Съедобные сны, или Ошибка доброго мудреца

Всем жителям Земли известно имя Матвея Утюгова, все помнят дату его добровольной кончины, которой был омрачен последний год XX века. Но меня не покидает ощущение, что к имени этого гения, к научному величию его постепенно подкрадывается забвение. Давненько нет ни новых книг о нем, ни научных трудов, ему посвященных. А сколько написано о нем в конце минувшего века! На всех языках и наречиях славили его ученые, писатели, поэты. Что касается журналистов, то те ему прямо-таки прохода не давали. Он, человек великой скромности, всячески отмалчивался, отбрыкивался, отнекивался, – и все-таки не всегда мог отбиться от этой настырной братии, не раз приходилось ему давать интервью. А теперь молчат писатели, молчат журналисты, – и только поэты время от времени посвящают ему свои стихи. Это о нем прочел я недавно в журнале новое стихотворение престарелого поэта В. Инкогнитова. Оно так кончается:

Другие книги автора Вадим Сергеевич Шефнер

Бессмертный Павел Белобрысов и простодушный "скромный гений" Стефан. Жизнь длиной в "один миллион лет" и пять "не" - неуклюжий, несообразительный, невыдающийся, невезучий, некрасивый...

Невероятные слова и люди в книге блистательного Вадима Шефнера! Горькое веселье и разухабистая грустинка, чистый детский смех стихов и самоцветная россыпь прозы. А главное - просто человеческие истории...

Словосочетание «Сказки для умных» стало чем-то бóльшим, чем просто название сборника. Это уже своего рода название жанра, созданного Вадимом Шефнером на грани фантастики, сказки, притчи и реализма.

(c) FantLab рекомендует.

В жанре фантастики Шефнер дебютировал относительно поздно, в 1960-е годы, однако уже с самых первых своих произведений сформировал уникальный стиль, ставший впоследствии своеобразной «фирменной маркой» его творчества – фантастики по-доброму иронической и мягко-пародийной, весёлой – и мудрой, реалистичной – и поэтичной. Фантастики решительно ненаучной – и (возможно, поэтому?) до сих пор сохранившей своё обаяние...

Сны. Когда мне было лет 14–15, я на стадионе Ленина, на пруду, упал с пяти-метровой вышины, с трамплина. Я должен был прыгнуть, но в последний момент потерял равновесие и просто упал, а потом лежал, болел.

С тех пор мне иногда снятся сны, связанные с потерей равновесия (среди прочих снов). Иногда я во сне делаю изобретения; если вдуматься, то эти изобретения связаны с укреплением равновесия. Так, однажды я во сне изобрел приспособление, уменьшающее качку, — для шлюпок и мелких судов. Когда проснулся, то выяснилось, что такое изобретение ничего не даст для увеличения остойчивости. А то я изобрел во сне тапочки, сдвоенные, соединенные шарниром; тапочки — из проволоки плетеные. Во сне я очень радовался, а когда проснулся — понял, что в таких тапочках еще скорее с каната упадешь. А то вижу во сне, что проснулся на краю глубокого обрыва, — неужели я здесь всю ночь проспал?

На пятый день наступления третий батальон ворвался в деревню Коркино, выбил из нее противника и отразил несколько сильных контратак.

Перед рассветом на смену подошла свежая часть, а остаткам третьего батальона было приказано двинуться в тыл, в поселок Нежданное — на отдых и переформирование.

Лейтенант Журавлев, единственный оставшийся в строю офицер, вывел людей из траншеи, и задами деревни, перебегая от одной уцелевшей избы к другой, солдаты третьего батальона добрались до лощины, где пролегала дорога.

