Семя грядущего. Среди долины ровныя… На краю света.

Романы Ивана Шевцова "Семя грядущего" и "Среди долины ровныя…" связаны единой сюжетной линией и общими героями. Действие первого романа происходит на пограничной заставе незадолго до нападения на нашу страну гитлеровских полчищ и в первый день войны. Пограничники заставы лейтенанта Глебова ведут кровопролитный неравный бой.

В романе "Среди долины ровныя…" оставшиеся в живых и оказавшиеся в тылу врага советские воины действуют в отрядах народных мстителей. Писатель показывает своих героев в остродраматических ситуациях, в которых с наибольшей полнотой раскрываются черты их характера.

Повесть "На краю света" посвящена будням военных моряков Северного флота, романтике трудового Заполярья. Как в романах, так и в повести главные герои - молодые люди, нравственно чистые, сильные духом, смелые и мужественные патриоты - с честью проходят через все испытания жизни, трудной, полной драматизма, порою трагической судьбы.

Иван Шевцов, в прошлом начальник погранзаставы, участник Великой Отечественной войны, известен советскому читателю книгами: "Тля", "Свет не без добрых людей", "Орел смотрит на солнце" и другими.

Отрывок из произведения:

Дождя не было уже больше недели, и по нему начали тосковать буйно зеленеющие поля и луга, готовые сменить золотистый лютиковый наряд на сине-фиолетовый - цвета колокольчиков и гвоздики. Деревья и кусты ждали теплой дождевой воды, им надо было утолить жажду и умыться, сбросить пыль с молодой еще листвы. Дождя ждали и люди, непродолжительного, теплого и обильного.

Парило уже с самого утра, воздух был густым, душным и пах влагой туч. У горизонта собиралась дымчато-сиреневая хмарь, которая к полудню над лесом стала заметно оформляться в тучу, небольшую, круглую, похожую на темный островок, неожиданно появившийся в лазоревом океане. Не прошло и часа, как туча разбухла, поднялась ввысь, закрыла солнце и, остановившись над пятой пограничной заставой, без молнии и грома разразилась проливным нехолодным дождем. Дождь гулко грохотал по железной крыше домика, в котором жил начальник заставы лейтенант Глебов, шумел за окном в палисаднике, сплошным потоком хлестал по стеклам, сквозь которые было трудно разглядеть, что творится на дворе.

Другие книги автора Иван Михайлович Шевцов

Знаменитый роман известного современного писателя Ивана Шевцова «Тля» после первой его публикации произвел в советском обществе эффект разорвавшейся атомной бомбы. Критики заклеймили роман, но время показало, что автор был глубоко прав. Он далеко смотрел вперед, и первым рассказал о том, как человеческая тля разъедает Россию, рассказал, к чему это может привести. Мы стали свидетелями, как сбылись все опасения дальновидного писателя. Тля сожрала великую державу со всеми потрохами.

В новом романе известного писателя рассказывается о том, как работниками московской милиции раскрывается дело, поначалу казавшееся совсем простым, — об ограблении квартиры ювелира. Следователь, которому поручено это дело, неожиданно сталкивается с целой шайкой расхитителей и мошенников. В жанре детектива автор поднимает вопросы нравственности, говорит о необходимости активной жизненной позиции в борьбе со злом.

В романе воспроизводятся события битвы под Москвой осенью 1941 года. Автор прослеживает историческую связь героических подвигов советских людей на Бородинском поле с подвигами русского народа в Отечественной войне 1812 года. Во второй книге много внимания уделено разоблачению происков империалистических разведок, вопросам повышения бдительности. Битва идей, которая происходит в современном мире, - подчеркивает главный герой книги Глеб Макаров, - это своего рода Бородинское поле.

Книги знаменитого писателя Ивана Шевцова популярны у читателей свыше сорока лет. О его романах шли яростные споры не только дома, на кухне, но и в печати. Книги Шевцова никого не оставляют равнодушными, потому что в них всегда присутствует острый сюжет, яркие сильные характеры, а самое главное - то, чем живут его герои, волнует всех именно сейчас, сегодня.

