Сердечные истории

Перед вами сборник рассказов о простых людях, попавших в непростые ситуации, людях, объединенных одним – запертыми дверями. Каждая любовь – исключительна. Каждая история по-своему обаятельна и трагична. Представьте, как интересно подглядеть за маленькой жизнью. Эти истории согреют душу и послужат напоминанием о том, что двери откроются. Только за ними будет уже совсем другая жизнь.

Отрывок из произведения:

– Сашка, вставай… Завтрак готов, слышишь?

Сашка подняла голову от подушки, промычала сонно:

– Ну мам… Дай мне поспать, все равно в школу идти не надо! Карантин же!

– Да, карантин! Но мы ведь договорились, что будем жить в привычном режиме! Вставай! Вон Павлик уже встал, слышишь?

– Так он же маленький! Ты его в девять часов укладываешь, вот и встает рано! А я…

– Хорошо. Тогда тоже будешь ложиться в девять часов.

– Ну, мам… Ты совсем уже озверела с этим карантином…

Другие книги автора Мария Владимировна Воронова

У молодого следователя Яны Подгорной все валится из рук. Коллеги не воспринимают ее всерьез, начальство не прощает промахи, которые она совершает один за другим. И конечно же, никто не верит ее гипотезе, что в городе орудует маньяк-убийца. Чтобы понять, как действовать дальше, она обращается к старым делам своего наставника, легендарного следователя Костенко, но вместо подсказок находит там странные несостыковки.

Аля вышла за Никиту замуж, хотя любила его отца, знаменитого советского режиссера. Ситуация осложнилась еще и тем, что отец и сын оказались соперниками не только в любви, но и в профессиональном деле. Этим троим не ужиться вместе, но и друг без друга они тоже не могут.

Судья Ирина Полякова вышла замуж и беременна. Ей поручают весьма легкое, заведомо оправдательное дело – судить врача Ульяну Тиходольскую, которая, спасаясь от насильника, убила его. О том, что женщину нужно оправдать, пишут в газетах, в защиту коллеги – талантливого акушера-гинеколога – собрали подписи ленинградские доктора. Но один из народных заседателей раскапывает нечто весьма странное из прошлого Ульяны, и судья начинает колебаться…

Два произведения собраны под обложкой книги, которую вы держите в руках, – повести «Клиника измены» и «Семейная кухня эпохи кризиса». Объединяет их тема измены. Казалось бы – ничего нового. Не одна семейная лодка разбилась вдребезги, натолкнувшись на этот риф. Но не надо забывать, что герои Вороновой – врачи, и их предназначение – лечить, в том числе душевные раны. Они знают, где для спасения любви можно обойтись терапией, а где – необходимо хирургическое вмешательство…

Женя выросла без родителей, в семье строгой дамы, считающей себя аристократкой. С детства главным Жениным утешением были книги. Она устроилась на работу в книжный магазин – и так случилось, что его владелец, солидный сорокалетний бизнесмен, позвал ее замуж. Новая клетка, на этот раз золотая, – но сироте выбирать не приходится… В большой квартире, где ей предстоит «вить семейное гнездышко», молодая жена находит портрет юной красавицы. Странное чувство заставляет Женю начать настоящее расследование, чтобы узнать о ее судьбе. Результаты приводят в отчаяние… Что поможет ей не пасть духом, выстоять в борьбе за собственное счастье? Возможно, прочитанные книги…

Брак по расчету – в чем его плюсы и минусы для героев романа Марии Вороновой?

Медицинская сестра избавляется от бедности, а владелец модной клиники пластической хирургии – от одиночества. Но Диана не чувствует себя хозяйкой большого дома, а Розенберг не видит в ней близкого друга и продолжает тосковать по умершей первой жене. Значит, счастливый брак без любви невозможен в принципе?

Ни Диана, ни ее муж не знают ответа на этот вопрос. А жизнь уже приготовила для них тяжелые испытания, которые можно выдержать только вместе. Вот тогда и выяснится, оправдался ли расчет.

