Шестая Бастионная

Самая обычная жизнь школьников – полна серьезными испытаниями силы духа, чести, преданности долгу и своим убеждениям, ведь тот, кто верен правде, готов к подвигу всегда.

Отрывок из произведения:

Даже не знаю, как называется такой материал. Бетон? Или что-то другое? Смесь цемента с морской галькой, крупным песком и ракушками. Словно искусственный камень-ракушечник. Из него сложены ступени многих севастопольских лестниц. Старожилы называют эти лестницы по-морскому: трапы.

Я поднимаюсь по трапам от Большой Морской к Владимирскому собору, где похоронены севастопольские адмиралы: Лазарев, Корнилов, Истомин, Нахимов. В тени дворов и переулков, среди кустов и под каштанами еще сумерки раннего утра. Но небо уже светлое. Прохладно, пахнет сыростью от короткого ночного дождика. Пахнет морем – с рейда тянет ветерок. А еще пахнет теплой травой – у нее мелкие листики, крошечные стручки и цветы, похожие на лютики. Ею поросли пустыри, бастионы, развалины Херсонеса и старые переулки.

Рекомендуем почитать

Итак, я сдался. Поступился принципами и оставил противнику позиции, которые прочно занимал более сорока лет. Самое время патетически упрекнуть себя: «Нет прощения твоему малодушию!» Но прощение все-таки есть (и это слегка утешает). Ибо я отступил не перед внешним врагом, а перед недругом, проснувшимся внутри. Можно сказать, перед самим собой.

Дело в том, что к старости многие начинают впадать в детство. А уж детскому писателю это просто на роду написано. Однако для меня возвращение в розовую пору малолетства оказалось связанным не с самыми лучшими ощущениями. В сорок третьем – сорок пятом годах, в мои дошкольные времена, донимал меня жестокий ревматизм – следствие вечных недоеданий и холода из-за нехватки дров. Так что я могу считать себя пострадавшим от войны, хотя бои гремели в неимоверной дали от нашей тыловой Тюмени. От ревматизма деревянно болели пятки и распухали на руках пальцы. Так распухали, что иногда лопалась кожа… Ну, и вот теперь «эхо детства» отозвалось именно таким образом. Пятки-то, черт с ними: похромал и ладно. А пальцы…

Увлекательные мемуары знаменитого писателя и публициста Владислава Крапивина. Читая их, погружаешься в удивительный мир этого умудренного жизненным опытом человека, которому удалось остаться немного романтиком…

В воспоминаниях о своем детстве писателя Владислава Крапивина переплелись реальность и фантазии, явь и сон. Ведь грань между ними так зыбка! Но именно смешение реальности и выдумки позволяет читателю заглянуть в удивительный мир любопытного дворового мальчишки…

Какое огромное количество открытий готовит для шестилетнего мальчишки мир! Сколько прекрасного и замечательного можно увидеть — но и печалей не избежать… Да, много сюрпризов готовит жизнь юному Славке: смешных и грустных, забавных и поучительных. И память о своем детстве, о своих товарищах, о своей улице останется вместе с ним до седин…

Сколько ярких эмоций может быть связано с самой обыкновенной чернильницей-непроливашкой! Этот предмет заставляет автора вспомнить о старом графе Андрее Гаврилыче Трубчинском, о своем детстве и о многом другом…

Лежу на диване. Это мое наиболее частое и естественное положение. (Как, скажем, стояние цапли на одной ноге или погруженность гиппопотама в теплую жижу африканского болота) Лежание не означает безделья. Отнюдь! Во-первых, я, вытянув ноги и глядя в потолок, работаю – обдумываю сюжеты и планы. Во-вторых, размышляю о мировых константах и сущности бытия (что, кстати, тоже трудоемкий процесс). В третьих, глядя на телеэкран, воспринимаю информацию о текущих событиях. Впрочем, это чем дальше, тем реже – противно… Ну, и бывает, конечно, что иногда в той же позе отдыхаю. Да. Как сейчас, например.

Путевые заметки Владислава Крапивина, Александра Кердана и Сергея Аксёненко (а также Зайца Митьки) во время автомобильного путешествия из Екатеринбурга в Белоруссию и обратно.

В форме дневниковых записей излагается весь маршрут путешествия с кратким обзором достопримечательностей и заметок о том, где и за сколько можно было покушать, переночевать, заправиться и.т.п.

