Серебряная звезда

Павел ВОРОНЦОВ

СЕРЕБРЯНАЯ ЗВЕЗДА

Есть в мире место над которым никогда не восходит солнце. Там никогда не идет дождь, там светят только Луна и холодные звезды, и изредка идет снегопад. Живые существа сторонятся этого места. Только песок и камни населяют эту пустыню под звездами. Немногие дороги ведут туда и еще меньше - оттуда. Люди зовут эту местность безмолвием ночи. По преданию именно там сокрыта книга судеб.

Луна как раз появилась на Востоке, когда избитая многочисленными дорогами телега подкатила к руинам древнего города, старым как старый Сэдт, наблюдавшим некогда создание этого мира. Телега была запряжена умудренным годами ослом и боевым росинантом прекрасных кровей, впрочем, уже свыкшимся с утратой воинской гордости. Позади повозки на девственном лике пустыни оставались две колеи, протянувшихся от горизонта к развалинам.

Другие книги автора Павел Воронцов

Павел ВОРОНЦОВ

ПОХОД

А мы все пробираемся к радуге

Мертвыми лесами да хлябью болот

По краям да по самым по окраинам

И куда еще нас бес занесет...

(К.Кинчев.)

Никто ныне не знает, кем был тот человек - великим ученым или злодеем, святым или сумасшедшим. Но он пришел в город, теперь некому помнить, как он назывался и где, пришел и сказал: люди, я знаю где живет Смерть. Идемте со мной, мы расправимся с ней навсегда.

Павел ВОРОНЦОВ

ДОСТОСЛАВНАЯ ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК БЫЛ ЗАЧАТ

СЭР ПЬЕТЯ ИВАНОФФ, РОКЕР ДОСТОЙНЕЙШИЙ И

СРЕДЬ ДРУГИХ ПОЧИТАЕМЫЙ И ОБ ОТЦЕ ЕГО ВАСИИ

Случилось так во времена верховного пахана Виталия, коий был рокер достойнейший и имевший власть над всеми рокерами Московскими и власть коего простиралась вплоть до городу Парижу и почитал коий господа нашего Карла Маркса исправно. В те времена было также много других паханов, но все они держали свои районы от верховного пахана Виталия и были ему шестерками. И был у него также длинный руль за коий могло усесться одновременно до двухсот человек рокеров. Посему наиболее доблестные рокеры того времени служили ему и назывались рокеры длинного руля.

Павел ВОРОНЦОВ

ПРОГРАММА

Ситуация, хуже не придумаешь. Если вы когда-нибудь сидели в засаде, то обязательно меня поймете. Делать ничего нельзя. Нельзя и все. Только сидеть и ждать, ждать когда, наконец, всемилостивейший Процессор заметит ваше усердное ожидание и посчитает целесообразным включить в игру. Пока ждешь, неподвижно замерев возле первой исполняемой команды, в голову лезет всякая дрянь, пытаешься как то прогнозировать ситуацию. Глупо, конечно. Ясно, что за первой исполняемой командой будет вторая, и она будет выполнена, затем следующая и т.д. Все мое будущее всегда со мной, я, как и все, всегда ношу его в своем теле. Ибо, как говорил философ: "Программа это целая вселенная. Познай самою себя и ты познаешь ДОС". Но как можно познать себя, если ни черта не видно дальше двух-трех ближайших команд. Конечно, можно попытаться спрогнозировать завтрашний день. Ясно, что если сегодня что-то положишь в стек (по вашему в холодильник или в карман), то завтра, возможно, вынешь. Ясно, что если в данную минуту сравниваешь что-то, то следующим действием будут некоторые поступки, однозначно определяемые результатом сравнения. Ясно, что у всего в этом мире есть финишный столб, потому что мир наш конечен.

Павел ВОРОНЦОВ

СТАРЫЙ ДРАКОН

Дракон проснулся под вечер, когда солнце уже почти скрылось за пиками окрестных гор. Впрочем в его пещере темно было в любое время суток. Солнце не заглядывало сюда, а языки пламени, которые изредка испускал хозяин пещеры, гасли, погрязая, среди потемневших от многолетней копоти стен. Да и испускал эти языки хозяин все реже и реже.

Вообще-то, проснулась только средняя голова дракона. Правая спала не просыпаясь уже года четыре, а левую он потерял давно, много-много лет тому назад, в битве с другим драконом. Тот, впрочем, потерял все свои головы.

Павел ВОРОНЦОВ

БУРЕВЕСТНИКИ

"А пармна бодита парамба-да панкассе урита..."

(...Бурю я подниму и на крыльях ее воспаряю...)

из "Книги Керема".

