Седая легенда

Пирует шляхта. Женится молодой князь Кизгайла. И даже весть о крестьянском мятеже не омрачает праздника. Спешит на свадьбу и старинный друг — Роман Ракутович. Только не радуется его приезду невеста, предчувствуя надвигающуюся беду...

Отрывок из произведения:

В начале мая в Быхов примчался на взмыленном коне гонец.

Конь рухнул у самых я ворот замковой башни, а всадник перелетел через его голову и, словно мертвый, растянулся в пыли.

Этот чуть живой человек привез мне приказ моего господина, пана Алехно Кизгайлы. Я, Конрад Цхаккен, должен был не мешкая оставить Быхов и во главе своих трех сотен швейцарцев поспешать в замок Кизгайлы. Вместе с грамотой прибыли деньги на покупку коней и устный приказ о том, что этих коней не нужно щадить.

Другие книги автора Владимир Семёнович Короткевич

История уходит корнями в глубокую древность 18 века. В те далекие смутные времена князь Ольшанский крадет казну и драгоценности повстанцев, но таинственным образом исчезает, оставив манускрипт, в котором указано местонахождение сокровищ.

Палеограф и писатель Антон Космич находит пергамент с шифрованным указанием о спрятанных в подземелье Ольшанского замка сокровищах. Но эти сокровища ищет и последний отпрыск рода Ольшанских, сотрудничавший в годы войны с фашистами…

Тайна манускрипта будет открыта, но какой ценой…

Приднепровье, середина XIX века. Готовится отмена крепостного права, меняется традиционный уклад жизни, растёт национальное самосознание белорусов. В такой обстановке растёт и мужает молодой князь Алесь Загорский. Воспитание и врождённое благородство натуры приводят его к пониманию необходимости перемен, к дружбе с людьми готовыми бороться с царским самодержавием. Одним из героев книги является Кастусь Калиновский, который впоследствии станет руководителем восстания 1863–1864 в Беларуси и Литве.

Авторизованный перевод с белорусского В. Щедриной.

Волею случая и по произволу духовных и светских властей недоучившийся школяр Юрась Братчик принимает на себя роль Мессии. Странствуя по просторам Белой Руси со своими «апостолами», труппой жуликоватых лицедеев, он, незаметно для самого себя, преображается и вступает на крестный путь.

«Готический роман» классика белорусской литературы.

Поиски древних сказаний и поверий привели ученого-фольклориста Андрея Белорецкого в глухой уголок Беларуси — поместье Болотные Ели. Здесь в старом замке живет юная Надежда — последняя из шляхетного рода Яновских. Согласно легенде, когда-то предок Надежды Роман заманил на охоту и предательски убил легендарного короля Стаха. Умирающий Стах напророчил проклятье и вечную месть «дикой охоты» всему роду Яновских. Появляющиеся «привидения» всадников держат в страхе всю округу: «дикая охота» может убить любого… Последней жертвой проклятья должна стать Надежда.

В сборник вошли повести «Дикая охота короля Стаха», «Оружие», «Цыганский король» и «Седая легенда». Завершает книгу, вобравшую в себя произведения В Короткевича на историческую тему, послесловие В.Захарова «Певец седых легенд и народных поверий».

Жил в белорусском городе Рогачёве небогатый дворянин Гервасий Выливаха – балагур и весельчак, пьяница и развратник. Жил с размахом, без оглядки, а когда пришла пора уходить из мира живых, то Гервасий и тут не потерял присутствия духа и затеял игру с самой Смертью…

Самыми болезненными были три литовские стрелы: они засели в тогда еще молодой, сочной древесине. Легче обошлась свинцовая пуля польского ружья. И уж вовсе пустяком был рваный, иззубренный осколок, посланный немецкой гаубицей в последнюю войну.

Все это дуб превозмог, переболел, затянул корявыми, бугристыми наростами.

Куда важнее было наполнить солнцем молодь желудей, сделать так, чтобы на их лакированную поверхность лег ласковый коричневый загар. И дуб медленно шевелил ветвями, подставляя их солнцу.