Произведение обильно сдобрено спонтанными стишками путешественников, сочинённых обо всём, что они видели из окон своей «копейки».

©Oleg Zagudaev

В этой повести Владислава Крапивина рассказывается о первом путешествии автора за пределы родной Тюмени. Ведь для первоклассника даже посещение соседних сел Парфёново и Юрты может стать самым настоящим приключением…

Другие книги автора Владислав Петрович Крапивин

Пятиклассник Женька Ушаков – герой повести из цикла «Сказки о парусах и крыльях» – попадает на таинственный остров Двид, и необходимость помочь своим новым друзьям-островитянам вовлекает его в невероятные приключения.

Альке семь и он всего на три года младше своего родного города. Но жизнь этого мальчишки полна увлекательных событий. И вместе со своими друзьями ему предстоит пережить немало замечательных приключений…

Разведчик Ярослав Родин неожиданно попадает на планету, похожую на Землю его детства, и оказывается в центре борьбы с жестокими захватчиками. Об отважных мальчишках, мужающих в борьбе со злом, рассказывает новый роман уральского писателя.

Владислав Крапивин – известный писатель, автор замечательных книг "Оруженосец Кашка", "Мальчик со шпагой", "Мушкетер и фея", "Стража Лопухастых островов", "Колесо Перепелкина" и многих других.

Эта повесть – о мальчишках с верными и смелыми сердцами. О тех, кто никогда не встанет к ветру спиной. Даже если это очень сильный ветер…

У Вальки есть две страсти: парусные корабли и барабаны. А это значит, что его и его товарищей (Андрюшку, Павлика, Юрку…) ждет множество приключений… Жизнь открывает свои объятия перед Валькой и его друзьями.

Когда Володе в качестве «оруженосца» для соревнования по стрельбе из лука определили Кашку, то он жутко расстроился. Совершенно никчемным показался Володе такой помощник. Но не отказываться же участвовать в соревнованиях «Великого и непобедимого рыцарского ордена»!

Славка знал наизусть все созвездия и мечтал нарисовать их на зонте. Как это было бы замечательно — зонт стал бы маленьким планетарием! Но как найти в мире взрослых человека, который позволит реализовать такую затею…

Герои одного из наиболее известных романов В. Крапивина «Мальчик со шпагой» — юные фехтовальщики из отряда «Эспада». Доброта и справедливость, верная дружба и рыцарство, ответственность за свои поступки и готовность отстаивать правду — не пустые слова для этих ребят. Они свято следуют своему кодексу чести в жизни — реальной, но в то же время граничащей со сказкой. О судьбе героев в наше время рассказывает завершающая часть дилогии — роман «Бронзовый мальчик».

Популярные книги в жанре Детская проза

Сказочная повесть новосибирского писателя Льва Штудена о необыкновенных приключениях Маши и Вовки Коростылёвых и их кота Амадея в музыкальном доме дедушки Елисея. Герои книжки встретятся с великими композиторами прошлого, помогут им раскрыть тайну Орфея.

Комод был такой огромный и пузатый, что никак не мог протиснуться в дверь. Дверь жалобно скрипела, просила о помощи. Но её заглушал женский голос, такой же скрипучий и тонкий, как дверной, только раз в десять сильнее. Испугавшись этих голосов, комод немного поджал живот и наконец всей своей громадой ввалился в коридор. «Уф!» Минутку постоял на всех четырёх пузатых ножках и двинулся дальше. За ним полез сундук. За сундуком шифоньер.

Комната была рада новым жильцам. Она приветливо распахнула обе створки своих дверей, чтобы комоду не пришлось опять поджимать живот. Вещи входили, пока ещё в беспорядке, останавливались посреди комнаты и оглядывались. Каждая выбирала себе место, где ей удобнее будет жить.

Мелкий сотрудник одной из больших газет, Павел Иванович Павлов, часа два уже сидел за письменным столом и думал. Мысли его были невеселые; невесело было и кругом него.

