Серый принц

Космическая эра продолжалась тридцать тысяч лет. Люди стремились от звезды к звезде в поисках славы и богатства. Гаэнцы освоили к этому времени довольно значительную часть галактики. Торговые пути пронизывали пространство, как кровеносные сосуды пронизывают живую плоть.

Тысячи миров уже были колонизованы.

Все эти миры отличались друг от друга и все они воздействовали на людей, живших на них, изменяли их каждый по-своему. Еще никогда в истории человечество не было столь неоднородным.

Другие книги автора Джек Вэнс

Опасные приключения ожидают астронавта Адама Рита на планете Тскей, вращающейся вокруг незаметной звезды Карины 4269. Множество инопланетных рас, обосновавшихся на этой планете, уже сотни тысяч лет воюют друг с другом. Удивительные негуманоиды, различные человеческие племена — все смешалось в единый клубок интриг вокруг отважного землянина.

Первая книга из цикла «Умирающая земля». Один из самых извесных циклов фантастики. Цикл описывет закат земли. Люди забыли науку она превратилась для них в магию.

Третий том трилогии «Лионесс», получивший награду за лучшее в мире произведение в жанре «фэнтези», привлекает наше внимание к Мэдук, подброшенной феями и принятой Казмиром за свою внучку, дочь принцессы Сульдрун. В отличие от принцессы Сульдрун, лишь пассивно сопротивлявшейся несносным правилам замка Хайдион, Мэдук бойко защищается — в частности, бросается гнилыми фруктами. Приведенный в ярость ее проказами, король Казмир объявляет конкурс, обещая выдать ее замуж за победителя, но у Мэдук другие планы — она вербует в качестве эскорта помощника конюшего по прозвищу «сэр Пом-Пом» и бесстрашно отправляется на поиски своего настоящего отца. В странствиях они сталкиваются с мошенниками, феями, троллями, ограми и старцем, ищущим потерянную молодость, а также с невзрачным и слегка выщербленным предметом кухонного обихода под наименованием «чаша Грааля». По мере того, как волшебники Шимрод и Мурген изучают предзнаменования катаклизма, готового произвести переворот в магическом мире, король Казмир планирует убийство, которое позволит ему править железной рукой объединенными государствами всех Старейших островов; тем не менее, удовлетворение его грандиозных амбиций осложняется одним малозаметным, но существенным недосмотром — он забыл принять в расчет существование Мэдук!

Весь цикл Аластор в одном томе.

[3] Галактика полна богатыми мирами и высокомерными инопланетянами, строго хранящими тайну межзвездных полетов. Земляне вынуждены платить за использование сверхсветовых двигателей, и это очень не нравится Пэдди Блэкторну. Он решается похитить драгоценный секрет. В конечном счете ему удается заполучить пять золотых браслетов, содержащих данные, ради которых он рисковал головой. Информация закодирована – и Пэдди должен найти ключ к этой головоломке, пока за ним охотится вся Галактика!

Джек Вэнс, писатель, у которого в фантастике получалось все — и твердая классическая НФ, и крупномасштабные космические полотна, и яркие фэнтезийные сериалы, и мощные романы-эксперименты, — и получалось блестяще. Лауреат престижных фантастических премий — «Хьюго», «Небьюла», Всемирная премия фэнтези, — Вэнс всегда шагал в авангарде жанра, и на него равнялись многие звездные авторы современной фантастики.

Сериал о закате цивилизации, самый знаменитый не только в творчестве мастера, но и в фантастической литературе в целом. Это смесь магии и науки, авантюрного плутовского романа и философской притчи о будущем человека и человечества, литература самой высокой пробы.

После принятия новой Хартии административное устройство Заповедника — планеты Кадвол — меняется, условия Консервации становятся значительно жестче. Недовольные этими переменами члены партии «Жизни, мира и свободы» (ЖМС), вкупе с откровенными авантюристами, пытаются помешать переменам и затеять смуту. Они рассчитывают использовать в своих целях болезненный вопрос перемещения в другие миры народности йипов, уже многие столетия поставляющей заповеднику, необходимую ему, дешевую рабочую силу.