В новом остросюжетном романе "Набат" Иван Шевцов рассказывает о работе наших разведчиков за рубежом, о том, как иностранные разведки, используя высших руководителей КПСС, готовили почву для развала СССР, что им в конце концов и удалось сделать. Иван Шевцов сам бывший полковник КГБ и очень хорошо знает то, о чем пишет в романе.

Ряд животрепещущих проблем и вопросов, которые писатель поднимал в своих книгах двадцать лет назад, и сегодня не утратили жгучей злободневности. В частности - алкоголизм, спаивание народа.

Публикуемый в настоящей книге роман Ивана Михайловича Шевцова «Тля» составил эпоху в борьбе русского народа с космополитами и сионистами советского времени. Писатель показал идеологическое противостояние в стане художественной интеллигенции - патриотов и космополитов. Он первым высказал вслух то, о чем перешептывались в кулуарах многие русские интеллигенты, не решаясь открыто обсудить давно назревшее и наболевшее, боясь получить клеймо «антисемита». Писатель показал опасность умственных шатаний, вред политически запрограммированного разномыслия, конечной целью которого было разрушение Советского Союза, а затем и России. Шевцов пророчески предупреждал русских о кознях немногочисленной, но влиятельной прослойки еврейской интеллигенции, которая через средства массовой информации навязывает обществу чуждые эстетические стандарты. Мертвой хваткой сковывает она живые начала национальной жизни, сосредоточив в своих руках нити управления общественным мнением. Символично и обозначение этого явления, вынесенного в заголовок романа. В названии подчеркнут дух разложения, нравственной проказы, который, искусно маскируясь, проповедуют сионисты. Задолго до так называемой перестройки Шевцов прозорливо разгадал стратегию и тактику враждебных действий «агентов влияния» в нашей стране.

Кроме романа «Тля» в книге публикуются воспоминания писателя о деятелях русской культуры.

Книги знаменитого писателя Ивана Шевцова популярны у читателей свыше сорока лет. О его романах шли яростные споры не только дома, на кухне, но и в печати. Книги Шевцова никого не оставляют равнодушными, потому что в них всегда присутствует острый сюжет, яркие сильные характеры, а самое главное - то, чем живут его герои, волнует всех именно сейчас, сегодня.

В новом остросюжетном романе "Остров дьявола" Иван Шевцов рассказывает о том, как иностранные разведки, используя высших руководителей КПСС, готовили почву для развала СССР, что им в конце концов и удалось сделать. Иван Шевцов сам бывший полковник КГБ и очень хорошо знает то, о чем пишет в романе.

Ни Таня, ни Евгений не слышали выстрелов: стреляли с глушителем. Они сидели, прижавшись друг к другу позади водителя, расслабленные, слегка хмельные и немного усталые. Длинный громоздкий «линкольн» легко и плавно катил по Кутузовскому проспекту. В машине был включен телевизор, и Евгений без особого интереса смотрел на выступающего перед телекамерой министра иностранных дел Козырева. Таня не смотрела на экран: она презирала этого американского лакея, одного из «новых русских», у которых не было ничего ни нового, ни русского, — в народе их теперь называли «русскоязычными».

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Живет на свете человек, его зовут Психопат. У него есть, конечно, имя – Сергей Иванович Кудряшов, но в большом селе Крутилине, бывшем райцентре, его зовут Психопат – короче и точнее. Он и правда какой-то ненормальный. Не то что вовсе с вывихом, а так – сдвинутый.

Один случай, например.

Заболел Психопат, простудился (он работает библиотекарем, работает хорошо, не было, чтоб у него в рабочее время на двери висел замок), но, помимо работы, он еще ходит по деревням – покупает по дешевке старинные книги, журналы, переписывается с какими-то учреждениями в городе, время от времени к нему из города приезжают… В один из таких походов по деревням он в дороге попал под дождь, промок и простудился. Ему назначили ходить на уколы в больницу, три раза в день.

