Сеньор Вольто

Его имя Аурелио Уклес и он родился в Трухильо, что на северном побережье Гондураса. Когда ему было двадцать два, его отец умер и оставил ему дело — отель. Так что жил он не бедно, женился, у него родились дети, все шло нормально, все шло своим чередом, его можно было бы даже назвать счастливым. Но он не был счастливым, что-то постоянно угнетало его, какое-то неудовлетворение, внутренние демоны съедали его. Возможно он уже ждал Божьего суда, чтобы завершить свою жизнь. И Божий суд пришел, но совсем не такой, какой он ожидал… Волею судеб, рока, кто знает, он приобрел необычные свойства. Он стал Мистером Вольто, человеком-электричество…

Рассказ  из сборника «Trujillo and Other Stories».

Отрывок из произведения:

Леди и джентльмены! Сегодня вечером я прибыл в ваш красивый городок… и я делаю этот комплимент без какой-либо иронии, без малейшего намека на высмеивание, ибо ваш городок действительно красив. Гораздо красивее, чем знаете даже вы, кто здесь живете. Я прибыл сегодня вечером, чтобы дать вам встряску электрической истиной моего существования. Я верю, что среди вас есть люди с неодолимой склонностью к такой правде, чью тусклую ментальную сферу я намерен осветить так, словно она купол наполненный молниями, чтобы могли продолжиться великие традиции людей моего сорта. Я знаю, знаю! Вы, несомненно, говорите: «Этот дурак, должно быть, считает нас наивными. Каждый карнавал, что путешествует по широким просторам Гондураса везет с собой человека, который называет себя Сеньором Вольто. Человека, который привязывает на грудь автомобильный аккумулятор и выводит на ладони клеммы, чтобы вызывать шок у всех, кто схватится за него. Ни один их них не предлагает просвещения, только шансы измерить сопротивляемость к боли.» Но я не из этих сеньоров, мои друзья. Я тот самый единственный Сеньор Вольто, и чтобы доказать это, прежде чем я обеспечу вам возможность проверить самих себя, я расскажу свою историю

Другие книги автора Люциус Шепард

Впервые на русском – знаменитый шедевр прославленного Люциуса Шепарда, поднявший вампирскую тему на недосягаемую прежде высоту!

Время действия – вторая половина XIX века.

Место действия – замок Банат высоко в Карпатских горах, исполинский плод фантазии безумного архитектора.

Раз в пятьсот лет в Банат съезжается Семья. Вампиры со всей Европы готовятся обсудить стратегические планы на будущее и поучаствовать в церемонии Сцеживания: отведать самой сладкой, самой хмельной – золотой крови.

Но накануне церемонии замок облетает немыслимая весть: Золотистая девушка, результат многовекового труда лучших вампиров-селекционеров, – злодейски убита! Единолично выпита до дна неведомым преступником!

Найти его Патриарх Семьи поручает вампиру-новичку Мишелю Бехайму, префекту парижской полиции. Лихо взявшись за дело, Мишель вскоре понимает, что убийство – это лишь верхушка айсберга, что истинная подоплека случившегося сложнее, чем он способен помыслить, и что соперничающие кланы вампиров используют его как разменную пешку.

Недалекое будущее. Америка отгородилась от Мексики и Латинской Америки сплошной непроходимой стеной из лазерных лучей, проходящей вдоль границы. Вдоль всей границы вырос город. Город трущоб, бедноты, уличныx банд и безумия. Главный герой, некто Эдди По, молодой человек, живет в этом городе. У него своя частная фирма — служба безопасности, состоящая из «Сэмми», генетически и наркотически измененных солдат. И ему предлагают опасное дельце — сопровождать и охранять одного из агентов Ацтеков (Искусственных Интеллектов) на встрече с одним из самых опасных и влиятельных картелей по эту сторону границы — семьей Карбонеллов…

Впервые на русском – один из главных романов американского магического реалиста Люциуса Шепарда, автора уже знакомых российскому читателю «Валентинки» и «Кольта полковника Резерфорда», «Мушки» и «Заката Луизианы».

Нью-йоркский художник Дэвид Минголла угодил под армейский призыв и отправился в Латинскую Америку нести на штыках демократию. Джунгли оборачиваются для него борхесовским садом расходящихся тропок, ареной ментального противостояния, где роковые красавицы имеют серьезные виды па твой мозг и другие органы, мысль может убивать, а накачанные наркотиками экстрасенсы с обеих сторон пытаются влиять на ход боевых действий.

