Сердце из черного бархата

Есть люди, которые живут легко, не напрягаются. Идут по верхам. А потом умирают, так ничего и не поняв. У них обычное сердце. Чистое. Не в хорошем плане, а в том плане, что они жили всю жизнь и не трудились что-либо понять. Не спрашивали себя, зачем они живут. Не спрашивали себя, что им нравится. Вечно шли на поводу у чьих-то стереотипов. Боялись, что кто-то им скажет, что они себя неправильно ведут. А твои герои не такие. Они постоянно чего-то ищут. Они копают глубоко, потому что знают — только там можно найти то, что они ищут. Им все равно, что о них скажет кто-то другой. На ощупь оно приятное для всех, если не вникать. Если вникать, то оно порочное и черное. А если посмотреть глубже, то можно понять, зачем они это делают.

Отрывок из произведения:

Кто-то считает, что когда двое одиноких людей встречаются — как говорится, «находят друг друга» — то он становятся счастливыми. Но это неправда. Только в физике и математике минус на минус дает плюс. Человеческая сущность далека от математики, и у нас минус на минус дает еще больший минус. Два одиноких человека рождают еще одно одиночество. Красивое, печальное одиночество, похожее на статую из идеально гладкого белого мрамора. Статуя красива, но холодна. Как снаружи, так и изнутри. И, сколько бы ты ни пытался ее согреть, у тебя ничего не получится. Потому что статуя рождена

Рекомендуем почитать

Доктор Вивиан Мори, оставивший шумный Париж и мечты о медицинской карьере и поселившийся в маленьком европейском городке. Актриса Афродита Вайс, живущая в его квартире и называющая себя ничьей женщиной. Писатель Адам Фельдман, казалось бы, случайно оказавшийся персонажем этой истории. И… тайна. Своя у каждого.

Каждый из нас при желании может составить список вещей, которые его раздражают. У кого-то этот список получится короче, у кого-то — длиннее. Но в первых строчках мы обязательно упомянем о том, что не просто раздражает нас — эти вещи приводят нас в бешенство. В моем личном списке два лидирующих места занимали ожидание и размеренная, однообразная, скучная жизнь.

Первые два месяца, проведенные в клинике, воспринимались мной как один нескончаемый период, в котором нет ни дней, ни ночей, а только какая-то странная материя, которая тянется, тянется, тянется, и вряд ли когда-нибудь закончится. О том, что за этими стенами тоже есть жизнь, я особо не задумывался, так как мысли мои пребывали в другом месте. Но незадолго после того, как я снова обрел контакт с реальностью и даже мог позволить себе пару раз в день взглянуть на медсестру, которая меняла капельницы и расспрашивала меня о самочувствии, я понял, что терпение мое подходит к концу, а спокойная жизнь начинает действовать на нервы.

— У вас уютно.

— Присаживайтесь, прошу вас. Но, если хотите, можете прилечь.

Моя гостья в очередной раз затянулась тонкой сигаретой. Красивая брюнетка в длинном алом платье, больше походившем на вечернее, чем на повседневное, она уверенно держалась на высоких каблуках и смотрела на меня чуть насмешливо. Я читал о ней в газетах, однажды видел ее в театре, но и подумать не мог, что мы когда-нибудь встретимся. И уж точно не мог предположить, что это произойдет при таких обстоятельствах.

Вы думаете, что медиумов не существует, а другие миры — это выдумки? Вы уверены, что если люди умирают, то это навсегда или как минимум надолго? И вообще считаете, что разговоры о мистике — это чушь полная, и лучше бы оставить их для страшилок, которыми дети пугают друг друга в Хэллоуин? Саймон Хейли тоже во все это не верил — ровно до того момента, пока его жизнь не превратилась в сплошную страшилку. Чертовски похожую на кошмарный сон и чертовски реальную. Словом… да. Лучше бы он в ту ночь проехал мимо и не подвозил брюнетку, случайно встреченную им на пустынном скоростном шоссе.

