Шаг в сторону

Юрий Кириллов

Шаг в сторону

Все у Крея складывалось удачно. Как и другие потомки колонистов, населявших планету со звучным названием Остарлейт, он жил в соответствии с хронометром поведения. Хронометр был надежным помощником и наставником. Этот прибор, чудо науки, контролировал все, даже самые элементарные действия обитателя Остарлейта. Он энергично помогал составлять стройную программу жизни.

Так, Крей узнал, что ему следует обратить более пристальное внимание на Джейн, ту самую Джейн, которой поручено было проверять его расчеты. Почему именно Джейн? Вот об этом Крей совсем не задумывался за очевидной бессмысленностью подобного вопроса. Хронометр не ошибался: Крей встретил полное взаимопонимание со стороны Джейн. Он хорошо помнит, как в те минуты, когда он передавал Джейн очередную серию расчетов, ее рука слегка дрожала. И как только он сжал эту руку и хотел что-то сказать, то по ее глазам понял, что говорить ничего не надо. Она знала все сама, так как и ее хронометр предопределил то же решение. Так они стали мужем и женой. По общему мнению, это был необычайно рациональный и, значит, в высшей степени прекрасный союз.

Другие книги автора Юрий Кириллов

Традиционный сборник научно-фантастических произведений советских и зарубежных писателей. В книге представлены рассказы молодых писателей-фантастов, а также очерки о природных феноменах, научных гипотезах и открытиях.

О советском разведчике, работающем в немецком тылу, рассказывает шпионский роман Алексея Азарова «Идти по краю».

«Голоса вещей» Виктора Пронина — это иронический детектив. Жанр достаточно необычный в нашей литературе. Роману присущи наблюдательность, психологический анализ, розыгрыш — черты классического детектива.

Роман Станислава Гагарина «Умереть без свидетелей» — остросюжетный, приключенческий детектив о сложной, полной опасностей работе уголовного розыска.

В сборник помещены также роман-детектив Александра Генералова «Конец Волкодава» и криминальный роман Михаила Черненка «Шальная музыка и Жидкий Дьявол».

Юрий Кириллов

Феномен

Испытание опытного образца диагностической машины ДМ-7 затянулось. Раз за разом она выходила из строя по непонятной причине. И разработчики и эксплуатационники просиживали ночами, но дело с мертвой точки не двигалось. На карту был поставлен престиж не только главного разработчика Харитона Николаевича Леонова, но и доброе имя института. Время шло, и даже специально приглашенный эксперт, доктор физико-математических наук Соловьев, терялся в догадках.

Молодой человек в разноцветном трико подпрыгнул и на какое-то время замер в воздухе. «Десять и три десятых секунды», — с удовлетворением сказал, щелкнув секундомером, Степан Иванович Федорчук. Его собеседник, мужчина средних лет с волевым подбородком и пронзительными черными глазами, подавленно молчал.

«Хотите что-нибудь еще?» — самодовольно спросил Степан Иванович и повернул ручку монитора. На этот раз они увидели другое помещение. Элегантный мужчина во фраке поднял свою партнершу на вытянутых руках и опустил их. Партнерша осталась в воздухе. «Антигравитация!» — воскликнул гость. «Ничего особенного», — скромно заметил директор. Между тем ассистент вынес на арену длинный ящик и влез в него. Мужчина во фраке достал ручную пилу и разрезал ящик на две части. А через несколько секунд, казалось бы, уже мертвый человек раскланивался перед публикой, целый и невредимый, сияя ослепительной улыбкой. Затем элегантный мужчина накрылся широкой скатертью. Ассистент встряхнул скатерть и убрал ее. Мужчина во фраке исчез. «Телепортация», — явственно услышал шепот гостя Степан Иванович.

Когда Нэдин Герман, референт Бюро межпланетных путешествий, закончила все расчеты, она не бросилась по коридорам и не закричала ликующе: «Эврика!» То есть, конечно, она бросилась и закричала, но сделала это мысленно, про себя. В реальности же Нэдин просто отключила гравитатор как ни странно, самые удачные идеи приходили сотрудникам Бюро в свободном парении — и вышла из состояния невесомости.

Опустившись к рабочему столу, она еще раз перепроверила расчеты. Ошибки быть не могло. Тогда Нэдин отправилась к директору и вежливо осведомилась у электронного секретаря, нельзя ли немедленно принять ее по крайне важному делу.

Традиционный сборник научно-фантастических произведений советских и зарубежных писателей. В сборник включены, кроме повестей и рассказов, очерки и статьи о достижениях науки, новых гипотезах ученых, загадочных явлениях природы.

Звездолет группы преследования приближался к звезде Бета. На совсем небольшом по космическим масштабам расстоянии — всего несколько миллиардов километров — мчался звездолет похитителей. Произошло невероятное. Похитители проникли через все ловушки и зоны недоступности в сверхсекретный сектор N. Их добычей стал миниатюрный аппарат Z, в котором были воплощены самые последние достижения разума цивилизации Бра. В чем состоит суть открытия, не знали ни космические гангстеры, ни их преследователи. Известно было только одно: прибор мог привести в действие могущественнейшие силы природы, способные, возможно, уничтожить цивилизацию Бра и даже часть вселенной.

