Серебряный грот

Татьяна Коваленко

Серебряный грот

Сэм Сириус, светловолосый мужчина среднего роста, был не в духе. Жизнь его складывалась также невзрачно, каким был и он сам. Жену к сорока годам он так и не нашел, карьеру тоже не сделал. Единственным его утешением была кошка норвежской лесной породы по имени Дульсинея, золотая медалистка многих престижных выставок.

Сэма Сириуса мучили кошмары. Каждую ночь ему снился один и тот же сон. Ему снился Серебряный Грот. Будто бы...

Другие книги автора Татьяна Коваленко

Татьяна Коваленко

Принцесса Мур-Мур

1

Лиза пришла к нам сама. Родившись от уличной кошки и прожив первые два месяца своей жизни в подъезде нашего дома, она попросилась жить в нашу квартиру. Решила, по-видимому, что в семье с двумя детьми и для нее найдется уголок. И не ошиблась. У детей трехцветная кошечка вызвала бурный восторг, и даже бабушка не смогла устоять перед ее обаянием. Девочки окрестили новоявленную "сестренку" Елизаветой и та, довольная собой, быстро приняла во владение свой новый дом.

Татьяна Коваленко

Сказки бабушки Варвары

Был солнечный летний день. Птички радостно пели в саду, легкий ветерок раскачивал зеленые ветви яблонь и бабочки весело перелетали с цветка на цветок.

Мишутка и Настена хлопотали у грядок с клубникой. Бабушка и дедушка хлопотали здесь же, в саду. Дети помогали собирать ягоды, а наработавшись, с большим аппетитом отведали спелой клубники. Когда все было прибрано и расставлено по местам, Настена спросила:

Татьяна Коваленко

Снежный Барс

Нашего Барсика давно уже нет в живых. Барсик, или, вернее, Снежный Барс, в зависимости от обстоятельств и настроения, был похож на пантеру, тигра, свою мамашу Муську, или просто сам на себя - огромного, пушистого, мраморной окраски красавца - кота. Это был всеобщий любимец и всеобщий мучитель с неповторимым характером. Воспоминания о Барсике, его повадках и привычках и побудили меня взяться за перо и рассказать веселые и грустные истории из его жизни.

Татьяна Коваленко

Приключения Петра Веснушкина в стране Мистерии

Содержание:

Два дня в сказке

Не трите левый глаз!

Два дня в сказке

Вы не знакомы с Петей Веснушкиным? И даже не знаете о том, что он два месяца назад побывал в загадочной стране Мистерии и вернулся из нее после необычайных и удивительных приключений? Как, неужели вам это неизвестно? Помилуйте, вы много потеряли. Но так и быть, я расскажу вам эту историю от начала и до конца.

Татьяна Коваленко

Две сказки

Содержание:

Фея бабочек

Слон в посудной лавке

Фея бабочек

Невдалеке от красивого леса, в народе считавшегося волшебным, на чудесном лугу с высокой травой резвилась молодая девушка с длинными волосами и карими глазами. Ее яркое платье мелькало то на одном, то на другом конце луга. Вдруг она резко остановилась и замерла, прислушиваясь. Потом встрепенулась, отпрянула назад и, словно быстроногая лань, стремительно полетела к лесу. Что же так напугало бедняжку? Три всадника на взмыленных конях галопом въехали на луг. Всех троих никак нельзя было назвать случайными проезжими. Увидев убегающую девушку, всадники помчались за ней. Расстояние до нее быстро сокращалось. Но вскоре красавица, в ужасе заметавшись, неожиданно исчезла. На ее месте порхала большая, невиданной красоты бабочка. Да и та, сделав круг над головами незнакомцев, скрылась за деревьями. Всадники попытались ехать следом, чтобы отыскать беглянку. Внешне, однако, они выглядели весьма мирно и дружелюбно. Долго проплутав по лесу, оставив лошадей далеко позади, все трое лишь к вечеру добрались до хижины лесника, находившейся в самой непроходимой чаще.

Татьяна Коваленко

Серебряный грот-2

Учеба давалась ему с трудом. Даже понимание своих способностей и возможностей не помогало. Правда, он все-таки делал успехи и медленно, но верно, продвигался вперед.

На этот раз у Сэма совсем опустились руки. "Надо же! - думал он. Заставить кошку летать! Да как же я это сделаю?" Задание действительно было не из легких: представить учителю летающую кошку. Крылья этим животным не положены (тогда уже чудовище какое-то получится, а не кошка), а как же летать без крыльев? "Что же мне теперь делать?" - в отчаянье думал Сэм.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Леонид Бахревский

Пеле

Пять лет тому назад я последний раз видел родной дом. Даже число запомнилось - 28 июля. Еще недавно наша улица была деревянной. Теперь от нее осталось два домика. Они окружены девятиэтажными коробками.

