Шишка

Шишка

Ха-ха-ха! И знаете, что самое смешное в этой истории? Самое смешное, что во всём виновата моя жена! Мою драгоценную жену зовут Люся, но не это главное. А главное в том, что в этот злосчастный момент она готовила пельмени… Но ладно, по порядку – так по порядку…

…Когда я пришел от Генки, на кухне вкусно пахло рубленым мясом – готовился фарш для пельменей. А после преферанса, знаете, после пятичасовой пулечки, очень хочется есть… Кушать очень хочется. А пельмени… пельмени – это пельмени!

Другие книги автора Николай Михайлович Блохин

Дорогие друзья и подруги!

Я в науке скачок произвёл.

От большого ума на досуге

Гениальную вещь изобрёл.

Почесав, как положено, в темени,

Я в натуру чертёж перенёс.

Получилась машина времени,

И назвал я её "хроновоз".

С циферблатами на панели

И окном из тройного стекла,

С индикацией дня, недели,

Года, месяца и числа.

Наконец я закончил машину,

Помолился аллаху в углу,

– Рота, равняйсь!.. Плискин, была команда "равняйсь"!.. Рота, смир-на!..

Шариков, была команда "смирно"!.. Рота, вольно!.. Хаббибулин, была команда "вольно"!.. Что?.. Где подполковник?.. Рота, равняйсь! Товарищ подполковник, в роте проводятся занимания по подниманию… виноват, занятия по поднятию боевого духа у новобранцев… Есть!.. Ха-ха-ха, товарищ подполковник!.. До свидания, товарищ подполковник!.. …Продолжаем занятия… Плискин, по команде "равняйсь" все должны повернуть головы направо так, чтобы каждый видел грудь четвёртого человека… Что?.. У тебя справа всего двое?.. Гм… Действительно… Как тут быть?.. Гм… У солдата не должно быть никаких сомнений… Вот что…

— Степаныч? — раздался в трубке немузыкальный голос композитора Мухиной. — Я по поводу твоей последней «Матросской». Степаныч, я не отходила от рояля всю ночь. Припев мы сделаем так: «Ла-ла-ла, трум-та-та, ля-ля-ля-я!» Хорошо? И ещё. Там во втором куплете слова «дружба морская крепка» заменим на «вместе идти до конца», а?

— М-м-м… — Павел Степанович задумался. — Рифма тогда захромает, Сонечка, и… м-м-м… чем тебе, собственно, не нравится «дружба морская…»?

Михаил Якубовский, Николай Блохин

Мы попытались представить себе, как современные сценаристы и режиссёры поставили бы... что же ещё не успели испортить?.. вот, хотя бы М. Твена.

ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ

КОРОЛЯ АРТУРА

(по мотивам повести М. Твена)

ПРОЛОГ

На фоне средневекового замка Мерлин (арт. А. Джигарханян) в мантии и колпаке, усыпанном звёздами, поет куплеты. Затемнение.

1-Я СЕРИЯ

Современный крупный город: небоскрёбы, бары, реклама. В автомобиле едет Янки (арт. А. Миронов). Музыка, титры. Лаборатория (в понимании кинорежиссёра): булькают разноцветные жидкости в колбах, мигают лампочки. Обязательно включён лазер (направлен в стену). Периодически что-нибудь взрывается. Молодые бородатые учёные с интересом разбираются в схеме детекторного радиоприёмника. Посреди комнаты стоит сооружение из пылесоса "Урал", автодоилки "Ёлочка" и снегохода "Буран" со множеством тумблеров, рычажков и рубильников. Телезрителю сразу ясно, что перед ним машина времени. Для полной ясности учёный в белом халате (арт. А. Джигарханян) рассказывает вошедшему Янки, как он изобрёл это устройство. Говорит он всю первую серию... Звонок. С криками "файв о'клок!" учёные, лаборанты и секретарша выбегают из лаборатории. Янки, оставшись один, естественно, щёлкает рычажками. Раздаётся очередной взрыв, и под "космическую" музыку он исчезает. Вбегает взволнованный учёный и, взяв из угла банджо, поёт голосом М. Боярского песню об ответственности, учёного перед обществом.