Квартира Павлова помещалась во дворе, на грязной лестнице, где пахло сыростью и кошками и всегда было скользко и темно. Состояла она из двух комнат, коридора, служившего передней, и крошечной кухоньки. Первая комната заменяла и гостиную, и столовую, и кабинет. О назначении ее как гостиной свидетельствовал колченогий диван и два кресла, крытые коричневым кретоном с вылинявшими голубыми розами; кабинет представлял в ней письменный стол с потертым и залитым чернилами сукном, заваленный бумагами и книгами; наконец столовая являлась в лице приткнутого к стене ломберного стола: он был покрыт серой чайной скатертью, и на нем стояла жестянка с чаем, сухарница с остатками хлеба и сахар в мешочке.

Рассказ Аркадия Минчковского из сборника «Старик прячется в тень» (1976 год).

Журнальный вариант повести Ильи Дворкина «Трава пахнет солнцем». Повесть опубликована в журнале «Костер» №№ 2, 3 в 1967 году.

Трогательная повесть о трех мальчишках, которые при всей своей беспечности не прошли мимо чужого горя.

Английская писательница и драматург Доди Смит, пьесы которой с успехом идут в театрах Великобритании, задумала написать эту книгу вскоре после того, как в ее доме стал жить настоящий далматский дог. Но лишь спустя двадцать лет она наконец рассказала миллионам читателей трогательную и забавную историю семьи далматских догов, отправившихся на поиски своих щенков, похищенных злыми людьми.

Сборник коротеньких рассказов, оформленный цветными фотографиями автора и рисунками художника Александра Николаевича Аземши.

Повесть о приключениях ребят во время летних каникул. Получив таинственное письмо, друзья отправляются в увлекательное путешествие.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Могла ли я подумать, что имя Лариса — по-гречески «чайка» — сыграет со мной злую шутку? Судьба забросила меня в чужую страну, где я осталась одна, без помощи, без малейшей надежды вернуться домой… Без надежды? Ну уж нет! Мой Учитель всегда говорил: обрати силу противника в его слабость, и тогда ты выиграешь схватку. Я продумывала план побега, когда в лавчонку, где меня держали в плену, зашел светловолосый парень. Он внимательно посмотрел на мое закрытое паранджой лицо, словно понял, что я в беде. Это и стало точкой отсчета моей новой жизни…

Предлагаемый вашему вниманию роман «Старое предание (Роман из жизни IX века)», был написан классиком польской литературы Юзефом Игнацием Крашевским в 1876 году.

В романе описываются события из жизни польских славян в IX веке. Канвой сюжета для «Старого предания» послужила легенда о Пясте и Попеле, гласящая о том, как, как жестокий князь Попель, притеснявший своих подданных, был съеден мышами и как поляне вместо него избрали на вече своим князем бедного колёсника Пяста.

Крашевский был не только писателем, но и историком, поэтому в романе подробнейшим образом описаны жизнь полян, их обычаи, нравы, домашняя утварь и костюмы.

В романе есть увлекательная любовная линия, очень оживляющая сюжет:

Герою романа, молодому и богатому кмету Доману с первого взгляда запала в душу красавица Дива. Но она отказалась выйти за него замуж, т.к. с детства знала, что её предназначение — быть жрицей в храме богини Нии на острове Ледница. Доман не принял её отказа и на Ивана Купала похитил Диву. Дива, защищаясь, ранила Домана и скрылась на Леднице.

Но судьба всё равно свела их….

По сюжету этого романа польский режиссёр Ежи Гофман поставил фильм «Когда солнце было богом».

В книгу включены три романа известного русского писателя начала XX века А.И.Красницкого (1866-1917), которые увлекательно расскажут о призвании варягов на Русь, об их взаимоотношениях с русичами и о многочисленных походах и сражениях: «В дали веков», «Гроза Византии», «Красное Солнышко».

В качестве приложения в книгу включены очерк Д.Мордовцева «Русские исторические женщины» и «Сага об Эймунде».

Когда боги на время спускаются с Олимпа – это еще куда ни шло. Но когда они прилетают с планеты Аль Дионна на грешную Землю с весьма амбициозными намерениями – это уже конец света в полном смысле этого слова! Последствия апокалипсиса в полной мере испытывают на себе школьные друзья крутого бизнесмена Коляна Ковалева, и, надо признать, вполне заслуженно: нечего было вляпываться в дела небожительские… А теперь уж деваться некуда – именно им в компании с кандидатами в боги предстоит выволакивать человечество из мрака доисторической дикости, что, поверьте, совсем не просто.