Серебряная доля

Институт закончен, впереди новая жизнь. Три закадычных подруги отправились в самые дальние уголки громадной империи. Новые друзья, новые проблемы, новые приключения. Приключения? Этого не было в нашем контракте… Впрочем, кого сейчас интересует контракт - тут бы в живых остаться!

Отрывок из произведения:

Пятисотлетнее здание Университета щекотало лазурное небо золочеными шпилями башен. Свежий ветерок с Маланки нещадно трепал парадные стяги, но имперский сокол с университетским волком лишь снисходительно усмехались, глядя, как очередная модная шляпка, подхваченная порывом ветра, улетает вдаль. Праздничные транспаранты и знамена стыдливо прикрывали сахарно-белые латки на серо- коричневых стенах обители знаний, оставшиеся от Смутного Времени, когда Университет стал последним оплотом сопротивления узурпатору в Тибессе.

Другие книги автора Николай Чугунов

Про гнома, дроида и последствия необдуманной смычки магии и технологии.

Будьте осторожнее с проклятиями — они могут сбыться. И вот бредут по чужому миру двое случайных попутчиков в поисках пути домой. Только вот они еще не знают, насколько этот мир чужой…

Первая часть цикла «Per aspera ad astra».

Парень чуть не сбил с ног девушку. "Хам!" — скажете вы, но будете неправы. Парень очень торопился — ведь до победы оставалось так немного! Но девушка не забыла… И пригласила парня в гости. Именно так начались их приключения: сперва в летающем городе вампиров, затем — в заброшенной усадьбе, а потом и вовсе в другом мире. Программист и бухгалтер — убийственное сочетание, не правда ли?

Фанфик по циклу книг Ольги Громыко.

Приключения двух белорских травниц из Главной лечебницы г. Стармина.

Популярные книги в жанре Фэнтези

В восьмой том собрания сочинений вошли два романа «фэнтези». В первом из них — «Операция «Хаос» — оборотень Стив Матучек оказывается вынужден сражаться с силами ада за жизнь своей дочери. А в романе «Танцовщица из Атлантиды» трое мужчин из разных эпох оказываются перенесены в далекое прошлое, в эпоху минойской цивилизации, которой грозит гибель от извержения вулкана…

Запах солнца

Тяжёлая рука властно легла на плечо. Плечо раздражённо дёрнулось, избавляясь от лишней конечности. Рука не смутилась и опять удобно примостилась во впадинку между шеей и ключицей.

Блеснули белые крепкие зубы и со смаком впились в нетерпеливо постукивающие по воротнику пальцы.

-Ах ты малявка паскудная?!

Укушенные пальцы клещом впились в ухо, на котором кусака и повис, отлепившись от старого можжевелового дерева с толстенным перекрученным стволом, затмившим своей пузатостью даже жидкую крону.

   В библиотеке было темновато, узкие окна пропускали слишком мало света, и Агофен зажег несколько свечей. А Эмилий принес пятилитровую бутыль чистейшего сока фрукта кирандино, произрастающего на дереве кирандо. Саженцы этого дерева сто лет тому назад привезли из Запредельных гор, и росли они в парке герцога Гезерского. Сок из фруктов кирандо делали лишь в герцогском дворце.

   Джинн[1] Агофен, который уже добрых полгода работал начальником охраны во дворце герцога Ральфа, девятого герцога Гезерского, удобно полулежал в глубоком и мягком кресле. В нерабочее время он всегда носил старинный и несколько великоватый шелковый халат, на котором, по голубому полю, гордо расхаживали три крупных бойцовых петуха. На ногах его красовались малинового цвета шлепанцы, носы у которых были заносчиво вздернуты. Большую белую чалму джинн снял и аккуратно возложил на стопку книг, с которых предварительно вытер пыль. Когда Агофен двигался, казалось, что петухи на халате живые. А может, и не казалось. Старые мастера были великими умельцами и многие их секреты до сих пор не разгаданы.

Молодой американский писатель У. Самброт в рассказе «Стена» использует фантастический прием «оживления» одного из древнегреческих мифов, перенося его в наше время. Под его пером старинная легенда приобретает неожиданное звучание: ее фоне ярко выступают картины жизни и быта заброшенной греческой деревушки и приключение вторгшегося на остров заокеанского собирателя древностей из плеяды тех «коллекционеров», которые стараются прибрать к рукам национальные сокровища других стран.

