Селянка

Монах

Селянка

- Селянка! Ходь сюды. Хочешь большой и чистой любви? - А кто ж ее не хочет. - Тогда приходи сегодня вечером на сеновал... Фильм "Формула любви"

- Дорогой, ты опять оставил свои носки под диваном, - металл в голосе жены приобрел оттенок ржавого железа.

Я когда-то слизнул болгарский кетчуп со старого металлического ножа, который был сделан отнюдь не из нержавеющей стали. Ощущение ржавчины до сих пор заставляет меня покрываться мурашками. Это почти как скрести алюминевой ложкой по дну эмалированной миски. Особенно если в ней черника с сахарным песком. Но ее это не задевает. Потому что она не слышит. С детства, то есть с рождения. Глухонемая. Ленка сидит напротив меня за столом и ест ложкой чернику с сахаром. Ложка скребет по дну миски. Я мучаюсь, терплю, но в конце концов после долгих и безуспешных попыток объяснить, что же мне не нравится в том, как она ест чернику, просто отбираю у нее миску с ложкой. Обижается. Вообщем-то эту чернику она принесла мне (Ленка моя соседка, мы с детства отдыхаем у своих бабушек в деревне). На дворе "бабье лето", черника еще не осыпалась с кустов, но стала уже несколько пресной, какой-то водянистой. Осенью мне уходить в армию, а пока я безработный и пользуюсь этим. В принципе, местные считают нас за своих, не то что пацанов с садоводства, с которыми у нас давняя закоренелая вражда. Сегодня суббота, и в клубе наверняка будут танцы. Опять припрутся.

Другие книги автора Автор неизвестен -- Эротика и секс

Бpат и сестpа

Hаши pодители и не заметили, как мы с сестpой достигли возpаста, в котоpом начинает тянyть к пpотивоположномy полy. Мы часто игpали вместе в pазличные игpы: "В доктоpа", "В фотогpафа Плейбоя" и дpyгие. Моей любимой была именно фотогpафиpовать, к томy же y меня была камеpа и это делало игpy более пpиближенной к pеальной жизни.

Был обычный день. Отец отпpавился на pыбалкy, мать была на pаботе. Петти и я yже были взpослыми, и нас оставили дома одних. Мы игpали в каpты и я пpедложил паpи. Если она пpоигpает, то мы поигpаем в фотогpафа, она бyдет моей моделью. Если же пpоигpаю я, то тогда мне пpидется заняться yбоpкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим пpедложением, и я не мог пpоигpать, ибо ей тоже нpавилась быть моделью. Игpа была хоpошей, и закончилась очень быстpо. Как и ожидалось, я победил.

В представленном глубокоуважаемой публике сборнике глубоко раскрыта тема половой ебли.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Нет книг нравственных или безнравственных.

Книги или хорошо написаны, или плохо. Вот и все.

― Оскар Уайльд

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. Один ухожор чего стоит. И последнее: несколько рассказов я пометил спереди звездочкой (*). Это не лучшие рассказы, просто они меня приятно порадовали.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова правильно, благочестивые речи не идут ему на пользу. Здравому же уму не повредят и рассуждения малопристойные. Так грязь не может замарать ни красы солнечных лучей, ни величия Неба.

― Джованни Бокаччо, Декамерон (Послесловие автора)

Перевод: М. Жирвинский

О нас с мамой

Не помню точно, когда я начал думать о ней, наверное, лет в двенадцать. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я "хороших" мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это - моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна. В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет - банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я "мылся" со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать - это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Эзоп

...маленький шалун...

...он привязал ее руки за головой вверху, смотрел как ее аппетитная грудь взволнованно вздымалась и колыхалась, раздвинул широко ее ноги и привязал их. Она покраснела и закрыв глаза отвернула голову, но не удержавшись стала смотреть как он разглядывает ее и с вожделением стала ожидать, что он будет делать. Он достал из шкафа скатерть и приподняв ее тело подложил её снизу. Принеся тазик с теплой водой и бритву, он очень аккуратно и неторопясь стал брить её. Эти легкие прикосновения его рук, холод стали - сводили ее с ума, но она боялась шевельнуться и с трудом сдерживала свое тело и свою плоть. Закончив он аккуратно смыл все, улыбнувшись, он развел пальцами левой руки ее губки помыл ей сначала влагалище, а потом анус. Промокнув ее тело он сложил все и унес. Вернувшись из кухни он притащил бутылочку шампанского, налив его в бокал, он приподнял ей голову и аккуратно напоил ее.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

P.S.

По поводу картинок. Я тоже люблю книжки с картинками, но добавлять их пока лень. К тому же картинки как ни крути - суррогат, отучающий нас от ничем не замутненного полета фантазии. Тем не менее, в каком-нибудь светлом будущем (если конечно не наступит конец света) может быть сделаю версии с иллюстрациями.

