Шекспир или Шакспер

Шекспир или Шакспер?

От редакции "Знание-Сила":

Двести лет спорят о том, кто был Уильям Шекспир, величайший драматург, поэт и писатель всех времен и народов. Почему вообще возник такой вопрос? Никто же не сомневается, что Микельанджело, Рафаэль, Архимед или Софокл, например, существовали вполне реально. Но если двести лет люди бьются над ответом, значит вопрос, загадка все-таки есть?

И вот еще одна попытка ответа. Книга Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса", вызвавшая огромный читательский интерес и резонанс среди специалистов.

Другие книги автора Илья Менделевич Гилилов

Серия предназначена для студентов высших учебных заведений, а также абитуриентов. Книги этой серии написаны ведущими специалистами МГУ им. М.В. Ломоносова.

Эта книга — результат новаторских исследований литературных и исторических фактов, связанных с феноменом Шекспира. Читатель узнает об истории знаменитого «шекспировского вопроса», об открытиях автора, начавшихся с самого загадочного произведения — поэмы «Феникс и Голубь», до этого всегда переводившейся на русский язык неправильно. Эти открытия дают ключ к постижению потрясающей и прекрасной тайны в истории человеческой культуры — тайны Великого имени — Shakespeare. Книга И.М. Гилилова не имеет аналогов, о ряде установленных им фактов учёные узнали впервые. Строгая научность, насыщенность информацией сочетаются в книге с увлекательным стилем изложения.

Первые издания книги сразу же после своего появления вызвали обширную и бурную дискуссию в нашей стране и за рубежом. Поэтому в настоящем издании, в котором добавлено много новых и интересных фактов, отдельной брошюрой даётся обзор полемики вокруг произведения И.М. Гилилова.

Издание третье, дополненное

Первое издание книги опубликовано издательством «Артист. Режиссёр. Театр» в 1997 году.

Настоящая монография стала итогом работы одноименной общероссийской конференции медиевистов, состоявшейся на историческом факультете МГУ 15–16 февраля 2012 г. На обширном историческом материале исследуются этнические и протонациональные дискурсы, а также обусловленные ими практики в Европе в Средние века и раннее Новое время. Особое место уделено факторам, определявшим специфику этнополитических процессов в композитарных и сложных по этническому составу государствах.

Для историков, политологов, социологов, а также интересующихся этнической историей европейских народов в Средние века и раннее Новое время.

Эта книга — рассказ о незаурядной женщине, государыне, которая дала имя целой эпохе — успех, выпадающий не многим политикам. При Елизавете Англия из заштатного государства превратилась в великую мировую державу. Семнадцать монархов сменились после Елизаветы на троне Британии, но каждый убеждался, что она — эталон, с которым соотносили всех последующих. Королева далеко опередила свой век и в своих убеждениях. В мире, чуждом терпимости, она шла путем разума и толерантности, пытаясь отстоять права каждого, и свои в том числе, жить в согласии с собственной верой и чувствами. Елизавета вошла в плоть и кровь английской истории, заняв подобающее место в учебниках и став непременным символом и выражением духа самой Британии.

Книга написана известным специалистом по истории средневековой Англии О. В. Дмитриевой, перу которой принадлежит ряд блестящих статей и монографий.

Эта брошюра является приложением к книге «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса» и содержит рассказ о полемике, развернувшейся после выхода в свет первого и второго изданий книги.

Мировая дискуссия о знаменитом «шекспировском вопросе» наконец пришла и в Россию, обретя при этом некоторые специфические, вызванные многолетним запретом черты.

Издание второе, дополненное

Популярные книги в жанре Литературоведение

Говоря о советской идеологии и о советском идеологическом поведении, можно констатировать одно: советскость имеет отношение к питанию. Советский человек вступает в отношение с питанием: он озабочен питанием, выполняет долг питания, испытывает вину перед питанием. Тем самым он имеет ни с чем не сравнимую ценность питания: советский человек — потребитель полного тела питания. Объектом потребления является питание как таковое — польза питания, необходимость питания, ценность питания, но поскольку потребление это и есть акт питания, объект дан потребителю непосредственно. Быт и забота обеспечивают ценностью, однако сферой потребления ценности является идеология: дискурсирующий идеолог имеет ценность в безотказном распоряжении, идеологический дискурс — особо эффективный способ пищевого поведения.

Предисловие к сборнику "Современная английская новелла", выпущенному издательством "Прогресс" в 1969 году.

Серия «Чтения по истории и теории культуры», выпускаемая Институтом высших гуманитарных исследований Российского государственного гуманитарного университета, знакомит читателей с результатами научной работы (иногда — лишь предварительными), которая проводится в стенах Института.