Сеть махинаций, опутавшую уже не только Кадвол, но и другие миры, пытаются разорвать молодые сотрудники Бюро Б — командир Глауен Клаттук, вынужденный покинуть на время расследования невесту, и командир Эустас Чилк, невесту в этом расследовании обретающий.

Но противники тоже не теряют времени даром: уничтожаются не только конкретные люди — горят и взрываются целые города, навек исчезают с лица Заповедника тысячи и тысячи людей…

Джек Вэнс — один из ярких представителей американской фантастики XX в., лауреат премий «Хьюго», «Небьюла» и Всемирной премии фэнтези за «общий вклад в развитие жанра». Талант Джека Вэнса удивительно многогранен, ибо перу его в равной степени подвластны фантастика «классическая», фантастика «приключенческая», фэнтези во всех возможных ее проявлениях — и самые невероятные, но всегда удачные гибриды вышеперечисленных жанров. Перед вами ДВЕ САМЫХ ЗНАМЕНИТЫХ САГИ Джека Вэнса: «Лионесс» и «Умирающая земля»!!! Действие цикла «Лионесс», получившего награду за лучшее в мире произведение в жанре «фэнтези», происходит в волшебном мире, напоминающем кельтский, к нашему времени погрузившегося под волны океана в том месте, где сейчас расположен Бискайский залив. 10 королевств сражаются друг с другом за верховенство в этом мире… Потрясающая воображение и увлекательная сага «Умирающая Земля» — своеобразная «квинтэссенция» творческих «стиля и почерка» автора. Сага о декадентском закате цивилизации, увиденной взглядом настолько посторонним, что наука, на взгляд этот, кажется — магией. Сага о планете, которой осталось жить всего-то несколько десятилетий. Сага о тех, кто тоскует о грядущей гибели Земли, и о тех, кто гибели этой — ждет. Перед вами — сериалы, повлиявшие на творчество самых блестящих писателей мировой фантастики, в том числе — на «Гиперион» Дэна Симмонса. Хотите знать — ПОЧЕМУ? Прочитайте — и узнайте сами! Но это еще не всё!!! В это же издание входит и звездная антология «Песни Умирающей Земли» под редакцией Джорджа Р. Р. Мартина и Гарднера Дозуа, объединяющая рассказы, действие которых происходит в мире «Умирающей Земли» Джека Вэнса. В антологию включены рассказы 22 писателей, в их числе — Нил Гейман, Джордж Р. Р. Мартин, Дэн Симмонс, Роберт Сильверберг, Джефф Вандермеер, Танит Ли, Говард Уолдроп, Глен Кук, Элизабет Хэнд, Элизабет Мун, Люциус Шепард, Майк Резник, Мэтью Хьюз. Том I трехтомного издания избранных произведений автора. Содержание: ЛИОНЕСС (цикл): Сад принцессы Сульдрун Зеленая жемчужина Мэдук УМИРАЮЩАЯ ЗЕМЛЯ (цикл): Умирающая земля Глаза другого мира Сага о Кугеле Риалто Великолепный ПЕСНИ УМИРАЮЩЕЙ ЗЕМЛИ (рассказы других писателей): Благодарю вас мистер Вэнс Предисловие Истинное вино Эрзуина Тейла Гролион из Альмери Дверь Копси Колк, охотник на ведьм Неизбежный Абризонд Традиции Каржа Последнее поручение Сарнода Зелёная птица Последняя золотая нить Случай в Усквоске Манифест Сильгармо Печальная комическая трагедия Гайял хранитель Добрый волшебник Возвращение огненной ведьмы Коллегиум магии Эвилло бесхитростный Указующий нос Ульфэнта Бандерооза Шапка из лягушачьей кожи Ночь в гостинице «У озера» Блокиратор любопытства

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Силецкий Александр Валентинович