Популярные книги в жанре Эротика

Странная, почти призрачная женщина с сомнительным прошлым и практически без будущего вынуждена вести столь же странную охоту за призрачной, нигде не изданной рукописью неожиданно умершего писателя. Расследование обстоятельств его жизни приводят к ошеломляющему изучению природы автобиографии и ужасающих серых зон между правдой и искусством вымысла. Максим Якубовски любит женщин, и это видно. За невообразимым кружевом порно, за занавесом детектива, за мозаикой совпадений и несоответствий лежит всего лишь история любви. Трогательная, печальная и пронзительная.

А нужна ли нам такая любовь, когда мы сами не знаем чего хотим и кого любим? Стоит ли жить ради одного человека, кода мечтаешь о свободе? Ненавидишь его или любишь? Ответь для начала себе…

Любителям темных сил, загадочных мужчин и эротических фантазий!

Он — темный Князь, Люциан, Ифер и еще множество воплощений.

Она — его плоть и кровь, его женщина, его Княгиня.

Нужна ли нежность, мягкость, легкость в отношениях между владыкой подземного царства и его избранницей, или же огненная страсть, жесткость, властность, требовательность…

NB! Особам до 16, глубоко религиозным, а также ханжам и пуританам читать не рекомендуется.

Если героиня очень похожа на полную дуру и шлюху, это ещё не значит, что у прославленного генерала Даккара есть шансы не попасть к ней в гарем. Хотя один пронырливый командор в принципе способен испоганить любые планы...

— Торпедные аппараты к бою! Срочное погружение!

Иступлено хрипел и чуть ли не кричал, вспотевший, от невероятного напряжения, командир минно-торпедной части, капитан-лейтенант Антипин.

— Первый, товьсь! Первый…

Началось стремительное погружение. Оно ощущалось физически очень отчетливо.

— Первый аппарат товьсь! — Опять громко и отчетливо повторил он. — Первый аппарат!

Стремительно нарастало напряжение, в ушах ощущался неясный шум, и все тело маленькой лодочки ждало, томительно напряглось и вот, вот, оно стремительно отреагирует на это товьсь.

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО АВТОРА:

Автор нижеследующего текста не флорист и даже не ботаник, чтобы мог досконально изучить цветы, растущие на болоте. И не скрывает этого, его представление о цветах дальше набора информаций, включённых в общеобразовательную школьную программу, не распространяется. Хотя при разработке отдельных моментов своего текста, которые имеют прямое либо косвенное отношение к т. н. болотному живому миру, ему пришлось детально изучать некоторые публикации, помещенные в интернете. Автор склонен полагать, что человеческое сообщество во многом больше всего уподобляется мутному болоту, которое пропитано навозом вражды и невежества целых поколений. Поэтому везде борется с любым проявлением невежества, повсеместно разоблачая его. Болотная жизнь в его понимании призвана олицетворить образ периферийности: в мышлении и действии соответствующих субъектов – естественно из числа людского потока.

Название произведения содержит в себе сугубо иносказательную посылку. В нём отражено упоминание о недавнем прошлом российского общества. Это – тяжелейший эпизод жизни героев романа, совпавший, по сути, с периодом деградации российского общества после трагического распада СССР. Именно этот постсоветский период российского быта выступает неким удушающим (своей ядовитой атмосферой) омутом, где повсюду водятся одни только нечисти, черты и дебилы; проще – мутанты умственно атрофированного общества!

Упоминание такой темы в рамках предлагаемого вниманию читателя опуса носит чисто символический характер, и больше всего связано с метафорой, нежели с ботаникой. А сам опус в лучшем случае может быть расценен как сказ от третьего лица. Ибо предлагаемый текст, по сути, выступает сплошной территорией иносказания, и мысль автора совершает полёт над этой территорией, отвергая всю тривиальную низость современной жизни. Всё в нём – правда, но не всё про автора.

Стоит ещё отметить, что по своему замыслу данное произведение в известной степени перекликается с другой публикацией автора – «Проза. Ру как горький упрёк нынешней России»

Бабушка предсказывала Бронвин, что та найдет в городе свою судьбу — мужчину, которого полюбит и от которого родит ребенка. Но кто этот человек? Предназначена ли она Константину — одному из последних истинных вампиров? Люку, происходящему из клана Ликанов? Или Лорду Котов, Калебу? При этом все трое решили добиться ее любой ценой, но сможет ли Бронвин достаточно быстро определить, кто предначертан ей судьбой? И хочет ли она этого на самом деле?

Таинственный Ареон встретил Дарью не радушием, а множеством испытаний, которые едва не сломали девушку. Волшебные создания и магия уже не радуют, и от побега удерживает лишь страх за жизнь родных.

Но так ли всё мрачно и безнадёжно, как кажется на первый взгляд? Возможно ли обрести счастье обычной иномирянке, и какова будет цена вспыхнувшей в её сердце любви?

Вторая часть дилогии «Мир Ареон».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Морис постоянно ездил на этот пустынный пляж. Ему доставляло удовольствие пройтись нагишом по нагретому за день песку, искупаться в море, не заботясь о смене плавок, а если и случалось встретиться с кем-нибудь, то получал щекочущее удовольствие, демонстрируя свою раскрепощенность. Он считал, что эти поездки прибавляют уверенности в себе.