Всякий раз, уезжая по делам в Дели — а проделывал он это дважды в год — мистер Чаттерджи оставлял свой дом в Катманду на попечение Элиота Блэкфорда, причем каждой поездке предшествовала передача ключей и инструкций. Мистер Чаттерджи был коллекционером странных, необычных вещей. На сей раз мистер Чаттерджи ждал доставку одного очень важного груза — камина из старинного английского поместья, где когда-то обитало привидение, злобный дух…

Война в Ираке. Где-то на севере страны, около какой-то горной деревушки, после того, как здесь упала бомба, образовалась огромная пещера. Где, по словам местных жителей, открылся вход в Рай. И группа спецназа американской армии отправляется туда на разведку…

Что они там найдут? На самом деле Рай? Или все-таки Ад? Или каждый должен решить это для себя сам…

Рассказ из сборника «Eternity and Other Stories».

В этом городе, под стать названию, творятся загадочные, а порой зловещие дела.

В Хеллоуин Клайд Ормул приехал недавно. Сначала кажется, что необычно только название и географическое расположение города. Но скоро Ормулу предстоит столкнуться с весьма неприятными местными тайнами.

© mist, Фантлаб

В 1853 году в в долине Карбонейлс обитал дракон по имени Гриауль.

За убийство исполинского зверя предлагали целое состояние в серебре, никто из многочисленных охотников в осуществлении этой затеи не преуспел. Один за другим выдвигались сотни планов, но все они провалились, поскольку были чистым безумием или страдали непродуманностью. Так все и тянулось из года в год, люди приходили и уходили, чтобы вернуться вновь, а весной 1853 года в Карбонейлсе появился Мерик Каттанэй и предложил раскрасить дракона отравленной краской...

Рассказ номинировался на Хьюго — 1985, Небьюла — 1985, World Fantasy Awards — 1985, British Science Fiction Association Awards — 1985

У рассказов, как учил меня старина Хей (а он их наплел достаточно, чтобы сойти за знатока), должны быть начало, середина и конец, вместе образующие форму и движение, любимые слушателем. Значит, чтобы придать правильную форму своей хронике тех памятных недель в Эджвилле и землях за ним, я должен начать не с начала, а еще раньше, выдумать такое начало, которое пролило бы свет на последующие события. Я, правда, не уверен, что такой способ — наиболее верный. Иногда мне кажется, что правильнее было бы броситься рассказывать очертя голову, скакать по хронологии взад-вперед, как возбужденный очевидец, впервые излагающий увиденное; но коль скоро раньше я никогда ничего не записывал, то, пожалуй, пойду проторенной дорожкой и поступлю так, как советовал старина Хей.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Николай ГУДАНЕЦ

МАШИНА СЧАСТЬЯ

Фантастический рассказ

У нас в городке чудиков хватает, но такого, как Данел, сроду не бывало. Вообще-то его жаль, ежели б выучился и получил диплом, может, из него большой человек вышел бы. Только я в жизни не видел, чтоб кому-нибудь так не везло, как этому парню. Дня не проходило, чтоб он не порезался, не обжегся, а как-то раз он даже отхлебнул глоток салифенового клею понимаете, я развел клей в бутылке из-под джиг-соды и оставил на верстаке, а жара стояла неимоверная...

Валерий Гудков

Чертовщина

В жесточайшем похмелье я валялся на диване, когда хлопнула входная дверь и в комнату впорхнула Линда. Сморщив носик, она поставила рядом с диваном картину.

- Ларри, дорогой, повесь ее, пожалуйста. Сегодня придут Гленн с Люси, а у нас нет ни одной его картины. Будет не очень красиво. А я позабочусь о хорошем ужине.

Покрутившись перед зеркалом, она исчезла. Ничего не поделаешь - я встал и поплелся за стремянкой. Взгромоздившись на нее, стал вколачивать в стену гвоздь. Он никак не хотел туда лезть. Тогда я размахнулся посильнее. Но тут ножки стремянки разъехались, и я загремел вниз. Потирая ушибы, в сердцах послал стремянку ко всем чертям. И тотчас глаза у меня полезли на лоб. Стремянка исчезла. Я сидел, обалдело уставившись на пустое место, пока в прихожей не раздался звонок. Я открыл дверь. На лестнице стоял человек с моей стремянкой. Непонятная жуть охватила меня. Хотел захлопнуть дверь, однако человек успел всунуть ногу в открытый проем, причем носок ботинка странно смялся, будто в нем ничего не было. Незнакомец протянул мне стремянку.