Вероника Смысловская прекрасно выглядит, у нее престижная работа и многолетний роман с талантливым нейрохирургом. Но собственная жизнь кажется ей сплошной чередой потерь, ведь в юности она мечтала о другой профессии, о другой любви… Почему ее мечты никогда не сбываются? После переезда из Москвы в Петербург в жизни Вероники появляются новые люди. Среди них – Лука Ильич Громов. Судьба готовила ему блестящее музыкальное будущее. Почему же оно не состоялось? Может быть, просто есть люди, не созданные для счастья, и они оба, и Вероника, и Громов, принадлежат к их числу? Но жизнь всегда сложнее наших представлений о ней. И луч надежды может осветить ее в самый неожиданный момент, когда кажется, что все закономерности раскрыты и рассчитывать не на что…

День молодого профессора нейрохирургии Дмитрия Миллера расписан по минутам — плановые операции, научная работа, консультации в модной клинике пластической хирургии. А вот личная жизнь блестящего профессора не ладится — на нее просто не хватает времени. И когда в клинике появилась новая операционная сестра, его заинтересовали только ее профессиональные качества, тем более что девушка на первый взгляд была невзрачна.

Однако никогда не знаешь, как распорядится судьба. Придет день — и Миллер разглядит в новой медсестре то, что раньше не замечал.

Популярные книги в жанре Современная проза

Рассказы Владимира Кисилева привлекают сочетанием фантастики и узнаваемости жизненных реалий.

Я недавно поселился тут.

Каждое утро под моим балконом проходит стройный человек в серой шляпе. Иногда он идет в элегантном костюме, иногда на нем темный макинтош. Но шляпа всегда одна – серая, с обвисшими полями. И всегда при нем коричневый футляр из замши. Он носит его бережно, а когда прикуривает от блестящей зажигалки, то зажимает футляр между ног, чтобы не ставить его на землю.

По форме этот футляр предназначен для гитары или другого музыкального инструмента, похожего на нее.

В девятнадцать часов тридцать пять минут я направил дуло пистолета ему в лицо и выстрелил.

В девятнадцать часов тридцать две минуты он спросил меня «Сколько времени?» Я ответил: «Боюсь у меня нет с собой часов». Он презрительно ухмыльнулся и добавил: «Ну и вали тогда отсюда к черту, дебил». Он был одет в красную майку с нарисованной на груди собачьей мордой и черные джинсы. Мне показалось, он был невероятно толстым.

В девятнадцать часов пятнадцать минут я шел по улице, путаясь в собственных мыслях и нервно озираясь по сторонам. На мне был плащ. Пальцы моей правой руки утопали в кармане и лихорадочно сжимали ручку лежавшего там пистолета.

Чувство страха набросилось на меня внезапно. В тот самый миг, когда я сделал глоток чая из кружки, руки мои уже дрожали. Пытаясь развеять нахлынувшее наваждение, я подошел к окну в надежде найти успокоение в созерцании неба. Однако за окном все как назло заволокло туманом. Я вгляделся пристальней в попытках отыскать снаружи хотя бы лучик света, но чем внимательней я это делал, тем страшнее мне становилось. Тени, что еще недавно казались мне обычными прохожими, теперь стали видны куда более явственно. Глядя на них, я отчетливо видел перед собой темных крылатых тварей, скалящих в глумливых усмешках зубастые рты. Внезапно одна из них меня заметила. По ее взгляду я понял — она догадалась о том, что я вижу сквозь туман ее истинную природу. Тварь неприятно улыбнулась и растаяла в воздухе. Я мигом отпрянул от окна и начал искать успокоительное. Мне не хотелось верить в то, что реальность такова, какой я ее увидел сегодня. Отыскав нужные мне таблетки, я услышал осторожный стук в дверь. Спустя минуту стук стал требовательнее. «Наверное, нужно найти какое-нибудь оружие», — подумал я. Однако от этой мысли мне стало не по себе, — я не желал причинять кому-либо страданий и боли. Спустя минуту дверь разлетелась в щепки, и в комнату вползло нечто странное. Не знаю, как это назвать. У этого создания не было ни рук, ни ног, ни лица. Это была некая темная субстанция, все время менявшая очертания. То она становилась похожа на клочья тумана, которые сплелись воедино, то на огромную каплю черной смолы, то просто на гигантский столб дыма. У меня снова мелькнула было мысль об оружии, но я вдруг понял, что не смогу причинить вред даже этому странному существу. Внезапно существо превратилось в моего лучшего друга. Я как во сне протянул ему руку, а он вдруг ударил меня сапогом в солнечное сплетение. Я упал на пол и стал задыхаться. Когда немного пришел в себя, надо мной вновь стояла лишь черная капля смолы. Спустя несколько мгновений она превратилась в мою возлюбленную. Я машинально потянулся к ее губам, но вместо поцелуя она впилась зубами мне в горло, вгрызлась в него как собака. Вскоре силы меня покинули и я, скорчившись на полу, молча затрясся в ознобе.

