Секретный эксперимент

Олег Болтогаев

Секретный эксперимент

То, что мама не одобрит мой эксперимент, было ясно. Потому я решил действовать тайком, чтоб никто не узнал про мой замысел.

А мысль моя была вот какая.

"Кто в курином стаде главный: петух или курочки?

Если смотреть со стороны, то получалось, что главный у них петух.

Вон он какой гордый и важный! Генерал! Куда топает он, туда и курочки семенят. Но с другой стороны, говорят же: "куры". Словно петуха тут и нет вовсе.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

ТАТЬЯНА РИК

Пьески для школьного театра

"Бальные платьица Вьюжки и Метельки"

(новогодняя пьеска в 4 действиях для постановки с детьми

младшего и среднего школьного возраста)

Действующие лица:

Сказочник

Девочка Олеся

Седая Муха

Вьюжка

Метелька

(Вьюжка и Метелька - это девочки, такие же маленькие, как Олеся, только их волосы, лица и одежда - белые.)

Чёрная Ночь

Джанни Родари

ШЛЯПЫ С НЕБА

Однажды утром бухгалтер Бьянкини отправился на работу в банк. День был прекрасный. Над Миланом не висело, как обычно, ни дымного облака, ни серого тумана. И что совсем удивительно, в этот ноябрьский осенний день в чистом небе сияло солнце. Бухгалтер Бьянкини был в отличном настроении. Он весело шагал по улице и напевал:

- Какой чудесный день! В такой, друзья, денёк Отправиться бы в лес и сесть там на пенёк.

Джанни Родари

ВОЛШЕБНИК ДЖИРО

Жил-был бедный волшебник по имени Джиро. Волшебник, и вдруг бедный! Странно, не правда ли? Но Джиро, хоть он и был самым настоящим волшебником, жил бедно: с некоторых пор никто больше не прибегал к его помощи.

"Неужели я больше никому не нужен?! - сокрушался Джиро. - Раньше у меня каждый день бывало множество людей. Кто приходил за советом, кто за помощью.

И все щедро меня вознаграждали. Ведь я, не хвалясь, много всяких заклинаний и заговоров знаю. Отправлюсь-ка я бродить по свету, посмотрю, что же происходит. Может, объявился более могущественный волшебник?!"

Владимир Романенко

Сказка о Каминных Часах, Старом Телефоне и трех серебряных нитках

Старинные Каминные Часы отбивали время дребезжащими глухими ударами и глядели сквозь свое тусклое круглое стекло в окно, за которым струился неслышно тонкий и легкий снег. Случайные снежинки залетали в приоткрытую форточку и сразу таяли на подоконнике. Через эту форточку в комнату, как это было всегда, доносился сладкий запах из соседней кондитерской. Через эту же форточку иногда заглядывала любопытная Синица, которой наверно было холодно, и она, чтобы согреться, садилась на краешек оконной рамы и ловила крылышками теплый воздух, выходящий из дома.

Арсений Иванович РУТЬКО

СУД СКОРЫЙ...

Повесть

В книге рассказывается о трагической судьбе Ивана Степановича Якутова, который в 1905 году возглавил восстание уфимских железнодорожников.

Издается в связи с 80-летием первой русской революции.

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. "Средневековое судилище!"

2. Тишина и покой...

3. "Иван-царевич"

Казис Казисович САЯ

ЧАЛЫЙ

Рассказ

Перевод с литовского Екатерины Йонайте

В переулке на городской окраине стояла телега, а запряженная в нее линялая чалая лошаденка грызла удила и досадливо хватала прохожих за одежду. Конь вымещал злобу за кнут своего хозяина, Вайнаускаса, и с завистью смотрел на людей, таких бодрых, сытых, не обремененных никакой поклажей. Время от времени Чалый отворачивался и косил большим карим глазом на телегу, где лежала добрая охапка душистого сена. Вайнаускас обложил им два блестящих бидона, и нет того, чтобы хоть клочок оставить лошади или прикрыть попоной ее взопревшую спину. Бросил под забором, на булыжной мостовой, а сам ушел - и с концом...

Блез Сандрар

Мышиное пение

Слушайте, слушайте все мышиное пение: оно печально, и не раз вам случится взгрустнуть. Но вы поневоле вскинете голову, и подпрыгнете вы, и подскочите, и пуститесь в пляс. Эй, вы все! Смотрите не слушайте слишком долго мышиное пение...

Вот что случилось однажды...

Жил-был бедный пахарь, который пахал свое поле. Каждое утро, вскинув на плечо мотыгу, он отправлялся работать на пашню. Но вместо того, чтобы пахать, он по дороге останавливался и начинал рыть ямки в тех местах, где мыши проделали свои длинные подземные ходы. Потом он прикладывал ухо к земле и слушал, что там происходит.

Блез Сандрар

Птица, живущая у водопада

Жил-был мальчик. Однажды он смастерил силок, укрепил его среди корней дерева и поймал в него птицу, красивую птицу - птицу, живущую у водопада.

Вот так. Он ее ощипал, сварил и съел.

Вот так.

Съев птичку, он снова поставил силки и опять поймал такую же птицу птицу, живущую у водопада. Он побежал домой, чтобы посадить птицу в клетку, но мать отправила его обратно в поле сторожить посевы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Шах

Справка

Настоящая справка выдана гражданке Авдеевой Зинаиде Макаровне в том, что, согласно закону военного времени, её чёрномастный осёл по кличке Шах призван в Красную Армию для использования по прямому назначению.

Печать.

Подпись: уполномоченный по комплектации гужевого стада - лейтенант Ковалёв.

Этот маленький пожелтевший лист бумаги - память о войне.

В далёком тысяча девятьсот сорок первом году моему дяде Авдееву Ивану Ивановичу исполнилось десять лет. Тогда его звали просто - Ваня.

Олег Болтогаев

Жарко!

В жару тяжело всем. И людям, и животным. Трудно сказать, кому тяжелее. Люди могут спрятаться от жары, а как быть животным? Тем самым, которые живут рядом с людьми.

Вот изнемогает от жары дворовый пес. Найдется ли кто-то сердобольный, кто отпустит его с цепи? А вот петушок - золотой гребешок. Он открыл клюв и не может надышаться. В темном кустике пытается спрятаться от зноя кошка. Она лежит на боку, раскинувшись. Жарко!

Олег Болтогаев

Зимнее утро

Ещё не проснувшись, сквозь сон я понял, что ночью выпал снег.

Потому что я услышал, как во дворе, за окном мой отец громко работал лопатой. Он расчищал дорожку вокруг дома. Видимо это занятие доставляло отцу большое удовольствие - он всегда расчищал снег сам, причём затемно.

Я вскочил с кровати, отодвинул занавеску и посмотрел в окно.

Там был сказочный мир, совсем не тот, что вчера, когда дул ветер и было неуютно и холодно и, казалось, ничто не предвещало снегопада. Хотя... Если бы я был внимательным, то непременно заметил бы, что накануне наша кошка, свернувшись тугим калачиком, легла спать у самой печки. Мурка закрывала лапами свой нос и совсем не хотела играть со мной.

Лекарство, отбивающее память, можно использовать во зло. А можно и помешать этому – если частный детектив и его друг решат встать на пути всероссийского криминального движения. И обязательно помешают – если им будут помогать две очаровательные девушки, одна из которых – сержант морской пехоты США.