Шаровые молнии

Дмитрий Казаков

Шаровые молнии

"Запомните новый пароль. Если вы его позабудете, придется обращаться к системному администратору, чтобы получить еще один. В первый раз он или она, может, и войдет в ваше положение. Но если это повторится, то уж точно вызовет гнев или, что хуже того, безжалостные и публичные насмешки системного администратора".

(Чарли Рассел, Шерон Кроуфорд "Unix и Linux, книга ответов")

Рассказы Дмитрия Казакова представляют собой нечто среднее между жанром "фэнтэзи" и литературной сказкой. Легко читаемые, с достаточно определенной сюжетной линией и не отягощенным излишней цветистостью стилем, они безусловно могли бы завоевать популярность среди современных российских читателей, как сейчас завоевывают ее многие произведения чисто развлекательного плана. Автор не претендует на глубину мысли и не ставит перед читателем жизненно важных вопросов; скорее мы имеем дело с произвольным экспериментированием над традиционным фэнтэзийным или сказочным сюжетом. Оригинальность рассказов достигается неожиданностью развязки, - прием достаточно известный, но не устаревающий. Критика произведений легкого, развлекательного характера имеет свои особенности. Некорректно, на наш взгляд, акцентировать внимание на таком свойстве рассказов Дмитрия Казакова, как отсутствие в них морали, автором не ставилась цель донести до читателя важную информацию или чему-то научить его - не исключено, что этим и определялся выбор жанра. Можно было бы отметить некоторую "эскизность" или "иллюстративность" представленного цикла, но это естественно и правильно в период накопления материала, определения индивидуального стиля и жанровой направленности писателя. Хотелось бы остановиться на одной действительно негативной на наш взгляд тенденции в творчестве Дмитрия Казакова. Прежде всего обратим внимание на неясность, необъяснимость описываемых автором явлений. Неожиданно повернув сюжет, писатель не дает читателю никакой трактовки. Этот способ часто применяется начинающими авторами с целью придать произведению видимость глубины, на деле отсутствующей, или же с намерением заставить читателя обратиться к собственной фантазии, самостоятельно составить для себя картину происходящего. На наш взгляд, ограниченное применение данного метода, особенно в беллетристике, принципиально допустимо, однако в случае возведения его в систему писатель рискует увлечься абсурдностью идей в ущерб стройности и ясности сюжетной линии, что приведет в конечном счете и к снижению популярности произведений. Читателю, увлекающемуся беллетристикой, не требуются "права администратора" на описываемые события; он не должен иметь возможности относиться к ним произвольно и по-своему их объяснять, при этом теряется сама суть авторства и возводится хрупкое здание разнообразных, противоречащих друг другу читательских трактовок, за которыми первоначальный замысел писателя уже невозможно рассмотреть. Далее следует заметить, что несмотря на наличие описанной тенденции рассказы Дмитрия Казакова все же более или менее конкретны, однако грешат некоторым однообразием и схематичностью, что позволяет рассматривать их как единое целое, где один сюжет почти логическим образом вытекает из другого. Этот момент таит в себе опасность "пресыщения" читателя, когда последний сумеет с легкостью предсказать возможное развитие сюжета и вследствие этого потеряет интерес к последующим рассказам. Все вышеупомянутые особенности позволяют проассоциировать творчество Дмитрия Казакова с некой "шаровой молнией", явлением интересным и привлекательным, но недостаточно изученным, в силу чего - непонятным и непредсказуемым. Существует простой и наглядный метод, позволяющий в доступной и почти "беллетристической" форме изложить детальную критику произведения, обращаясь напрямую к существующим текстам - так называемая критическая интерпретация. Мы взяли на себя смелость применить его по отношению к рассказам Дмитрия Казакова и постарались тем самым проиллюстрировать возможный ход мыслей читателя, обладающего теми "чрезмерными правами", о которых шла речь выше. Стоящий несколько особняком от остальных рассказ "Веревка для Фенрира" использовался нами лишь в качестве вспомогательного сюжета, поскольку в интересах последовательности анализа нам показалось целесообразным исключение его из общего ряда. В дальнейшем автор, по нашему мнению, должен стремиться к "идеальной" ситуации, когда метод критической интерпретации дает нулевой или близкий к нулевому результат.

Рекомендуем почитать

Вся трилогия «Магический цикл» в одном томе.