Павел ГУРЕВИЧ

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

РАСПОРЯДИТЕЛЬ кадровой инфраструктуры Лион Ионин наклонился над мембраной связи и спросил:

- Есть ли кто-нибудь в приемном отсеке?

Робот-страж заиграл всеми цветами радуги и ответил:

- Посетитель... Коэффициент оптимизма приближается к нулевой отметке. Душевная экспрессия - предельная... Вероятная оценка - проситель.

Лион неторопливо поднялся на помост власти:

- Пусть войдет.

Владимир Гусев

Стратегическая игра

Мы с дядей Гаспаром шли аллеей чудесного сада. Благоухали цветущие деревья, пели райские птицы; эйфория, как всегда, была прекрасна и однообразна.

Дядя Гаспар редко бывает здесь. С тех пор, как они с отцом поссорились, Гаспар приходит сюда из своей Тьмы, только когда отец бывает так занят, что дядюшка точно знает: визит останется незамеченным. Проникает он в сад через дырку в заборе. Ключари знают об этом, но молчат. Видно, дядя Гаспар с ними договорился. Он с кем угодно может договориться. Кроме моего отца, разумеется. Отец, хоть всемилостив и всеблаг, не может простить дяде какую-то старую обиду. А Гаспар делает вид, что немилость отца ни капельки его не волнует. Гордыня дядюшки, конечно, смешна. Он вообще очень странный. И, конечно, никакой он нам всем не дядя. Но ему нравится, когда мы так его называем, а нам что, жалко, что ли? Чем бы взрослый ни тешился, лишь бы не забывал играть с нами.

Борис Густяков

Приключения Дика Киллмена

Часть первая.

Внешняя угроза.

Много лет минуло с тех пор, как началась звездная экспансия Человечества. В создавшееся объединение под названием "Лига Суверенных Миров" вошло около сорока тысяч населенных планет, населенных представителями трех рас. Земляне и их потомки составляли около 85% населения Лиги, доли Экситонцев и Дии составляли 11% и 4% соответственно. Экситонцы были гуманоидами со средним ростом 140-160 см и с заостренными (как у эльфов) ушами, четырьмя пальцами на руках и ногах и огромными, в полглаза, зрачками. Их кожа носила слегка серый оттенок, а в остальном они были как люди. Дии же были расой кошачьих человеческого роста и вполне человеческих пропорций, прямоходящие, с умными и внимательными глазами.Hе смотря на густую и шелковистую шерсть, они предпочитали носить легкую одежду типа кимоно всевозможных расцветок. Все расы достигли стадии межзвездных перелетов и являлись равноправными партнерами. Численное преобладание Землян объяснялось их меньшим консерватизмом и большей тягой к покорению новых миров, по сравнению с Экситонцами, а также внесезонным способом размножения (сдерживаемым лишь экономическими причинами) по сравнению с Дии. Благодаря этому они в кратчайшие сроки заселяли вновь открываемые миры и устремлялись на поиски новых. Стандартный год назад в одном из соседних рукавов галактики была открыта новая раса, включающая в себя около 18 тыс. населенных миров чисто гуманоидного типа - почти не отличающаяся от Землян и имеющая лишь несколько удлиненный и заостренный череп, да кожу голубоватого оттенка. Войти в Лигу "сходу" Тактильеры отказались, так как равноправие их мало устраивало, и они требовали для себя привилегированного положения. Длительные переговоры ни к чему не привели, более того, совету Лиги стало известно, что Тактильеры втайне стягивают свои военно-космические силы, готовясь отстаивать свои требования силой оружия в случае несговорчивости делегатов Лиги по поводу распределения зон влияния. Основной причиной такого их поведения стало сомнение в необходимости существования организации типа ЛСМ, контролирующей всё и вся и требующей полной отчетности по любому угодному ей поводу.

