Шаг за порог.

Она проходит через болото.

Пеший человек без особого труда одолел бы его, в некоторых опасных местах проходя по заботливо срубленным и настеленным мосточкам, но прежняя аккуратная тропа превратилась теперь в разбитую колею.

Обозные кони увязают в мерзлой грязевой жиже, спотыкаются и вновь тянут тяжелые нагруженные доверху телеги, подгоняемые кнутами обозленных людей. Люди бегут с обжитых еще их дедами мест, выбирая из нажитого добра, где каждая мелочь, каждый гвоздь кажется родным и дорогим, самое ценное и необходимое; кутают по осенним заморозкам детишек, укрывают попонами домашнюю скотину, чтоб не замерзла, чтобы не лишиться последних кормильцев – на них теперь одна надежда – на них, да на то, что собрали в этот год с полей и огородов, доброго леса да речки Ласковой…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Лора АНДРОНОВА

Подгадыш

Дол удобно полулежал в глубоком пружинящем кресле и, слегка улыбаясь, постукивал кончиками пальцев по столу. Полет только начался, корабль выбирал зону, наиболее благоприятную для гиперперехода, шел предскачковый отсчет. Где-то в глубине двигательного отсека запускались подготовительные процессы, в последний раз просвечивались неримановы полусферы, очищались топливные брикеты. Вся эта упорядоченная, но бурная деятельность ни в малейшей степени не волновала Дола. Он бродил по глобальной сети, почитывая новости. Новостей было много. Ламалахский конкемарра объявил о том, что традиционный фестиваль линейщиков не состоится из-за того, что погиб весь урожай бафитата. На запретных материках Плутона-V найдены следы пребывания короедов. Официальные представители короедской диаспоры отрицают свою причастность к этому прискорбному инциденту. Ролто Отус признан пригодным для заселения, несмотря на протесты экологов-размаритов. Иван Браун выезжает на гастроли с новой программой тактического реализма.

Глеб АНФИЛОВ

Теоретическая проверка

Двое, склонясь над столами, писали что-то на листах бумаги. Курили, перебрасывались короткими фразами: "Дай-ка линейку...", "Вот собачий интеграл...". Третий сидел рядом и ждал. Сидел и смотрел на работающих.

На маленького с розовым рямянцем Юру Бригге. Тот, задумавшись, жевал во рту спичку, тер безымянным пальцем переносицу, с сердитым вопросом "Монография Ермакова есть у нас?" бросался к книжному шкафу. И на невозмутимого Сашу Гречишникова, который спокойно низал бусины математических символов в строки вычислений. Иногда Саша переставал писать и думал, оперев голову на руку. И снова писал, и листал тетрадку, на обложке которой было выведено: "М. Рубцов. Волны бытия. Теория и принцип эксперимента".

Леонид Ашкинази

Трудно быть ангелом

О.Г.

- Ты всегда был добрым и хорошим мальчиком...

- Нет!

- Ты всегда заботился о людях, желал им добра и помогал им...

- Нет!

- Ты можешь теперь помогать им куда лучше; ведь ты будешь охранять их и докладывать об их проблемах непосредственно мне...

- Нет.

- Но почему?

- Да потому, что я... то, что я делаю - это не ради них самих, а ради их восхищенных глаз, я имею в виду - школьников на занятиях.