…Истинно вам говорю: война — сестра печали, горька вода в колодцах ее. Враг вырастил мощных коней, колесницы его крепки, воины умеют убивать. Города падают перед ним, как шатры перед лицом бури. Говорю вам: кто пил и ел сегодня — завтра падет под стрелами. И зачавший не увидит родившегося, и смеявшийся утром возрыдает к ночи. Вот друг твой падает рядом, но не ты похоронишь его. Вот брат твой упал, кровь его брызжет на ноги твои, но не ты уврачуешь раны его. Говорю вам: война — сестра печали, и многие из вас не вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю эту…

Гражданская война кончилась.

После многих передвижений полк прочно обосновался в Старой Полисти, где были большие казармы. И сразу начались перемены. Отчислялись красноармейцы старших возрастов, переводились куда-то командиры; а к тем командирам, которые оставались пока в полку, приезжали жены и дети. Все вокруг полны были новыми, уже мирными заботами, все чего-то ждали. Всем казалось, что время тянется слишком медленно.

Но Волькин отец ничего не ждал, и время для него шло слишком быстро. Он еще числился в списках, с ним еще считались – все-таки военспец; но никому он уже не отдавал приказаний, и его уже не назначали дежурным по части. Его не отчисляли потому, что ему некуда было уйти из полка, и еще потому, что знали: протянет он недолго. Да он и сам знал это.

Шестью широкими лучами отходили от бывшего барского дома аллеи, а там, дальше, они соединялись между собой небольшими аллейками. Сверху все это напоминало паутину – и дом, как паук, сидел в центре паутины, кого-то поджидая. А над крышей возвышалась башенка, и с нее было очень далеко видно. Мы, детдомовские ребята, любили забираться на площадку этой башенки. Сюда очень редко поднимались воспитатели, и здесь можно было курить, не боясь быть замеченным.

Популярные книги в жанре Современная проза

Николай Наседкин

Трудно быть взрослой

Рассказ

1

"Судьба (если только она есть), скорей всего, - слепая, злая и взбалмошная старушонка. Без всякой системы и справедливости сует она в руки кому попадя обжигающие слитки счастья и с отвратительной застывшей гримасой прислушивается - что будет? А люди: маленькие и большие, добрые и злые, великие и обыкновенные, но все одинаково - дети, и кричат, и смеются, и плачут от восторга, сжимая в ручонках сверкающие кусочки счастья, носятся с ними, всё время боясь потерять.

Майя Немировская

Пианино

Лиза навсегда покидала родной город. Сложные, противоречивые чувства одолевали ее. Наверно, давно нужно было все бросить, разорвать этот однообразный замкнутый круг и пробовать начать жизнь сначала. Но и будушее в той незнакомой стране, куда она ехала, рисовалось довольно туманно... А еще сознавала всю ответственность за судьбу двух близких ей людей. Но обратного пути не было, оставалось лишь надеяться...

Татьяна Немкова

Чайник

Татьяна Немкова родилась в г. Оренбурге в 1984 году. Студентка второго курса экономического факультета Оренбургского аграрного университета.

Член литературной группы оренбургского городского Дворца творчества детей и молодежи. Печатается в областных газетах "Южный Урал", "Вечерний Оренбург", журнале "Москва". Лауреат областного литературного конкурса имени Сергея Аксакова.

В кухню принесли новый французский чайник и поставили на салфеточку в центре стола. Вся посуда уставилась на него, как на невиданное зрелище.

Нестерец Владислав

Сидел сегодня ночью и что-то печатал... Вот и вышла какая-то депpессивная муть. Почитайте, оцените. Мне, навеpно, важно узнать ваше мнение - подобные pассказы мне пpосто не свойственны... По кpайней меpе, пpиму любое мнение.

* * *

Все совпадения с pеальными людьми

может и не случайны, только это

в любом случае ничего не меняет

вы их все pавно не знаете...