— Нет, не пройдет. Потому что я люблю тебя, Изольда. Увы, мне хорошо известно, что это за чувство. И, если влюбленность когда-то приносила мне положительные эмоции, то любовь приносит мне только боль. Самую разную боль. Положительные эмоции всегда одинаковые. Радость, счастье. Они однообразны. А вот боль каждый раз разная. У нее так много оттенков, так много масок. Ты живешь и думаешь: когда же ты получишь по голове в очередной раз? Кем она будет, эта женщина, рядом с которой ты вспомнишь, как нашел свою невесту в ванне с перерезанными венами и опоздал всего лишь на пять минут? Или другую женщину, ту, с которой четыре года жил под одной крышей, к ногам которой ты положил все, что у тебя было, а она лгала тебе каждый день и убила твоего еще не родившегося ребенка? Какой она будет, эта женщина? Как ее будут звать, какая у нее будет улыбка, как будет пахнуть ее кожа? Откуда она придет, куда и когда она уйдет — и какую боль она тебе причинит? Что это будут за ощущения? Новизна… мы ведь с тобой оба любим разнообразие, да?

Другие книги автора Анастасия Ильинична Эльберг

Есть мысли, которыми мы никогда не поделимся с другими. Мы можем доверить их разве что неотправленным письмам и тайным дневникам. Женщина, которую вы полюбили с первого взгляда, и которой не можете обладать по тысяче причин. Мужчина, которому вы могли принадлежать, но теперь все шансы упущены. Мы думаем о невозможном по ночам, выключая свет и лежа в кровати без сна. Создаем для себя бесконечные цепочки событий, новые варианты того, что уже произошло.

А что было бы… если бы у нас появилась возможность прикоснуться к невозможному? Воспользовались бы вы ей, преодолев страх? Прошли бы мимо и не заметили бы?

Это история о тех, кто был достаточно смел для того, чтобы послушать свое сердце.

Умеют ли любить бессмертные существа? Вероятно, да. Может ли бессмертное существо полюбить смертного? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо оставить все ради человека, которого оно полюбило? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо ошибаться, выдавая за любовь другие чувства? У князя Гривальда есть целая вечность для того, чтобы найти ответ на последний вопрос. Ведь именно он оказался на месте этого бессмертного существа.

Жизнь Лии Слоцки мало чем отличается от жизни людей с достатком ниже среднего. Маленькая квартира, сложные вопросы, которые покажутся богатым глупыми, страх перед будущим и муж, которого она упрямо считает любимым. Кто бы мог подумать, что она сама изменит все в один день, приняв предложение о новой работе? Кто бы мог подумать, что она совсем скоро встанет перед странным, иррациональным выбором: что предпочесть - жизнь в бедности или жизнь в Раю с человеком, существование которого больше всего похоже на детективный роман или фантастический фильм?..

Сегодня в заведении у Габриэль шумно и весело: удивительно, как в таком небольшом помещении поместилась почти сотня человек. В клубе ничего не изменилось с тех пор, как я появлялся тут в последний раз. Душно, накурено, кто-то играет на рояле, стоящая рядом с музыкантом женщина поет романс (певицы у Габриэль как на подбор, у всех хорошо поставленный голос, у этой — очень редкое колоратурное сопрано), шампанское льется рекой. Гости заняты своими делами: кто-то играет в покер, кто-то — в бридж, в лото или в кости, а кто-то просто ведет неторопливые беседы за рюмкой коньяка.

Треверберг

2010 год

— … «Погодные условия не позволили парашютистам довести начатое до конца, но они передают, что очень довольны результатом».

Эмили положила свежий номер «Треверберг Таймс» на колени и посмотрела на меня.

— Наверное, это круто — прыгнуть с парашютом, — сказала она.

Я перелистнул страницу книги.