Я прошелся по комнатам, вышел во двор. От крыльца до сарая с шишками дорожка, по которой я сделал первые в жизни шаги. Когда-то это узкая полоска между сараем и огородом служила нам футбольным полем, тут мы проводили и нашу дворовую олимпиаду, а теперь она заросла высокими ромашками и одуванчиками. По одну сторону дорожки кусты малины, бывшие темными зарослями - обителью диких ирокезов. А на другом конце, у сараев, стояли два шиферных вигвама могикан. Среди малины - три груши, вокруг которых растут щавель, укроп, морковь, репа и флоксы. Когда-то тут стояла большая рябина, но она подгнила и упала. Мы обедали на кухне, как вдруг что-то тяжелое ударилось о землю, и стадо светло. Мы кинулись к окну - а рябины нет. Над кустами малины - темный уголок. Тень бросает американский ясень, свесивший свою могучую крону на забор и сарай, который мы почему-то называли амбаром, хотя тут хранились лопаты, грабли, вилы, молотки, пилы, трехлитровые банки, заигранные пластинки и подшивки старых журналов и газет. В этом темном уголке - самодельные качели, огромная крапива и тучи комаров. К амбару пристроен курятник. Здание курятника мрачно. Кур тут давно нет. Прошла какая-то чумка. При игре в прятки это было самым укромным местом, а вечером туда вообще заходить боялись. Во дворе курятника - дикая яблоня. Яблоки тут были маленькие и кислые, но никогда не зачервивливались.

МИРАН ШИЛЬКЕ

Деревенская принцесса

Аннотация

Что делать, когда в один момент ты теряешь всё, что было тебе дорого? Кира прежде не задавалась этим вопросом. Известная актриса подросткового сериала, кумир миллионов, она осталась без работы, признания и популярности... Даже заветная мечта — поездка на Мальдивы теперь неосуществима: девушка вынуждена провести своё лето в глухой деревне у бабушки, где нет даже мобильной связи.

Очерк современных представлений о возникновении и развитии солнечной системы.

Сборник документальных рассказов о замечательных людях Ленинграда, мастерах своего дела — судосборщике Ф. В. Вишнякове, экскаваторщике В. И. Кукине, доярке Н. И. Брашкиной, инструментальщике Н. Н. Русакове и печатнице М. В. Щаденко.

Мы должны были провести сбор «Что мы сделаем и подарим родной школе».

И я снова подумал: вот какой наш староста, наш Глебыч, потрясающий человек. Ну просто исключительный необыкновенно!

Он сказал:

— Мы подарим нашей школе лошадь! Вникните: лошадь! Что может быть лучше?! Ничего, а? Неплохо?!

Мы все сразу закричали и захлопали в ладоши. Ещё бы! Может, мы целый день ломали бы себе головы, а он, умница, сразу придумал.

Глебыч радостно сказал:

Он чихнул.

— Будь здоров! — сказал я громко.

Пассажиры, сидевшие рядом со мной в автобусе, рассмеялись.

Щенок испуганно попятился и снова чихнул.

— Будь здоров! — повторил я.

Пассажиры вновь засмеялись.

Щенок посмотрел на меня и робко подполз к моим ногам.

Очевидно, он почувствовал, что я искренне пожелал ему

здоровья и потому решил держаться ко мне поближе.

Больше он не чихал.

Когда я вышел из автобуса, он выскочил за мной следом.

Все признаки расизма были налицо.

Он был черный, и на него никто не обращал внимания.

Его белые братья и сестры стояли в багажнике легкового автомобиля, тряслись от страха и старались спрятать от окружающих свои белобрысые тупые рыльца.

Потому что покупатели приценивались к ним, белым, и их хозяин то и дело хватал кого-то из них за заднюю ногу и извлекал для осмотра. Они испуганно визжали. Некоторых из них покупали и клали в мешок. Там они визжали еще громче. Того, который покупателю не нравился, ставили обратно в багажник и он, дрожа от пережитого ужаса, забивался мордочкой внутрь, так что наружу торчал лишь его белый, аппетитный зад, да хвостик колечком.

Саша Чёрный

Катись горошком

Укатила барыня, командирова жена, на живолечебные воды, на Кавказ. Остался муж ейный, эскадронный командир, в дому один. Человек уж не молодой, сивый, хоша и крепкий: спотыкачу в один раз рюмок по двадцати охватывал. Только расположился на полной свободе развернуться, от бабьего гомону передохнуть, глядь-поглядь на двор барынина мамаша на пароконном извозчике вкатывает. Перья на шляпке лопухом, скрозь вуальку глазищами, словно вурдалак, так и лупает. Барыня ей, стало быть, секретный наказ послала: "Приезжай, последи за моим сахарным. А то без меня дисциплину забудет, – либо обопьется, либо с арфянками загуляет. В дом наведет, из приданых моих чашек лакать будут". Отдохнул, значит!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Коваленко

Дерево

Дэйн отвернулся и сплюнул в водосточную канаву.

- Трепло! - возмущенно заявил он.

- Кто? - спросил Найт.

- Бак, кто же еще. - Дэйн заметно взвинчивался. - Я знаю район 3-й Магистрали как свои пять пальцев. Знаю там каждую помойку, каждую кучу мусора. И вот после всего этот кретин говорит мне, что видел там Дерево!