Из дрожащих пальцев в очередной раз выпадает склеенное моей болью письмо. Рассыпаясь на тысячи крохотных кусочков, оно снова становится непригодно для чтения. Впрочем, я уже читал его. Тысячу раз. Я знаю его наизусть. И главное для меня это не прочесть, а именно склеить. Я нагибаюсь и хватаю с пола горсть рассыпавшихся бумажек. В ту же секунду они обращаются в сажу. В этом нет ничего удивительного. Письмо давным-давно сожжено.

2

Не удается смахнуть с твоей щеки пролившиеся год назад слезы. А бабочка, засушенная и приколотая иглою к красивой бархатной ткани, никак не желает взмахнуть крыльями и полететь. Каждый день я беру ее на ладонь и жду. Но она не двигается. В ее глазах ничего не меняется. Я вынимаю из ее сердца иглу, которой бедняжка приколота к бархату, но у меня не получается вынуть иглу, которая год назад вошла в ее сердце.

Сережа никогда не целовался по-французски. Но всегда об этом мечтал. Глядя на проходящих мимо девчонок, он вспоминал сцены из романтических фильмов и представлял, как целует их, подобно тамошним киногероям. Больше всего Сережу удручал то факт, что ему не у кого было научиться. Все девушки в округе были глупыми и противными и наверняка не умели как следует целоваться. А ему хотелось, чтобы все прошло идеально. И вот однажды Сереже посчастливилось познакомиться с красивой взрослой женщиной, которая была ровно вдвое старше его. Они говорили о всякой ерунде, а потом пятнадцатилетний Сережа повернул разговор в романтическое русло и заговорил о французских поцелуях. Женщина поддержала беседу и оказалась очень интересной собеседницей. А когда она предложила Сереже поцеловаться, он чуть было не взлетел от счастья в небеса. «Вот это да! — думал он, — прямо как в сказке! Сама предложила!» Он подошел к ней поближе, сложил трубочкой губы и пошире открыл глаза — ему хотелось видеть, как все будет происходить. Женщина улыбнулась, взяла его ладонью за подбородок, чуть наклонилась (она была гораздо выше его), потом ее язык скользнул мальчугану в рот и двинулся к небу. «Вот это да!» — хотел было сказать Сережа. Но рот его все еще был занят ее языком. И к своему ужасу, Сергей (само собой разумеется, переставший в этот момент быть просто Сережей) почувствовал, что язык этот увеличивается в размерах. Он хотел было что-то проговорить, но язык двинулся вглубь, продвигаясь все дальше, касаясь Сергеевых внутренних органов. Тогда он поднял глаза вверх и с ужасом осознал, что целуется не с красивой женщиной, а с мерзкой гигантской ящерицей. Спустя секунду она ловким движением языка извлекла его внутренние органы из горла и проглотила. Этот поцелуй Сережа не забудет никогда!

