Шекспир или Шакспер

Шекспир или Шакспер?

От редакции "Знание-Сила":

Двести лет спорят о том, кто был Уильям Шекспир, величайший драматург, поэт и писатель всех времен и народов. Почему вообще возник такой вопрос? Никто же не сомневается, что Микельанджело, Рафаэль, Архимед или Софокл, например, существовали вполне реально. Но если двести лет люди бьются над ответом, значит вопрос, загадка все-таки есть?

И вот еще одна попытка ответа. Книга Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса", вызвавшая огромный читательский интерес и резонанс среди специалистов.

Другие книги автора Илья Менделевич Гилилов

Серия предназначена для студентов высших учебных заведений, а также абитуриентов. Книги этой серии написаны ведущими специалистами МГУ им. М.В. Ломоносова.

Настоящая монография стала итогом работы одноименной общероссийской конференции медиевистов, состоявшейся на историческом факультете МГУ 15–16 февраля 2012 г. На обширном историческом материале исследуются этнические и протонациональные дискурсы, а также обусловленные ими практики в Европе в Средние века и раннее Новое время. Особое место уделено факторам, определявшим специфику этнополитических процессов в композитарных и сложных по этническому составу государствах.

Для историков, политологов, социологов, а также интересующихся этнической историей европейских народов в Средние века и раннее Новое время.

Эта книга — результат новаторских исследований литературных и исторических фактов, связанных с феноменом Шекспира. Читатель узнает об истории знаменитого «шекспировского вопроса», об открытиях автора, начавшихся с самого загадочного произведения — поэмы «Феникс и Голубь», до этого всегда переводившейся на русский язык неправильно. Эти открытия дают ключ к постижению потрясающей и прекрасной тайны в истории человеческой культуры — тайны Великого имени — Shakespeare. Книга И.М. Гилилова не имеет аналогов, о ряде установленных им фактов учёные узнали впервые. Строгая научность, насыщенность информацией сочетаются в книге с увлекательным стилем изложения.

Первые издания книги сразу же после своего появления вызвали обширную и бурную дискуссию в нашей стране и за рубежом. Поэтому в настоящем издании, в котором добавлено много новых и интересных фактов, отдельной брошюрой даётся обзор полемики вокруг произведения И.М. Гилилова.

Издание третье, дополненное

Первое издание книги опубликовано издательством «Артист. Режиссёр. Театр» в 1997 году.

Эта книга — рассказ о незаурядной женщине, государыне, которая дала имя целой эпохе — успех, выпадающий не многим политикам. При Елизавете Англия из заштатного государства превратилась в великую мировую державу. Семнадцать монархов сменились после Елизаветы на троне Британии, но каждый убеждался, что она — эталон, с которым соотносили всех последующих. Королева далеко опередила свой век и в своих убеждениях. В мире, чуждом терпимости, она шла путем разума и толерантности, пытаясь отстоять права каждого, и свои в том числе, жить в согласии с собственной верой и чувствами. Елизавета вошла в плоть и кровь английской истории, заняв подобающее место в учебниках и став непременным символом и выражением духа самой Британии.

Книга написана известным специалистом по истории средневековой Англии О. В. Дмитриевой, перу которой принадлежит ряд блестящих статей и монографий.

Эта брошюра является приложением к книге «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса» и содержит рассказ о полемике, развернувшейся после выхода в свет первого и второго изданий книги.

Мировая дискуссия о знаменитом «шекспировском вопросе» наконец пришла и в Россию, обретя при этом некоторые специфические, вызванные многолетним запретом черты.

