Шимпазон

Михаил Карчик

ШИМПАHЗОH

Директор зоопарка Александр Станиславович Краковянский был человеком общительным и грубым. Из этого следовало, что ему постоянно хотелось выпить в компании, но никто из друзей и даже подчиненных в компанию его не приглашал. Краковянский напивался быстро и вел себя по-скотски. Лишь только собутыльник начинал перечить директору, тот хватал кнут, для укрощения сбежавших из вольера парнокопытных или пику, которой воспитывали непослушных слонов, после чего сотрудник забюллетенивал на три недели.

Другие книги автора Михаил Валентинович Карчик

На этот раз бывшему следователю военной прокуратуры Алексею Нертову, сотрудникам уголовного розыска, частным сыщикам придется столкнуться с серией загадочных преступлений накануне выборов. Взрыв машины накануне выборов в питерское Законодательное собрание... Что стоит за этим: обычное убийство? Почему так много женщин вдруг заинтересовались участниками поиска злодеев — кому это выгодно? Кто за этим стоит: маньяк-одиночка или главари преступных финансовых группировок? Что восторжествует — справедливость и любовь или козни негодяев? Ответы на эти вопросы в очередном романе популярных авторов «Дело о продаже Петербурга».

Бывший следователь военной прокуратуры Алексей Нертов, став начальником службы безопасности банка, попадает в центр изощренной криминальной интриги. Кто стоит за шантажом, мистификациями и финансовыми аферами? Кому выгодны убийства известного актера и банкира? Кто готовит покушение на отца Нертова, директора областного завода? И какое отношение к этому заказу имеет возлюбленная Алексея? Во всем этом ему предстоит разобраться, чтобы спасти отца и защитить свою любовь…

Бывший следователь военной прокуратуры Алексей Нертов устраивается на работу к преуспевающей бизнесвумен. Через какое-то время его новую подопечную начинает преследовать череда несчастий, и из неприступной леди она превращается в испуганную девочку, защитой которой теперь озадачен Нертов. Похищения, покушения, грабежи, предательства, убийства — вот неполный перечень того, с чем предстоит столкнуться Юристу. Кто стоит за всеми преступлениями? Кто снова открыл охоту на него, его друзей и любимых? И в чем виноваты трое друзей — Петр, Павел и Фома?

Бывшему военному прокурору Алексею Нертову, ставшему телохранителем, поручено присмотреть за дочерью хозяина одного из самых крупных автотранспортных предприятий Северо-Запада. Вскоре выясняется, что неприятности девушки происходят не только из-за ее легкомыслия, но и потому, что контрольным пакетом акций пытается овладеть преступная группировка. Сможет ли Нертов, его друзья из сыскного агентства, француженка Женевьева и ротвейлерша Маша противостоять бандитам?

В Питере орудует опасный маньяк. Город объят страхом. Бывшему следователю военной прокуратуры Алексею Нертову предстоит найти жестокого убийцу и раскрыть серию преступлений, следы которых ведут к его подопечной и возглавляемой ей процветающей компании. Но самая главная задача юриста — спасти своего сына.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Скажу прямо, без ложной гордости: человек я не примечательный. То есть, совершенно неприметный человек, ничем не выдающийся и никак себя не прославивший. Что делать, не всем же быть Хемингуэями.

Но один раз в жизни я всё-таки почувствовал свою значительность. Было это много лет назад, вскоре после того, как мы с женой приехали в Америку. Жили мы в маленькой скромной квартире в небольшом городе в Миннесоте, где я нашёл свою первую работу. В тот вечер, когда я в первый раз почувствовал свою значительность, я, как обычно, смотрел телевизор, а жена делала голубцы на завтра. И тут зазвонил телефон. Я, естественно, взял трубку и сказал "хелло". А может даже я сказал "алё", поскольку никакого англоязычного звонка не ожидал. Но трубка вдруг заговорила по-английски, этаким красивым плюшевым голосом. От неожиданности я не понял первой фразы, а вторая звучала примерно так:

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Веселые устрицы», Санкт-Петербург, 1910 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из авторского сборника рассказов «Караси и щуки (Рассказы последнего дня)», вышедшего в свет в Петрограде, в 1917 году.

Повесть Г. Марчика направлена против обывательщины, зло и остроумно высмеивает бездуховность и цинизм существователей, подобных Алику и Юраше, убедительно показывает полную несовместимость их образа жизни с советским образом жизни.

Для детей старшего школьного возраста

Из сборника «Сорные травы», Санкт-Петербург, 1914 год.

Свою жизнь я посвятил медицине и моему другу Холмсу. Личной жизни у меня, в сущности, не было, поэтому иногда делается грустно.

Однажды я зашел в «Золотого Черта» выпить чашку шоколада. За мой столик села женщина не столь юная, сколь прекрасная. Много я на своем веку перевидел женщин в анатомическом театре, но эта поразила какой-то живостью лица, да и вообще всего тела.

— Чудесный шоколад, мисс, — сказал я и представился.

Ее же представлять было не надо — леди, настоящая леди. Стройна, изящна, грациозна, как новенький скальпель. Одного со мной роста, настолько одного, что даже немного повыше. И все-таки, когда она отозвалась, у меня потеплело в душе. Это была известная семья, одна ветвь которой уходила в седую древность, а другая в современные банки. А имя, старое доброе имя Стелла, шло к ней, как вата к бинту.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Некоторые главы из "Книги Медиумов", составленной Алланом Кардеком

Глава II

ФИЗИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ.

ВЕРТЯЩИЕСЯ СТОЛЫ

60. Физическими явлениями называют такие явления, которые обнаруживаются посредством физических действий, как, например, шум, движение и перемещение твердых тел. Одни из них бывают самопроизвольные, т. е. нисколько не зависят от нашей воли, другие могут быть вызваны нашей волей. Мы будем сперва говорить об этих последних.

Н. И. Кареев

ОБЩИЙ ХОД ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

Очерки главнейших исторических эпох

Очерк первый. Всемирно-историческая точка зрения

Постепенное объединение судеб отдельных стран и народов. Беглый взгляд на целое всемирной истории. Необходимость изучения общего хода истории и задача философии истории. Два способа философского построения всемирно-исторического процесса. Применение идеи закономерности к пониманию всемирно-исторического процесса. Разбор некоторых возражений против всемирно-исторической точки зрения. Обычное деление всемирной истории и его ненаучность. Схема, предложенная Л. Мечниковым. Теория культурно-исторических типов.

А.Карельский

Эрнст Теодор Амадей Гофман

"...С тобой должен я посоветоваться, с тобой,

прекрасная, божественная тайна моей жизни!.. Ты-то ведь

знаешь, что никогда я не был человеком низких

побуждений, хоть многие и считали меня таковым. Ибо во

мне пылала вся та любовь, что от века зовем мы Мировым

Духом, искра ее тлела в моей груди, пока дыхание твоего

существа не раздуло ее в светлое радостное пламя".

Альберт Карельский

Утопии и реальность

Роберт Музиль (1880-1942) при жизни много страдал от того, что ощущал себя не оцененным по достоинству. Это ощущение не было выдуманным. Слава одного из крупнейших художников и мыслителей австрийской, да и всей немецкоязычной литературы XX века пришла к нему только посмертно; а умер он в безвестности и нужде, в эмиграции, где жил с 1938 года - после гитлеровского аншлюса Австрии, - ценимый лишь весьма ограниченным кругом знатоков. Правда, среди этих ценителей авторитеты очень весомые: Томас Манн, Герман Брох, Арнольд Цвейг.