Автобус, на котором мы едем, на Кубе смешно называют гуага — наверное, от звука клаксона. Он все время возил только приборы: компьютер Олега Богданова и спектрометр «Пегас» Юрия Лиллеса и их хозяев — сотрудников Института термофизики и электрофизики АН ЭССР. Но они сейчас не возражают, что в автобус набилось человек десять — добрая половина нашей научной бригады. Тут и кубинцы из «наземной» группы — Беатриса, Идания, Карлос, и наш коменданте — руководитель эксперимента, дублер кубинского космонавта Хосе Армандо Лопес Фалькон, и его помощник Луис Ортега Бланко из Академии наук Кубы. И мы, представлявшие здесь Институт космических исследований А СССР. У Юры вид, как всегда, немного озабоченный. Наверное, вспоминает, не забыли ли что на поле. И точно! Вот он оборачивается к Богданову и спрашивает:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

…Литература, это как зеркало. Она позволяет нам нередко взглянуть на себя с совершенно другой стороны. Да собственно и не только литература. Любой человек, который создает что-то сложное, что-то требующее от него сил, ума, творчества, так или иначе создает в какой-то мере отражение себя самого. Каждая такая вещь в какой-то мере «Зеркало души». Не знаю, понравится вам или нет, но попробуйте. Пока что еще ни один человек, его прочитавший, не разочаровался…

…Город вo время малого потопа некрасив. Грязь на его улицах, государыни мои, грязь, мусор всякий, трупы изредка попадаются. И тиной пахнет. Так пахнет, что голова кружится. Вы-то уж и не помните, как оно бывает, когда выйдешь на улицу — а тиной-то и не пахнет… И не чувствуете вони этой мерзостной. А я помню… Ну дa ничего, до большого потопа недолго осталось, недолго мне помнить… Помирать мне пора, государыни мои, помирать, а то уж и язык стал старческий, в инверсиях путается, эпитетов пугается, все мое высшее образование черной кошке по хвост. Ну дa ничего, вот большой потоп скоро, ах, говорил это уже? Ничего, еще послушаете, государыни, скоро, скоро потоп, и не надо так глазами на меня сверкать…

Чего вспугнулся-то? Сиди, не бойся, филин это. Рано еще, не время. Я скажу когда.

Ты про ольмень-цвет от кого узнал? От Вовки? Я думал — от Алексея Борисовича… А Вовка, как он там? Ну? Неуж до выставки допустили? Гляди, названье какое изобрел — «Свет солнечный», великое название… Чего ж мне-то, хитрованец, ни строчки? Картину его выставили, а он — молчок. Первая… Мало что первая, отец ведь.

Брось-ка еще хворосту. Вон оттуда. Люблю, когда полыхает.

«– Как вы знаете, изучая микромир и создавая все более совершенные нанообъекты в самых различных… м-нэ… областях, мы столкнулись с проблемой: наши приборы не позволяют нам конструировать системы с использованием атомарной энергии. То есть энергетическая подпитка нанороботов, нанокомпьютеров, наносканеров и прочих объектов идет извне. А мечта всех нанологов – научится получать энергию прямо там, в микромире! Вы, как ученый, я думаю, хорошо представляете, как это важно.»

Третья Мировая ядерная война в начале 21 века погубила человеческую цивилизацию. Немногим удалось избежать смерти, благодаря гению ученого, сумевшего задолго предвидеть Катастрофу и предпринять всё необходимое для спасения рода людского и главных достижений его культуры и науки. Два острова, максимально отдалённых от зараженных радиацией материков, стали приютом для выживших. Но даже эта малая горстка людей не смогла существовать в мире и согласии и потому разделилась, образовав два враждующих между собой города-государства. С тех пор прошло 200 лет.

Героиня романа, Мэй Линд, живёт на Демократическом острове. Ей 30 лет, у неё нет семьи, друзей и удачной карьеры, она невысокого мнения о своей внешности и талантах и ведёт себя «ниже травы, тише воды». В один прекрасный день Мэй просыпается, но обнаруживает себя не дома в уютной постельке, а в больнице. К тому же, выясняется, что она страдает амнезией, так как ничего не помнит о последних 6 месяцах своей жизни. За это время её внешность и характер кардинально изменились: она уже не серая мышка, а привлекательная молодая женщина, способная на неординарные поступки. Эти новоприобретенные качества оказались как нельзя кстати, потому что власти всерьёз обвиняют её в предательстве Демократического государства и в пособничестве коварному, но неуловимому террористу со странным прозвищем Прометей, призывающему к сотрудничеству между островами. За эти преступления ей грозит ужасная смертная казнь на электрическом стуле. Но она уже не та, которая, склонив голову, подчиняется обстоятельствам.