Содержание:

Я, маг!

Истребитель магов

Маг без магии

Получить наследство — редкая удача. А что если этим наследством станет древняя магическая книга? Как с ней поступить? Разумеется, немедленно прочесть, особенно если владеешь латынью. Но читая, помни о последствиях. Знание никому не дается даром. А за высшее знание требуется заплатить высшую цену. Маги Москвы эту цену заплатили. Великая чистка коснулась и Светлых, и Темных. Кто-то с безжалостной рациональностью истребил тех, кого он счел недостойным великого магического искусства. А что же остается выжившим? Принять новые правила игры, установленные явившимся в наш мир Стражем Порога, или бороться?

Другие книги автора Дмитрий Львович Казаков

Иногда для того, чтобы сокрушить врага, необходимо уничтожить источник его силы. Вот и Олену Рендаллу пришлось пройти половину мира, пересечь океан, джунгли и горы, чтобы добраться до крошечного острова, где высятся возведенные тысячи лет назад храмы и где свила гнездо самая настоящая Тьма. Но битва с ней, несмотря на помощь друзей, на мощь ледяного клинка и Сердца Пламени, не будет легкой…

Путь Андрея Соловьева и его спутников по родной земле, изуродованной внезапным катаклизмом, продолжается. Нижний Новгород, Москва, Обнинск давно остались позади. Пройдены сотни километров. Андрею и его друзьям – Илье и Лизе – удалось остаться в живых, хотя на каждом шагу их подкарауливали чудовищные «богомолы» и «кузнечики», «гориллы» и «собаки», не имеющие ничего общего с одноименными земными тварями. В поисках ответов на свои вопросы путешественники на Запад вынуждены были покинуть территорию России и углубиться в леса и болота Белоруссии. Чем ближе они к ее столице, Минску, тем причудливее и страшнее апокалиптический хаос вокруг. Соловьев ощущает нарастающее сопротивление таинственных сил, но уже не может остановиться. Ведь он почти вплотную подошел к разгадке всемирной катастрофы!

Мир изменился за одну ночь, а если говорить точнее, то за несколько мгновений.

Большинство обитателей Земли просто исчезли, другие превратились в монстров, и лишь немногие сохранили прежний облик, рассудок и память. Катаклизм затронул и творения рук человеческих. Многие здания оказались разрушены, другие претерпели странные трансформации, третьи вовсе сгинули, зато появилось кое-что новое…

Андрей Соловьев, житель Нижнего Новгорода, пытается выяснить, что стало причиной странных метаморфоз. И отправляется в путь. Сначала он идет по родному городу, затем выходит на трассу М-7, что связывает его с Москвой, и двигается на запад, встречая друзей, врагов, необычных «сородичей» и невероятных чудовищ.

А новый мир продолжает подкидывать загадки…

Такую коллекцию – ни продать, ни показать. «Собирая» визиты в причудливые реальности, проводник добрался до Центрума, где обнаружил секретный лагерь цадской инквизиции. Готовящихся в нем проповедников учат обращаться не только с молитвенником, но и с автоматом и взрывчаткой…

Взбалмошная красотка с таинственной биографией, агенты спецслужб, пограничники, одержимые жаждой власти церковники, да еще и стоящие за ними чужаки из неведомо какого мира… Не слишком ли много для простого коллекционера?

Июль сорок пятого. Укрывшиеся в глухом уголке Верхней Австрии ученые и офицеры СС не желают мириться с поражением. Им удается, хоть и с опозданием, создать пресловутое «вундер-ваффе» – чудо-оружие.

Отряд советских разведчиков во главе с капитаном Радловым проникает в американскую зону оккупации, чтобы узнать, кто и с какой целью уничтожил гарнизон города Линц и освободил немецких военнопленных. И вскоре выясняется, что Вторая мировая война не кончилась, над Европой встает призрак Четвертого рейха

Что делать, если ты оказался фигурой на игровой доске магов? Смириться, опустить руки, наблюдать за ходом Игры и ждать гибели? Или начать сопротивляться, пойти против воли Игрока, презрев то, что силы несравнимы, а шансы на победу мизерны?

Бродячий мастеровой Хорст Вихор, ставший фишкой в схватке колдунов, решил бороться. Но он не мог даже представить, чем закончится эта борьба, куда она его приведет и кто является настоящим Игроком…

Составитель: Василий Мельник

Самые невероятные события происходят на страницах этой книги.

