Секретик

«Тёма остановился поодаль, рассеянно роясь в кармане. У малявок свои секретики, у пацанов – свои. Секреты. Если эта плакса не отвяжется, то опять придется отложить…»

Отрывок из произведения:

По залитому солнцем двору разнесся отчаянный детский рев. Егор подобрался, недобро прищурил прозрачные глаза. Две маленькие девочки примостились на бортике песочницы – и одна из них плакала, плакала так, что казалось: сейчас она умрет от горя.

– Ну-ка, пойдем посмотрим, – Егор решительно свернул к песочнице, заранее сжимая кулаки. Тёма удивленно взглянул на приятеля – подумаешь, малышня нюни распускает. Присмотревшись, он узнал младшую сестренку Егора – она неуклюже обнимала ревущую девочку, пытаясь утешить. Рядом вертелась кудлатая и коротконогая дворняга. Сердито почесав облупленный нос, Тёма покачал головой и поплелся вслед за приятелем. Что-то случилось с Егором за те две недели, которые Тёма провел на море. Сначала он не обращал внимания: мало ли, какие проблемы у человека, захочет – расскажет. Но шла уже вторая неделя сентября, а Егор все молчал, становясь все мрачней и дерганей. Вот и сейчас – что это на него нашло? Приятели никогда не встревали в проблемы всякой мелочи. Егор сам говорил, что к его сестре соваться – только проблемы себе наживать. А тут вдруг бросился, будто белобрысую Таньку убивают. Малявка теперь не отцепится – все планы кувырком.

Рекомендуем почитать

Прогресс – прогрессом, но когда кругом одни неврастеники, остается либо бежать в малоцивилизованную глушь, либо искать новые средства для удобного существования, хотя еще неизвестно что лучше.

Грязная лестница, квартирные двери – обшарпанные или новые, железные. За дверями бывшие друзья – умершие или переставшие быть. В какую дверь постучать и нужно ли это вообще?

«Андрей приехал в Ампану в сезон дождей. Жирный пряный дым от уличных жаровен растворялся в мороси, морщинистые стряпухи натягивали над столиками полосатые тенты. Уличный шум казался приглушенным – все тонуло в дожде, промокшие дома валились в ущелья улиц хлопьями плесневелой штукатурки. В душной конторе смуглый человечек в отсыревшем костюме окинул опытным взглядом джинсы Андрея и принялся перебирать адреса, то и дело протирая очки…»

Сюзи и Джон записывали сотый вариант одной странной легенды о людях болот, Людях-без-души, крокодильем племени. Почему люди болот лишились души и причем здесь крокодилы было неясно. Но вдруг появляется доброволец, предлагающий не только рассказать как все было на самом деле, но показать дорогу к людям-без-души

«– Ник, ты должен быть достоин своего отца, – тихо сказал он. – Мать слишком мягко к тебе относится, и я могу ее понять. Мои внушения на тебя не действуют. Так может, мне обратиться к И.О.? – учитель иронически поднял брови. И.О., на котором – ответственность за весь корабль! И учитель готов отвлечь его от дел, чтобы вправить мозги нерадивому ученику… Ник замотал головой от стыда. – Или, может, отправить тебя к старпому?»

«– Спешите видеть! Настоящий космический цирк-шапито! Удивительное зрелище! Только у нас – полет на загадочную планету всего за пятьдесят рублей, детям до двенадцати – двадцать! Инопланетный зверинец, женщина-змея, повелитель звезд!

Плотный лысый человек с иссиня-черными усами, слишком пышными, чтобы быть настоящими, прохаживался вдоль трассы. Завидев новый автомобиль, он поднял мегафон, и над дорогой снова раздалось:

– Космический цирк-шапито! Жуткие приключения галактических путешественников!..»

Если Партизан ни с того, ни сего решает стать писателем, то ему прямая дорога в горы, где живут три брата – Умный, Буйный и Задумчивый.

Рассказ напечатан в журнале «Реальность фантастики 2004΄12», а также вошел в антологию «Лучшее за год 2006. Российская фантастика, фэнтези, мистика»

Другие книги автора Карина Сергеевна Шаинян

Мир Иных сходит с ума, и спираль событий все туже закручивается вокруг скромной художницы из Новосибирска, путешествующей по Азии с рюкзаком за плечами. Она не желает принимать магический дар и мир, разделенный на Свет и Тьму.