А жизнь-то проходит мимо. Ее ловишь, пытаешься ухватить покрепче, остановить, но все никак. То ли сам дурак, то ли колея не та попалась, а то и все вместе... Вешаться здесь не выход - надо что-то делать. Я вышел из дома в пять. Утра, ессесно. Hочью за писаниной сидел, что-то писал. Hичего, кнч, не получилось. Да и глупо было бы надеяться на что-то иное. Чесслово - старался... Впрочем, чего уж тут. Ветер в моей голове - спутник мой добрый, от всех напастей защитит, от всех мыслей избавит. Песни мои и рассказы всегда пытаются начаться с дороги. Даже сейчас - жизнь убегает, а я из дома выхожу. Догнать что ли пытаюсь?.. Hет! Что-то определенно надо менять! Ветер сегодня северный. Он у меня всегда северный - это дань моей сдержанности. Своеобразный символ моей вынужденной холодности. И вовсе не в том дело, что я так воспитан - просто всегда всего боюсь. Отсюда и шарфы при минус пяти, четкие планы, медлительность в движениях, один друг и, уж простите, девственность - моя гордость и мое горе. Ветер сегодня будет южный - всему наперекор. День сегодня будет солнечный вопреки Гидрометцентру и мрачным небесным всадникам. Я вышел в пять... Куда? Когда люди собираются что-то менять, они обычно начинают с выражения лица. Hеосознанно. В глазах появляется блеск, а безвольный подбородок выдвигается вперед. Люди становятся похожими на бульдожек, лелеющих злые замыслы, вне зависимости от типа лица. Страшно это. От того страшно, что через пару дней челюсть встанет обратно, а в глазах опять тускло засветится тоска... Бывает и хуже, когда вобще ничего в них не остается - даже тоски... Я вышел в дверь... Тихо на улице. Пусто на улице. Выть хочется? И это надо менять. Зима - это символ тоски. Тоска приходит зимой и не отпускает до самой весны. Я влез в вашу жизнь? Чего же вы хотели! Это теперь и моя жизнь... Я никогда не играл в снежки. Я никогда не понимал маму муми-тролля, которая так хотела увидеть зиму. Я выбросил книжку про Снежную Королеву... А теперь... - Здравствуй, снег... Здравствуй, мой добрый снег. Хочешь меня укусить?.. Я всегда жду от людей зло. От собак я жду укусов. От панков - наездов. От жизни - ужасов. От песен - глупостей. От девушек - насмешек. -...хочешь укусить? Кусай... Я уже не боюсь. Мягкий снег таял на ладони. Я всегда думал, что он колюч, как еж, которого я по глупости схватил в детстве. Было больно... Мягкий снег... До боли, до крови я сжимал в ладонях холодный комок... В моей руке был огонь. Я помню, как я сжимал в руке огонь. Потом был один большой ожог. И до сих пор осталась мертвая могила на ладони. Могила огня. Я разжал руку. Твердый комок снега упал в сугроб... И это пройдет. Hадо лишь весны дождаться... Весны...

Елена Нестерина

ДЕНЬГИ НА БОЧКУ!

повесть

Глава I

Отдельная просторная парта

Новый мамин муж Арине понравился сразу же. Тем более что к нему в придачу маме достался новый сын, а Арине настоящий брат старшего школьного возраста. Ещё с появлением Константина Александровича (так звали мужа мамы) Арине перепала новая комната в большом новом доме, всякие разные свободы и привилегии. А также новая школа.

При встрече со школьным директором Арина Балованцева сразу заявила, что хочет учиться только в седьмом "В" классе - и ни классом больше, ни меньше.

Елена Нестерина

ЭТО ФОМЕ И МНЕ

повесть

ЗАСТЕКЛЁННЫЙ ЗАЖИВО

Всё было готово для поездки в Пномпень, когда Фому вдруг схватили и положили в больницу. По всем признакам его болезнь называлась гепатит "В", была она очень заразная, и вот Фома оказался замурованным в боксе без права свиданий. Мало того. Огромный больничный комплекс имени Красного Креста находился далеко за пределами большого города, а здание инфекционного отделения, куда поместили Фому, вообще на самом отшибе.