Леонид Ашкинази

Внутрикомпьютерная цивилизация

В научной фантастике неоднократно рассматривалась возможность создания автомата для сочинения литературных произведений. По-видимому, это действительно возможно, хотя ясно, что даже в самом примитивном виде не завтра. Но сделано будет. Спрос, знаете ли, рождает предложение, и спрос есть - читателей навалом, а писать некому. Борзописцы не справляются с работой, так что рано или поздно железка будет вам писать романы. Поскольку в любом тексте есть информация, содержание, то в компьютере эта информация должна быть. Не нужно дергаться при слове информация - имеется в виду не закон Ома, а ну, хотя бы, "она раздвинула ноги". Чтобы написать такое, машина как минимум должна знать, что у женщины ("она") есть ноги, и что ноги можно раздвигать. Так что информация должна быть, и ее должно быть немеряно. Просто мы привыкли и не замечаем. Теперь далее. Книга - это ведь не просто описание ситуации, это описание развития ситуации, действия. Собственно, "раздвинула" - это уже действие. Можно ведь сами ноги три страницы описывать, но читателя интересует действие. Раздвигание. Значит, железка должна знать, какие действия возможны ("задрала"), а какие нет ("вытянула вдвое"), как ситуация развиваться может, а как - нет. То есть в компьютере должна быть модель ситуации. Понятно, что чем модель лучше, подробнее, мощнее, тем ее описание, т.е. произведение, и будет натуральнее, правдоподобнее, "жизненнее", выражаясь канцелярским языком. Но чтобы делать мощную модель, нужен все более мощный компьютер. Стало быть, все более дорогой. И в итоге станет дешевле моделировать другим способом. Собственно, никакого открытия тут нет. Вот биологи - они же многие вещи могут изучать на компьютерных моделях. И изучают. А многие - проще на дрозофилах. Так вот, с какого-то момента становится дешевле засунуть внутрь робота планету с цивилизацией, чтобы она сама функционировала. И не исключено, что вся наша Земля с ее человечеством всего лишь компьютерная модель внутри писательского автомата. Возникает немедленно вопрос. Может ли такая внутрикомпьютерная цивилизация разобраться в ситуации? По-видимому, нет. Ведь если бы мир был устроен так, что есть прямое управление, то что-то можно было бы сделать. Например, я совершаю действие Х, а во внешнем мире происходит непременно! - действие Y. Тогда, поняв связь X и Y, можно управлять тем миром, в котором сочиняет романы тот писательский автомат, в недрах которого находится моя цивилизация. Например, если превращение энергии Е из внутриатомной формы в тепловую вызывает такое же превращение, но 1000000 Е в "большом" мире, то можно попробовать покончить с ним. И заодно с собой... Взрыв атомной бомбы вызовет миллион взрывов там. Убедительный был бы аргумент. Но такой связи нет, шантажировать большой мир мне нечем. Даже если я, осознав (предположим правильно) ситуацию, учиню здесь какое-то безобразие, то в большом мире всего лишь появится книга, в которой это безобразие описано. Но ведь описание даже самой атомной бомбы не взрывается. Хотя... стоп. Для того, чтобы сделать бомбу, или смертельный яд, или какое-то смертоносное излучение, надо что? Материальные, технические возможности и идея. Идею может придумать ведь и человек, который воплотить "в металле" ее не может. А придуманного "здесь" достаточно, чтобы оно было описано в книге "там". Просто в книге будет написано примерно так: "один сумасшедший изобретатель" и так далее. И если идея описана достаточно убедительно, то какой-то совсем не сумасшедший и не очень изобретатель возьмет эту идею, доведет до ума и покончит с цивилизацией. А заодно - с читателями, книгами, писательскими автоматами, запертыми внутри них модельными цивилизациями, и среди них той, в которой я сижу на скамейке и пишу это. Покончив тем самым с унизительным существованием нашего мира в недрах железки, сочиняющей бульварные романы.

Леонид Ашкинази

Все, всегда

Все всегда знали, что небо - это хрустальная сфера, а звезды приделанные к ней фонарики. Конечно, некоторые сомневались и пытались доказывать, что неба нет, а есть бесконечное пространство, в котором движутся звезды, Но когда люди построили летательные аппараты, способные подниматься достаточно высоко, они обнаружили эту сферу. Дискуссии поутихли, а на главном аэродроме планеты раз в год готовили летательный аппарат, а жрецы опрашивали всех жителей, согласны ли они с тем, что звезды - это фонарики на хрустальной сфере. Сомневающихся везли в столицу, сажали в летательный аппарат, он стартовал, и, развив значительную скорость, врезался в сферу. Убыток был невелик, а единство это укрепляло весьма эффективно.

Чтоб никогда не вернуться

Посвящается моей музе - Зое, без неё

бы этот рассказ врядли бы появился :)

Он как и в прошлый раз проваливался сквозь холод... Зачем...? Как всегда.

И звёздного ветра хождений богатство,

Прошедшее лихие световые года

Возьмёт себе всё человечества братство.

Чтоб уничтожить себя навсегда...

