Сердце дракона

Книга «Сердце дракона» — третья летопись, которая продолжает повествование об удивительной земле Скарпсей и ее обитателях.

Отрывок из произведения:

Бран дрожал под бешеным напором неистово завывающей метели — она внезапно навалилась на обоих путников, совершенно отрезав их от мира и превратив весенний день в яростную тьму, исторгнутую из самого сердца зимы. Снежная буря скрыла все вокруг, так что Бран и Пер ничего не видели дальше прижатых ушей своих скакунов. Всадники плотнее запахнулись в плащи, натянули на уши капюшоны, с надеждой высматривая в снежной круговерти гостеприимные огоньки Вигфусова подворья. Там их дожидался отец Пера, Торстен, вождь здешнего удела, коротал время, наслаждаясь теплом очагов и золотистым медом в большом доме, выстроенном еще Вигфусовыми предками. Бран зажмурился, спасаясь от особенно резкого порыва бури, и перед глазами его возникли древние закопченные балки и толстые, сложенные из торфа уютные стены Вигфусова дома.

Другие книги автора Элизабет Бойе

Книга «Воин и чародей» — вторая летопись из серии «Легенды Скарпсея», которая продолжает повествование об удивительной земле Скарпсей и ее обитателях.

Книга повествует об удивительных приключениях отважных героев, огненных и ледовых колдунах, злых великанах, троллях, чудовищах и прекрасных девах-воительницах.

Книга повествует об удивительных приключениях отважных героев, огненных и ледовых колдунах, злых великанах, троллях, чудовищах и прекрасных девах-воительницах.

Сага «Алфар» открывает нам сказочно героический мир скандинавской мифологии, одухотворенный фантазией известной американской писательницы Элизабет Бойе, — мир, населенный светлыми альвами и черными гномами, ведьмами и драконами.

Коварный волшебник Лоример, вызванный черной магией из своей торфяной могилы, собирается разжечь войну между народами альвов и черных гномов. Волею случая оказавшимся на его пути пятерым альвам предстоит пройти полный опасностей путь, но в нем обретут они свою силу.

Для победы над колдуном им нужен герой из мира людей — человек, способный овладеть мечом Элидагрима, успокоившимся в древней могиле викингов.

И этим человеком выпало стать Ивару — ученику ведьмы.

Под ред. А. Нортон — Четыре повести о Колдовском мире

Four From the Witch World. Edited by A. Norton (1989)

Библиотека Старого Чародея — http:// www. oldmaglib. com/

Вычитка — Наталия

Нортон А.

Н82 Четыре повести о Колдовском мире: Повести / А. Нортон; Пер. с англ. Н. Омельянович. — М.: ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. — (Золотая серия фэнтези).

ISBN 5-17-012416-3 (ООО «Издательство ACT»)

ISBN 5-7921-0052-7 (TF)

Популярные книги в жанре Фэнтези

Это мир, большая часть которого покрыты бескрайним лесом, а люди обитают лишь на узкой прибрежной полосе.

Это мир, где в небе висит пояс звезд, который одни зовут Венком Судьбы, а другие — Ожерельем. Черепахи.

Это мир четырех великих богов, тысячи храмов и маленькой молчаливой богини, которую ее единственная жрица носит в корзинке.

Это мир, где живут обычные люди, которые любят и ненавидят, хитрят и делают глупости.

Это мир, который не знает, как близок конец света.

Это мир, где живет женщина по имени Ксанта — не воительница, не королева и не колдунья. Но пока она остается в этом мире, для него еще не все потеряно. Потому что она — жрица для благословения.

«Бабочка» — маленькая сказка-притча.

Под свинцово-серым небом, тяжелым, как крышка саркофага, лежала необъятная равнина, покрытая слоями пепла. Здесь не было ни рассветов, ни закатов. Лишь белый холодный свет, не дававший теней, лился со всех сторон, безжалостно освещая две армии, замершие друг напротив друга. Вот-вот должны были прореветь серебряные трубы, возвещая о начале великой битвы. Странные это были армии. Одна — многочисленная, бесконечная, колышущаяся массой тел, сверкающая разномастным оружием, ощетинившаяся кольями, алебардами, мечами, пиками, воющая и улюлюкающая. Другая состояла из одного единственного воина. И хотя он был закован в сталь и в руках держал меч, но он был совершенно один. Один против черно-аспидной брони, гигантских зубов, шипастых хвостов, кожистых крыльев и когтистых лап всевозможных демонов и дьяволов, против цепких суставчатых пальцев инкубов и суккубов, против могучих колец змеиных тел чудовищ.

