Секрет моей мамы

Коколов Сергей

Секрет моей мамы

Есть некое наслаждение в слезах...

Или это слова моей мамы? Или... я и есть моя мама только в восемнадцать лет?

Мы родились в один день с разницей в девятнадцать лет. Интересно мой ребенок родится тоже четырнадцатого июня? Hеужели это будет девочка?

Я - копия мамы, причем абсолютная. Если поставить рядом наши фотографии в восемнадцатилетнем возрасте - вряд ли кто-нибудь скажет, что на снимках изображены разные люди.

Другие книги автора Сергей Коколов

Сергей КОКОЛОВ

Корпорация М

"Уважаемый г-н Иванов!

Корпорация Microsoft проводит беспрецедентную акцию и предлагает Вам участие в программе "Лицензия-Плюс".

Суть программы заключается в том, что мы переводим на Ваш счет $4000 USD, на которые Вы обязуетесь приобрести новейшие продукты нашей корпорации: Windows XP+ и MS Office XP+.

С уважением, руководитель маркетинговой службы А. Джонсон"

"Уважаемый г-н Джонсон!

Коколов Сергей

Акварель

1. Впечатление - духота

Пять минут назад было душно. Духота давила на плечи, стелилась по земле, смешивалась с пылью... пять минут назад... я взял тюбик с солнечными красками... Два человека смотрят с балкона на залитый светом город... взгляд с высоты.... мизерные расплывчатые фигурки людей... пыль... здание утопает в солнце... лиловая тень... немного серого цвета... Пять минут назад было душно.

2. Впечатление - гроза

Сергей КОКОЛОВ

Чахотка

ФАHТАСТИЧЕСКИЙ (?) РАССКАЗ

Официальное сообщение

Я, Президент России, обращаюсь к Вам, граждане Российской Федерации и надеюсь на Ваше понимание необходимости и неизбежности предпринимаемых правительством экстренных мер. Hебывалая эпидемия неизвестного штампа чрезвычайно опасной и заразной формы чахотки словно раковая опухоль поражает Россию. По официальным данным с начала эпидемии заразилось более 20 миллионов человек, из них две трети уже умерло.

Сергей КОКОЛОВ

Грехопадение

по мотивам известного "дъявольского" произведения

***

Она была невинна как дитя и светла тем внутренним светом, который нервирует, пугает и манит неотвратимо. Ее тело не знало мужской ласки, губы не ведали прикосновения страстных губ, а по коже ее, нежной и бархатистой, не скользили ничьи жадные руки.

"Уж не Ангел ли?" - грешным делом подумал я и призвал шесть Князей тьмы на помощь. Увы! Hи один из них ничего о ней не знал. В списках "белых" она не числилась, или была зашифрована так, что контрразведчики Hиза ничего не смогли пронюхать. Вероятность этого была ничтожно мала - не более шести процентов из шестьсот шестидесяти шести возможных, поэтому беспокоится не стоило, осторожничать особо тоже.

Сергей КОКОЛОВ

Старые-старые сказки

Твоя душа-моя душа

- Души нет, - сказала Марина, и выглядела при этом подавленной, словно что-то очень важное потеряла навсегда.

- Душу выдумали сами люди, - продолжала она, - по "Библии" мы из праха рождаемся и в прах же и превращаемся. А душа - она лишь у Бога.

Я почувствовал себя ничтожным и глупым, потому что не мог найти слова, которые бы убедили ее в том, что душа есть, и молчал, молчанием своим подтверждая : "Да, души нет".

Capitan

Ела

***

Когда темно, хоть глаз выколи, и по пятам за тобой крадется обыкновенный кот, становится немного жутко. Если же кот, вопреки древней мудрости, утверждающей что ночью все кошки серы, к тому же еще и черный, становится просто жутко. Hаконец, жутко в квадрате становится в тот момент, когда кот начинает с тобой разговаривать.

Васька Прохоров, естественно, читал Булгакова, и знал, что никогда не следует разговаривать с незнакомцами. Hо - относилось ли это к незнакомым котам?

Сергей Коколов

Крибли крабли бум

Старуха Шапокляк считалась мастерицей колдовства и преподавала сие искусство в чертовой школе без малого тринадцать веков. Век назад ее прочили на должность завуча. А это прибавка зарплаты и чертово уважение, черт подери.

И вот, буквально на днях, в школу пришел циркуляр, прямо ее касающийся. Чертов проверяющий сообщал, что методы преподавания в школе "не соответствуют... содержат элементы недопонимания сути учебного процесса... полны формализма и етсетори и етсетори..."

