Шимпазон

Михаил Карчик

ШИМПАHЗОH

Директор зоопарка Александр Станиславович Краковянский был человеком общительным и грубым. Из этого следовало, что ему постоянно хотелось выпить в компании, но никто из друзей и даже подчиненных в компанию его не приглашал. Краковянский напивался быстро и вел себя по-скотски. Лишь только собутыльник начинал перечить директору, тот хватал кнут, для укрощения сбежавших из вольера парнокопытных или пику, которой воспитывали непослушных слонов, после чего сотрудник забюллетенивал на три недели.

Другие книги автора Михаил Валентинович Карчик

Бывший следователь военной прокуратуры Алексей Нертов, став начальником службы безопасности банка, попадает в центр изощренной криминальной интриги. Кто стоит за шантажом, мистификациями и финансовыми аферами? Кому выгодны убийства известного актера и банкира? Кто готовит покушение на отца Нертова, директора областного завода? И какое отношение к этому заказу имеет возлюбленная Алексея? Во всем этом ему предстоит разобраться, чтобы спасти отца и защитить свою любовь…

На этот раз бывшему следователю военной прокуратуры Алексею Нертову, сотрудникам уголовного розыска, частным сыщикам придется столкнуться с серией загадочных преступлений накануне выборов. Взрыв машины накануне выборов в питерское Законодательное собрание... Что стоит за этим: обычное убийство? Почему так много женщин вдруг заинтересовались участниками поиска злодеев — кому это выгодно? Кто за этим стоит: маньяк-одиночка или главари преступных финансовых группировок? Что восторжествует — справедливость и любовь или козни негодяев? Ответы на эти вопросы в очередном романе популярных авторов «Дело о продаже Петербурга».

Бывшему военному прокурору Алексею Нертову, ставшему телохранителем, поручено присмотреть за дочерью хозяина одного из самых крупных автотранспортных предприятий Северо-Запада. Вскоре выясняется, что неприятности девушки происходят не только из-за ее легкомыслия, но и потому, что контрольным пакетом акций пытается овладеть преступная группировка. Сможет ли Нертов, его друзья из сыскного агентства, француженка Женевьева и ротвейлерша Маша противостоять бандитам?

В Питере орудует опасный маньяк. Город объят страхом. Бывшему следователю военной прокуратуры Алексею Нертову предстоит найти жестокого убийцу и раскрыть серию преступлений, следы которых ведут к его подопечной и возглавляемой ей процветающей компании. Но самая главная задача юриста — спасти своего сына.

Бывший следователь военной прокуратуры Алексей Нертов устраивается на работу к преуспевающей бизнесвумен. Через какое-то время его новую подопечную начинает преследовать череда несчастий, и из неприступной леди она превращается в испуганную девочку, защитой которой теперь озадачен Нертов. Похищения, покушения, грабежи, предательства, убийства — вот неполный перечень того, с чем предстоит столкнуться Юристу. Кто стоит за всеми преступлениями? Кто снова открыл охоту на него, его друзей и любимых? И в чем виноваты трое друзей — Петр, Павел и Фома?

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

В данный сборник вошли рассказы:

1. Степан

2. Как стать миллионером

3. Самый сумасшедший день

4. Адамит

5. Забвение

6. Как один начальник…

7. Ключи от мира свободы

8. Колбаса

9. Мода (рассказ)

10. Парижский шоппинг

11. Управление

12. Номер на всю жизнь

Государь император Александр Павлович после Венского конгресса путешествовал по Европе и увидев у англичан на подносе чудо – миниатюрную ай-Лимпиаду, сработанную знаменитым мастером Сивым Жопсом, повелел устроить в Крыму (Таврии) в 1816 году. Олимпийские игры на манер древнегреческих ристалищ. Граф Г. и его приятель Морозявкин, а также служащая Тайной экспедиции Лиза Лесистратова при участии донского казака Платова и мастера Левши берутся построить олимпийские сооружения в кратчайший срок.

Из-за знаменитого «года без лета» (после извержения индонезийского вулкана) вместо летних Игр приходится устраивать зимние, выкупать земли у агрессивных местных аборигенов, заботиться об экологии, спешно строить канализацию, нанимать самолучших иностранных тренеров, искать спортсменов-олимпийцев по окрестным селениям, решать проблемы с постоялыми дворами («ай-лимпийская деревня»), с гошпиталями для травмированных, с веселящим дурман-зельем – допингом и проч. Подбираются крикливые комментаторы с губерний, бегуны («Зайка») и силачи («Ванька Полудубный»), иностранцы жалуются что борцы-кавказцы – настоящие звери, ружья русские чистят кирпичом, а олимпийским духом тут и не пахнет, местная Баба-яга отмечает что всюду русский дух. Государь с графом Нессельроде проводят инспекции ай-лимпийской стройки.

