Сергеич

Весна выдалась на yдивление холодная. Сергею Сергеевичy такая весна была совсем не по дyше. Всю зимy он мерз в этом подвале, а теперь снова холодно. А ведь настyпила же весна. Пора быть теплy!

Темный подвал старинного дома. Кyча грязного тряпья поверх развалин найденного на помойке дивана. Электричества здесь нет. Воды — тоже. Тyт есть лишь одно достижение технического прогресса — сломанная керосинка с разъеденной окислами алюминиевой кастрюлей. Старое ватное одеяло тоже найдено на помойке, оно отсырело и греет плохо. А еще есть дырявая солдатская шинель, старая наволочка, набитая тряпками, и второе одеяло. Простyженные ноги болят — ноют сyставы. Ревматизм. Холод в подвале пробирает до костей, но Сергею Сергеевичy пора вставать. Хочется есть, а свежий хлеб кончился еще вчера.

Другие книги автора Владимир Николаевич Матвеев

Он всегда считал себя Матвеем Хантовым. У него был дом, семья и страна, которой он служил. Но как оказалось, на Земле он был всего лишь гостем. Пришло время, и родной мир позвал Мат'Эвэя назад. Как он встретит бывшего офицера? Для чего парень понадобился ему? Какие испытания приготовила Матвею судьба? Сможет ли он с честью их выдержать? Время покажет. Главное — оставаться собой.

Он и его спутник – продукты генной инженерии далекого будущего. Великолепный воин, лидер, вождь. Его предназначение – объединить вокруг себя разумных нового открытого мира и сделать так, чтобы этот мир стал полноправной частью большой и могучей державы. Но что будет, если в его судьбу вмешается высший жребий?

Нет больше за спиной сильного государства, нет внутренних установок и ограничений, что вложили в него его создатели. Да и мир перед ним совсем не тот, куда он должен был попасть. С ним остались только умения, верный друг, добрые клинки и внутренний порыв, толкающий совершать поступки, согласующиеся только с его понятием чести. Что его ждет впереди? Сможет ли он изменить мир, ставший для него домом?

Каков будет избранный им путь?

Невольно разрушив готовящийся заговор с целью свержения царствующей династии в королевстве Даргас, Атей привлекает к себе внимание. Имя вольного князя Сайшата теперь на слуху. У Призрака появляются как друзья, так и враги. Пророчества Мудрейшего, которые он сделал в последние минуты своей жизни, начинают сбываться. За спиной Призрака встают две загадочные расы Тивалены – жители Пепелища: вайроны и ваиктаироны – те из них, кто стал изгоями среди своих соплеменников. Причем количество присягнувших в верности молодому князю разумных растет с каждым днем. Уже скоро Логово станет тесным для них. Не обмануть доверившихся ему, найти на Тивалене место, которое его вассалы назовут своим домом. И самое главное – не свернуть с избранного пути.

Он и его спутник — продукты генной инженерии далекого будущего. Великолепный воин, лидер, вождь. Его предназначение — объединить вокруг себя разумных нового открытого мира и сделать так, чтобы этот мир стал полноправной частью большой и могучей державы. Но что будет, если в его судьбу вмешается высший жребий? Нет больше за спиной сильного государства, нет внутренних установок и ограничений, что вложили в него его создатели. Да и мир перед ним совсем не тот, куда он должен был попасть. С ним остались только умения, верный друг, добрые клинки и внутренний порыв, толкающий совершать поступки, согласующиеся только с его понятием чести. Что его ждет впереди? Сможет ли он изменить мир, ставший для него домом? Каков будет избранный им путь?

Стояла ясная солнечная погода, но было холодно. По центральной улице города шел мрачный человек. ОH кутался в плащ и незаметно оглядывался по сторонам. В руках ОH держал небольшой видавший виды чемодан и было заметно, что это не местный житель.

Hа вид ему около сорока. Одет неприметно. Лицо выражает озабоченность. В пятидесяти шагах за ним следуют двое молодых парней, которые, продираясь сквозь густой поток прохожих, стараются не отставать от него и не подходить к нему близко.

Блошиный рынок Гранвиля располагался за пределами города, с противоположной стороны от дороги на космодром. Это было орущее музыкой и сверкающее всевозможными голографическими изображениями скопление людей, находящихся в постоянном хаотическом движении, наступающих на чужие ноги, молодых и старых, трезвых и пьяных, лохов и жуликов. Здесь можно было купить все от пачки сигарет до подержанного межзвездного космического корабля. Торговали всем вперемешку. Каждое место занимала группа торговцев, которые стояли здесь круглосуточно. Раньше порядок здесь устанавливал полицейский офицер, собиравший за это ежедневные взятки натуральным товаром, но теперь после падения режима все пошло на самотек. Работал простой закон: ушел на пять минут с места — потерял его навсегда, твое место займут другие торговцы.

Вырваться на орбиту с блокированной планеты — сложно. Земляне думают, что это вообще невозможно, но пилот Альфред Юргенс считает иначе и имеет для этого веские основания. Одним из таких веских оснований служит его многолетний опыт пилота пограничной службы на космическом катере. Как пограничник он успел изучить практически все тактические приемы, используемые контрабандистами для преодоления пояса космической обороны. Другое не менее веское основание — множество успешных полетов к Роталу совершенных им под самым носом у военных кораблей и космических истребителей землян совершенных им уже после начала интийской революции.

Популярные книги в жанре Современная проза

Рассказы Татьяны Белкиной — калейдоскоп людей, событий, стран — при всей своей кажущейся пестроте оставляют впечатление удивительной цельности, завершённости и гармоничности. Автор одинаково свободно чувствует себя в Праге и в Петербурге, в сказке и в реальности, заставляя читателя сопереживать героям этих коротких, но ёмких и жизненных историй.

