Секрет успеха

Валерий Артюшин

СЕКРЕТ УСПЕХА

Прислонившись к стволу старой ольхи, я сидел с удочкой у лесного озера, каких у нас на Тамбовщине немало. Ни одной поклевки! Сменил насадку, и опять безуспешно. Вдруг в ветвях дерева кто-то завозился, запищал, в воду посыпались какие-то крошки. Сразу же в том месте всплеснула рыба.

В развилке ветвей среди листьев трудно было заметить гнездо с птенцами. И только когда мать принесла им утром пищу, они обнаружили себя писком. Иногда кусочек червяка падал в воду, и его хватала рыба. Крупные красноглазки уже, вероятно, давно кормились так и держались невдалеке.

Другие книги автора Валерий Артюшин

Валерий Артюшин

ЮРКИНО УТРО

Много мне приходилось встречать рассветов у реки, у лесных заманчивых озер, и каждый раз рассветы были непохожи один на другой. Бывает, небо на востоке начнет быстро наливаться вишневым соком, а потом вдруг брызнет солнечными живительными лучами-пронырами, которые спешат заглянуть под каждый кустик, посмотреть в каждую росинку на озябшей за ночь траве. В такое утро солнце вступает в свои права с самого восхода. А иногда борьба ночи и утра затягивается. Сгрудит ночь на востоке тучки-облака, не дает пробиться сквозь них заревому свету. Но утро и солнце побеждают всегда...

Популярные книги в жанре Современная проза

Мадам Броткотназ традиционна: типичная бретонка сорока пяти лет, из Ля Бас-Бретань, сердца Старой Бретани, края больших праздников Прощения. Для Франса Халса переход от портретирования жены какого-нибудь мелкого бюргера к мадам Броткотназ состоялся бы безо всякого смещения его формул или разрыва временного чувства. Он бы по-прежнему видел перед собой черное и белое — черное сукно и белый куаф[1] или чепец; и эти веерообразные, лазурно-синие поверхности для белого и холодный чернильно-черный для основных масс картины вышли бы без сучка и задоринки. Приступив к лицу, Франс Халс обнаружил бы свой любимый желтовато-красный румянец — только глубже того, к которому он привык у фламандок. Он обратился бы к той части палитры, где лежит пигмент для лиц сорокапятилетних мужчин, в противоположном конце от холмиков оливкового и тускло-персикового для juniores — девственниц и молодых жен.

Это рассказ о котенке длиной в десять сантиметров, который вторгся в жизнь человека в шестнадцать раз длиннее его. Человека звали Хардель. Он был вдовец, пенсионер, но еще бодрый и крепкий. Хромал на левую ногу, с детства терпел насмешки своих неразумных сограждан, и это сделало его недоверчивым даже к тем, кто был к нему дружески расположен.

Все его счастье после смерти жены было в дочери и домике за городом. В этот домик спешил он после смены, когда еще работал на фабрике, и вкладывал весь отпущенный ему творческий запал в труд на своем клочке земли. Летнюю сторожку он мало-помалу превратил в фахверковый домик и перебрался туда, сэкономив этим деньги за оплату городской квартиры. Так жил он на окраине города, несколько в стороне от событий. Хардель надеялся, что маленький домик станет в будущем семейным очагом его дочери. Увы, пришел мужчина, забрал ее и подчинил себе, и дочь пренебрегла маленьким домиком.

Ее звали Глория Шмидт. Имя для парохода, не для девушки. Глория — ровная линия борта, гладкий на ощупь, прохладный металл; причудливые блики над ватерлинией, запах воды, мечта… Шмидт — гордо задранный форштевень; будто лезвие рапиры — бушприт; будто выстрел в небо — мачта; шум ветра в ушах, затаенная тоска…

Его звали Иван Богданов. Иван Титович Богданов. Он был капитаном дальнего плавания.

— Erlerdigt! Der Nachste!

— Klar…

Открытые вагоны теснились, сталкиваясь буферами, перед бортом, с которого свисал на причал светло-бурый брезент. Время от времени по нему дробными очередями стучали горсти похищенного апрельским ветром зерна. Иван, стоя на мостике, перебирал вагоны взглядом, как четки: молился, чтобы время сжалось пружиной, свернулось, будто канат, в бухту; что угодно и как угодно — лишь бы он немедленно очутился на улице Баумваль, где у дверей отцовской аптеки ждет его белокурый ангел в шелковых чулках и клетчатой юбке — Глория Шмидт.

Опубликован в сборнике "Из чего только сделаны мальчики. Из чего только сделаны девочки", изд. "Амфора", 2011 г.