Солнечная сторона

Диллия

Отличная выдалась погода, просто загляденье! Еще два-три таких денька - и кончено... Начнутся бури, ветры ураганной силы поднимут к небу зыбкие пески, померкнет солнце над планетой и накатит осень. Время, когда все живое цепенеет... Работу придется прервать до весны. До весны... Долгий срок! Так что надо спешить, успеть еще хотя бы малость. Это ведь тоже приблизит долгожданный миг - Начало Единения и Благодати. Что ж, думал Фрам, вышагивая по кабинету, за год мы сделали совсем немало. Если будем так и впредь... Главное - не сбиться с темпа. И каждый год все больше и быстрей. И лучше - безусловно! Он распахнул окно. Там, внизу,- до горизонта - клокотала стройка. Бесподобная симфония труда, а он, Фрам, - дирижер, несравненный маэстро. Творец! Это так... А сколько прежде было споров и сомнений, как он воевал!.. Все позади. Победа? Хорошо бы... Стройка рвалась в пустыню, через бесконечные барханы и солончаки - в глубь континента, а с противоположной стороны, как и здесь, тоже рыли канал, прокладывая русло небывалой искусственной реки, чтобы когда-нибудь точно посреди материка, единственного на планете, без ручьев и водоемов, иссушенного знойным солнцем, концы канала встретились, образовав Великий Водный Путь, который напоит не знающие влаги земли, даст им жизнь... Это лишь начало, думал Фрам. А сколько еще впереди!.. На смену нам придут другие, внесут свои коррективы, но дело, самое дело - останется. Это прежде человек ютился возле узкой линии прибоя, на океанском берегу. Пустая суша нас разъединяла. Но теперь... Да, только вместе все мы одолеем эти мертвые пространства, взрастим сады, преобразим природу... Будет много каналов. Пока таких вот, мелких, узких, не слишком прочных и несовершенных... Потом придумают иные - лучше, крепче. Но, старые и новые, будут они повсюду. И вечно будет сад цвести, рождая радость и любовь, и красоту, и мир - всегда! Ведь нам самим возделывать свой сад... "Лишь бы не плакало..." В детстве я выдумал себе игру: на большом листе ватмана, вооружившись красками и кистью, я нарисовал свой, воображенный мир, с безбрежным океаном и континентом средь него, - так получилась карта, пестрая, удивительная, ничуть не похожая на нашу, земную. Я придумал контуры государств и государствам дал названия, нанес на карту разной величины кружки-города, а когда все было готово, положил этот раскрашенный мир на свой письменный стол и принялся фантазировать, воображая, как живут люди в изобретенных мною странах, как они воюют друг с другом, открывают далекие острова... Я играл целыми днями, придумывал для каждого государства историю, законы; кое-где даже случались революции - честно говоря, их я устраивал по собственному усмотрению, не слишком-то считаясь с тем, что служит истинной причиной этих социальных потрясений. Короче, я сотворил свою планету и развлекался, забавлялся с нею, как порой другие забавляются с электрическими железными дорогами или оловянными солдатиками, с той лишь разницей, что этот мир я создал сам. Я делался старше, но игра - а бог ее знает, насколько это теперь уже была игра? - не прекращалась, только свою карту, тоже повзрослевшую, несколько потрепанную и уцветшую, я убрал, чтоб не мешала, со стола и перевесил на стену. Со временем мои сверстники взялись исподволь подсмеиваться надо мной и этим моим "странным хобби" (надо же им было как-то все назвать!) и стали именовать меня не иначе, как "милый чудак", но я не обижался. Сам-то я нисколечко не верил в собственную чудаковатость, однако и других разубеждать не собирался. Разубеждают в двух случаях: либо когда хотят выдать за истину свою неправоту, либо когда пытаются доказать неправоту остальных. Мне это было совершенно ни к чему. Ни то ни другое. А он все висел и висел на стене, мной нарисованный когда-то и вечно мой мирок - красный, черный, белый, желтый, голубой... Десятое измерение, солнечная сторона той поры, которая зовется детством...