Написанный в 1982 году рассказ из архива клуба любителей фантастики «Притяжение» из Ростова-на-Дону.

Якубовский Михаил Альбертович

Блохин Николай Михайлович

Мниихколаилай Бяклохуибновский.

Избранное 1977 - 1983 г..

Авторы выражают признательность Сергею Битюцкому, Андрею Абрамову, Людмиле Квасовой, благодаря которым эта книга увидела свет.

Серию "Шедевры минувших веков" открывает сборник лучших рассказов двух великих авторов эпохи застоя конца прошлого тысячелетия. Эти рассказы давно вошли в сокровищницу мировой литературы. Титаны духа и праотцы отечественного фэндома творили свои шедевры под замысловатым псевдонимом - Мниихколаилай Бяклохуибновский. Настоящих имен литературных гениев история, к большому сожалению, не сохранила. Сергей Битюцкий

Подробности моего рассказа покажутся не очень нравственными, но ручаюсь вам, что в нём будет заключаться глубокий, нравственный смысл, который не ускользнёт ни от кого, разве от 18-летних барышень – да им моей книги не дадут; а если она им и попадётся случайно, то умоляю их после этих строк закрыть её и не класть на ночь под подушку, потому что от этого находят дурные сны.

М. Ю. Лермонтов. "Я хочу рассказать вам" Иванов медленно поднялся по ступенькам, постоял, тяжело дыша, и, с трудом приоткрыв дверь, вошёл в магазин. На большой коробке из-под болгарских плевательниц, прислонясь спиной к аппарату искусственного кровообращения, сидела, уткнувшись в толстый журнал, блондинка-продавщица.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Ген Мов Чан

Пародия на роман "Сумерки мира" Г.Л.Олди.

(главы из романа "РЕЗИДЕНТ ИЗ МАРБОГУСА")

ПРИБАМБАС ТРЕТИЙ. Бред N 3.

"Если герой ищет подвиг

выпишите ему наряд и выдайте лопату.

Это дело нормировщика и кладовщика."

"Голос советского кера: "сказание о стахановцах"."

Стыцько не размахиваясь размазал пятерней надоедливого комара Серегу по своему бритому затылку.

"В следующей жизни будет умнее, - подумал Стыцько."

З В Е Р И А Д А

или

Пища для человека

(имена героев изменены, ситуации вымышлены)

Как-то раз, один злой мальчик пошел в лес погулять. Вдоволь намучив лесных зверюшек, он понял, что заблудился. А дело к вечеру движется, тени сучьев удлинняются, и лес какой-то нехороший пошел: ноги то и дело проваливаются сквозь переплетение корней в грязь. Долго ли шел он так, нам не известно, но поздним вечером с изодранными в кровь ногами вышел на опушку.Вышел, оглянулся и вдруг, откуда ни возьмись, вырос из земли перед ним терем-теремок...

Максим Самохвалов

КОМИТЕТ СЛЕЖЕHИЯ

ЗА ЗОЛОТЫМИ ФОHАРИКАМИ

Каждый вечер я спускался к старой бане и разжигал небольшой костер.

Потягивая водку из термоса, сидел до темноты, любуясь заходом солнца, а в непогоду слушая шуршание дождя в траве.

Hапиваясь, я вижу одну и ту же картину из детства: агрессивное облако, несущее страх.

Hе знаю, в чем тут смысл, но мы, земляне, прогадали свое будущее, посчитав себя слишком умными.

Максим Самохвалов

ЛОШАДИНОЕ ЛЕТО

не реалистичное произведение

Лето казалось невыносимым.

Было очень жарко, а отсутствие материализованной мечты в виде благородного коня, которому я мог задавать овса, чистить щеткой, похлопывать по морде - злило меня.

На станции, в покосившемся клубе, часто показывали фильмы, где главные герои постоянно скакали, задавали и похлопывали.

Я ходил на каждый сеанс, разумеется, бесплатно, так как глупо платить деньги за мечту.

Максим Самохвалов

МОЯ ПИРАМИДА

Рассказ.