В книге использованы рисунки Ксении Осинцевой и Серафимы Осинцевой.

«Мы смотрели на желтое море и ждали, когда принесут еду. Ресторан располагался на террасе над пляжем. Город, выстроенный русскими колонизаторами, громоздился выше, изо всех сил делая вид, будто не замечает, что стоит у моря. Пляж, втиснутый между рестораном и портом, оказался невелик, остальная прибрежная полоса была пустынной, и только груды мусора украшали ее. Город отворачивался от желтых волн, устремляясь в горы. Давным-давно русские завоеватели согнали оттуда предков нынешних горожан, распределили их тут, в долине, в обустроенные дома на прямых длинных улицах. Захламленные набережные, разномастные пристройки, до неузнаваемости залепившие регулярные фасады, сообщали об ослаблении русской хватки и сползании аборигенов в привычную кособокую среду с глухими стенами, закупоренными дворами, с недоверием, враждой, а главное – со страхом перед бескрайним пространством моря…»

Наступила середина лета. Пора сессий уже закончилась и наступила куда более милая сердцу горожан пора пьянок и повального оседания людей на грязных, но от этого не менее людных пляжах. Каждое лето проскакивает настолько быстро, что мы этого и не замечаем. И именно в середине лета это ощущается особенно остро. Таково свойство всего хорошего — оно быстро заканчивается. И все вылазки на шашлыки, на рыбалку, в походы, затихают, и наступает осень. Правда, иногда бывает и по-иному, когда сердце режет ожидание конца этого чертового времени года… С этой вечной духотой и докучливым солнцем, нещадно жгущим бледную кожу городского человека, видавшего рыбу только в банках с килькой и любовавшегося природой исключительно в ближайшем, загрязненным по самое не хочу, парке.

В Узбекистане нередко попадаются такие утесы — бурые и белые. Здесь, под Самаркандом, они высятся над долиной с фруктовыми садами; люди приходили сюда и в надежде на чудо привязывали лоскутки материи к ветвям священных деревьев или кустов тамариска, растущих на берегу озерца, на самой границе с пустыней. Женщины возносили мольбы ниспослать им сына и целыми днями бродили по кишащей скорпионами земле, укрываясь иногда в тени одиноко торчащих камней или покрытых пылью кустарников. Подчас и мужчины добирались до священных деревьев, чтобы замолвить словечко за попавшего в беду родственника или испросить еще невесть какую милость. Ведь для этого достаточно было привязать к одной из бесчисленных веток лоскуток твоей одежды и полежать немного под деревом. Бывали дни, особенно в годы войн и поветрий, когда деревья эти так густо покрывались обрывками материи, что казалось, будто они зацвели.

Рисунок В. Кохана

— Люсь, что я нашел!

— Отстань…

— Нет, ты только посмотри!

— Как? Через стенку? Я же не ясновидящая Роза Кулешова.

— Представь, что Розу и нашел. Другую, конечно. Помнишь, с тобою работала? Вот отпечатаю… Подожди.

— Нет уж…

В комнате щелкнул выключатель, жена погасила свет, пошарила по дверце боковушки, сказала нетерпеливо: «Чего заперся?», он откинул крючок, и Люся втиснулась к нему, а с нею вплыл свежий, прохладный воздух комнаты. И она показалась свежей, рукой он обхватил мягкие бедра жены, щекой прижался к боку, холодному от синтетической ткани.

Из сборника «Девушка в тюрбане».

Из сборника «Девушка в тюрбане».

Из сборника «Девушка в тюрбане».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Натан барабанил пальцами по крышке стола, просто чтобы дать выход своему нетерпению. Это раздражало всех нас, но если бы он перестал, барабанить бы начал кто-нибудь другой. Это был один из тех случаев, когда состояние некоторой раздражённости было предпочтительней мёртвой тишине. Я положил перед собой стопку бумаг и притворялся, будто внимательно их изучаю, но никого это не обмануло. По крайней мере, я разыгрывал лучшее представление, чем Линда Бек, которая неотрывно пялилась на совершенно воображаемый объект где-то над головой Конрада. Конрад полу-прикрыл веки, что должно было выражать одновременно усталость и застенчивость.

Наверное, среди любителей фантастики, читающих по-английски, нет таких, кому не доводилось бы держать в руках пухлые покетбуки с логотипом "Del Rey Books". Эта знаменитая серия издательства «Ballantine» была основана в 1977 году при активном участии Лестера дель Рея и его супруги, известного редактора Джудит-Линн дель Рей (до замужества в 1971-м Джудит-Линн Бенджамин). Супружеской паре, обладающей заметным авторитетом в американском фэндоме, быстро удалось вывести новорожденную серию в число лидеров. За несколько лет выходящие под этой маркой, книги прочно обосновались в первых строчках хит-парадов и номинационных списков. Когда в 1986 году Джудит-Линн не стало, эта серия уже занимала одно из ведущих мест на американском книжном рынке, и Лестер дель Рей просто вынужден был продолжить работу в одиночку.

Повести сборника посвящены анализу и расследованию таинственных криминальных дел. Динамичный сюжет, неизвестная до последней страницы личность преступника, неожиданная развязка, напряжение энергичного действия, заостренная моральная проблематика, увлекающая стилистика повествования — таковы особенности детективов Константина Тарасова.

Заблудившийся на темной дороге путник попадает ночью в старинный шотландский замок. Машина у него сломалась, а приехал он в Шотландию из далекой России в лабораторию по изучению дискретности пространства.

И вот тут, как раз для физика и марксиста, появляется привидение…