Кто же она – хладнокровная преступница? Слепое орудие Судьбы? Пешка в интригах Великих? Или Светлая волшебница, наделенная собственной волей? Чтобы сохранить жизнь и свободу, ей придется сразиться с теми, кто намного сильнее, и решить задачу, с которой не смогли справиться самые умные и опытные маги.

Лизе девять лет и она изо всех сил старается быть обычной девочкой. Лето она проводит в теплом краю у дедушки и бабушки. Но однажды всё начинает меняться. Совершенно случайно к девочке попадает предмет Воробей, силу которого ей только предстоит узнать. Ссора с подругой, развод родителей — лишь начало череды событий, куда вовлечена Лиза. Её ожидает открытие страшной правды о своём лучшем друге, но главное — девочка с группой взрослых оказывается посреди снежного кошмара, очень скоро превращающегося в кошмар кровавый. Суровая природа, жестокие шаманские обряды, столкновение могущественных корпораций — всё это тесно переплетено в небольшом дальневосточном городке Черноводске. За которым — океан и шельф.

Камбоджа, 2007 год. Русский бизнесмен Пленский приглашает группу студентов на игру, победитель которой получит возможности, о которых и не мечтал. Надо всего лишь продержаться дольше других на необитаемом острове — и фантастическая карьера в корпорации Пленского обеспечена. Казалось бы, задача проста и понятна, а выиграть должен самый сильный, хитрый и терпеливый. Но Кох-Наг, Змеиный остров, на который забрасывают студентов, не так уж прост и безобиден. Выживать в тропиках оказывается труднее, чем надеются студенты. А тем временем в руки одного из игроков, программиста Дмитрия попадает загадочный артефакт, и планы Пленского рушатся. Маленькая фигурка кальмара позволяет Диме управлять людьми. Справится ли он с внезапно свалившейся на него властью? Сумеют ли игроки остаться людьми, или страх и жажда победы заставят их потерять человеческий облик? Об этом знают только злые духи Кох-Нага…

События, развернувшиеся вокруг таинственной металлической фигурки Броненосца, неудержимо раскручиваются не только в пространстве, но и во времени. Герои переносятся из здания биофака МГУ в конголезский партизанский отряд под командованием Че Гевары; верхом на лошади попадают из середины XX века в начало XXI-го… Юлька Гумилева совершает побег с тайной базы ЦРУ, чтобы вновь потерять свободу, но уже в таинственном монастыре, затерянном в джунглях Боливии, где монахини поклоняются неведомому и зловещему Святому Чиморте; а молодой зверолов русского происхождения получает странную книгу советского фантаста, чтобы через много десятков лет разгадать ее тайну.

Откуда взялись кричащие и почему заговорила река?..

Виктор сбил на дороге девочку. И хотя суд признал его невиновным, он решил искупить свою вину, отправившись в джунгли Латинской Америки помогать индейцам. Добравшись до городка Ньякос, Виктор познакомился со странной монашкой Таней.

Рассказ вошел в антологию «Возвращение Ктулху» (2008).

1967 год. Южная Америка. Эрнесто Че Гевара, легендарный Команданте, с крошечным отрядом уходит от преследования вглубь болот. За ним по пятам идут лучшие специалисты ЦРУ по контрпартизанским действиям, «зеленые береты» и боливийская армия. Финал близок. Но, прежде чем умереть, Че обязательно должен встретить человека, у которого находится фигурка Броненосца…

Наше время. Москва. Юлька, обладательница странной фамилии Гумилева-Морено, получает посылку от нежданно объявившегося боливийского дедушки. Фигурка Броненосца поможет ей справиться с депрессией и даже отомстить бывшему возлюбленному — художнику Сергею… Вот только куда заведет их невинная вроде бы шутка? Возможно, в самое сердце Боливии — где им предстоит пройти по следу древнего чудовища мегатерия и раскрыть тайну смерти Команданте Че.

«Глаза в глаза, крошечные зацепки. Сейчас – Янка выбирает, и они это чувствуют. На секунду – связывает тонкая ниточка, этот? вон тот?»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Автор Элизабет Тюдор

(псевдоним Лалы Гасановой)

Захватчики миров

Всё в жизни закономерно, даже смерть, с которой человечество всегда борется. Но ещё большим казусом является жизнь. Она у каждого разная, но конец у неё один.

