Ше'д'Эйр. Путь сердца

Ше'д'Эйр. Путь сердца

Империя Ардейл.

— А хочешь с нами добро творить?

Я смотрела на лежащего у моих ног человека. Странный какой бродяжка — одежда рваная, волосы всклокоченные, а вот кожа белая — белая. Еще и украшение на шее висит, по виду — довольно дорогое, откуда у оно бродяги? Я присмотрелась внимательнее — похоже на стекло, только блестит сильнее, солнечные лучи отражаются, преломляясь на гранях. Красиво, только вот висит на обрывке ткани, а не на цепочке.

Другие книги автора Стэлла Петровна Соколова

Эта история о простой девочке, не самой красивой, не самой умной, не обладающей какими-либо сверхъестественными или магическими способностями. Начинается эта история с того, что на свой пятнадцатый день рождения девочка попадает… в сказку, хотелось бы сказать мне, но в этом случае пришлось бы добавить, что сказочка-то скорее страшная, чем добрая…

Благодаря чувству юмора и упорству, героиня преодолевает многие преграды, стоящие на ее пути. Ведь самое главное — верить в себя и тогда не будет ничего невозможного!

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.

Солнце стояло в зените. Горячий воздух поднимался над раскаленной дорогой покрытой белым камнем. В пыльном воздухе стоял запах прогретой земли, птицы спрятавшись в тени рощи, изредка издавали мелодичную трель. В траве стрекотали кузнечики, а наполненный пылью ветер качал не скошенные кое-где траву и цветы. Мы сидели в засаде. Моя фантазия опять разыгралась. Мммм…скучно же просто так в траве сидеть. Умей развлечь себя сам! Ко мне подполз Киш он же-рядовой Киш. Одной лапой он поправил съехавшую на глаза каску (на самом деле попытался поймать кузнечика), в другой сжимал автомат. Рядовой спросил меня, готова ли я к последствиям, которые незамедлительно последуют в случае провала операции "Захват Алина". Я положила руку на его плечо, забота рядового тронула мое окаменевшее в бесконечных боях сердце, на глаза навернулись слезы.

В старой хижине, которая находилась на самом краю маленькой долины, сидел старик. Седые волосы, неопрятными космами падали на, покрытое морщинами лицо. Пальцы, скрюченные от старости, направляли долото, скалывая куски мрамора. Обычно старый скульптор использовал глину, но для Сэритей только мраморный сосуд подойдет. Старик покачивался и напевал незатейливую мелодию. Когда кусок мрамора принял очертания, он посмотрел на свое творение. Довольная улыбка осветила лицо и старик поднялся. Шаркающей походкой он подошел к старому сундуку, стоявшему возле окна.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Третий же брат отличался от первых двух так, как бледная холодная луна отличается от яркого горячего солнца. Не по душе ему были ни деньги, ни красивые одежды и перстни, ни вкусные фрукты и сладости, ни искусство войны. Редко видели младшего брата во дворце: еще с детства дальние страны, сказки о которых рассказывала няня, пленили его, и душой молодого принца завладела одна из самых непреодолимых страстей — он полюбил путешествовать. Когда снова начинал звучать тихий голос внутри, голос вечного странника, зовущий нас за горизонт, в незнакомые дали, младший брат оставлял родные края и отправлялся в дорогу. Ночью, при свете костра и звезд, он делал путевые заметки, писал письма или же размышлял, глядя в темное небо. Много стран видел он, много диковинных вещей — и его страсть к путешествиям становилась все сильнее. Почти все принимали его за простолюдина, ведь на происхождение указывала только манера держаться — принц носил простую одежду и часто путешествовал босиком, так, как это делают бедняки…

Действие разворачивается в трёх средах, в трёх мировых ярусах: небесном (куда взлетает на драконьем воздушном замке главный герой Чичеро), наземном (где бродит с ватагой мертвецов восставший против Владыки Смерти посланник Дрю из Дрона), подземном (куда спускаются мятежные некроманты Гны и Флютрю). В ходе своих путешествий герои открывают для себя трёхъярусный мир и определяются со своим местом в нём.

Продолжение романа «Мёртвые душат», которое, по мнению квалифицированных читателей, вышло сильнее.

Проявление у человека веры в потусторонний мир есть не что иное, как страх о конце существования его как личности. Жизнь прекрасна, когда она подкреплена верой о нескончаемой жизни души после ухода её из этого бренного мира.

Вера в существование призрака — может быть одним из таких проявлений.