Hе верящий в проклятья фараона

Решивший долго жить, века

Хоть и вдыхал флюид Тутанхамона

Умрет в пыли домашнего ковра

Я лежу на деревянной скамье, а солнце медленно и неотвратимо нагревает все вокруг, меня нагревает, котов нагревает, нагревает стражников. От горячего песка поднимается марево, поэтому очень плохо видно пирамиду. Она уже почти закончена, моя пирамида, только еще не облицована верхушка.

Дорогой Гарри!

Как там идут дела в индустрии тушеной фасоли? Уверен, чертовски здорово, как мы обычно говорили в те благословенные времена, когда и ты, и я растрачивали свою юность на лекции по связям с общественностью в нашем старом добром университете.

Спорю, дела должны обстоять чертовски здорово, с твоими-то перспективами и оплаченным «кадиллаком». Второй человек в рекламном отделе «Бостон Бьютиз» у самого Альтшулера. Да, парень, вот это жизнь.

— Будь моей женой, прекрасная Микатарра!..

Аммиачный Джо с планеты Абувумба хлопнул клешней и замолчал. Чтобы сказать еще хоть слово, ему теперь требовалось опрокинуть в рот чарку-другую прохладного гидроксида аммония: жители туманной Абувумбы угрюмы и неразговорчивы.

Воспользовавшись паузой, вперед шагнул Малыш Парду.

— Несравненная Микатарра! Неужели я чем-то хуже этого увальня, который издает нечленораздельные звуки, подобные завываниям киквирка в плохую погоду? И мне, сыну радужных миров, не на что надеяться? Выбери меня — и мы вместе уедем на голубую Валгаллу!

Вероятно, тоже из «Записок странствующего микрофона».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Выходной наконец наступил. Теперь всё зависело от того, уйдёт ли мать по своим воскресным делам… Но вот по комнатам вихрем пронесся запах "Клима", в коридоре раздалось привычное: "Вернусь не скоро, чао!" – и хлопнула дверь. Под окном взревел двигатель, и его удаляющееся урчание означало для Шуры желанную свободу. В голове билась одна-единственная мысль: "Наконец-то!" Последний взгляд в зеркало. Парик, платье, чулки (опять шов перекручен!), сумочка, накидка. Кажется, всё в порядке. Не забыть бы косметичку, а то в прошлый раз… Ах, вот она. Ну, вперёд!

– Простите, вы не поменяетесь со мной местами? Да, к окну, если позволите… Вы до конечной? Вот видите, а я на Советской, на предпоследней. Вот спасибо. А? Зачем к окну? Сейчас объясню. Дорога длинная, так что, если интересуетесь…

Да, по порядку. Итак, я люблю музыку. Всё, всё имеет отношение, сами убедитесь. Вы тоже любите? Ручаюсь, наши вкусы не совпадают. Как написал один тоже молодой человек, "я люблю классическую и хорошую музыку". Так вот, для меня хорошая – это как раз классическая. И, разумеется, романсы. Помните: "Я ехала домой. Душа была полна…"? Конечно, не помните. А опера? А народные песни? "Матушка, матушка, что во поле пыльно?"… Нет, нет, это даже хорошо, что вы меня перебили. На эту тему я могу долго… Живу я один, проигрыватель неплохой, фонотека…

Два самых больших события в жизни Тони произошли почти одновременно. Не успела она свыкнуться с замужеством, как надвинулось новое событие. Константина Степановича Говоркова, ее мужа, послали на службу в город Вашингтон, и Тоня вместе со своим Костей поехала в Америку.

На Белорусско-Балтийский вокзал Тоню пришли провожать две подруги — Киля и Клава. Они были веселые, насмешливые девушки, но здесь, среди интуристов и носильщиков, стеснялись и все время спрашивали Тоню:

«Венгерский набоб» – один из лучших романов известного венгерского писателя Мора Йокаи (1825–1904). Сатирическое повествование насыщено колоритными картинами быта и нравов, увлекает неожиданными поворотами действия; в нем выражен протест против общественного застоя и несправедливости. Действие романа отнесено к периоду экономических и политических реформ, предшествующих венгерской революции. Один из первых крупных венгерских социальных романов.