Теперь синий цвет мне чаще «к лицу». Раньше с ним был полный кошмар — когда я надевал что-нибудь синее, мое лицо становилось бледным, набрякшим, под глазами проявлялись темные круги. И сам я казался толще. Потом синий немного утихомирился. То ли привык ко мне, то ли просто устал от моих настойчивых попыток приручить его. Я делал это осторожно. Надевал синий сначала понемногу — какую-нибудь шведку с тоненькой темно-небесной окантовкой. Потом, примерно через год, — синюю кепку или шарф. А еще через год я отважился надеть полноцветную синюю рубашку. Так что, пожалуй, я все-таки его приручил. Причем делать это нужно было именно таким образом, постепенно, иначе — не получалось. Скажем, я пробовал сиреневый. Потом сиренево-сиренево-сиренево-синий. Потом сиренево-синий. И вот, когда дело дошло уже до того, чтоб от фиолетового оттенка избавиться вообще, синий сразу всполошился и показал свой характер. Но все это в прошлом. Теперь он хоть иногда и взбрыкивает, но в целом ведет себя вполне послушно.

Раньше эта мысль довольно часто посещала меня, когда я находилась снаружи, не в электричке (чаще всего это случалось, когда я собиралась войти в вагон, или же, наоборот, сразу после того, как я из него выходила), — мысль о том, что у нас безвозвратно крадут время, которое мы там проводим, и о том, что, когда мы едем в электричке, наше восприятие искажается и глаза видят то, чего на самом деле нет, — сущий морок, наваждение. Да что там говорить, вся та конструкция, частью которой является электричка, и даже само слово «электричка» — просто одна большая иллюзия.

Вадим проснулся одновременно с будильником. Будильник попибикал равнодушно и стих. Вадим открыл глаза. Потом закрыл их. Снова открыл, ибо испугался, что уснет.

Опять эта надоевшая пустая комната с холодными белыми стенами. Смотреть вокруг удовольствия не доставляло. Особенно, только проснувшись. Вадим поднялся.

Он направился в ванную, где без удовольствия рассматривал с минуту свое изображение в грязном зеркале. Когда-то Вадим считался красавчиком. В ранней молодости, еще до иммиграции, он даже подрабатывал фотомоделью. Не столько ради денег, сколько ради удовольствия. Приятно было ощущать на себе сразу так много восторженных женских взглядов.

Движения души непредсказуемы. Об этом все чаще задумывается молодая учительница французского языка, попав на работу в школу для девочек из еврейской общины. Семейный и религиозный уклад, с малых лет усвоенные правила поведения — все, казалось бы, противоречит ее сближению с воспитанницами. Но сердце тянется к этим прелестным ученицам. Особенно к нежной и хрупкой Хадассе, непредсказуемой девочке с лучистыми глазами. Ее реакции трогательны, ее чувства глубоки. Не менее удивительны отношения взрослых мужчин и женщин в этом квартале. И, как часто бывает, любовь вспыхивает даже там, где она запретна, порой вопреки воле влюбленных. Так может ли человек обуздать себя, отречься от счастья? На этот вопрос каждый герой отвечает по-своему…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бель-Роз — такой псевдоним выбрал для себя Жак Гринедаль, сын сокольничего из провинции Артуа. Юноша влюблен в прекрасную девушку, да вот беда: он беден, а ее отец богат. Вот и пришлось Жаку отправиться на войну добывать себе славу и богатство. О приключениях отважного солдата рассказывает роман «Бель-Роз», действие которого развертывается во времена кардинала Мазарини.

Роман «Королевская охота» переносит читателей в последние годы царствования короля Людовика XIV. Множество опасностей выпало на долю главного героя повествования, благородного маркиза Эктора-Дьедонна де Шевайе, привыкшего без боязни смотреть в лицо и врагам на поле брани, и интриганам высшего света.

Г.К. Ашин, С.А. Кравченко, Э.Д. Лозанский

СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИКИ

Сравнительный анализ российских и американских политических реалий.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Раздел II. Политические лидеры и элиты

Тема 7. ЭЛИТА: ПОНЯТИЕ И РЕАЛЬНОСТЬ

1. Спор о термине

2. Этимология термина и его применение

3. Понятие "элита" в социологических исследованиях (операциональный уровень термина)

4. Элита и правящий класс

Леонид Ашкинази

Инструкция для путешественника во времени

1. Современная физика утверждает, что попасть в прошлое вы не можете.

2. Поэтому, если вы совершите путешествие в будущее, раз и навсегда выкиньте из головы идею о возвращении. Это вам не грозит.

3. По той же причине мы не знаем, куда делись за последние два года на территории нашей страны около тысячи человек (около миллиона на всей Земле). Но физики и криминалисты, тщательно изучив все случаи, пришли к выводу, что это путешествия в будущее, вызванные случайным совмещением пространственных координат. Поэтому вы можете попасть только в ту же точку Земли, из которой стартовали.