Я очень милый и добрый человек, и за свои шестьдесят семь лет не обидел даже мухи. Однако в последнее время мне удалось заметить за собой одну странную особенность — я попадаю под влияние своего зонта. Нет, нет, не смейтесь, я говорю серьезно. Стоит мне взять его в руки, как у меня тут же возникает желание кому-нибудь хорошенько наподдать. Не знаю с чем это связано. Такое ощущение, что зонт просто заряжен какой-то агрессивной энергией. Вам, наверное, будет интересно узнать, как он выглядит? Что ж, здесь нет секрета. Он черного цвета, с длинной-предлинной ручкой из слоновой кости. Этот зонт мне остался в наследство от прадеда браконьера, лично убившего бедного слоника. Вот собственно и все.

Вере всего шестнадцать, но она уже достаточно хлебнула горя: сестра и мать почти одновременно уходят из ее жизни, и девушка остается совершенно одна с болезненным грудным ребенком – слепоглухонемой девочкой. Время идет своим чередом, и когда малышке исполняется восемнадцать, жизнь все расставляет на свои места: на горизонте появляются те люди, которые раньше имели прямое отношение к больной девочке. Теперь семейные тайны предстают в своем истинном свете.

Комментарий Редакции: Страшно – ведь про жизнь. Финал романа «Капелька» еще долго оставляет в ужасе и удивлении от предложенного сюжетного выверта.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Переехать из маленького городка в Санкт-Петербург и перевестись в новую школу накануне Нового года – у кого угодно голова пойдет кругом. А неожиданная популярность среди одноклассников только добавила Оле Воробьевой проблем. И все бы ничего, но надо же было такому случиться: Оля влюбилась в Женю, которого, кажется, не переносит вся школа. Завоевать сердце парня и не стать изгоем – невозможная задача. Но какие чудеса только не случаются под Новый год.

Новый американский владелец старинного английского поместья нанимает сорокалетнюю Фрэнсис Джеллико для составления описи садовой архитектуры. В поместье она знакомится с красивой и притягательной парой – Карой и Питером, которые быстро становятся ее лучшими друзьями. Почти все время они проводят втроем: обедают, доставая из погребов редкие вина, курят, слушают музыку, разговаривают о жизни. Они засиживаются допоздна, затем расходятся по своим комнатам, и Фрэнсис в случайно обнаруженный потайной глазок подглядывает за друзьями. Оказывается, все не совсем так, как ей рассказывают.

Или совсем не так…

Эта книга о том, как владеть вниманием вашей аудитории онлайн и офлайн. Вы выступаете публично? Делаете посты в соцсетях? Публикуете видео? Теперь ваша аудитория не сможет не слушать вас. Вы узнаете, как удержать их надолго, а не просто «зацепить». Как говорить интересно о скучном, просто о сложном. Как говорить с теми, кто заранее решил вас не слушать. Как держать внимание тех, на кого нельзя «шикнуть». Незнакомая, равнодушная, статусная публика – что бы ни случилось, вы будете знать, что делать. Десятки видео самых удачных и самых провальных примеров общения, а также доступ к авторскому онлайн-курсу «Битва за внимание» позволят вам не только читать, но и смотреть и слушать эту книгу вживую.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

У вас в руках второе издание «Кода публичности». Бестселлер Аны Мавричевой обновлен и дополнен с учетом трендов 2020 года в темах личного бренда, ораторского мастерства и публичности экспертов. Эта книга – суть авторской методики и предельно конкретный список действий. Тысячи читателей уже освоили методику и получили яркие результаты – больше приглашений выступить в качестве спикера, новых подписчиков в соцсетях и, разумеется, увеличение чистой прибыли. Если вы понимаете, что узнаваемость – это то, что вам нужно, но не знаете, с чего начать, – начинайте с «Кода публичности».

Ана Мавричева – предприниматель и эксперт по личному бренду. В ее активе 10 лет опыта работы с клиентами топ-уровня (губернаторы нескольких областей, корпорации, первые лица нескольких стран и блогеры-миллионники). Колумнист Forbes, ведет авторский марафон «Код публичности». Активно развивает аккаунт в Instagram @ana.mavricheva.