Есть в мире удивительное место. Говорят, именно там берут свое начало все бури и ураганы. Это - то место, где рождаются буревестники. Они приходят в мир под звуки стихающей бури - сила ее питает их кровь, в ее прощальном грохоте буревестникам слышится музыка. Та музыка вечно жива в их сердце. Они пробуждаются к жизни в одиночестве - некому учить их летать. Они учатся сами, потому что их вечно зовет ветер - наставник и приемный отец. С рождения они ищут свист ветра, и грохот тайфуна, напоминающий им о буре, что подарила им жизнь, приятнее им любых других звуков. Ураган расправляет им крылья и несет, обучая искусству полета в бешеной пляске ветров. Они учатся овладевать бурей долго, пока однажды не сольются с ней, не станут едины, и тогда они уже не просто буревестники, они управляют ее разрушительной силой, они - Повелители Бурь.

Павел ВОРОНЦОВ

ХРАНИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

Далеко на севере, за горами вечного льда, расположена небольшая, но очень живописная долина. Каждое утро, куда ни брось взгляд, в ней среди журчания талых ручейков пробуждаются и тянутся к веселому голубому небу тысячи и тысячи цветов. Днем здесь царит лето, а вечером в долину с окрестных гор спускается, оттесненный солнечным светом холод, и с приходом ночи наступает зима. Миллиарды снежинок носятся тогда над долиной гонимые тысячью метелей.

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА МАЛЕНЬКОГО ХОББИТА ФЛОКЕ БРАНДОШМЫГА, КОТОРОМУ

МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ БЕОРН ПО НЕДОМЫСЛИЮ ПОДАРИЛ СВОЮ БЕНЗОПИЛУ

И КОТОРЫЙ ПО ТАКОМУ СЛУЧАЮ УВЛЕКСЯ МЕТАЛЛОМ,

СОЧИНЕННАЯ ВО ВРЕМЯ ДОЛГИХ НОЧНЫХ МЕЧТАНИЙ

О ДАЛЕКИХ СТРАНСТВИЯХ И ПРЕКРАСНЫХ ПОСТУПКАХ.

(примечание: звездочкой помечены неосмысленные строки,

нужные исключительно для приличествующей случаю аранжировки.)

* Тыр-тыр-тыр-тыр-тыр...

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Все мы видели, как голые пространства вокруг недавно построенных домов превращаются в зеленые лужайки и цветущие сады. Усилия новоселов по озеленению участков всячески поощряются. Так, заместитель председателя исполкома Первомайского района т. Филютин, выступая на страницах "Вечерней Москвы", горячо одобрил решение общественников района. Те постановили: пусть каждая семья внесет вклад в благоустройство двора – кто дерево посадит, кто цветы, а кто газоном займется.

Бензопила всегда оказывается под рукой в нужный момент.

Большинство компьютеров, даже самых маленьких, способны работать в режиме воспроизведения реалистичной трехмерной интерактивной анимации в гигантских разрешениях с фотореалистичной глубиной цвета.

Большинство лэптопов достаточно мощные, чтобы перехватить управление коммуникационными системами любых враждебных инопланетных цивилизаций.

Большинство людей хранит альбом с газетными вырезками, особенно когда их семья или друзья погибли в странных несчастных случаях при катании на лодках.

«Уверяю вас, вы сделали правильный выбор! Посудомоечная машина ПМ-2000, сделанная специально для операционной системы windows95, существенно облегчит вашу жизнь!» — с нарисованной на лице улыбкой произнёс продавец, указывая на красивую надпись «designed for windows 95» на крышке агрегата. Хотя Иван Петрович и не любил мыть посуду, но всё же к словам про облегчение жизни отнёсся немного скептически, причислив их к стандартному набору рабочих фраз подобных продавцов-консультантов, любящих именовать себя менеджерами…

© "Литературная газета", 2001

Поздно вечером в день собственного юбилея романист Артемий Умоев после поздравлений и объятий нечаянно забрел в буфет. Он попросил бутылку пива, сел за столик и задремал.

Вдруг бледный человек с волосами ежиком быстро подошел к романисту. Умоев вздрогнул – перед ним стоял персонаж первой книги его нашумевшего романа “О, Север, Север!” технолог Серафим Галкин.

– Вы меня узнали? – застенчиво спросил Галкин.

Жена подала мне цветастый кисет, который только что сострочила на машинке.

Я высыпал в него шесть пачек махорки.

- Ватник не чисть, - предупредил я и надел ссохшиеся кирзовые сапоги.

- Ты опять за своё… - со вздохом сказала жена, подавая мне мешок в дверях.

- Ну будя, будя, - ответил я и потёрся ватником о побелённую стенку. - Будя. Прощевай, любушка!

