Шепот

Виктория Лишанская

ШЁПОТ

Наверное, это была революция. Всё началось с шёпота; думаю, так они и начинаются, революции. Никогда не видел ни одной.

Мне всегда казалось, что толпа - это обязательно шум. Теперь я знаю, что иногда толпа - это шёпот. Не звучали призывы к тишине, но им не хотелось говорить; они стояли, глядя на Стену, и шептали молитвы, тихо делились друг с другом надеждой.

Много лет Стена была границей их мира. Краем света. Ох, как они искренне верили в пустоту за Стеной. Потом какой-то храбрец воскликнул:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фантастическая гравюра

Прежде всего, она не была гравюрой, как это понимают специалисты, хотя именно под этим названием и приобрела свою популярность. То есть, я хочу сказать, она не была оттиснута с деревянного или любого другого клише — её писали самостоятельно, в классической манере короткого мазка, с виртуозной отработкой фона. А гладкая, без единого следа кисти поверхность её ещё больше, чем даже сочные неожиданные краски, напоминала лубок или литографию.

Сборник фантастических рассказов.

Меня зовут Ларн, в этот день были мои именины, и поэтому мне не нужно было идти в школу. Вместо школы я отправился на прогулку, решив немного порыбачить.

Может, у вас нет такого обычая — именины. Именины — это… Ну, в общем, каждый день в году отводится на одно или несколько имен. И день, на который выпадает ваше имя, для вас особый. Вам дарят подарки, и вы можете не ходить в школу. Главный подарок, который я получил, — ружье для рыбной ловли, маленькая поясная модель, которая могла забрасывать приманку на восемьдесят футов.

Департамент внешних рубежей могущественной цивилизации отправляет на Землю своего верховного арбитра. Его цель, на основе телепатического обследования местных жителей, решить дальнейшую судьбу планеты…

Доктор Аврана Керн проводит эксперимент по наделению животных разумом. Терраформированная планета должна стать домом для обезьян, с которыми спустя века Керн мечтает говорить как с равными. Но по Земле и ее колониям прокатывается война. Эксперимент и его наблюдатель отрезаны от всех. Через две тысячи лет на сигнал бедствия Керн прилетает корабль-ковчег с остатками человечества. Мир Керн его последняя надежда. Кажется, пропасть непонимания между последними людьми и экспериментальным видом непреодолима, ведь разум обрели не обезьяны, а совсем другой вид.

В четырнадцатом веке Черная Смерть уничтожила в Европе треть населения.

А что, если?.. Если эпидемия чумы уничтожила почти все население Европы? Как будет развиваться человечество?

Это альтернативная история, в которой мир изменился. История, которая тянется через века, в которой правящие династии и нации поднимаются и рушатся. История потерь и открытий. Это – годы риса и соли.

Вселенная, где Америку открывает китайский мореплаватель, промышленная революция начинается в Индии, главенствующие религии – ислам и буддизм, а реинкарнация реальна.

Мы увидим рабов и королей, солдат и ученых, философов и жрецов. От степей Азии до Нового Света – перед нами предстанет потрясающая история дивного нового мира.

Кажется, что жизнь Помпилио дер Даген Тура налаживается. Главный противник – повержен. Брак с женой-красавицей стал по-настоящему счастливым. Да и верный цеппель, пострадавший в последней битве, скоро должен вернуться в строй. Но разве таков наш герой, чтобы сидеть на месте? Тем более, когда в его руках оказывается удивительная звездная машина, расследование тайны которой ведет на богатую планету Тердан, которой правят весьма амбициозные люди. Да и офицеры «Пытливого амуша» не привыкли скучать и охотно вернутся к привычной, полной приключений жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В. ЛИШЕВСКИЙ

ДО МАРСА ПЯТЬ МИНУТ

Два ограбления банка за две недели. И оба одинаково странные и непонятные. Охранники ничего не видели, сигнализация не сработала, в помещении никаких следов. А сейфы пусты.

Крокс сидел за столом и анализировал полученную информацию. Он был самым известным криминалистом страны. Все знали его имя, хотя ему не приходилось участвовать в засадах, перестрелках и погонях. Его оружием были феноменальная память, в которой хранилась уголовная хроника за многие годы, и аналитический ум, работавший как компьютер.

В. ЛИШЕВСКИЙ

Гонщик No 1

- Впереди Гарри Смит под номером восемнадцать. Он обошел всех на целый круг! - Репродукторы разносили по мотодрому возбужденный голос диктора.

На трибунах нервничали. Разговоры, свист, крики слились в несмолкающий гул. Конечно, это опять трюки дельцов. Впереди не чемпион, не представитель преуспевающей фирмы, а неизвестный гонщик, выступающий за "Грин Рокит". Мотоциклы этой фирмы с нарисованными на баках маленькими зелеными ракетами были неплохими, но и не лучшими, а главное - "Грин Рокит" не имела гонщиков экстракласса и никогда не побеждала на крупных соревнованиях.

Лиштанберже

Рихард Вагнер как поэт и мыслитель

ВСТУПЛЕНИЕ

Вагнеровская драма. - Философия Вагнера. - Эстетика

Вагнера. - Общий план. - Библиографические указания.

Творчество Рихарда Вагнера представляет интерес не только для истории музыки, но вообще для истории искусства и цивилизации в Германии. В самом деле, Вагнер создал новую форму искусства, музыкальную драму. В его критических сочинениях, которые составляют документ бесконечно ценный для эстетики музыки, изложенный в отвлеченных теориях, мы находим законы его драмы и искусства вообще. Наконец, как все великие художники, размышляя над вечной проблемой значения жизни, он и нам сообщил свои идеи о судьбе человека как в символической форме своих драм, так и в отвлеченной форме своих теоретических сочинений. Одним словом, он не только музыкант, талант которого в настоящее время почти уже неоспорим, но кроме того - драматург, эстет и мыслитель. С этой троякой точки зрения мы и намерены здесь рассмотреть его.

Лишутин Андpей

"Истоpия, котоpой не было, или "Хакнутые ВЫБОРЫ'99"

Посвящается pоссийской hack|crack-"сцене".

От автоpа:

События и лица в данном pассказе вымышлены и любое совпадение имен, названий и дат является случайным.

Hаша pабота во тьме

Мы делаем, что умеем,

Мы отдаём, что имеем,

Hаша pабота во тьме.

Сомнения стали стpастью,

А стpасть стала судьбой.

Всё остальное - искусство