Вступление

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Я предпосылаю нижеследующей серии рассказов небольшое вступление, поскольку любому литературному произведению полагается иметь вступление, чтобы читатель знал заранее, о чем в произведении пойдет речь.

К сожалению, некоторые недобросовестные читатели не читают вступлений и переходят сразу к самой книге, игнорируя тот факт, что, может быть, писатель приложил огромный труд к созданию этого самого вступления, и что именно вступление призвано придать книге необходимый смысл, и что без вступления и сама книга не книга.

Её главный принцип — невмешательство. Только вот на деле всё получается прямо наоборот. А кто сказал, что это плохо? Может именно в этом и заключается её судьба, от которой она так упорно убегала

За кладбищем дорога совсем испортилась. Светлая глинистая жижа заполняла глубокие рытвины, обочина превратилась в сплошную лужу. Судя по следам протекторов в жирной грязи, здесь только что на танках не ездили.

Денис еще какое-то время пытался читать, но буковки исполняли канкан, а на особо глубокой колдобине хлипкий клееный переплет разъехался в пальцах, и одна страница едва не улетела под сиденье. Денис кое-как сложил детектив воедино и убрал в карман, оглядываясь растерянным взглядом человека, впервые обратившего внимание, где находится.

Обычная земная ведьма попадает в обычный магический мир из-за обычного местного принца. Знакомый сюжет? Ну, почти. А теперь представьте, что попала она туда в виде миленькой лисички, да ещё расчетверение личности получила. А так же симпатичную вещичку в виде мощного артефакта и весёлое задание впридачу. Да и попутчиков найти не помешало бы… Все собрались? Тогда вперёд!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Оксана Бойко

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью

Восьмимесячный ягненок финн-дорсетской породы, нареченный своими создателями в честь известной кантри-певицы Долин Партой, продолжает будоражить умы ученых и церковнослужителей, политиков и обывателей. Ее "родители" - группа ученых Рослинского института под Эдинбургом в Шотландии под руководством профессора Дна Вилмута - имеют наибольшие шансы на получение Нобелевской премии в области науки.

Бойков Павел Михайлович

На главных направлениях

Из вступления: В 1937 г. сын рабочего Павел Бойков по комсомольскому набору поступил в Ленинградский аэроклуб, а в 1938 г. стал летчиком-инструктором. В 1942 г. Бойков окончил Сталинградскую школу летчиков-истребителей. В октябре того же года прибыл на Сталинградский фронт и до Дня Победы находился в действующей армии. За время войны П. М. Бойков летал на самолетах-истребителях, произвел 386 боевых вылетов, из них 215 на воздушную разведку, участвовал в 50 воздушных боях, в которых лично сбил 15 самолетов противника и 4 - совместно с другими летчиками. 12 августа 1943 г. П. М. Бойков, выполняя боевое задание по прикрытию своих войск от ударов авиации противника, вступил в воздушный бой с бомбардировщиками Ju-88, действовавшими под прикрытием истребителей Me-109). В этом воздушном бою он сбил два бомбардировщика и один истребитель противника. Будучи тяжело раненным, выбрался из самолета, раскрыл парашют, но приземлился в расположении фашистских войск. Местные жители... помогли перейти линию фронта. После излечения в военном госпитале врачи запретили П. М. Бойкову летать, но он вернулся в свой полк. Летая с испорченным зрением, П. М. Бойков произвел 185 боевых вылетов, участвовал в 35 воздушных боях, в которых сбил 8 вражеских самолетов.

Н_А_Боков

Виртуальный роман: Дефлорация Фло

В конце ноября 2001 года на одном из сайтов знакомств появилось следующее объявление: "Профессор Н_А_Боков ищет свою Лолиту - сексуально озабоченную, но боящуюся потерять невинность - для виртуального романа. Разрешается все. Жду".

Ждать пришлось недолго. Через несколько дней в почтовый ящик Н_А_Бокова поступила электронная записка за подписью Флора с предложением начать такой роман.

Бокулев Алекс

(Алекс Драгон)

Игра

Посвящается моей сестре,

единственной и неповторимой.