— Вот уж не знаю, детка. Почему-то меня никогда не тянуло прыгать с парашютом. Вероятно, я в своей жизни сделал достаточно глупостей

1910 год

Иерусалим, Палестина, Османская империя

Рафаэль

Если у нашего Магистра и были пробелы в знаниях, то это касалось географии. Нет, он знал, что Земля круглая, и что реки впадают в море, но если речь заходила о географии определенных стран и городов, то порой он выдавал такие странные вещи, которые и понять-то было сложно. А о том, чтобы таким указаниям следовать, речи не шло. Но в тот момент, когда он послал меня разыскать Винсента, он превзошел самого себя. Знаете, что он мне сказал? «Винсент живет в Иерусалиме, в старой половине, в мусульманском квартале». Думаете, он добавил к этому что-нибудь? Да! Отдал мне письмо

Мирквуд

Лето 2010

Вивиан

Среда

— Если ты хочешь знать мое мнение, то их предложение не так уж и плохо. Но есть пара моментов, на которые следует обратить внимание. Во-первых, конечная сумма указана не в евро, а в долларах. Я проконсультировался с отцом, и он говорит… — Адам замолчал, вернул один из листов, взятых из тонкой папки, на место, и посмотрел на меня. — Вивиан, тебя интересует то, что я говорю? Или я устраиваю тут театр одного актера?

16 год н. э.

Луна, которая еще полчаса назад была почти невидимой, прочно обосновалась на небе и освещала холодным голубым сиянием каменную тропинку. Мы с Руфусом шли, по моим подсчетам, как минимум часа четыре, из них один — последний — в гору, вершины которой пока не видели. Не по причине того, что она была высокой, а потому, что Храм скрывался от любопытных глаз в лесу. «Темный лес» — так называли его здешние жители, среди которых мы с Руфусом провели пару недель.

Популярные книги в жанре Эротика

Гитарист Брайан Синклер наконец-то завоевал сердце профессора Мирны Эванс и убедил ее выйти за него замуж. Но его причастность к рок-группе может испортить не только столь долгожданный день свадьбы, но и, как оказалось, первую брачную ночь. Удастся ли паре уединиться, и превратить очередную ночь раскованного секса в нечто большее?

Серия «Грешники на гастролях» #6,1

Перевод группы http://vk.com/beautiful_bastard_club

Переводчик: Анастасия Конотоп

Редактор: mаруся

Оформление: Наталия Павлова

Русифицированная обложка: Оля Грачева

Посвящается всем женщинам, которые служат рядом с мужчинами и при этом красиво и горделиво, на службе и дома, украшая, смягчая все те трудные будни, что выпадают для каждого на службе по защите Родины ими.

Читайте и все узнавайте. Тем более, вам все мои героини, своими словами о себе расскажут, что значит, для девушки учиться в военно–морском училище и звание свое оправдать, гардемариночки.

Посвящается тем из нас, кому выпало пройти через унижения, и кто устоял, не сломился, оправился и дальше по жизни с гордо поднятой головой, подставляя любимым и милым свою нежную, женскую грудь.

Их связывает трагедия, произошедшая много лет назад. Тогда, будучи ещё совсем ребенком, Кейн случайно спасает Еву от смерти. С тех пор, их судьбы переплелись самым мистическим образом, а вспыхнувшая между ними любовь, ставшая смыслом их существования, в корне поменяла жизни героев.

Он — успешный, талантливый художник, подделывающий шедевры искусства и глава преступной группировки. Она — дочь «Палача», одного из самых безжалостных бандитов западного побережья Америки и его врага. Оба принадлежат к миру, с которым не хотели бы иметь ничего общего и это единственное, что их связывает. Эта история любви Евы и Кейна, невозможная, полная кровопролитных схваток и боли, где раз за разом они доказывают, что настоящая любовь стоит всего, что есть в этом мире и за неё нужно бороться.

Всепоглощающая, эпическая, неподвластная времени и запретам история любви, полная напряжения, предательства и авантюрных приключений, где раз за разом, они доказывают, что настоящая любовь стоит всего, что есть в этом мире и за неё нужно бороться.