Первые пятьдесят километров - дачи да посёлки - не интересовали меня. Ну его, урбанизм! На шестом десятке мелькнул пегонький телёнок с пятнами вокруг глаз, будто в очках! Пошёл, пошёл материал! На сто первой версте я вылез из вагона. Парная темь застилала глаза.

Если вы в определенный час ездите с дачи в город и из города на дачу, вы встречаете в поезде одних и тех же людей и непременно в одном и том же вагоне. И если это повторяется изо дня в день и каждое лето, а вы человек наблюдательный, вы обязательно заметите, как меняются или остаются неизменными ваши попутчики.

О каждом можно бы рассказать какую-нибудь маленькую историю, и вполне возможно, что она совпала бы с действительностью.

В доме пятьдесят шесть квартир. И если Иван Иваныч из второго этажа не знает, как чувствует себя Петр Петрович из шестого и даже вообще не знает никакого Петра Петровича, то все жильцы во всех квартирах ежедневно осведомлены о состоянии здоровья Борис Борисыча. И не только о его здоровье, о нем знают всё: что фамилия его Знаменоско, но в молодости была другая, как будто даже не совсем благозвучная и уж во всяком случае идейно никуда не направленная и он ее своевременно переменил. Знают, что ему сорок семь лет; что рост у него 1 метр 88 сантиметров, а вес 96 килограммов; что одевается он, пожалуй, лучше всех в доме; что утрами он гуляет по набережной, днем сидит в ресторане, едет на футбол или на бега, а вечером смотрит телепередачу.

По черному экрану бегут алые титры. (см. начало) > Фоном играет музыка Луи Армстронга.

Загорается надпись "Вторая Серия".

"Suum cuique (Поправшие смерть)".

Дом по улице Лени Голикова. Среда. Hа входной двери табличка "тихо, идет лекция". Звонок. Дверь открывается. Мериадок и Брандебук видят ровные ряды парт, уходящие вдаль, за партами сидят люди в желто оранжевых комбенизонах и внимательно слушая лектора делают записи в конспектах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

СКАЗКА, В КОТОРОЙ ЕСТЬ ДАО

Один человек жил. Жил себе человечек, и жил.

И жил. Да и умер.

Да и умер. Вот и вся сказка.

Вот и вся сказка.

Комментарий к "СКАЗКЕ, В КОТОРОЙ ЕСТЬ ДАО"

Текст состоит из двух частей:

сама сказка написана П. Воронцовым

апокриф написан Сэкондом Хэндом.

Вы должны прочесть весь текст

и определить для себя, в каком тексте есть дао.

Ольга Воронцова

Не любовью единой

Новеллы о женских судьбах

Книга писательницы Ольги Воронцовой, посвященная малоизвестным эпизодам из жизни Мессалины, Жанны д'Арк, Лукреции Борджиа, мадам де Помпадур, Анны Вырубовой и других женщин, которые, на свою беду, оказались на вершине власти и потому заслужили в истории своих стран и мировой истории репутацию "роковых", основана не на эмоциях, а на исторических фактах. Читатель сможет сам проследить их жизнь и оценить, насколько оправданна репутация этих героинь и чего стоят многие мифы и легенды, сопутствовавшие им при их жизни и оставшиеся в памяти всех последующих поколений людей вплоть до нашего времени.

Леонид Филатов наделен многими талантами. Замечательный артист театра и кино, он и незаурядный режиссер, поэт, рассказчик. И сейчас в это беспорядочное, жестокое время, когда славное прошлое нашего отечества вымарывается, а ложь стала нормой поведения, Леонид Филатов своими авторскими телепередачами «Чтобы помнили...» возвращает нас к подлинным ценностям родного кино.

Многогранная личность мастера раскрывается в этой книге.

Александр ВОРОНЕЛЬ

И остался Иаков один...

Нелле,

другу всей жизни

Содержание:

ЗАКЛИНАНИЕ БУДУЩЕГО

ИСХОД

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ КАК СУБЪЕКТИВНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ О НАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ ИУДЕЙСТВО И ЭЛЛИНСТВО В НАУКЕ

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

УНИКАЛЬНОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА И ВЫЗОВ РУССКАЯ АЛИЯ И ИЗРАИЛЬСКАЯ КУЛЬТУРА АЛИЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ИЗ РОССИИ ДОВОЛЬНО И ЭТОГО БИБЛЕЙСКИЙ РЕАЛИЗМ ИАКОВ ОСТАЛСЯ ОДИН "ЗАПАД ЕСТЬ ЗАПАД, ВОСТОК ЕСТЬ ВОСТОК..." ВОЗВРАЩЕНИЕ К ТВОРЧЕСКОМУ ИУДАИЗМУ МЫ МЫСЛИМ ЛИШЬ ПОСКОЛЬКУ МЫ СУЩЕСТВУЕМ