В основе большинства публикаций лежат доклады, прозвучавшие на различных семинарах и научных заседаниях ИВГИ. Кроме издания материалов общеинститутского семинара по сравнительному изучению культур, серия включает тематические циклы работ, выполняемых в рамках более специальных исследовательских программ ИВГИ («Литературно-художественные архетипы и универсалии», «Историческая поэтика» и др.). В некоторых случаях прилагаются также тексты выступлений, относящихся к обсуждению проблем, затронутых в публикуемых докладах.

В основе этого выпуска лежит доклад М. Л. Андреева «Метасюжет в театре Островского», прочитанный автором на семинаре в цикле «Историческая поэтика».

Неовикторианский роман – один из наиболее популярных жанров современной британской литературы, своего рода художественно оформленная ностальгия по XIX веку, когда Британская империя была самым влиятельным игроком на политической мировой арене и самым развитым в научно-техническом отношении государством. Среди тем, которые волнуют авторов-неовикорианцев, особое место занимает тема мюзик-холла. Относительно молодой жанр развлекательного театра, родившийся в середине XIX века и буквально за считанные годы превратившийся в национальное достояние, мюзик-холл становится для современных авторов важнейшим инструментом глубокого анализа викторианской эпохи.

Рассказ о том, как роман Николая Островского живет и борется в наши дни, как читают, переводят его в разных странах, как близок Корчагин народам стран, борющихся за свою независимость, сколько у него друзей и последователей. Приводятся отклики на эту книгу Ромена Роллана и Юлиуса Фучика, Людвига Свободы и Джека Линдсея. Слово Николая Островского поддерживало в годы Отечественной войны партизан Белоруссии и узников фашистских тюрем Югославии и Франции. Приходят взволнованные письма из Анголы и Алжира, Турции и Кении. Корчагин был рядом с воинами кубинской армии свободы и с коммунистами Уругвая, молодежью Чили и Венесуэлы.

Статья из журнала «Русский язык и литература для школьников». — 2013. - № 4. — С. 26–33.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шепот за стеной

Рик лежал, всматриваясь в непроглядную мглу. Его покрытое испариной тело застыло, словно боясь нарушить неловким движением то сплетение звуков, что не давало ему уснуть этой ночью. Всем своим существом обратившись в слух, он жадно ловил каждый сгон, каждый вздох и скрип, каждый отголосок неясного шепота.

Рик знал, чем порождены эти звуки. За тонкой стеной, окруженные аурой всхлипов и стонов, двое занимались любовью. Руки Рика беззвучно поползли вниз и сомкнулись на уже возбужденном члене, подрагивающем от желания. Звуки становились все отчетливее, вздохи женщины уже не заглушались мужским рычанием, она стала порывисто вскрикивать, временами надрывно поскуливая. мужчина увеличил темп, дыхание его участилось, и вскоре череда звуков стала непрерывной, один, еще не успев стихнуть, сменялся другим.

Ciplox

Шесть дней

1.

Весь этот день, весь суматошный день, день приезда, промелькнул в этот миг в его голове. Ваня чувствовал, что влюбился - и влюбился безнадежно, потому что четырнадцатилетним девчонкам тридцатилетние кажутся уже отвратительными стариками (он не читал Фрейда), - но не мог заставить себя не смотреть на нее, не задерживать взгляда уже неприлично долго на ее лице, особенно глазах, на ее ладной фигурке, почти что незаметных грудках... Никаких попыток "познакомиться поближе" он, конечно же, не делал. Безумие закончится - он должен был уехать скоро, он в этом городке на неделю и фактически просто снял тут комнату (с матерью Лены он был едва знаком, она была, как говорится, знакомая его знакомых). Еще вчера он не был с ней знаком. А сегодня весь день только о ней и думает.

ШКОЛЬНИЦА САРА

Фил сидел в учительской и пробовал выглядеть спокойным. Это было его первый день на новом месте. Он был должен вынести большое количество шумного поведения, но для него это было просто. Еще неделю назад он приехал в эту деревню в месте с дипломом который удачно защитил.

Фил сидел там, его руки были потные, и думал относительно этого утра. Он вышел, из кабинета и направился в класс. Он вошел туда в классе были дети от, 6 до 11?летних детей. Они все поздоровались с Филом и улыбались ему в лицо. Он сразу заметил одну девочку, она была приблизительно 7 или 8 лет и на ней было одето белое хлопковое платье. Ее белокурые волосы были заплетены в косу, который напоминал хвостик пони.

Школьный альманах

То, что вы возможно прочтете - школьный альманах. Выпущен он Лицеем "Физико-Техническая Школа" бывшая ФТШ N 566. Высочайшее качество не гарантируется. Но ведь это только первый выпуск... Свои отзывы а может быть и произведения присылайте по адресу [email protected], Николаю Никифорову. Он же, а в просторечии просто Nikol или Finedel

Вот альманах. Название его пока условное. Авторы по четвергам собирались в течение полугода у нарисованного камина и читали вслух чеховскую "Свадьбу", даже подготовили радиоспектакль. Пожалуй, это было не только изучение драматургии, а знакомство друг с другом.