Егений ХАГ

С СОЛДАТСКИМ ПРИВЕТОМ

Здравствуйте, батя, мама и меньша сестренка Анюточка! С пламенным солдатским приветом к Вам ваш сын, солдат Иван Капусто. Как и обещал, мама, сообщаю, што добрался я дажо хорошо, только в Киеве отстал от своего призыва и мене забрали в комендатуру, так што я тепереча служу не в пограничных войсках, а в стройбате. Не беспокойтеся за меня, батя, мама и Анюточка. Я сразу же перезнакомился со всеми нашими солдатами своего взвода и мы съели тот шмат сала, што вы мене дали на три месяца. Не кушал только казах Акабыр Тырынбаев - у него этаго не позволяет его религия. Мы с ним подружились. Затем нас посадили на поезд и отправили по месту службы: деревня Коготынка Северного военного округа. Нам сказали, што мы будем строить капониры для космической ракеты системы "Шатлл-Буран", которую пригонят наши космонавты товарищ Гена и товарищ Рома (фамилиев их, батя, нам не назвали). Сразу же по приезде меня засадили в гауптвахту - типа за дебоширство в поезде. Сам я ничаго не помню, только дюже болела голова. Сказывают, будто мы с Акабыром Тырынбаевым напились какой-то гадости и заспевали казахскую народную песню "Як выйду я у поле". А апосля я начал приставать к какой-то женщине, а то оказалась жёнка сопровождающего нас капитана Выхтыхлюева. Капитан, застав меня у совсем неодетой жёнки, хотел меня типа пристрелить. Батя, я не раздевал ее, чем хош поклянусь! Меня спас Акабыр. Он, блин, знал борьбу шу-шу (кажись так она зовется? Или у-шу, му-шу - один хрен) и выкинул капитана Выхтыхлюева в окно, а затем стал проделывать разные штучки с евоной бабой. Я не смог смотреть и меня вырвало. И апосля сего я проснулся уже в гауптвахте. Но потом меня таки выпустили. А капитанова женка как завидит меня, все хихикает, гадина. Мене это очень не нравится, и я сказал ей, што набью её капитану морду, если она, сучка, будет ко мне приставать. Через две недели нас повели в баню, а затем разыгрывали обмундированию. Мене достались каска, флотские узконосые башмаки, телогрейка б/у и енеральские штаны, которые называются брыджи. Акабыр вытащил прорезиненный костюм химической защиты, танковый шлем и портянки. Ето шо ничаго. Вот наш отделенный командир Фома Телогрейкин получил всего тельняжку и ласты, а москаль Григорий Небеда - полну хформу лётчика, большую фуражку и акваланг. Апосля обмундировки пришёл лейтенант и сказал речь: - Товарищи бойцы! Демократия, падла, просочилась и в наши, бля, доблестные ряды! Это вам не это, а то! Сейчас мы будем тянуть такие, бля, малюсенькие билетики, на которых написано какое оружие получит каждый из вас. Понятно вам, сучьи потрахи? - Понятно! - дружно ответили мы и встали в очередь за билетиками в демократорий (так их, батя, обозвал жутко умный москаль Григорий Небеда, который окончил целое ПТУ). Мене досталась самозарядная винтовка Токарева образца 1938-го года без затвора, но я вставил туда палочку и она тепереча стреляет. Акабыру достался авиационный пулемёт с двумя стволами, типа как у твоего ружья, батя. У Григория Небеды - автомат Калашникова, и мы хором ему шибко завидовали... Тама разыгрывалось много разного оружия - и пистолеты, и ружья... И даже одна 152-милиметровая гаубица - она досталась Фоме Телогрейкину. И ВОТ ТОГДА, БАТЯ, МЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ СОВСЕМ УЖЕ ВОИНАМИ! Один дембель из танковой бригады пытался было заикнуться, штобы мы мыли туалеты, и мы ему харю-то и начистили. А вечером дембеля из танковой бригады приперлись на танке чистить хари уже нам. Но Фома развернул свою гаубицу и сказал, што пущай подъезжает ихняя танка, мы на нём-то пушку и испробуем. Ну, тут сбежался весь наш взвод, бо всем хотелось попробовать своё оружие, а Акабыр суетился больше других и все просил Фому, штоб тот стрелял не шибко прицельно, а оставил парочку танкистов и для него. Весь взвод зашумел, требуя хотя бы одного танкиста на всех, ну, штоб потренироваться. Так-то танкисты и уехали с немытыми сортирами. Только мы отрубились спать, как зазвенел какой-то очень громкий звонок, как у пожарной машины. Фома нам авторитетно объяснил, што ентот звонок кличут тревогой и нам следует быть во дворе. Как только мы выстроились, наш командир опять речь толкнул, што, типа, мы направляемся на учения и, типа, мы должны гордиться такой честью. Нашел чем гордиться! Што я ему, девица какая, честью гордиться! Однако на сём писать кончаю, бо пишу на марше и Акабыр говорит, што нет у него больше мочи идти на корячках, бо пишу вам на его горбине. Ваш сын с приветом Иван Капусто.