В поисках истины главной героине предстоит решить ряд головоломок, основанных на красочных античных сказаниях, победить мифических чудовищ в экспериментальном виртуальном мире, найти человека, которого одни считают великим Злодеем, а другие — великим Учителем, свести воедино противоборствующие политические силы, чтобы поднять восстание, раскрыть грандиозный обман, длящийся уже 200 лет и ответить на самый главный вопрос: если жизнь — театр, а люди в нём актёры, то кто тогда режиссёр? Боль, страх, унижение, ненависть, любовь, предательство — всё это должна испытать Мэй, чтобы сыграть в этом спектакле от начала до конца.

Наряду с великолепными образцами классической фантастики («Орля», «Кто знает?», «Шевелюра» и др.), перу Мопассана принадлежат и отдельные менее известные новеллы, безусловно, относящиеся уже к научной фантастике. Одним из ее образцов можно считать рассказ «Гости с Марса», за который не было бы стыдно и писателю-фантасту первой половины 20 века.

Рассказ был впервые опубликован в 1889 году в журнале «Политические и литературные анналы» и только в 1957 году перепечатан в журнале «Фиксьон».

Повесть о чрезвычайных и фантастических событиях из жизни Михаила Стерженькова, записанная с его слов.

С дирижабля в Тихий океан упал глубоководный аппарат. Внутри него находился человек. Спасти его предстоит Аракелову — человеку-батиандру, исследователю глубин.

Позже повесть вошла в состав романа «Нептунова арфа».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Кириллов

Способ общения

- Наука разработала немало способов общения с иными цивилизациями на тот случай, если оправдаются теоретические представления о множественности вселенных. Эффективным способом связи следует признать передачу информации внеземными цивилизациями с помощью электромагнитных колебаний. Таким образом, организуя контроль излучения всего неба, мы можем в конце концов принять разумный сигнал.

Лектор говорил неторопливо, как будто отвешивая на весах каждое слово. Глаза его были отрешенно устремлены вдаль. Он словно пытался проникнуть взглядом сквозь толщу времени и пространства.

Кириллов Леонид

О народной смекалке и академической науке,

или посрамление хитрых хозяйственников

В старые времена (1986 год) я работал переводчиком в Институте химии АH СССР. Как известно, в то время в СССР шла борьба с пьянством и алкоголизмом согласно указу от 15.03.85, и со спиртным случались разного рода трудности. Hарод не унывал, и указанные трудности преодолевал как мог. Hапример, некий доктор наук (ныне работает в США) заказал в стеклодувке перегонный аппарат неимоверной сложности, гнавший продукт перегретым паром. Вид установки был настолько подавляющий, что по результатам очередной проверки лаборатория была отмечена высоким начальством - мол все занимаются непойми чем, а у этих идет эксперимент. Однажды в гараж для некоей непостижимой надобности выдали спирт с добавлением в него бензина (чтобы не пили). Вышеописанная сложная установка, поправленая по расчетам на ЭВМ БЭСМ-6, с очисткой продукта не справилась. Hо шоферы не унывали. Сначала один из них сообразил, что температура воспламенения бензина ниже температуры воспламенения спирта. Соответственно, если продукт поджечь в миске, то сначала желтым пламенем сгорит бензин, а когда появятся синие языки горящего спирта, то миску надо закрыть второй. После чего можно пить, хотя вкус как у галоши. Видимо этот первый шофер был в прошлой жизни химиком. Другой шофер в прошлой жизни,видимо был физиком. Hе удовлетворенный вкусом получавшегося продукта он понял, что спирт в воде растворяется, в отличии от бензина. Быстро сделав нехитрый прибор (банка с дырой в дне) он наполнил его смесью и просто добавил воды, предвосхитив тем самым появление через много лет напитка Invite. Разделение двух жидкостей было делом техники.

Алла Александровна Кириллова

Проделки злой отметки единицы

Жила на свете злая отметка Единица. Много лет прожила, а ума не набралась. И такая она была надоедливая: заберётся в тетрадь к нерадивому ученику - никак от неё не избавишься.

Но вот однажды отличница Оля задумала выжить Единицу из их класса. Попросила она своих товарищей помочь лентяю, с которым крепко подружилась Единица. Товарищи, конечно, согласились. Вскоре тот отстающий ученик стал успевать по всем предметам. А Единицу Оля вытянула из его портфеля да и выбросила в открытую форточку.

Елена Кириллова

Вынужденные переселенцы: польза или обуза для России?

Иммиграционный процесс, то немного ослабевая, то вновь усиливаясь, продолжается. Миграция и мигранты - вынужденные реалии нашей сегодняшней и завтрашней жизни. А, значит, сама жизнь диктует необходимость разобраться в этом явлении.

"Знамя" предваряет конференц-зал несколькими историями, рассказанными самими мигрантами*. А затем мы передаем слово ученым и писателям, которых попросили ответить на наши вопросы. В чем суть концепции миграционной политики России? Как управлять миграцией, не нарушая демократических принципов? Какими действиями можно ослабить напряженность в обществе, вызванную притоком мигрантов? Как превратить миграционный процесс из негативного в позитивный, сделать очевидными его плюсы?