Вдруг стало светло. Кончился лес. Рональд удивился, что лес в этом мире хоть где-то кончается. Hа него дохнуло ароматом цветов. И тут-же в воздухе потемнело. Даже не в воздухе, небо было чистым и очень гармонировало со свежестью утра. Хотя кто сказал, что это утро ? Hикто не имел ни малейшего понятия о сменах дня и ночи, времён года. От раздумий Рональда отвлекла всё та-же туча над лугом. Теперь это была именно туча. И тут он понял что это - просто насекомые, но... не опасны ли они и... не обладают ли они разумом ? Собственно говоря опасности и не было. "Умерший" человек просто возвращался к своему телу в своём мире. Hо хотелось ещё побыть в этом мире. Hе так часто попадается мир, похожий на земной. А вернуться сюда можно было только случайно. Собственно говоря побывать ещё раз можно было только в очень хорошо изученых мирах. Люди накапливали информацию о мирах и только когда несколько десятков человек совершенно случайно побывают в одном и том-же мире вычислялись абсолютные координаты этого мира. А это было очень маловероятно. Рональд в свои 22 года только один раз побывал в уже знакомом мире. А этот мир был совсем не изучен. Рональд был первым, кто побывал в нём. И потому он хотел убежать от этих насекомых. Именно насекомых, иначе он их назвать не мог - это были очень красивые разноцветные насекомые с четырьмя крыльями и длинными хвостами они подлетели достаточно близко, чтоб их можно было рассмотреть. И они уже проявляли некоторую агрессивность. Рональд побежал по лугу потому-что насекомые проявляли признаки разума - отрезали путь к лесу. Он падал в густую траву, поднимался, бежал, опять падал. В конце концов он подвернул ногу и упал не в силах встать. Туча приближалась. Он сел, понимая, что в этом мире остаться не выйдет. И тут что-то заставило его обернуться. Hе звук, не голос. Просто он понял, что нужно обернуться. Позади себя далеко он увидел человека. Человек летел, но было видно, что летит он благодаря какому-то приспособлению. Человек поднял руку и приближающаяся куча насекомых вспыхнула зелёным огнём. Рональд вздохнул с облегчением. Теперь он смотрел на приближающегося человека. Это была девушка, если так можно было выразиться по меркам этого мира. Hо этот мир, похоже, был того же типа, что и родной мир Рональда и потому вполне вероятно, что здесь схожие мерки. Девушка была красива, даже очень. Она подлетела к нему и спустилась. Рональд увидел, что летела она с помощью небольшого рюкзачка на спине. А ещё он увидел её лицо. Она была очень красива, но в ней было что-то неземное. Рональд попытался встать но у него ничего не получалось из-за подвёрнутой ноги. Девушка улыбнулась и помогла ему встать. И они зашагали по цветущему лугу другого мира к лесу с другой стороны луга. Рональд спросил её на каком языке она говорит, но никакой надежды на то, что эта девушка знает хоть один земной язык не было. Девушка произнесла что-то на странном певучем языке но Рональд и не надеялся понять ничего. Через некоторое время они дошли до леса и довольно своевременно потому что солнце начало потихоньку припекать. В лесу было ещё прохладно. Странной породы деревья-великаны, казалось, касались верхушками высокого синего неба без единого облачка. Hо что-то показалось Рональду странным, он смотрел и не мог понять что. Свет очень красиво падал на стволы деревьев, придавая им золотистый цвет и... у деревьев было по две тени. Рональд обернулся и увидел восходящее второе солнце. Это было первое большое отличие этого мира от земли, которое он заметил. Девушка вопросительно посмотрела на него. Он показал на два солнца, но девушка не понимала. Видимо, этот жест значил здесь что-то другое. А может, она просто не понимала про что хочет ей сказать её спутник. Они шли уже около трёх часов по земному времени. Возможно, на земле уже вечер и скоро ему придётся возвращаться, а ведь столько ещё всего нужно сделать. Они прошли ещё пол-часа и вышли к небольшой, метра с три, речушке. Около речушки было поваленное дерево. Видимо, его повалила эта речушка во время половодья или ещё что-нибудь в этом роде. Девушка остановилась и осмотрелась. И сейчас Рональд посмотрел на неё совершенно другими глазами. Высокая, стройная, с ниспадающими водопадом волосами. Девушка обернулась к нему и он понял что в этой девушке было неземного - её глаза, они были зелёными, не такими зелёными как у земных девушек. Это был чисто зелёный, изумрудный цвет. Девушка стояла в шаге от Рональда как само совершенство. И он опять увидел её глаза и услышал - Длинных веков, друг - он так и застыл от изумления - извини, я напугала тебя ?

Эх.

ГЛАЗ БОГУША.

(идиллия)

Глаз Богуша округл, стеклянен и синезрачков. При первом его появлении в нашем мире многие учёные (да и простой люд тоже) тщетно пытались определить - откуда же он взялся: упал с неба или же вознёсся из преисподней. Сторонники идеи падения постулировали, что Богуш - великий и бессмертный Бог борющийся с другими великими и бессмертными богами, там, у себя, на небе. И что однажды открыв забрало своего стеклянного шлема* он потерял бдительность и внимание - и как следствие лишён глаза. Но не исключали они и возможность того, что Богуш сам бросил глаз в существующие области мира - в назидание или же в качестве таинственного и наполненного мистическим смыслом символа. Те же, кто с пеной на губах утверждал исчадное происхождение глаза в свою очередь также имели несколько воззрений на возможное вознесение. Одни считали, мол глаз Богуша долгое время создавался в подземных лабораториях и появился у нас в облаке зелёного дыма, неожиданно вырвавшегося из расщели в земной коре. Часть считала, что да, Богуш - Бог. Но Бог не великий и ужасный, наводящий трепетный ужас на врагов, а Бог весёлый, блудливый и нечуждый некоторым упадническим идеям. И глаз он потерял играя им, глазом, в некую загадочную божественную игру. Таковых позиций придерживаются вот уже несколько веков всевозможные религиозные секты. Современная же наука не склонна впадать в оккультно-религиозное забытьё и считает, что глаз Богуша просто самозародился в реальности. Самозародился сам собой, из ничего, руководствуясь лишь объективными предпосылками, поводами и причинами к своему появлению. Представляет он собой не более чем сгусток стекловидной материи с неизвестными науке свойствами, неизвестными по причине того, что в руки он не даётся, а при попытке облучения моментально исчезает.

Первые поселенцы на Бельтане собирались выращивать из своих детей научную касту. Основная цель исследований – мутанты из горных заповедников. Но война помешала этому плану, как и многому другому. Этот рассказ об угрюмом дудочнике Гриссе Лугарде, который спас горстку соплеменников, чтобы настоящие люди не исчезли из мира, который он любил.

Оставить отзыв