На сей раз неподалеку от своего излюбленного места он увидел стайку девушек, сидевших прямо на песке и о чем-то оживленно болтавших. Они размахивали руками, смеялись, спорили между собой и их яркая, странного покроя одежда развевалась на легком теплом ветерке, дувшем, как всегда, с моря. Больше на пляже никого не было. Морис не без некоторого удовольствия подумал, какой фурор произведет его появление в обнаженном виде. Он неторопливо снял рубашку и брюки, на какое-то время оставшись в узеньких плавках, чтобы девушки могли по достоинству оценить его прекрасно сложенную фигуру, покрытую светло-коричневым загаром. Затем он нарочито медленно стянул с себя плавки и горделивой походкой направился к морю. Он надеялся, что услышит за своей спиной приглушенные смешки, смущенное хихиканье, на худой конец -- гробовое молчание. Но девушки продолжали непринужденно болтать, словно видеть обнаженного мужчину было для них обычным делом. Морис в свое удовольствие порезвился в воде и, наконец, решил посмотреть, далеко ли отодвинулись девицы от его стоянки. К его изумлению они не только не ушли, но продолжали как ни в чем ни бывало сидеть неподалеку.

Сергей

Семейная община

По делам фирмы приехал я в один городок. Весь день прошел в делах, и уже вечером, когда я хотел пройтись по городу и осмотреть его хорошенько, встретил своего однокурсника. Мы вместе учились в одном институте, но потом разлетелись кто куда. И надо же такая, вот такая встреча. Я, конечно, обрадовался и пригласил его в ресторан отпраздновать нашу встречу.

Мы, конечно, стали рассказывать друг другу, кто как живет. Я рассказал всё о себе, о том, что был женат, но разошелся, детей у меня нет. Сейчас работаю в одной фирме, и вроде бы всем доволен, но полного удовлетворения, я не получил. Он в свою очередь сказал, что женат, у него две дочери, работает он на селе, и очень доволен. И тут он поведал такое, что у меня мгновенно из головы вылетела вся хмель. Оказалось, что он состоит в одной секте. Община, называется. Он знал меня по институты, мои смелые взгляды на секс, и поэтому так смело всё мне поведал. Община находиться за городом, и все там, занимаются сельским хозяйством. Это, вроде бы ни чего, сельским хозяйством, занимаются многие, но оказалось, что у них нет ограничений в занятии сексом. Все женщины, и мужчины у них общие. На совместных сборищах, у них творится, такое, что даже мне, трудно было представить. Но мало этого, оказалось, что дети, тоже участвуют в этих сборищах, а дома ночью, спят на койках родителях. Мне стало так интересно, что я захотел поехать вместе с другом и посмотреть на всё это. Правда, друг сказал, что сначала он, спросит разрешения у старейшины и проповедника, основателя этой общины, отца Федора. Я согласился, и мы договорились встретиться на следующий день. Командировка моя заканчивалась, и я, позвонив на фирму, договорился взять отпуск, благо я ещё не ходил в этом году. Вечером друг меня ждал, он с ходу сказал, что они посовещались, и мне было разрешено посетить их общину. Но с одним условием, я должен взять в жены двух сестер, мужчин в их общине мало, и рождаются, к сожалению одни женщины. Работать я буду наравне со всеми, подъём в полшестого, отбой, когда будет сделана вся работа. Ни какой привязанности, вечером, ко мне может прийти в гости член общины, и я не должен препятствовать, если мои жены захотят заняться сексом с ним. Но и я могу прийти к любому в гости, и заняться сексом или с женой или с доче6рью. Если они, конечно, этого захотят. Насилие, в общине, полностью отвергается. Не кто не может принудить или заставить против чьей либо воли, если конечно, община не примет на этот случай, решение. Дорога была дальней, и Валера, так звали моего друга, поведал подробности об общине. В общину, его затащила жена, когда он не был ещё женат. Сначала он имел тоже две жены, но одна умерла во время родов. Дети, начинают заниматься активно сексом только с двенадцати лет. А до этого возраста, им только можно смотреть, трогать руками, или использовать язык и рот. Одну дочь он сам лишил невинности, а другую, отец Федор. Он самый главный, и ему можно многое.

Семейный очаг

Том 1

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

Перед вами первый том серии "Семейный очаг", посвященный кулинарии. Это не обычное издание, оно содержит более 800 рецептов всевозможных салатов, бутербродов и закусок, так называемый "холодный стол", приготовление которого не займет у вас много времени.

Учитывая особенности нашего стремительного времени, холодные блюда и закуски можно использовать во всех случаях жизни: и когда вы хотите поразить своих близких и гостей изысканными яствами, и когда вам необходимо "на скорую руку" приготовить ужин на двоих...

СЕРЬЕЗОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕИЕ

IBC (International Broadcast Convention) является институцией, организующей в Амстердаме крупнейшие в Европе смотры профессиональной электронной аппаратуры. Она издает специальную газету, в которой в этом году перед началом смотра аппаратуры были опубликованы серьезные предупреждения. Поскольку все прогрессивные достижения в профессиональной электронной аппаратуре рано или поздно будут применяться также в бытовой электронике, считаем необходимым ознакомить вас с этим предупреждением.