе в режиме устной трансляции, гнусаво перевел сказанное: - Варианты исчерпаны. Игра автоматически переходит в неигровое состояние. Мои поздравления ахну Максиму Остопову. После чего пирамидка рассыпалась, превратившись в кучку серого порошка. - Это мне напомнило демонстративную версию вакуумного шлюза, которую мы установили, возвращаясь с метрополисского конгресса вольных торговцев. Ностальгически проговорил техник, грустно обводя пальцем крошечный террикон. - Помнишь, когда к нам хотел вломиться тот четырехрукий гуманоид? Шлюз ведь растворился прямо в открытом космосе, как только истекло время пользования. Ты тогда еле успел скафандр натянуть. Вадим Резник вскипал. Он сдерживался, сколько мог, потом зарычал и резким движением сбросил лингвафон со стола. Тот полетел в угол и, брызнув искрами, пустил дымок. Остопов пожал плечами. - Ну вот, теперь мы остались без лингвафона. - Я не отдам свой стул! - отчаянно затряс головой пилот. - Ты его проиграл. Ты и стул отдашь, и лингвафон купишь за деньги из своей доли. - Да хоть болькинийца на четверть ставки! - выкрикнул Резник. - Но стул не отдам. - Он закинул руки за спину, что силы обнимая спинку своего эргономического антигравостатического пилотского кресла. Остопов аккуратно собрал прах игры в пакет, закупорил его и кинул в мусоросборник, где он должен был лежать несколько часов, дожидаясь выхода в адекватное трехмерное пространство. - Ладно, - сказал он. - Тогда ты заявишься к тангольцам, купишь у них комплект плантационных яиц и яйцерезку. Я автоматически забуду твою повинность в передаче мне стула. - Будет сделано, - отчеканил Вадим Резник. - Только сделаешь ты это за свои деньги, - напомнил проигравшему компаньону Остопов. Не долго думая, Резник согласился во второй раз.

Дмитрий Тарабанов

ВРЕМЯ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ

рассказ

Олегу Овчинникову. Чудеса и впрямь случаются.

Пропихивая руки в рукава старенькой дутой куртки, я случайно глянул на запечатанную коробку счетчика на стене. Пломба была на месте беспорядочно намотанные ниточки и бляшка печати - но диск не двигался. Даже красная полоска деления замерла у края. - Ир, а у тебя счетчик повесился, - сказал я. - Да ну? - она стояла возле зеркала и потягивалась. Домашний топик желтого цвета был заляпан бурыми пятнами кофе. - Ей богу. - Я намотал на шею шарф с белой эмблемой "Пума" и застегнул курточку. - Интересно ты электричество отматываешь. У себя что ли так сделать. Электрокамины мне за месяц уже, наверное, столько намотали... - я протянул ей потертый пакет с "нюшными" зарисовками. - Подержи, пожалуйста. - Что за глупая привычка надевать обувь после того, как курточку напялишь? - она приняла ручную кладь и воровато извлекла перехваченный резинкой рулон бумаги. Пакет выскользнул из ее рук и распластался на полу. Внутри что-то звякнуло. - Ты мне карандаши так все побьешь, - проворчал я. Ирка хихикнула. Развернув зарисовки, она недовольно скривилась. - Что ты сделал с шеей? - простонала она. - И грудью! Бумагу чуть насквозь не протер... - Меньше вертеться надо было, - я выпрямился. - Настоящая ню по определению позирует недвижимо в течение двух часов. - По определению, у меня задница затекла, - перекривляла она. - На таком морозе лежать с одной драпировочкой... - Тебя бы в Грецию к киникам. Приняли бы с распростертой душой, - я забрал у нее ватман и, скатав, снова скрепил резинкой. - Поклонники женских красот, киники эти? - она выгнулась перед зеркалом, собрав темные волосы в нечто фонтанообразное. Смотрелась она вполне самодовольно. - Циники, по-нашему. Ирка изумленно уронила руки, потом собралась и показала язык. - Я пойду, - я кивнул в сторону обитой подранным поролоном двери. - Гонорар скоро? - Как продам. Открывая замок входной двери, я снова посмотрел на счетчик. Он не то, чтобы не вертелся, даже не жужжал. Замер. Или, скорее, замерз. - Научишь, как ты это делаешь. - Что - делаешь? - Отматываешь счетчик. - А я его не отматываю, - она дернула плечами, отчего просторный желтый топик с когда-то ультрамодной фразой "Tomy Girl" подпрыгнул. - Это он сегодня сам. Протестует. - Электрикам скажешь... - я вышел за дверь и помахал рукой. - Давай, закрывайся. Выхолаживаешь квартиру. Простудишься - меня виноватым сделаешь. Киник. - Как продашь, заходи еще, - она подмигнула и хлопнула дверью. Как продам, обязательно зайду, - пообещал я себе и, отыскав в неожиданно опустившейся тьме лестницу, стал спускаться.