Он — президент, просто президент, она — американская актриса русского происхождения. они встретятся, чтобы он поверил в чудо любви, а она обрела родину и семью. но, весь мир против их любви. 18+

У дверей респектабельного ресторана, выделяясь мрачным выражением лица на фоне молодых беззаботно-бездумных физиономий, стоял мужчина лет пятидесяти. Приглядевшись к нему, можно было догадаться, что у него нет опыта и привычки быть аккуратно одетым и чисто выбритым. Дорогой черный костюм и модные лакированные туфли смотрелись как-то отдельно от него. Возможно, это происходило оттого, что небрежное изящество костюма совершенно не гармонировало с затравленным взглядом бегающих и блуждающих глаз. Сразу можно было определить несчастного человека, оставалось только гадать — что привело его сюда, в экстравагантную молодую толпу, предвкушающую вечерние радости.

Я не дышу, когда смотрю в чёрные и ледяные глаза бандита. Он огромный. Мощный. Зверь. От одного только его дикого взгляда моё сердце начинает пропускать удары. Великан делает шаг вперёд, властным рывком хватает меня за плечо, нависает надо мной мощной горой.

– Обращайся ко мне на «вы». Отныне ты принадлежишь мне.

Пауза. Свист в ушах. Я будто срываюсь в пропасть.

– Что застыла, как будто дьявола увидела? Раздевайся.

Наш город погряз в хаосе, когда пришёл ОН и стал новым королём. Я сбежала от пьющего отчима и угодила в сети безжалостного хищника. Теперь я… его девочка. А он – тот, чьё имя боятся произносить вслух, и тот, кто держит в страхе весь город.

Однажды он ворвался в мою жизнь и больше из неё не уходил. Поначалу отчаянно пыталась доказать ему, что я всего лишь доктор и между нами не может быть близких отношений. Но Саид Хаджиев задался целью надеть на меня браслет принадлежности и от своей цели ни за что не отступится. Даже если я буду против… Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рим, Италия

1807 год

— Вы живете в прекрасном городе, Великая.

— Правда?

— Да. Рим велик, как и ты. Так же благороден и красив.

Я в последний раз оглянулась на городские стены, и мы с Александром продолжили свой путь вниз по склону, направляясь к окружавшему холмы густому лесу. Эльф время от времени бросал короткий взгляд через плечо и иногда останавливался, завороженный открывающимся видом. Винсент не одно десятилетие учил его задавать вопросы, видеть не внешнюю оболочку, а суть вещей, различать миллионы цветов и оттенков в обыденном, но его подопечный слишком молод и не представляет, как выглядел Рим во времена истинного

Жили-были Адриана и Карл. Потом они расстались... а потом встретились вновь.

Я переступил порог крошечной гостиницы за несколько минут до того, как на улице начался дождь. Сначала он накрапывал, а потом зарядил так, будто задался целью потушить пожар в Аду. Я пытался разглядеть сквозь стену воды что-либо снаружи, но успехом это не увенчалось. Одинокие прохожие прятались под навесами, промокшие кошки ютились в переулках и мусорных баках, а над городом плыли дождевые тучи. Спустились они так низко, что можно было подумать, будто это не дождевые тучи, а снежные: последние обычно плыли совсем рядом с землей, похожие на грязную серую вату. Иногда казалось, что их можно коснуться рукой, потормошить.

В 1799–1815 гг. во время Наполеоновских войн Французская армия, руководимая Наполеоном и ведомая талантливыми генералами, снова и снова наносила поражения своим противникам.

В этой книге авторы описывают армию Наполеона и его союзников: подробно — полк за полком. Это описание включает такие детали, как различия в униформе и расписание прикладных цветов, основы организации и обучения, тактики и излюбленных методов ведения боя, данные об участии в сражениях каждого из полков и биографии генералов.

Книга не имеет себе равных по объему фактического материала и вниманию к деталям и адресована широкому кругу читателей, увлекающихся военной историей Европы начала XIX века.