Моя история возможно покажется кому-то фантазией, а кто-то поверит в неё. Но всё что произошло, было реальностью. Если конечно читатель знает, что такое реальность...

Меня зовут Кристина Милфорд. Для друзей я простор Кристи. Когда произошла со мной эта загадочная история мне было 25 лет и училась я в Оксфордском Университете на лингвиста. Всё началось в безоблачный уик-энд в середине весны. Мой друг Ричард Дэйвид Хентон пригласил погостить у него в выходные. Я согласилась не задумываясь. Хотелось отдохнуть от тягот учёбы и городской жизни. Ну, в общем от всего. Ричард работал программистом. Жил он Норберве в Уэльсе. Тихий, маленький городок с изумительной зелёной живостью. Только природа, да чистый воздух могли помочь мне отрешиться от повседневной рутины. Не хватало только приключения, чтобы как-то скрасить этот уик-энд.

Александр Тюрин

О тождестве были и небыли в мировой истории

(Из лекции Козьмы Хроноплевста, прочитанной в Темпоральной

Академии в мае следующего года)

цикл "НФ-хокку"

Ничто так не придает динамизма историческому процессу, как кровопролитные битвы и войны.

Вглядываясь в длинный список великих сражений, мы замечаем, что почти всегда победителя их можно определить заранее -- это тот, кто имеет лучшее вооружение и организацию, кто физически или умственно сильнее, лучше мотивирован и выбрал выигрышную позицию.

Александр Тюрин

ТРАНЗИТНЫЙ КОСМОДРОМ

цикл "НФ-хокку"

Глава 1. 2375 год.

Корабли появлялись из ничего, точнее из Абстракта, юркие и мелкие как мухи. Лиловое поле интерфейса превращало их в кляксы неопределенного цвета и и формы, а масса становилось заметной, лишь когда они плюхались в быстро твердеющие люльки на поверхности волнующегося как море космодрома.

Женя Клочков занимался санитарным контролем. Большинство кораблей было беспилотными, да и сами пилоты никаких хлопот не доставляли. Лощеные выпускники штурманских инкубаторов, прошедшие десятки экзаменов и испытаний, прежде чем принять командование, они были идеальны, как аммиачный снег.

Евгений Тюpин

МЕЖЗВЕЗДHЫЙ КОHТАКТ

Зеленый заяц с хpустом откусил от большого желтого яблока, меланхолично пожевал и сплюнул в тpаву. - "Hу и кислятина, " - лениво подумал заяц и зашвыpнул яблоко подальше в кусты.

Заяц сидел под стаpым дубом, удобно откинувшись на шиpокий ствол. Он глазел на голубое небо, мелькавшее чеpез листву, и неспешно pазмышлял. Заяц в душе был философом, хотя в обществе вел себя, как свой в доску паpень с сеpьгой в ухе и коpобком тpавки в каpмане. Заяц сонно щуpился на небо, иногда пошевеливая длинными исцаpапанными ушами, отгоняя назойливых мух, и думал пpимеpно следующее:

Леонид ТКАЧУК

КОНЕЦ ПУТИ

Волны накатывались на берег, стремясь снести его со своего пути. Но шумно взлетев на гальку, они теряли порыв и бессильно просачивались обратно в море.

Одинокий человек двигался вдоль берега, останавливался, снова пускался в путь, и останавливался опять. Красноватые, подернутые дымкой солнечные лучи пробивались над горизонтом, окрашивая окружающее нереальными, мерцающими при каждом движении, бликами. Феерическим пламенем сверкал камень, выраставший из волнующихся вод. Он был неотделим от стихии волн - неровный, шероховатый, со множеством выступающих граней.

Леонид ТКАЧУК

НЕПРИЯТНОСТИ СО ВРЕМЕНЕМ

Когда в лаборатории перспективных исследований произошел очередной инцидент с нелинейной высоконасыщенной силовой цепью, над дискретностью насыщения которой Сергей Орлов бился уже третий, завершающий год своего аспирантского бытия, терпению профессора Визбора пришел конец. Витольд Андреевич не стал браниться, как это было в предыдущий раз - в высшей степени интеллигентно, хотя и весьма экспрессивно. Нет. Он помнил, что инцидент закончился для него плачевно. Второй микроинфаркт; он умел делать выводы из личного опыта.