Александр Силецкий

Утечка информации

Чертовы Кулички, 13.

Дражайший Черт! Я недоволен вашим, мягко выражаясь, непристойным поведением. Надеюсь, вы ладите незамедлительное объяснение своим поступкам.

Относящийся к вам пока по-божески САВАОФ.

Чертовы Кулички, 13.

Дражайший Черт! Когда вы кончите свои безобразия?!

Я шутить не намерен САВАОФ.

Молния

Чертовы Кулички, 13.

Почему молчите? Накручу хвост!

Роберт Силверберг: об авторе

Роберт СИЛВЕРБЕРГ родился в 1936 году. Одни из самых популярных и плодовитых американских писателей-фантастов. Его перу принадлежат около 70 романов и 200 рассказов. Помимо того, Силверберг - автор более 60 научно-популярных книг. Повесть "Праздник Святого Дионисия" в 1973 году получила прению Юпитера, присуждаемую Американской ассоциацией преподавателей научной фантастики в высших учебных заведениях; повесть "Ночные Крылья" в 1976 году - французский "Приз Аполлона". Силверберг также многократный лауреат других премий. У нас в стране известен по ряду рассказов.

Thelma Silverhand

Приговоренный к бессмертию

Он шел по бесконечно длинным коридорам и переходам Города. Стражи на перекрестках застывали в немом почтительном ужасе, но он никогда не удостаивал их даже взглядом. Зачем здесь столько стражи? Считалось, что они охраняют божественную особу Императора от покушений на его священную жизнь. Ха, "священная" жизнь! Он бы многое дал тому смельчаку, который нашел бы способ убить бессмертного. В действительности роль стражи сводилась к охране Императора от своры его лизоблюдов, порой развлекавших, но по большей части ужасно докучавших ему.

Синякин Сергей Николаевич

Меч для Кащея или три дороги к Поклон-горе

Фанто-фольклорная повесть

I. ЗАЩИТНИКИ

От опавшего яблоневого цвета казалось, что земля в саду покрыта снегом.

У белокаменной стены прогуливался уныло напевающий стражник. Стражник маялся от жары, вольно распустил кафтан и все пытался найти какую-либо тень.

В резной беседке кидали кости богатыри. Могучий чернобородый богатырь зажал кости для броска в широкой ладони. Другой полулежал на скамье, оглаживая окладистую русую бороду. Светлые волосы его были перевязаны кожаным ремешком. Глаза третьего - юного и стройного, одетого в роскошный кафтан и щегольские штаны, заправленные в красные сафьяновые сапоги, горели нетерпеливым азартом.

Сергей Синякин

ПАРТАКТИВ В ИУДЕЕ

Анонс

Невероятные события в славном городе Бузулуцке продолжаются...

Местный партактив, оказавшись в Иудее две тысячи лет назад, пытается решить мировые проблемы бузулуцкими методами и изменить ход истории. Как вы думаете, что из этого выйдет?

Нечто странное и уму непостижимое произошло вдруг ни с того ни с сего в районном центре Михайловка. Опустилась с неба сфера и закрыла весь город... Что это? Козни нечистой силы, происки спецслужб, а может - долгожданный первый контакт с инопланетной расой? И каково это - испытать на собственной шкуре злую ласку звездной руки?..

Сергей Синякин

ПОЛЕ БРАНИ ДЛЯ ПАВШИХ

Глава первая

1

Иванов встал рано и долго не мог найти себе места. Причина тому была объективной - боль снова проснулась и принялась медленно жевать правую ногу. Делала она это неспешно, как беззубая старуха, обгрызающая вываренную куриную косточку. Некоторое время Александр лежал, пытаясь найти для ноги нужное положение, надеялся, что нога пригреется и боль затихнет, но через полчаса понял, что надеялся напрасно - боль поползла от исполосованного шрамами колена по бедру, укусила его за пах и свернулась холодным змеиным кольцом в нижней части живота, еще безопасная, но уже готовая в любой момент ужалить тело больнее, чем прежде.