В поисках произведений искусства он добрался до забытого богом островка Греческого архипелага и нашел за древней стеной подлинный шедевр скульптуры. Но как встретиться с его владельцем? И какую цену придется заплатить?

Живет себе мирно Митавиа из дома Таркесс. У неё есть дядя. Дядя — учмаг. Это почти то же самое, что и маг, только — умный (на научной основе). Но, кроме как на любимой племяннице эксперименты магу ставить не на ком. Вроде бы ужасно… Миточка так и считает. Но… Но жизнь без экспериментов была бы скучна, правда? Во-о-от… Всякий, кто так думает — авантюрист! (Расовая принадлежность героини частично определена. Остальные фэнтэзийые расы присутствуют в полном объёме). За имя верховного мага дома Таркесс (Дмирта) особая благодарность Дмитрию Волку (http://samlib.ru/w/wolk_d/)

Первая часть. Закончена. Начальные главы исправлены. В общем файле 40 глав.

Введите сюда краткую аннотацию

Продолжение культовой саги Мефодия Громова Летопись Зарефа. новый герой, новые приключения… И новые враги…

Русалки озера Тика прославились своим коварством, справедливостью и безжалостностью. И всё же, именно они хранят озерных жителей и пять городов. А Ису… А что — Ису? Она всего лишь выполняет свой долг.

Закончено 14.07.11

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дрессировка с кликером — это новый революционный метод дрессировки, мягкий, эффективный, быстрый, простой и очень интересный!

«Дрессировка собак с помощью кликера» Карен Прайор, впервые начавшей использовать кликер, является идеальным руководством, которое покажет вам, как обучить свою собаку:

— обычным командам на послушание,

— подходить по команде,

— не тянуть поводок,

— приносить и класть на место предметы,

— трюкам и играм.

«Запретный мир» – книга, заставляющая вспомнить лучшие юмористические произведения Роберта Асприна и Кита Лаумера. Действие романа разворачивается в мире, пережившем странное изменение. Большая Деформация, в результате которой несколько параллельных вселенных «слиплись» воедино, породила искаженную реальность. Бывшие сотрудники всемогущей Эгиды, организации, контролирующей все перемещения между мирами, оказываются разбросаны по разным городам и весям. Кто-то из них становится фокусником, кто-то – профессиональным затейником, кто-то – святым отшельником, которому поклоняются аборигены… Но злоключения их на этом не заканчиваются: повстанцы-макрофаги, вызвавшие всю эту катавасию, не собираются останавливаться на достигнутом. Читайте продолжение романа-фэнтези Ильи Новака «Мир вне закона»!

Чаша Грааля, Копье Судьбы, меч Св. Маврикия - все эти евангельские реликвии ассоциируются в нашем сознании как нечто мифологическое, сказочное. Но древние реликвии, если верить преданиям, обладают сверхъестественными возможностями. Тот, кто завладеет ими, откроет путь к мировому господству. Поиск этих реликвий связан с именами великих тиранов и диктаторов, полководцев и государей, оставивших в истории кровавый след.

И, конечно, такие ценные библейские реликвии, как Чаша Грааля и Копье Судьбы, не могли не оказаться в Третьем рейхе, в руках Адольфа Гитлера. Он любил повторять: "Я иду туда, куда мне предписывает идти Провидение. Я верю в магию Копья". Копье Судьбы должно было аккумулировать магические силы, унаследованные в крови богоизбранного народа. Таким народом Гитлер считал арийцев.

Чарис скорчилась за пнем, прижав худые руки к больному боку. Дышала она тяжело, рывками, от которых содрогалось все тело, а слух ей заглушал шум крови в ушах. Еще слишком рано, и можно только отличить свет от темноты, открытое пространство от тени. Даже кроваво-красный пень спарго в предрассветных сумерках кажется серо-черным. Но она даже в такой тьме хорошо различает горную тропу.

Хотя вся ее воля и ум уже нацелены на предстоящий тяжелый подъем, слабое тело еще остается здесь, на краю расчищенной поляны. И здесь до нее легко добраться. Чарис подавила панику. Она еще сохранила достаточно рассудка, чтобы понять, что паника - ее враг. Девушка заставляла свое дрожащее тело оставаться за пнем, подчиняться разуму, а не страху, который, как огонь, пожирал ее. Она теперь даже не помнит, как родился этот страх. Он с ней уже много дней, но особенно усилился вчера.