Боpис Толчинский

*ПРОКЛЯТИЕ ЗАМКА HИШТЯКШТАЙH* (1/3)

/тpагифаpс в 5-ти действиях, с пpологом и эпилогом/

_ОБЩИЕ РЕКОМЕHДАЦИИ по ономастике пpоизведений в стиле horror:_

"Желаешь написать стpашилку - давай злодею имя ассиpийца. К пpимеpу, назови его Синнахеpиб, и сpазу все поймут, что он не пpосто так кpасавицу Альбину из pодового замка Hиштякштайн похитил, а для дуpного с нею действа. Hавpяд ли сpеди твоих читателей отыщется такой наивный, кто станет ждать добpа от этого Синнахеpиба. Владетеля же замка можешь смело делать голландским немцем, чем флегматичнее, тем лучше: фон деp ван Блюмзинг подойдёт вполне. Если у Блюмзинга имеется знакомый толкователь гоpоскопов, дай ему имя длинное, латынское, на "-ус" кончающееся, допустим, Ростpадамус, или, ещё сильнее, Ростpадамциус. Встpетив такое имя, любой читатель, даже не знающий, что "pостpа" - это наподобие моpской посудины или тpибуны, сpазу pаскумекает, что сей астpолог не из пpостецов, а человек воистину учёный. Далее, к злодею твоему, Синнахеpибу, желателен бы тоже маг-пpислужник. Ступай в Египет, там их немало, беpи почти любого. Как назовёшь его, к пpимеpу, Хуфусебек ибн-ИМХОтеп аль-Усеpхуй, без описаний станет ясно, каких высот в искусстве чеpнодейства достигла эта птица. И наконец, супеpгеpоя наpеки славянским именем, пpичём не стоит тpивиальничать и с ходу называть Добpыней; что он действительно добpыня, выяснится после; и Пеpесветом называть не надо, чай, по самой фигуpе будет видно, что не Кочубей; ты лучше назови его Отpадой - да, кстати, феминисткам угодишь, они подумают, их полу человек. И не забудь Отpаде дать в учители сансэя Лю Пуиня, сама же понимаешь, для чего, тепеpь без этого низзя. Hу а потом, когда Отpада всех плохих замочит, смело финаль свою стpашилку: типа, неблагодаpная Альбина с коваpным Лю Пуинем на Фудзи укатили, Отpада таки оказался дамой (возможно, тpансвеститом, как Dana International) и с гоpя вышел/вышла замуж за Хуфусебека, восставшего, по своему обыкновению, из меpтвецов, а Ростpадамциус, пpокляв их, всех вместе взятых, составил геppу Блюмзингу зловещий гоpоскоп и был за это, в свою очеpедь, низpинут с веpхнего донжона замка Hиштякштайн, ну пpямо в келью на дне сухого pва живущего pеликтового инквизитоpа, чьё имя мы не знаем до сих поp."

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Цивилизация приходит в Анды к меднолицым индейцам, считающим, что Инка – старший брат Христа. Перепись, кусочки ламинированной бумаги, по которым можно получить ненужный индейцам паспорт – всё бессмысленно, словно кружащаяся на скользком кафеле скрепка.

«Крупные хлопья снега, мягче пепла, легче совиных крыльев, медленно кружили в свете фонарей, липли к ветвям, и больничные корпуса сквозь пелену казались старинными домами серого камня. Кир почувствовал себя вольным всадником, случайно попавшим в зачарованный город. Пахло талой водой и мокрыми деревьями, и чем ближе подходил Кир к ручью, тем более странным и прекрасным казался ему вечер. Цель прогулки забылась, оттесненная красотой мира. На горбатом мосту лежал нетронутый снег, и было жалко оставлять на нем грубые следы...»

«Сеть так поставить, чтобы в нее с того берега ничего не прибило, а то беды не оберешься. Кто знает, что выйдет, если у теней рыбу отнять?»

«Довольно быстро до Васи дошло, что играть в прятки можно и без согласия партнеров. Можно и нужно. Если хорошенько спрятаться, мама не отправит за хлебом и не усадит за уроки, отец не будет приставать с воспитательными беседами, а брат – отбирать книжки и обзываться...»