Стефан ХАИМ

СИНДРОМ ВАКСМУТА

Я проснулся с каким-то непривычным и странным ощущением: что-то было не так.

Пишущая машинка стояла на письменном столе на том же месте, где я ее оставил. Курительные трубки аккуратными рядами покоились на подставке, брюки валялись на стуле, куда я их бросил, перед тем как лечь в постель.

Дело было не в коньяке: я пью его каждый вечер по рюмочке для кровообращения. Марихуану я не курю, гашиша не употребляю, ЛСД не принимаю. Сюзанна заходила, можно подсчитать, в прошлый понедельник: тут я придерживаюсь золотого правила. С тех пор как мне исполнилось семнадцать лет, онанизмом я больше не занимаюсь.

Ивен Хантер

НЕ РИСКНУТЬ ЛИ ЗА МИЛЛИОН?

Перевод с английского Э. Кабалевской

Джон показывал мне рисунки для июньского номера, и тут у меня на столе зажужжал зуммер.

- Все-таки он художник на диво, - сказал Джон. - Нет, правда, Берт, нам здорово с ним повезло, а ведь платим мы ему не бог весть сколько.

- Говорю тебе, мы платим ему слишком много, - сказал я, перегнулся через стол и нажал на кнопку зуммера. - Слушаю.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Черный поезд уносил Пропащего Билли на восток прочь из города.

Прочь от самой жизни, могут сказать некоторые. Три бомжа, упившиеся крепленым вином, бешеные мужики с прогнившими печенками, ослабленными сердцами и дырявым воображением, живущие на диком краю пустыни и, наверное, наполовину ожидающие, когда придет их собственный черный поезд. На вагонах никаких надписей, сказали бы они. Ни названий компаний, ни даже рисунков баллончиками с краской. Но этот конкретный поезд увозил только Пропащего Билли, да здоровенного мужика в широкополой шляпе, который украл его собаку, Глупыша.

Черный поезд уносил Пропащего Билли За Черту…

А вот где это? Никто не знает, известно только, что не на Земле, это точно…

Рассказ  из сборника «Two Trains Running»

Его зовут Томми Пенхалигон, и он всю жизнь провел по тюрьмам. Что ж поделаешь, есть такие люди, озлобленные на всех и на целый свет. Но один раз он встретил необычного человека, Фрэнка Ристелли, который рассказал ему, что есть очень необычная тюрьма, Алмазная Отмель, и что оттуда никто не возвращается, уже даже отсидев срок.

  И вот, волею судеб, Томми сам попадает в Алмазную Отмель…

Рассказ из сборника «The Best of Lucius Shepard»

От издателя

При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с Хемингуэем и Фолкнером. Маккоя здесь оценили сразу же по выходу его первого романа "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?", обнаружив близость его творчества идеям писателей-экзистенциалистов. Опубликованный же в 1948 году роман "Скажи будущему — прощай" поставил Маккоя в один ряд с Хэмметом, Кейном, Чандлером, принадлежащим к школе «крутого» детектива. Совершив очередной побег из тюрьмы, главный герой книги, презирающий закон, порядок и человеческую жизнь, оказывается замешан в серии жестоких преступлений и сам становится очередной жертвой. А любовь, благополучие и абсолютная свобода были так возможны…

Роман Хораса Маккоя пользовался огромным успехом и послужил основой для создания грандиозной гангстерской киносаги с Джеймсом Кегни в главной роли.

Новый роман признанных мастеров документального жанра И. Б. Линдера и Н. Н. Абина, авторов нашумевшего бестселлера «Загадка для Гиммлера», в короткие сроки выдержавшего несколько переизданий, посвящен героической работе советских разведчиков в первые месяцы Великой Отечественной войны. В рамках спецоперации, детали которой продумывались на самом верху, заключенный Плаксин, отбывающий срок под чужой фамилией в лагере под Архангельском, срочно переводится в Москву, а оттуда – в Вашингтон, где должен встретиться с неким влиятельным человеком. Его поездка связана с тревожными донесениями, поступившими из Китая. События, описывающиеся в романе, подчас кажутся невероятными, однако все это – правда, подтвержденная недавно открытыми архивными документами. Особую ценность книге придают фотографии, позволяющие реально представить главных действующих лиц. Долгие годы пролежавшие в папках с грифом «секретно», размытые и нечеткие, они, тем не менее, точно отражают эпоху, которую нельзя оценить однозначно: эпоху страха, всеобщей подозрительности и стукачества и эпоху победителей, выигравших Вторую мировую войну.