ГРИГОРИЙ ТАРНАРУЦКИЙ

Космический пешеход

Он чувствовал, что кто-то пытается его разбудить, но никак не мог выбраться в явь. Сон был как глубокий колодец: только подымешься, цепляясь за скользкие стенки, почти до края и вновь скрываешься в темноту. Наконец с трудом удалось узнать склонившееся к нему лицо Ермолаева и осмыслить, что тот говорит.

- Да ты проснешься, Роман, или я тебя водой оболью. Слышишь? Прилетел психолог из следственного отдела.

Выиграно главное сражение с черным лесом, но окончена ли война? В многомерной вселенной Большого Леса прошлое и будущее настолько связаны, что не поняв первое, невозможно надеяться на второе. Майору Максиму Реброву и его товарищам снова предстоит сделать выбор: рискуя жизнью, искать каналы связи с Землей в надежде на возвращение или наконец начать обустраиваться в новом мире. Но все ли тайны Большого Леса уже раскрыты? Все ли «слои» реальности исследованы? И не придется ли «попаданцам» решать новые задачи, когда Лес раздвинет горизонты и доверит людям самое ценное?

Новый проект от Кристофера Паолини – автора легендарного цикла «Эрагон».

Кира Наварес всегда мечтала сделать какое-нибудь потрясающее открытие в новых мирах. Однажды во время обычной исследовательской миссии она находит инопланетную реликвию, однако ее восторг оборачивается настоящим ужасом.

В то время как Кира борется со своими собственными кошмарами, Земля и ее колонии оказываются на грани уничтожения. Теперь Кира может стать величайшей и последней надеждой человечества…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книгу вошли произведения двух авторов. В первой, фантастической, повести В. Крижевич рассказывает о необычных явлениях в зоне Бермудского треугольника, о тех приключениях, которые случились с учеными, изучающими гигантскую воронку-водоворот.

Вторая повесть А. Миронова — о сложной, кропотливой работе наших следственных органов, которую довелось проводить, распутывая клубок военных событий.

СОДЕРЖАНИЕ:

Валентин Крижевич. Остров на дне океана

Александр Миронов. Одно дело Зосимы Петровича

Рецензент П. А. Мисько

Художник Ю. К. Зайцев

Книгу составили полюбившиеся детям приключенческие повести белорусских писателей «Таинственная надпись» Валентина Зуба, «Тайна одной башни» и «Преступление у Зеленой тони» Всеволода Кравченко, «Дозор на Сухой Миле» и «Тайна бункера № 7» Владимира Павлова.

СОДЕРЖАНИЕ:

ВАЛЕНТИН ЗУБ. ТАИНСТВЕННАЯ НАДПИСЬ. Перевод с белорусского В. А. Жиженко

ВСЕВОЛОД КРАВЧЕНКО. ТАЙНА ОДНОЙ БАШНИ. Перевод с белорусского В. Г. Машкова

ВСЕВОЛОД КРАВЧЕНКО. ПРЕСТУПЛЕНИЕ У ЗЕЛЕНОЙ ТОНИ. Перевод с белорусского В. А. Жиженко

ВЛАДИМИР ПАВЛОВ. ДОЗОР НА СУХОЙ МИЛЕ. Перевод с белорусского В. А. Жиженко

ВЛАДИМИР ПАВЛОВ. ТАЙНА БУНКЕРА № 7. Перевод с белорусского В. Б. Идельсона

Художник В. Г. Приешкин

Кира Самохина, ведущий репортер криминального отдела газеты «Происшествие», понимала, что прошлое рано или поздно нанесет визит в ее насыщенную событиями жизнь. Что-то подсказывало ей: бывший жених Алексей, пропавший пять лет назад, совсем рядом. Об этом говорила и серия жестоких убийств, явно связанных с ним. Своими подозрениями она не делилась ни с кем, даже с близким человеком – другом детства Русланом. Ей предстояло сразиться с тенью вчерашнего дня один на один…

Алена Озерская возвращалась домой в полной уверенности, что ее ожидает только одиночество, – смерть матери и расставание с мужем разрушили ее прежний мир. Неожиданная находка насторожила Алену: в квартире кто-то побывал и оставил в сумочке ее паспорт с чужой фотографией. Именно с этим странным документом в жизнь Алены проник настоящий ужас. Неприятности посыпались как из рога изобилия. На глазах у нее произошло самоубийство, следы которого вели в прошлое. Ей не оставалось ничего иного, как начать собственное расследование…