С огромными усилиями царский бюджет оказывается распилен и все стадионы и лыжни сданы в срок. Открытие ай-Лимпиады проходит с матрешками, тройками и балалайками, из самой Греции везется олимпийский огонь. Тут же изобретаются биатлон и марафон по снегу в снегоступах, но так как иностранные судьи оказываются неподкупны, а крепостные россияне ленивы от природы («Мы никому ничего не должны»), победа российских ай-лимпийцев вызывает большие сомнения. Левша берется подковать их всех, граф обещает всем вольную, казак Платов раздает тумаки и грозится запороть – и наконец-то россияне побеждают и забирают максимум наград. Торжественное награждение всех от лица императора и церемония закрытия ай-Лимпийских Игр в виде закрытия ворот в Таврию, калитки стадиона и сундука с наградами, завершает сказочные соревнования.

Вторая книга челябинского писателя. С присущим его стилю юмором, с сатирической остротой автор рассказывает о злоключениях юного рабочего, недавнего выпускника школы, столкнувшегося на заводе с махровыми рецидивами застойного времени — ленью, социальной апатией, бюрократизмом, с людьми, исповедующими принципы: «Работа не волк…», «Сиди и не высовывайся», «Бюрократия — опора прогресса». Автор показывает, как социально-экономическая перестройка, породившая волну новой жизни, сметает с пути коллектива теневые наслоения недавнего прошлого.

Английский джентльмен, сидя в турецкой бане, сочиняет оду в честь индийской церемонии.

Рецепт популярности в светском обществе прост: «Расскажите им нечто пугающее, волнующее, пикантное из вашей жизни или жизни кого-либо из ваших близких, и они сразу заинтересуются вами. Они будут с особенной гордостью рассказывать о вас».

The Dervish and the Offensive Stranger

Статья, 1902 год

Дервиш. Я готов твердить снова и снова, без конца твердить, что доброе дело…

Дерзкий незнакомец. Замолчи, близорукий человек! Добрых дел не бывает…

Дервиш. О наглый богохульник!

Дерзкий незнакомец. И злых дел тоже не бывает. Бывают только добрые намерения и злые намерения, вот и все. Половина добрых намерений в итоге приносит зло, половина дурных намерений приносит! добро. Ни один человек не властен над результатами и не в состоянии предугадать их.

Министерский поросенок

Все вы, разумеется, ели на рождество поросенка. А знаете, что ел я? В первый день рождества я ел суп и вареную говядину, и во второй день рождества я ел также суп и вареную говядину, и лишь на третий день на обед у меня были отбивные, чтобы за столом хоть пахло свининой.

Я остался без поросенка. И это, представьте себе, случилось уже после того, как я купил его, после того, как он побывал в моих руках.

Рассказ написан для конкурса «Абсурд-2013», а так как сюжет вышел совсем не новогодний, поэтому «внеконкурс».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Некоторые главы из "Книги Медиумов", составленной Алланом Кардеком

Глава II

ФИЗИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ.

ВЕРТЯЩИЕСЯ СТОЛЫ

60. Физическими явлениями называют такие явления, которые обнаруживаются посредством физических действий, как, например, шум, движение и перемещение твердых тел. Одни из них бывают самопроизвольные, т. е. нисколько не зависят от нашей воли, другие могут быть вызваны нашей волей. Мы будем сперва говорить об этих последних.

Н. И. Кареев

ОБЩИЙ ХОД ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

Очерки главнейших исторических эпох

Очерк первый. Всемирно-историческая точка зрения

Постепенное объединение судеб отдельных стран и народов. Беглый взгляд на целое всемирной истории. Необходимость изучения общего хода истории и задача философии истории. Два способа философского построения всемирно-исторического процесса. Применение идеи закономерности к пониманию всемирно-исторического процесса. Разбор некоторых возражений против всемирно-исторической точки зрения. Обычное деление всемирной истории и его ненаучность. Схема, предложенная Л. Мечниковым. Теория культурно-исторических типов.

А.Карельский

Эрнст Теодор Амадей Гофман

"...С тобой должен я посоветоваться, с тобой,

прекрасная, божественная тайна моей жизни!.. Ты-то ведь

знаешь, что никогда я не был человеком низких

побуждений, хоть многие и считали меня таковым. Ибо во

мне пылала вся та любовь, что от века зовем мы Мировым

Духом, искра ее тлела в моей груди, пока дыхание твоего

существа не раздуло ее в светлое радостное пламя".

Альберт Карельский

Утопии и реальность

Роберт Музиль (1880-1942) при жизни много страдал от того, что ощущал себя не оцененным по достоинству. Это ощущение не было выдуманным. Слава одного из крупнейших художников и мыслителей австрийской, да и всей немецкоязычной литературы XX века пришла к нему только посмертно; а умер он в безвестности и нужде, в эмиграции, где жил с 1938 года - после гитлеровского аншлюса Австрии, - ценимый лишь весьма ограниченным кругом знатоков. Правда, среди этих ценителей авторитеты очень весомые: Томас Манн, Герман Брох, Арнольд Цвейг.