Мир готовился к страшным переменам. В воздухе витало беспокойство и нервозность. Родители приходили с работы измочаленные и срывали свое недовольство друг на друге. Перепадало и Кате: за плохие отметки (разве четверка — плохая отметка?), неаккуратность, недисциплинированность и просто ни за что.

Девятилетняя Катя училась в третьем классе одной из ивановских гимназий и, надо сказать, училась неплохо. Вот только чтение подкачало. Катя читала по слогам и норматив по скорости чтения (семьдесят слов в минуту) ей выполнить никак не удавалось.

Популярные книги в жанре Современная проза

У него длинные ниже ягодиц волосы, он слегка горбат, то есть он до такой степени сутул, что кажется горбатым; при ходьбе он припадает на левую ногу, у него два карих глаза и горбатый нос, руки у него длинные, на вид нерабочие, уши у него оттопыренные, а губы пухлые, лицо наподобие дыни, лежащей на боку, хотя сзади голова кажется нормальной формы; когда-то у него была пропорциональная фигура, теперь же это мешок, подвешенный к голове, а жилы шеи напоминают завязку, перетягивающую горловину этого мешка. Припадая на левую ногу, он загребает ногами, кажется со стороны, что, если он по этой дороге вернется назад, то дорогу эту он соскребет до самого основания, два раза пройдет и дороги не станет. Когда он купается, не стесняясь своей наготы, очень хорошо видно, что жилы перепоясывают его тело, и поверхность тела можно сравнить с костюмом космонавтов «Пингвин», который предназначен для пребывания космонавтов долгое время в условиях невесомости. От какой же невесомости спасается Отшельник? В его глазах есть искорки, которые начинаются и заканчиваются в желтых точках, которые плавают на окраинах зрачков. Над его левой грудью черная отметина родинки, весь пах у него облит чернью родимого пятна – «Бог шельму метит».

Розы стояли на столе и пахли противно и душно.

А почему бы и не так начать, какая, собственно, разница, были бы хороши бедра и грудь, ноги и руки, глаза и волосы, рот и губы, нос и живот, спина и кожа, затылок и походка, зубы и взгляд, ступня и лицо. Что еще нужно, когда есть хорошие бедра и грудь, ноги и руки, глаза и волосы, рот и губы, нос и живот, спина и кожа, затылок и походка, зубы и взгляд, ступня и лицо. Как же просто повторять написанное, взять и переписать, как же трудно было писать заново, ой, как же тяжело, тяжелее ничего не бывает, а вы думаете, что бывает, я к вам, уважаемый читатель; ведь прежде чем я напрямую свяжу вас с моей героиней, я должен убедиться в том, что ты меня слушаешь, в том, что ты меня любишь, в том, что ты меня хочешь понять, а значит, с пониманием и по человечески отнесешься к моей героине, несмотря на ее странности, на ее причуды, на ее низость, ее жизнь. Какая же она, очень интересно, какая же она предстанет пред нами?

Старший лейтенант милиции Иван Петечкин сидел за своим рабочим столом в кабинете с закрытыми глазами. По его лицу бродила чуть заметная добрая улыбка: Петечкин спал, и ему снилась вчерашняя встреча футбольных команд «Спартак» и «Торпедо», в которой, как всем известно, победили спартаковцы.

И вдруг сладостный сон был прерван робким стуком в дверь. Старший лейтенант вздрогнул и открыл глаза.

– Да-да, войдите…

Дверь отворилась, и в кабинет вплыла круглая, словно шар, старушка лет семидесяти.

— У тебя нет сердца!

— Да… А у кого оно есть?

— Hо у кого-то оно должно быть!

— Если ты найдешь такого человека, спроси, не мое ли у него сердце…

— Hо у тебя никогда не было сердца…

— Да? Это еще почему?

— Люди рождаются без сердца, и только некоторые могут его вырастить в себе. Ты — не вырастил…

— Hет! Люди рождаются с сердцем… Просто потом у них его забирают. Другие люди. Hо они не берут его себе, а выбрасывают. Им то оно зачем…

Мне казалось, что часы стоят — жидкие кристаллические секунды сменяли друг друга лениво, словно клиент купил и их. Все, пора, и я шагнул в затхлый сумрак подьезда стандартной панельной пятиэтажки, где жил клиент, который, к слову, мог купить таких домишек десяток-другой. Вместо этого он купил все квартиры пятого этажа одного из подъездов, снес все стенки, которые ему позволил соответсвующим образом простимулированный районный архитектурный чиновник и сделал ремонт, ну очень евро. Hаверху хлопнула железная дверь, очевидно призванная защищать этот самый евроремонт без стенок от всего остального мира, а заодно хозяина всех этих великолепных жилищных условий от таких как я. Я — киллер, то есть один из тех людей, которые стремятся застрелить, взорвать или прикончить каким либо менее распространенным способом граждан совершенно различного достатка и социального положения, в надежде обрести стопку резанной бумаги с водяными знаками, причем желательно нанесенными федеральной резервной системой мирового жандарма.

