Шесть ворот на свободу

Сначала он не знал, что было – рай или ад – скорее, ни то и ни другое… потом уже не сомневался, что попал в самую настоящую преисподнюю… но прошло время и он проснулся в уютном мире, который не был Землей, совсем не походил на рай и уж, конечно, не был преисподней. В его затуманенном сознании всплыло слово «чистилище», и, поскольку, ему совсем не хотелось быть человеком без имени, оказавшемся в месте без названия, он тут же окрестил этот новый для себя мир:

Другие книги автора Дж. Т. Макинтош

Космические боевики составляют весомую долю западной фантастической продукции. В данной книге представлены два добротных (остросюжетных, умных) боевика, принадлежащих перу известных авторов.

В романе Д. Хилла герой-супермен борется с могучим вождем и его верными мутантами, которые небезуспешно пытаются завоевать миллионы миров, составляющих Населенную Галактику.

У Дж. Мак-Интоша Шестерка колдунов насылает желание смерти и нового рождения на тысячи подвластных им людей.

Космические боевики составляют весомую долю западной фантастической продукции.

В романе Дж. Мак-Интоша Шестерка колдунов насылает желание смерти и нового рождения на тысячи подвластных им людей.

Дж.Макинтош

Бегство от бессмертия

Он снова убежал. Но на этот раз его не покидало смутное предчувствие поражения. Нельзя вечно прятаться от людей среди людей.

До сих пор главным его преимуществом была самонадеянность полиции, уверенной, что ей известно все о любом преступлении и что нераскрытых преступлений нет. А теперь он к тому же был не один. Он сидел на пляже под ослепительным флоридским солнцем и время от времени махал рукой девушке в серебристом купальнике, плескавшейся на мелководье.

Он опять находился в бегах. Сейчас в этом не было никакого преувеличения, и он с тоской предчувствовал поражение. Невозможно скрываться от общества, постоянно находясь среди людей.

Обычно он имел преимущества. Во-первых, он пользовался наивностью полиции, которая всегда свято верила, что неизвестных ей или нераскрытых преступлений просто не существует, По той же причине полицейские неохотно заводили дела, если не были уверены, что совершенное деяние находится в их компетенции.

Обедая в «Красном Льве» старым добрым английским бифштексом, я выглянул из окна верхнего этажа и на противоположной стороне улицы увидел девушку в розовом костюме.

В следующий миг я так подавился кусочком мяса, попавшим не в то горло, что несколько секунд, со слезами на глазах, мучительно пытался вздохнуть. Все это время я, естественно, ничего вокруг не видел.

Когда зрение вернулось ко мне, я снова увидел девушку в розовом костюме, которая не торопясь шла по узкой улице нашего тихого города, возможно самого тихого провинциального города во всей Англии. Я снова занялся своим бифштексом. Очевидно – то, что я увидел, было просто обманом зрения, игрой солнечных бликов.

Дж. Т. Макинтош

Страховой агент

Перевел с английского Владимир ГОЛЬДИЧ

Глава 1

В "Красном Льве" мне подали на обед старый добрый английский бифштекс. Я выглянул из окна верхнего этажа и на противоположной стороне улицы увидел девушку в розовом костюме. Она не торопясь шла по узкой улице нашего тихого города, возможно, самого тихого провинциального города во всей Англии. И оторопел. Но уже через секунду, сморгнув, снова занялся своим бифштексом. Очевидно, то, что я увидел, было просто обманом зрения, игрой солнечных бликов.

Девушка-уборщица, которую считают слабоумной, сумела подружиться с супер-компьютером. Никто из его создателей не догадывается, что он обладает интеллектом, поэтому компьютер просит девушку сохранять их общение в тайне.

Произведение входит в сборник «Компьютер по имени Джо». В сборнике представлены повести и рассказы зарубежных писателей, объединённые темой «Человек и машина».

– Ну, раз вы так настаиваете… у меня нет никаких сомнений, – тихо проговорил доктор.

– Сколько мне осталось?

– Извините, мистер Флетчер, но я не могу… ни коим образом…

– Сколько пройдет времени, прежде чем она меня прикончит?

Доктор внимательно посмотрел на своего пациента, потом, очевидно приняв решение, резко сказал:

– Восемь месяцев. Может быть, только пять. Или три.

Флетчер уже много лет так не смеялся – ему было по-настоящему весело. А доктор не сводил с него удивленного взгляда – ему не стоило большого труда распознать начинающуюся истерику, но тут была не истерика.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Илья ВАРШАВСКИЙ

ВЫСТРЕЛ

- Я ничего не понимаю в ваших тензорах, - сказал Скептиалов, - но уверен, что все эти математические выкрутасы придуманы специально для того, чтобы запутать человека, желающего руководствоваться здравым смыслом. Никакой отрицательной вероятности не существует, а время всегда течет в одном направлении.