Издание второе, дополненное

Популярные книги в жанре Литературоведение

Франц Кафка — прощальный призрак двадцатого столетия. В двух своих незавершенных, однако несопоставимых друг с другом романах — «Процесс» и «Замок» — он предъявляет, как и полагается не желающему уходить на покой привидению, кошмарный счет — общий итог всего современного тоталитаризма. Плоды его воображения превосходят факты истории и мемуары, случаи и официальные документы, кинохронику и репортажи. Он стоит на стороне реализма — отравленного реализма метафоры. В совокупности труды Кафки — архив нашей эпохи: ее аномии, деперсонализации, ее горькой невинности, новаторской жестокости, авторитарной демагогии, технологически развитого убийства. Но ничего у Кафки не подается сырым. Политики в нем нет; он не политический романист, как Оруэлл или Диккенс. Он пишет по озарению, а не, как сказало бы большинство, по предчувствию. Часто его принимают за метафизического или даже религиозного писателя, однако элементы сверхъестественного в его притчах слишком преплетены с конкретной повседневностью и карикатурой для того, чтобы давать повод для бросающихся в глаза определенностей. Типичная фигура у Кафки обладает познавательной силой гроссмейстера — именно поэтому определение «кафкианский», синоним зловещего, неверно представляет его в самом корне. Разум Кафки покоится не на неразличимости или сюрреальности, но на твердокаменной логике — на здравом ожидании рациональности. Поющая мышь, загадочная обезьяна, неприступный замок, смертельное приспособление, Великая Китайская Стена, существо в норе, голодание как форма искусства и, самое знаменитое, — человек, превращающийся в жука: все они пропитаны разумом; а также — логическим ходом мысли. «Сказки для диалектиков,» — заметил критик Вальтер Беньямин. В обеих огромных сферах литературного восприятия — лирической и логической — «К» Кафки можно отнести не к Китсу, а, скорее, к Канту.

Б. Поплавскому, В. Варшавскому, Ю. Фельзену удалось войти в историю эмигрантской литературы 1920–1930-х годов в парадоксальном качестве незамеченных, выпавших из истории писателей. Более чем успешный В. Набоков формально принадлежит тому же «незамеченному поколению». Показывая, как складывался противоречивый образ поколения, на какие стратегии, ценности, социальные механизмы он опирался, автор исследует логику особой коллективной идентичности — негативной и универсальной. Это логика предельных значений («вечность», «смерть», «одиночество») и размытых программ («новизна», «письмо о самом важном», «братство»), декларативной алитературности и желания воссоздать литературу «из ничего». Характерно, что модель «незамеченного поколения», возникшая в условиях институционального кризиса, но высокого статуса национальной литературы, активно используется в 90-е и 2000-е для описания современных сюжетов.

Предлагаемый обзор является по существу первой попыткой представить вниманию читателей основной монолит нашей фантастики - книжную НФ-продукцию, выпущенную за годы Советской власти.

Виталий Бугров.

Серия «Классики за 30 минут» позволит Вам в кратчайшее время ознакомиться с классиками русской литературы и прочитать небольшой отрывок из самого представленного произведения.

В доступной форме авторы пересказали наиболее значимые произведения классических авторов, обозначили сюжетную линию, уделили внимание наиболее важным моментам и показали характеры героев так, что вы сами примите решение о дальнейшем прочтении данных произведений, что сэкономит вам время, либо вы погрузитесь полностью в мир данного автора, открыв для себя новые краски в русской классической литературе.

Для широкого круга читателей.

Статья из журнала "Русский язык и литература для школьников". - 2014. - № 3. — С. 3–10 Александра Иосифовича Княжицкого, д. п.н., профессора, главного редактора журнала «Русская словесность».

Почему либеральная идеология становится в России все менее популярной и, в частности, утрачивает свои традиционно сильные позиции в художественной литературе? Эти вопросы стали стержнем серии дискуссий, проведенных Фондом «Либеральная миссия» и собравших известных российских критиков, издателей и социологов: Наталью Иванову, Андрея Немзера, Игоря Захарова, Бориса Дубина, Сергея Чупринина, Александра Иванова, Дмитрия Бака, Льва Гудкова, Льва Рубинштейна и др.

Литературное наследие Марка Твена вошло в сокровищницу мировой культуры, став достоянием трудового человечества.

Великие демократические традиции в каждой национальной литературе живой нитью связывают прошлое с настоящим, освящают давностью благородную борьбу передовой литературы за мир, свободу и счастье человечества.

За пятидесятилетний период своей литературной деятельности Марк Твен — сатирик и юморист — создал изумительную по глубине, широте и динамичности картину жизни народа.