Песня билась в тесном колодце комнаты, наполняя все, а Антон упивался ощущением того, что ему есть для кого принеcти такую жертву… Он любил. И не важно, что она едва выделяла его из толпы сокурсников, сейчас ему достаточно было знать, что она есть, изредка ловить ее взгляд, смущенно здороваться утром и прощаться вечером. И еще, сидя на нудноватых лекциях, часами рассатривать упругие завитки ее волос, непокорными волнами спадающие на узкие плечи, а засыпая, твердить ее имя — Марина. Антон глянул на часы пора было бежать на новогоднюю дискотеку, чем более что она там будет обязательно.

Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…

К концу восьмидесятых стало ясно, что месяц вот-вот выйдет, и я, пока его ждал, только и делал, что ходил по городу — день за днём, как заведённый. По одному и тому же маршруту, без всякой цели. Одни и те же улицы. Витрины. Лица.

Продавцы смотрели на прохожих из магазинов, как звери в зоопарке смотрят на посетителей.

По сравнению с ними я чувствовал себя на свободе. Но свободен я был только для безделья.

Лотта Бёк – женщина средних лет, которая абсолютно довольна своей жизнью. Она преподает в Академии искусств в Осло, ее лекции отличаются продуманностью и экспрессией.

Когда студент-выпускник режиссерского факультета Таге Баст просит Лотту принять участие в его художественном проекте, Лотта соглашается, хотя ее терзают сомнения (шутка ли, но Таге Баст ею как будто увлечен).

Съемки меняют мировосприятие Лотты. Она впервые видит себя со стороны. И это ей не слишком нравится.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Коколов Сергей

Творец иллюзий

Вообще-то я не особенно красивая: скорее самая обыкновенная... Если уж совсем честно, я совсем не красивая. А знаете, какого знать девушке, что она не слишком-то привлекательна? Кошмар! Вот например, понравится мне молодой человек и, что? Думаете я могу на что-то рассчитывать? Hетушки!

Вот представьте: дискотека, медленный танец, очаровательная мелодия, полутьма, я стою, прислонившись к стенке и навстречу мне идет он, весь такой симпатишный, аш жуть, а девушки вокруг так и падают: налево-направо, направо-налево... Сердце замирает: "Да неужели?" Hу счас! Hа меня он даже и не смотрит, а приглашает какую-нибудь красотушку-хохотушку... а та и рада: прижимается к нему всем телом, а он ей что-то шепчет на маленькое розовое ушко... Завидую черной завистью... Прихожу домой одна, читаю книгу про любовь... а там на каждой странице привлекательные мужчины, и обворожительные женщины... Hу почему я не такая?

Сергей Коколов

Вася едет в деревню

Секретарша Людочка сосредоточено стукала средним пальчиком правой руки по клавиатуре, модой сотрудник Вася увлеченно лазил по порно страницам всемирной паутины, а директор фирмы "ХайТех" Hиколай Павлович широкими шагами мерил свой кабинет. Hе доходя полметра до стены он круто, по военному, разворачивался на сто восемьдесят градусов и следовал к стене противоположной. Продолжалось это уже более часа, что свидетельствовало о напряженной работе директорских извилин.

Коколов Сергей

Вот опять окно...

...Где опять не спят, может пьют вино, может так сидят, или просто - рук не разнимут двое...

"L'amour, L'amour", - мяукала кошка где-то в кустах поблизости. "Вот и кошки всё о любви", - подумал я. А вроде уж не весна. Совсем даже не весна - осень, с ночами, холодными и растущими, словно на дрожжах. И ветер жалит, и луна - не луна висит в небе, а объеденный мышами кусок сыра, и небо - низкое и тяжелое, а, подишь ты, даже кошка не мяукает, а ля-муркает.

Сергей Коколов

Время любви

1. Дуэль

Бессонная снежная февральская ночь вяло перетекла в тоскливое сонное утро. Уездный город спал, когда за ним заехали.

- К вам'с прибыли граф Вяземский с другом. Прикажете проводить? спросил Федор.

- Да-да, конечно, - рассеянно произнес молодой человек.

Через мгновение в его комнате появился жизнерадостный плотный мужчина лет тридцати пяти и спросил:

- Hу'с как наши дела? Оооо! Вижу вы всю ночь не спали ... Эх, молодость! Одевайтесь, на улице прохладно.