Константин СИТНИКОВ

БЕС ОПЕЧАТОК

- Надеюсь, ты понимаешь, Алексей Алексеевич, что больше так продолжаться не может? Посмотри, что ты тут понаписал, - редактор выбросил на стол пачечку испещренных на машинке листков, которые веером легли по толстому оргстеклу, и брезгливо поддел их ногтем.

Переминаясь на длинных ногах и проклиная все на свете, молодой журналист потупил томные взоры на убористые строчки, жирно подчеркнутые красным фломастером, но ничего не смог разобрать: строчки наскакивали одна на другую, буквы, как букашки, бестолково мельтешили в глазах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новый роман израильского пишущего на русском языке писателя, автора бестселлера «Протоколы сионских мудрецов». Сегодняшний Израиль, новые репатрианты, любовь и трагедия, терроризм и борьба народа и государства за выживание, сохранение собственного достоинства и вера в будущее.

Когда дом горит, когда трещат балки и рушатся перекрытия, когда боль за дорогих сердцу кажется хуже смерти — то не лучше ли спрятаться в бездомности? Не лучше ли уйти, спрыгнуть с подножки, забыть, сократиться до крохотного кусочка бытия, лишь бы не жгло так, лишь бы не болело…

Лучше, конечно, лучше.

Да только вот — нет спасения и в бездомности; даже там догонит беда, прыгнет на плечи сумасшедшим оборотнем, вцепится в загривок кривыми когтями, рванет яремную вену ядовитым клыком…

Бездомный человек подбирает в яффском порту бездомного пса, и они вместе выходят навстречу неизбежности.

Ленин и Кощей Бессмертный — что, казалось бы, общего между ними? Один — из старой русской сказки, другой — из новой русской истории. Одного одолел Иван Дурак, другой сам одолел несколько миллионов таких Иванов. Но пока оба они лежат поверх земли в своих хрустальных гробах, — ни мещанин, ни олигарх не будут спать спокойно. Потому что всем есть дело до Ленина и Кощея — всем охота узнать, где их смерть и каково это — обладать их властью…

Новый роман букеровского лауреата Алекса Тарна «Украсть Ленина» полон искрометного юмора и живой фантазии. Тут и Израильский заговор, и проверенная годами дружба бывших одноклассников, и готические подростки, готовые на все, чтобы уснуть рядом с настоящим мертвецом… Никогда еще на русскую историю писатель не смотрел так трезво и весело!

Меня зовут Рейд Мейленфант.

Вы со мной знакомы и знаете, что я неисправимый космический сводник. Вы также знаете, что среди прочего, я ратовал за отправку частных экспедиций на астероиды с целью разработки месторождений. Фактически, я пытался заставить вас оплачивать подобные мероприятия. Впрочем, я вам уже давно осточертел с этой своей навязчивой идеей, не так ли?

Но сегодня вечером, я хочу поговорить о чем-то более сокровенном. Я хочу рассказать о том, почему я посвятил всю свою жизнь достижению одной всепоглощающей цели.

Он принимал душ, когда дверь тихонько хлопнула и сквозняком дернуло по занавеске.

Дети пришли, решил он, намыливая волосы.

Что-то рановато, обычно их с горы не вытащишь. Предполагалось, что они скатятся еще пару раз, а потом все вместе двинут на ужин.

Они прилетели вчера, большой компанией, и пока как следует не освоились в свободе и безделье. Крохотный пряничный немецкий городок, засыпанный чистым снежком, уставленный елочками, увешанный разноцветными лампочками и рождественскими веночками, был почти пуст – Рождество миновало, а Новый год еще не грянул. В это время принято сидеть дома. Попивать глинтвейн – здесь говорят «глювайн», – любоваться на елочку и правой рукой прижимать к себе супругу, а левой по очереди гладить по головам малюток. Проделывать все это следует дома, а вовсе не на горнолыжном склоне!..