Эта книга даёт шанс читателю погрузиться с главными героями в страну иллюзий и фантазии для продолжения активных действий в потустороннем мире…

Темная ночь.    Что может быть удивительнее и таинственнее на этом свете?    Луна и горящие в небе звезды.    Что может быть прекраснее и загадочнее в нашем мире?    Каждый задается таким вопросом. Что лучше для него и для всех его близких. Кто-то скажет, что это единство плоти и души, а кто-то, что самое ценное в его жизни - это спокойный и тихий вечер в кругу семьи. Кто-то, да каждый верит во что-то свое. Верит, что когда-нибудь, он достигнет поставленной перед собой задачи, даже если это - Синяя Птица счастья, мимолетно оказавшаяся в его руке.    Но что делать тебе, скитающейся по этому миру тысячу лет?    Конечно же, жить и искать смысл в этой жизни для себя. Дальше продолжать поиски самой себя, а когда ты готова вот-вот найти, то самое и заветное, снова все потерять. Но упорно продолжать неумолимо ловить каждый светлый и добрый момент в твоей жизни. И конечно верить в хорошее и не отступать от цели.

Торная извилистая дорога проходит через лес. С двух сторон наступает он на нее плотной непроницаемой стеной, готовый стиснуть, раздавить, сомкнуться. Но дорога спокойно и невозмутимо течет все дальше. Словно узкая серая река: ей все равно, где бежать — лесом, полем, лугом, лишь бы бежать, не останавливаться. Впереди дорога ныряет за поворот, лес точным полукругом повторяет это движение, и кажется, что впереди уже нет дороги — один густой, непроглядный лес, где на темно-плюшевом фоне еловых лап трогательно белеют кривые стволики худосочных березок.

Фэнтези есть фэнтези. Думаю, названия говорят сами за себя и не стоит рассказывать, о чём там пишется. Надо просто читать.

Лестер Керин, человек, давно не бывший дома, наконец возвращается в родную страну после долгого отсутствия и жизни, полной приключений. Кто же знал, что дома его ждут первым делом неприятности, потом – непривычная работа, а потом сбудется то, о чем он и не мечтал?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Какой была повседневная жизнь гусара в «золотой век» русской легкой кавалерии — царствование императора Александра I (1801–1825), на которое пришлись войны с наполеоновской Францией и «гроза Двенадцатого года»? Всё, что мы знаем о гусарах той поры, заимствовано в лучшем случае из художественной литературы — повестей Пушкина, стихотворений Лермонтова и Дениса Давыдова, романа Льва Толстого. Но во всех этих произведениях гусары изображаются в некоем романтическом ореоле — «проза жизни» менее всего интересовала читающую публику XIX столетия. Книга же, которую держит в своих руках читатель, рассказывает как раз о буднях гусарской жизни, причем рассказ этот основан исключительно на документальном материале, по крупицам собранном известной писательницей и исследовательницей русской военной истории, членом Международного Наполеоновского общества Аллой Игоревной Бегуновой.

История русской женщины, потоком драматических событий унесенной из Средней Азии в Россию, противостоящей неумолимому течению жизни, а иногда и задыхающейся, словно рыба, без воздуха понимания и человеческой взаимности… Прозвище Рыба, прилипшее к героине — несправедливо и обидно: ни холодной, ни бесчувственной ее никак не назовешь. Вера — медсестра. И она действительно лечит — всех, кто в ней нуждается, кто ищет у нее утешения и любви. Ее молитва: «Отче-Бог, помоги им, а мне как хочешь!»

В древности русская кухня отличалась большой простотой и даже однообразием. Прошли столетия, прежде чем она стала такой, какой известна всему миру.

Современная жизнь стремительна во всех отношениях. Буквально за последние несколько лет появились новые способы приготовления пищи, новые блюда.

И все-таки вашему вниманию предлагаются рецепты старинные.

Готовить старинные блюда не всегда просто. Зато они разнообразят стол, украшают праздники, помогают хозяйке совершенствовать поварское мастерство.

     Больше того, опыт наших прабабушек может оказать существенное влияние и на стратегию приготовления пищи.

Вот лишь один пример. В старинной кулинарии на редкость широко и остроумно использовались хлеб, квас, пряности. Особенно популярны были лук, чеснок и шафран. (Лук и чеснок даже входили в состав жалованья, выдававшегося натурой многим московским чиновникам). А кроме них гвоздика, тмин, бадьян, анис, базилик, корица, имбирь, хрен, мускатный орех...

    Теперь об этом почти забыли, А зря. Ведь хлеб и квас всегда под рукой. Многие пряности, правда, можно купить лишь на рынке и недешево. Но ведь и в старину они были дорогими. Однако наши предки не скупились, зная, что расход пряностей невелик, зато эффект от их применения переоценить нельзя. Так стоит ли пренебрегать этим ценным опытом?

Впрочем, все это слова, а кулинарные истины познаются на вкус. Так наденем поскорее фартуки - на радость чадам и домочадцам.

Evald Ilyenkov’s philosophy revisited ed. by V. Oittinen. Helsinki: Kikimora, 2000, p. 329–372