Они шли вперед. Стрелы смертоносным ливнем неслись им навстречу, унося сотни жизней, но на месте сотни убитых появлялись тысячи живых, и они шагали навстречу Смерти, втаптывая в грязь тела предшественников. В сумерках приближающейся ночи они были похожи на теней, темные и молчаливые, неумолимые в своем стремлении убивать. Это был конец. Конец Силам Света, последние минуты жизни этого мира. Я стоял на утесе, холодный ветер бил в лицо и развевал полы черного плаща, неся запахи дыма и смерти. Hе скажу, чтобы я был счастлив, к чувству удовлетворения примешивалось сожаление победа означала конец Войны, а, значит, и мою Смерть. Hесмотря на натиск Темных Сил, Белая Цитадель еще держалась. Темное войско бесновалось у ее подножия, не в силах сокрушить благославленных Светом стен. Hо вот врата Цитадели распахнулись, и из них в боевом порядке выехали светлые рыцари. " Hу что ж, это твоя последняя ошибка " - констатировал я и двинулся к открывшимся воротам. Мой дракон хотел было последовать за мной, но я жестом остановил его - Последний Бой я должен выиграть сам. Как и следовало ожидать, рыцарей смяли за несколько минут, и мои войска хлынули внутрь твердыни. Гвардейцы Светлой цитадели наверняка дорого продали свои жизни, но меня это мало беспокоило - потеряй я хоть половину армии, исход битвы был предрешен еще до ее начала. Я расчищал себе путь ко входу, без разбора рубя всех, кто попадался на пути - будь то свои или враги. Темная сталь моего двуручного меча побагровела от крови, клинок тонко пел жутковатым голосом металла, впитывая Силу от каждой капли пролитой им крови. Вот наконец и ворота. Я поднялся по скользкой от крови лестнице на второй этаж - чувства безошибочно вели меня в нужном направлении. Здесь повсюду лежали тела растерзанных стражников, перемежаясь с темными останками моих воинов. Hемного дальше по коридору кипела жестокая схватка, лязг металла и предсмертные вопли сотрясали стены некогда прекрасного дворца. В центре побоища выделялась женская фигура в светлых одеяниях. Все ее защитники уже полегли, и теперь она в одиночку отбивалась от наседавших на нее со всех сторон врагов, сжигая их волшебным голубым огнем из жезла. Сабли же моих воинов не причиняли ей никакого вреда, отскакивая от смуглой кожи Светлой Друидессы, словно от драконьей чешуи. - Прочь, черви! - проревел я, расшвыривая своим мечом темных воинов, - Это моя битва! Завидя меня, бойцы расступились, давая путь. - А вот и ты! - Друидесса наградила меня очаровательной улыбкой. Я ответил ей тем же, но закрытый шлем надежно скрывал мое лицо. - Может быть, сдашься? - дружески предложил я, - К чему излишнее кровопролитие? - И это говоришь ТЫ? Так вот мой ответ! - с этими словами в меня полетела порция голубого пламени. Легко уклонившись в сторону, я сделал ответный выпад, но Друидесса была к нему готова, и мой меч поразил пустоту. Следующий огненный выстрел опалил мой плащ. Описав мечом дугу над головой, я нанес смертоносный удар, способный сокрушить каменную стену, но лезвие моего клинка со звоном наткнулось на вовремя подставленный жезл Друидессы. Hе разнимая оружия, она повернула жезл в мою сторону, и в грудь мне ударил столб яркого пламени. Только великолепная реакция спасла меня от мгновенной смерти, и в последний момент я успел отскочить влево, подставив под огонь правую руку. Волшебное пламя охватило мое предплечье - правая рука была потеряна навсегда. Hо у меня осталась левая, которой я и нанес решающий удар: совершив разворот на сто восемьдесят градусов, я всадил меч в незащищенную спину Друидессы, с удовольствием ощущая, как сталь клинка все глубже проникает в ее плоть. Коротко вскрикнув, друидесса упала на колени, и, в последний раз взглянув мне в глаза, распласталась на полу. Под ликующие вопли своих воинов я смотрел, как по ее белому платью медленно расползается пятно ярко-алой крови. Она ушла. Что ж, пора и мне. Левой рукой я направил острие меча себе в сердце. Клинок, на котором еще не высохла кровь Друидессы дрожал от нетерпения в моей руке. Мысленно сказав этому миру последнее "Прости", я сделал резкое движение рукой, и все вокруг окутала густая тьма.