Подразделение американского диверсионного спецназа противостоит выпущенным на свободу силам Тьмы. Разведрота бесстрашных красноармейцев из революционной бригады имени товарища Энгельса высаживается на космической станции «Мир». Виртуальная военная игра проникает в реальность, превращая ее в смертельное безумие. Межпространственные бродяги охотятся с аркебузами на динозавров, марсиане собираются наладить с Земли регулярные поставки изысканного деликатеса — человеческой крови, враждебные инопланетные расы ведут ожесточенные войны на улицах земных городов, незримые для простых людей. Но даже в разрушенных страшными эпидемиями и социальным хаосом поселениях существуют вещи, ради которых стоит жить. А в обычном московском парке, если очень постараться, можно увидеть сказочное существо…

Об этих и многих других удивительных историях повествуется в антологии отечественных писателей-фантастов «Русская фантастика-2008».

Содержание:

ПОВЕСТИ

Юрий Нестеренко. Абсолютное оружие (повесть)

Александр Бачило, Игорь Ткаченко. Красный гигант (повесть)

Антон Орлов. Последний портал (повесть)

РАССКАЗЫ

Василий Мельник. Магистр (рассказ)

Пауль Госсен, Сергей Чекмаев. Милитаристы (рассказ)

Михаил Кликин. Всё самое необходимое (рассказ)

Леонид Кудрявцев, Дмитрий Федотов. Чистая правда (рассказ)

Олег Овчинников. ИИ (рассказ)

Василий Головачёв. Никого над нами (рассказ)

Евгений Гаркушев. Ментальная липосакция (рассказ)

Юрий Нестеренко. Война миров — XXI (рассказ)

Виктор Точинов. Ностальгия (рассказ)

Рассел Д. Джонс. Шёл в Москву слон (рассказ)

Артём Белоглазов. Хочешь цветочек? (рассказ)

Дмитрий Казаков. Без вариантов (рассказ)

Они молятся на знамя с трезубцем, но при этом называют себя патриотами России и наследниками Чингисхана.

Они восстановили лежавшую в руинах великую страну, но при этом покрыли ее концлагерями.

Они вернули русскому народу втоптанную в грязь гордость, но при этом развязали новую мировую войну.

Кто же они такие, и чего им это стоило?

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

«Дик встал и показал рукой влево, где к залитым солнцем полям у горизонта все так же прижималась, угрожающе нависнув, пирамидальная страшная туча, вокруг которой, казалось, солнечный свет замирал от робости.

– Нам туда, к черной цитадели. Мы все слышали про преступление, а я слышал еще и про преступника.

– Я тоже, – сказал Ланселот. – Хозяин цитадели. Мы идем против него. Хотя, как мне кажется, мы все пока еще в здравом уме и твердой памяти».

Угроза терроризма является одним из вызовов XXI века. Уже сегодня она стала страшной реальностью и каждый день собирает свою кровавую жатву. Но что будет завтра? Через десять лет? Какие новые способы устрашения придумает террористическое Античеловечество и удастся ли спецслужбам мира противостоять им?

Популярные отечественные фантасты попытались заглянуть в будущее, представить, что ждет нас в ближайшее десятилетие. У каждого — свои ответы и решения, свой собственный мир.

Война в миреSirenePrimal. АрмияИмпериума ведет борьбу ссепаратистскими партизанскими силами  за контроль надэтой жизненно важнойпланетой.ЦепьстранныхсмертейприводитИнквизитораObodiahРотвмире, гдеон обнаруживаетугрозунамного больше важной, чемповстанцы-угрозаинопланетного происхождения, что будет означатьконец.

Президентом страны дан негласный указ убить странного террориста, который при помощи шантажа борется за уничтожение ядерного оружия, или же он запустит убийственную компьютерную программу… Вычислить компьютерного гения поручено прошедшему огонь и воду подполковнику спецназа Алексею Николаевичу Ледогорову. Находит он его в Петербурге – городе, который полон мистики и является для Ледогорова загадкой. Желая понять, почему борец за мир профессор Платонов желает «убить войну», подполковник неожиданно для себя обнаруживает родство душ с необычным террористом, и теперь их объединяет крепкая мужская дружба. Но приказ президента закон, – смерть Платонова неизбежна… Неужели герой поднимет руку на друга?