«А что там потому что! Так и есть!» – Это любимая фраза Витьки-таежника. С ее помощью он разрешает запутанные вопросы жизни.

…От реки к поселку ведет извилистая и длинная протока. Ее перегораживают мели, упавшие стволы лиственниц, на дне прячутся камни. Все поселковые проходят протоку на веслах, один Витька на моторе. И потому его возвращение с промысла угадывается за час по реву врубленного на полную мощность «Вихря», который мечется и негодует среди путаных разворотов.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Книга прозы известного советского поэта Константина Ваншенкина рассказывает о военном поколении, шагнувшем из юности в войну, о сверстниках автора, о народном подвиге. Эта книга – о честных и чистых людях, об истинной дружбе, о подлинном героизме, о светлой первой любви.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В романе "Во имя отца и сына", написаном автором в "эпоху застоя", так же непримиримо, как и в его других произведениях, смертельно сцепились в схватке добро и зло, два противоположных и вечных полюса бытия. В этих острых конфликтах писатель беспощадно высветил язвы общества, показал идеологически-нравственные диверсии пятой колонны - врагов русского общественного и национального уклада. Показал не с банальным злорадством, а с болью сердца, с тревогой гражданина и патриота.

В адрес писателя Ивана Шевцова пошел поток писем. Читатели одобряли книги, помогали автору поддержкой. Романы Ивана Шевцова так молниеносно исчезали с книжных лотков и полок магазинов и библиотек, как будто их сдувал ветер. Несмотря на общенародное признание и любовь, роман имел крайне трудную судьбу - писателя обвинили в страшной крамоле, которая называлась "клеветой на нашу благородную советскую действительность". В ход пошло виртуозное навешивание ярлыков -  "очернитель", "черносотенец", "шовинист", "русофил", началась огранизованная травля писателя...

Я прожил достаточно долго, чтобы увидеть, как язык крохотного, захолустного островка на противоестественной, выжженной ультрафиолетом планетенке с высокой гравитацией и жиденькой атмосферкой становится родным языком существ, явившихся с нормальных планет, отстоящих на сотни световых лет. Еще мне довелось видеть, как клетианская восьмеричная арифметика вытесняет двенадцатиричную и десятичную системы Ду'утии и Земли благодаря своей рациональности. И я видел, как наши здания взмывают до ду'утианских стандартов просто в силу общественной надобности. На Тримусе в избытке уникальных, невероятных и драгоценных вещей! Но если представить, будто эволюция следует неким предначертанным образом, то я думаю лишь о том, что Тримус говорит по-английски.

Нельзя исправить прошлое. Но можно сделать так, чтобы старые ошибки перестали влиять на сегодняшний день, перекрывая пути к возможному счастью. Джина Лейк знает, что Фрэнк Дэвис, известный журналист из популярного журнала «Мужчина», не из тех парней, что читают стихи под балконом возлюбленной. Более того, одна из его любимых фраз: «Так много красоток, так мало времени». Однако чуткая, романтичная душа девушки подсказывает ей, что именно с этим мужчиной стоит забыть о предубеждениях, и использовать редкий шанс, предоставленный столь переменчивой судьбой.

Капала с неба противным холодным дождем осень. И жить Андрюшке было неуютно. Впрочем, не столько от противности погоды, сколько от неприятности, свалившейся на его буйную голову. С книжной полки растворился, растаял, исчез один из томов Лермонтова, в котором были любимые Андрюшины стихи. Парень обыскал в квартире все закоулочки, слазил даже в мусорное ведро, но все тщетно. Книги нигде не было.

В это утро Андрей решил возобновить поиски книги. "Может быть, стоит где-нибудь на полке, меня дожидается, – размышлял он. – Кто-нибудь взял да сунул ее не на свое место. Вон книг-то сколько! Я мог от расстройства ее не заметить. Но помню хорошо: ставил там, рядом с другими тремя томами Лер…" Кремнев не успел в мыслях произнести фамилию своего любимого поэта, потому что взгляд его скользнул по тому месту, где должен был стоять четырехтомник. Там его не было, а зияла черная насмешливая дыра.