Елена Нестерина

МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК НАШЕЛ ПУЛЕМЕТ

Глава I

Люблю я мух толченых

- Сереженька, внучек, пора вставать!

Сережа нехотя приоткрыл один глаз и посмотрел на часы. Всего-то двадцать минут одиннадцатого. Можно спать и спать. А чем ещё заниматься в деревне, если на улице стеной идет дождь, а в доме вообще нет никаких развлечений, достойных продвинутого одиннадцатилетнего мальчика?

- Вижу, проснулся! - Бабушка наклонилась над Сережей.

Елена Нестерина

НОЧНАЯ ПРОВЕРКА, или Панночка помэрла

рассказ

Индеец Джо только один раз наступает на грабли. Я же занимаюсь этим уже второй день. Телефон молчит. Нет звонка - нет человека. Очнись, детка, о твоём существовании просто забыли. Твой герой бродит по просторам свободной жизни, а ты должна сидеть в своём монастыре - чёрт бы побрал этот частный колледж для девочек! Я на работе, у меня сейчас отбой будет, а этот гад сам себе хозяин. Чем же это надо два дня заниматься, чтобы не поинтересоваться, не замучили ли меня детишки?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это книга о судьбе двух женщин – старухе Элизе и ее приемной дочери Лие, живущих на западных островах Кельриона. Лия слепа, но видит удивительные сны, в которых она состоит из света и может летать. В одном из своих снов она встречается с живым штормом, и вскоре узнает, что в нем заключена душа мальчика, убитого собственной матерью двадцать лет тому назад.

Этих людей боялись.

Этих людей проклинали.

Этими людьми восхищались.

В поисках славы они покидали свои студеные земли и отправлялись бороздить моря и покорять новые территории. И всюду, куда бы ни приходили, они воздвигали алтари в честь своих богов — рыжебородого Тора и одноглазого хитреца Одина. Эти люди вошли в историю и остались в ней навсегда — под гордым именем викингов…

Скитания Торгильса, сына Лейва, продолжаются. И каждый его шаг, каждый поступок оказываются звеньями незримой цепи, сплетенной искусным мастером, который повелевает судьбами северян, — многоликим Одином.

Как только лайнер вышел из Ламанша в Атлантику, началась легкая качка. Она как бы напомнила всем, что «Иль-де-Франс» плывет в океане. Морис шел по коридору и искал бар, как вдруг рядом с ним внезапно распахнулась дверь каюты, и он увидел обнаженную девушку.

Вернее не саму девушку, а ее отражение в зеркале. Затем дверь захлопнулась, и щелкнул замок. Видение было беглым, но оно взволновало Мориса. У девушки были короткие светлые волосы, разделенные пробором. Она была стройна, узкие бедра и маленькие, высоко сидящие грудки. Заметила ли она Мориса в зеркале? Она, похоже, причесывалась, по крайней мере, об этом говорило положение руки. Могут ли в наши времена девушки из хороших семей обнаженными причесываться перед зеркалом? Морис вырос с двумя более молодыми сестрами — Жанной и Октавией. И не знал, причесывались ли они, стоя обнаженными перед трюмо у себя в комнате. Он решил выяснить это по возвращении в Париж.

Хочешь сделать как лучше, а получается... Ужасная история! Я, частный детектив Евлампия Романова, согласилась помочь клиентке сыграть роль племянницы профессора Антонова и вляпалась в кошмарную ситуацию. Меня обвинили в убийстве! Дамочка-заказчица, конечно, хитра, однако и Лампа не лыком шита. Я и бесплатно выясню, откуда в этом деле ноги растут... Но тут, совершенно некстати, в моем доме вырубились все приборы! Теперь ни еду приготовить нельзя, ни телевизор посмотреть, ни чай вскипятить... Но в этом тоже, оказывается, виновата я. Теперь нужно сделать все возможное и невозможное, чтобы заслужить прощение разгневанных членов семьи...