Книга 1:

Цивилизация сметена с лица Земли космической Чумой. Жалкие общины потерпевших яростно сражаются за крохи прежних благ. Господь приходит на подмогу, но лишь тем, кто сохранил человеческий облик, в чьих мыслях и поступках есть место Добру. И слава Богу!

Книга 2:

Знакомого уже героя постигает страшная беда - известие о неизлечимой болезни любимой. И седлает он коня. И бросает клич верным соратникам. И пускаются они в дальний поход по зачумлённой земле. И бьются со Злом. И гибнут в боях. И молят богов о спасении. И…

Планета Нги-Унг-Лян — эволюционный курьез. Высшие организмы, обитающие на ней, не знают земного деления на два пола, совмещая признаки обоих в одном теле. Мир — настоящий биологический рай… работу земных ученых осложняет одно: венец нги-унг-лянской эволюции, при всех фундаментальных физиологических отличиях слишком похож на земного человека…

Дорогие читатели, пожалуйста, начинайте знакомство с романом "Лестница из терновника" с первой книги — так понятнее)) Кши-На, конечно, страна серьёзная, но на Нги-Унг-Лян, разумеется, не единственная. И Ник Дуров может только печально отметить: ксенофобия, религиозные и расовые распри, нетерпимость — бывают не только в печальном прошлом Земли…

1 год до битвы при Явине

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Казаков (Loky)

Вечный странник

Программа тура была составлена великолепно, в чем путешественники убедились практически сразу.

День начинался чрезвычайно удачно. Агамемнон Сфер умудрился не проспать и опоздание на работу, связанное с неприятностями, ему уже не грозило. Стояла великолепная солнечная погода, что в Нью-Йорке бывает редко и, наконец, именно сегодня ему обещали выплатить премию, получив которую, Сфер собирался уйти на две недели в отпуск. Настроение было отличное, и он бодро шагал на работу, перескакивая с одного эскалатора на другой.

Юрий КАЗАКОВ

Адам и Ева

Рассказ

Художник Агеев жил в гостинице в северном городе, приехал сюда писать рыбаков. Город был широк. Широки были его площади, улицы, бульвары, и от этого казался он пустым.

Стояла осень. Над городом, над сизо-бурыми заволоченными изморосью лесами неслись с запада низкие, свисающие лохмотьями облака, по десять раз на день начинало дождить, и озеро поднималось над городом свинцовой стеной. Утром Агеев подолгу лежал, курил натощак, смотрел в окно. Струились исполосованные дождем стекла, крыши домов внизу сумрачно блестели, отражая небо. В номере тяжело пахло табаком и еще чем-то гостиничным. Голова у Агеева болела, в ушах не проходил звон, и сердце покалывало...

Юрий Павлович Казаков

КАБИАСЫ

Заведующий клубом Жуков слишком задержался в соседнем колхозе. Дело было в августе. Жуков приехал по делам еще днем, побывал везде и везде поговорил, хотя и неудачный был для него день, все как-то торопились: горячая была пора.

Жуков, совсем молоденький парнишка, в клубе еще и году не работал и был поэтому горяч и активен. Родом он был из Зубатова, большого села, а жил теперь в Дубках, в маленькой комнатке при клубе.

Юрий Павлович Казаков

(1927-1982)

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАМЕТКИ

О мужестве писателя

Соловецкие мечтания

Не довольно ли?

Единственно родное слово

Для чего литература и для чего я сам?

Поедемте в Лопшеньгу

О МУЖЕСТВЕ ПИСАТЕЛЯ

Я сидел наверху этой истоптанной, зажитой, наполненной разными моряками и экспеди-циями, замусоленной, прекрасной архангельской гостиницы (в старом ее крыле), в нашем номере, среди развороченных рюкзаков, разбросанных вещей, среди всех этих сапог, пачек сигарет, бритв, ружей, патронов и всего прочего, после тяжелого, ненужного спора о литературе, сидел возле окна, грустно подперся, а было уж поздно, в который раз пришла смиренная белая ночь и вливалась в меня, как яд, звала еще дальше, и хоть я и зол был, но зато хорошо, весело становилось от мысли, что завтра нам нужно устраиваться на зверобойной шхуне, чтобы идти потом к Новой Земле и еще дальше, куда-то в Карское море.