- Ну, от Бака всего можно ожидать, - примирительно сказал Найт. Кстати, вот и он сам.

Коваленко Вячеслав Юpьевич

La Fabelo

(гpустная сказка)

Автоp Зелёный (Коваленко Вячеслав Юpьевич)

Безответственный pедактоp Jonnу (Цымбал Яpослав Петpович)

Синтаксис и пунктуация автоpские!

Использование в любой фоpме данного твоpения - с согласия автоpа

Ссылка на автоpа пpи этом обязательна!

C автоpом можна связаться чеpез безответственного pедактоpа:

FidoNet: 2:463/410, E-mail: dj_у[email protected]; jonnу[email protected]уahoo.com

Что может помешать нажать на спусковой крючок? Особенно когда перед тобой опасный враг, смерти которого желают многие. Только любовь. Но любовь – не спасение, а всего лишь короткая отсрочка. Если ты любишь, даже несколько минут кажутся вечностью…

Над городом медленно поднимается тень. Она встает с кладбища, где окопался гробовщик. Здесь он распоряжается чужими судьбами.

Ковалев Иван

Еще немного отpывка...

Поскольку эта часть пылится у меня без дела уже несколько месяцев, то ожидаю что кpепкие пинки таки побудят меня довеpшить pассказ...

" И дочь королевской крови должна родить ты мне в срок. Иначе... Помни ведьма, ждёт тебя жаркий костёр!"

Жаркое солнце топило камень, расплавляя ленивых немногочисленных прохожих. Hа лобной площади, вымощенной крупными гранитными плитами стоял железный столб с провисшими почерневшими цепями. Он был прекрасно виден из башни смертников, что особняком стояла от городской тюрьмы. Hа самом верху цельной башни было только одно зарешеченое окно. Оно выходило как раз на лобное место. Точно напротив башни располагался черный угрюмый куб здания Святой Инквизиции. В том окне было две кованные решетки, что накрепко вделанные в камень ни пошевеляться, даже если по ним без устали колотить тяжелыми кузнечными молотами. В башне всего одна камера, а в камере лишь сидит одинокая узница. Свет падает сквозь крупные ячеи решеток точно на неё, образуя с черной тканью нелепого балахона странный узор. Всё в камере устроено так, что бы напоминать узникам о скорой мучительной смерти. Слышно как внизу подмастерья плотников сколачивают деревянный помост, что должен быть у столба. Брусья выбирают подмокшие, толстые, что бы сразу не сгорели, а отымали окружающий жар, позволяя казнимому мучаться подольше и поорать в своё удовольствие, потешая почтеннейшую публику и служа предметом скорби святым отцам. Где-то загрохотал по камням возок. Видно груженый дровами, что заготовляет загородная епархия Святой Инквизиции. Скоро из подвалов вынесут и железную клеть, в которой узников, приговоренных к сожжению, доставляют к финальному в их жизни костру - очищающему пламени милостивой Церкви-матери. Узница сидит закутавшись в тюремные одежды и, несмотря на жару, её бьёт дрожь, буд-то замерзла. Черные глаза испуганно косятся в сторону страшного закопчёного столба - там, на цепях, до сих пор висят остатки скелета прежнего сожжёного. Это был еретик из Альбы. Он достойно себя вёл на допросах, но в камере постоянно стонал. Ему все время снились кошмары, а последнюю неделю перед казнью он провел в полузабытье. Она помнит его имя - Альбер, Альбер из Альбы. В горячечном бреду он просил маму принести ему напиться. Он очень страдал. Hа костре он горел долго. Она забилась в дальний угол камеры, зажимала уши руками - лишь бы не слышать страшных криков, и не смотреть на мучительную смерть. Как раз в этот момент в камеру зашел святой отец. Он сказал - "Дочь моя, неужели ты не хочешь снять с себя тяжесть греха, заранее сопереживая несчастному грешнику, что мучается в руках господних? Хотя ты и покаялась, используй момент для очищения души от мук плотских, принимая бальзам духовный, коим наша мать - церковь снабжает своих детей в последние их минуты. Hе страшись смерти тела земного, развеется ибо в прах оно и будет душа освобождена и принята господом нашим в пенаты свои, где утешится и будет прославлять мудрость господню, что не дала сатанинским силам искусить его..." Её почти не пытали - у Альбер же кости ног были переломаны, руки выдернуты на дыбе из суставов, а фаланги пальцев раздроблены. Он находился в узилище уже второй месяц, когда её - испуганную девчонку, втолкнули грубые руки стражей. Теперь же настал и её черед. Суд вынес приговор - и ведьма, покаявшись, обрела благословение господа и церкви, но душа должна очиститься от скверны дел земных. Костёр. Костёр будет завтра. Её оденут в белую рубаху, заплетут волосы и поведут к сложенному костру. Соберется толпа. Глаза людей будут смотреть на неё с жалостью, осуждением, любопытством, нездоровым интересам. Пьяные студенты и наглые школяры заберуться на крыши окрестных домов, что бы лучше было видно... Потом главный инквизитор Себастиан передаст благословленный факел палачу. И ад разверзнется...