Несмотря на препоны, которые чинил ему правящий класс США, борясь и страдая, преодолевая собственные заблуждения, Марк Твен при жизни мужественно выполнял долг писателя-гражданина и защищал правду в произведениях, опубликованных после его смерти. Все лучшее, что создано Марком Твеном, отражает надежды, страдания и протест широких народных масс его родины. Эта связь Твена-художника с борющимся народом определила сильные стороны творчества писателя, сделала его одним из виднейших представителей критического реализма.

Источник: http://s-clemens.ru/ — «Марк Твен».

Психологи говорят, что детские и подростковые травмы временем не врачуются.

Пятого февраля 1830 г. читатели «Литературной газеты» обнаружили в свежем ее выпуске анонимную рецензию на только что оттиснутый в университетской типографии московский альманах «Денница». Вот как она начиналась: «В сем альманахе встречаем имена известнейших наших писателей, также стихотворения нескольких дам: украшение неожиданное, приятная новость в нашей литературе».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шепот за стеной

Рик лежал, всматриваясь в непроглядную мглу. Его покрытое испариной тело застыло, словно боясь нарушить неловким движением то сплетение звуков, что не давало ему уснуть этой ночью. Всем своим существом обратившись в слух, он жадно ловил каждый сгон, каждый вздох и скрип, каждый отголосок неясного шепота.

Рик знал, чем порождены эти звуки. За тонкой стеной, окруженные аурой всхлипов и стонов, двое занимались любовью. Руки Рика беззвучно поползли вниз и сомкнулись на уже возбужденном члене, подрагивающем от желания. Звуки становились все отчетливее, вздохи женщины уже не заглушались мужским рычанием, она стала порывисто вскрикивать, временами надрывно поскуливая. мужчина увеличил темп, дыхание его участилось, и вскоре череда звуков стала непрерывной, один, еще не успев стихнуть, сменялся другим.

Ciplox

Шесть дней

1.

Весь этот день, весь суматошный день, день приезда, промелькнул в этот миг в его голове. Ваня чувствовал, что влюбился - и влюбился безнадежно, потому что четырнадцатилетним девчонкам тридцатилетние кажутся уже отвратительными стариками (он не читал Фрейда), - но не мог заставить себя не смотреть на нее, не задерживать взгляда уже неприлично долго на ее лице, особенно глазах, на ее ладной фигурке, почти что незаметных грудках... Никаких попыток "познакомиться поближе" он, конечно же, не делал. Безумие закончится - он должен был уехать скоро, он в этом городке на неделю и фактически просто снял тут комнату (с матерью Лены он был едва знаком, она была, как говорится, знакомая его знакомых). Еще вчера он не был с ней знаком. А сегодня весь день только о ней и думает.

ШКОЛЬНИЦА САРА

Фил сидел в учительской и пробовал выглядеть спокойным. Это было его первый день на новом месте. Он был должен вынести большое количество шумного поведения, но для него это было просто. Еще неделю назад он приехал в эту деревню в месте с дипломом который удачно защитил.

Фил сидел там, его руки были потные, и думал относительно этого утра. Он вышел, из кабинета и направился в класс. Он вошел туда в классе были дети от, 6 до 11?летних детей. Они все поздоровались с Филом и улыбались ему в лицо. Он сразу заметил одну девочку, она была приблизительно 7 или 8 лет и на ней было одето белое хлопковое платье. Ее белокурые волосы были заплетены в косу, который напоминал хвостик пони.

Школьный альманах

То, что вы возможно прочтете - школьный альманах. Выпущен он Лицеем "Физико-Техническая Школа" бывшая ФТШ N 566. Высочайшее качество не гарантируется. Но ведь это только первый выпуск... Свои отзывы а может быть и произведения присылайте по адресу [email protected], Николаю Никифорову. Он же, а в просторечии просто Nikol или Finedel

Вот альманах. Название его пока условное. Авторы по четвергам собирались в течение полугода у нарисованного камина и читали вслух чеховскую "Свадьбу", даже подготовили радиоспектакль. Пожалуй, это было не только изучение драматургии, а знакомство друг с другом.