Мозгачев нахмурился. Бесплодный спор с профаном уже начал его раздражать. Правильнее было бы на этом закончить, но все изобретатели очень самолюбивы.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ПТИЦЕ

Это случилось так давно, что если станет уж очень грустно, можно сказать себе, что этого не было вовсе. И снова на сердце станет спокойно и радостно.

Правили в одной стране король с королевой. Королевство у них было могучее, большое и богатое, народ был благородный, законы справедливые, правители мудрые. Но не было счастья в королевской семье. Был у них единственный сын, красивый, умный, смелый, веселый. Но родился он поздно, когда уже не надеялись они иметь наследника. И когда родился он, так они его любили и баловали, что совсем не слышал он слова "нельзя". И вырос он гордым, недобрым. Никогда никому не помог, не поддержал. И друзья у него были ему подстать - жестокие насмешники. Ни во что они не верили, никого не любили...

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

Владимир Заяц

Славные парни - первопроходцы

Чем дольше Витторио обследовал планету, тем в больший восторг приходил. Казалось, что кто-то специально подогнал все условия на ней под вкусы самого придирчивого и изнеженного землянина. Сочетание среднесуточной температуры и влажности приближается к комфортным. Воздух - бальзам, напоенный ароматом неведомых трав. Деревья похожи на земные, с той только разницей, что плоды на местных фруктовых деревьях намного крупнее и вкуснее. Цветы похожи на огромных бабочек, а бабочек легко спутать с прекраснейшими цветами. Зелень нежная, будто умытая дождем.

Никогда еще Вторжение не было столь бессмысленным. Или так только кажется?

Это была странная процессия - четверо спутников, бредущих в никуда.

Впереди шел Ройял Мичер, мой единокровный брат. Его костлявые руки боролись с ветром, пытавшимся содрать с него сильно поношенную накидку. Отвязавшись ненадолго от брата, ветер наваливался на Туртона, нашего бедного старого Туртона, которому и без того тяжело приходилось - он тащил на себе Кандиду. Увы, ему в этом не могли помочь без толку болтавшиеся третья рука и нога - последствия ужасного воздействия радиации. Со своими дополнительными членами, торчавшими из-под черного плаща, он был похож на жука.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказ «Машина» был написан при следующих обстоятельствах. Однажды Конрад Уильяме с женой, писательницей Рондой Кэриер, посетил Дангенесс, где находится, наверное, один из самых таинственных пляжей на свете. Гуляя среди рыбьих голов и ржавых обломков, они договорились, что каждый напишет рассказ, действие которого будет разворачиваться на этом побережье. Ронда в рекордные сроки написала рассказ «Двойник», а Конрад застрял на третьей странице. «Я снова взялся за рассказ только через полгода, - признается писатель, - но не особенно расстраиваюсь из-за такой задержки. Знаете, иногда нужно время, чтобы привести мысли в порядок. Даже когда не думаешь непосредственно над рассказом, ты все равно пишешь его на подсознательном уровне».

«Акеро» - это прекрасно написанный увлекательный рассказ, который представляет собой нечто среднее между историческим фэнтези и магическим реализмом. Впервые опубликован в декабрьском выпуске «The Atlantic Monthly».

«Скупщики краденого» - один из серии рассказов Лейна о сверхъестественных преступлениях, в сюжеты которых вплетается география и культура центральной Англии. Этот рассказ обладает всеми качествами хоррора, приправленного некоей двусмысленностью, благодаря которой производит гораздо более сильное впечатление, чем просто страшная история. «Скупщики краденого» были впервые опубликованы в «Dark Terrors 6», под редакцией Стивена Джонса и Дэвида Саттона.

О рассказе, вошедшем в настоящую антологию, писатель говорит следующее: «„Стандартная ширина колеи" была написана для альбома Марка Аткинса «Тринадцать». Замысел книги состоял в том, чтобы послать тринадцати писателям по фотографии обнаженной женщины из коллекции Аткинса с просьбой написать рассказ, „иллюстрирующий" изображение… Уже давно люди называют Шепердз-буш - довольно грязный район, где происходит действие, - новым Ноттинг-Хиллом, модным районом в полутора милях отсюда. Сделано немало усилий, чтобы приукрасить Шепердз-буш, но пока алкаши и психи будут общаться с представителями Би-би-си (и, возможно, их будут путать), этот район никогда не утратит той противоречивости, которая делает его столь интересным».