Падали листья.

Иногда под порывами ветра листья осыпались тысячами, и тогда даже в воздухе слышался их шелест. А потом ветер стихал, и листья начинали падать по одному.

А земля шелестела звонко и настойчиво; вдруг кто-то невидимый начинал петлять под деревьями, вздымая ворохи красных, желтых, зеленых с лимонными прожилками листьев.

В этот прозрачный октябрьский день Архангельское казалось покинутым, как дача с заколоченными окнами. Была тишина и запустение.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Повесть о жизни, смерти, любви и мудрости великого Сократа.

Романы Августа Цесарца (1893–1941) «Императорское королевство» (1925) и «Золотой юноша и его жертвы» (1928), вершинные произведем классика югославской литературы, рисуют социальную и духовную жизнь Хорватии первой четверти XX века, исследуют вопросы террора, зарождение фашистской психологии насилия.

Исторический роман известной монгольской писательницы рассказывает о жизни и деятельности выдающегося монгольского революционера, соратника Сухэ-Батора, военачальника Хатан-Батора Максаржава. В книге отражен один из сложнейших периодов в жизни Монголии — канун революции 1921 года и первые годы после ее победы.

Ричард Бербедж, играющий преступного короля, пришел со сцены, снял на ходу железные рыцарские перчатки и с размаху бросил их на дряхлый скрипучий столик.

— … с этой вашей пьесой-то!.. — сказал он крепко и очень искренне.

Все, кто сидел в уборной, переглянулись, — таким Бербеджа видели впервые, что-что, а спокойствие он не терял никогда. Длинный малый в женском платье покосился на него и встал с табуретки, уступая место.

— Да сиди, сиди! — приказал ему Бербедж раздраженно и милостиво. Сиди, я еще Билла буду ждать! Ax, черт! Ну уж, я ему на этот раз скажу одно слово… Да, скажу.

«Гауляйтер и еврейка» (1948) известного немецкого писателя Бернгарда Келлермана (1897–1951) — обличение фашистского государства, его преступных руководителей, резкая критика компромиссной позиции по отношению к нацизму. Роман этот вошел в золотой фонд немецкой и мировой литературы.

Бездомный щенок в обрушившемся на Город весеннем шторме, санитарная инспекция в респектабельной сливочной лавке, процесс пастеризации молока и тощие коровы на молочной ферме — какая между ними связь? Что общего между директрисой образовательных курсов для женщин и вдовствующей мошенницей? Может ли добрый поступок потянуть за собою цепь невероятных событий?

Илимск встретил петербургского изгнанника сурово. Обширный воеводский дом с островерхой крышей и со службами стоял под глубоким снегом. На резных коньках оконных наличников сидели нахохлившиеся воробьи, загнанные сюда лютым морозом.

Одна половина двустворчатой двери на красном крыльце с витыми столбиками, некогда затейливо расписанной, была сорвана с крюка и болталась. На крыльце стояли тяжёлые сосновые скамьи. Встарину отсюда воевода Лаврентий Радионов объявлял казакам указы, зачитывал московские грамоты, принимал от инородцев ясак — собольи и лисьи меха и другую мягкую рухлядь. Теперь заштатным городом Илимском управлял Киренский земский исправник, изредка приезжавший сюда.

Новая книга прозаика Натальи Головиной — исторический роман о духовных поисках писателей и деятелей демократического движения России XIX века. Среди них — Тургенев, Герцен, Огарев, Грановский. Непростым путем они идут от осознания окружающего мира к борьбе за изменение его.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Коротков

Александр Кузнецов

Выйдут ли муравьи в космос?

Редкие фотографии пилотов НЛО, изучение их останков, знакомство со строением их тела позволяют прийти к парадоксальному выводу: примерно одна четвертая часть инопланетян, посещающих нашу планету, только внешне похожа на людей. В их же внутреннем строении и функционировании их органов поражают явные черты сходства с насекомыми. Внутри - ничего человеческого. Жесткие сухие ткани тел соответствуют чешуйкам насекомых. Нет и намека на пол. Такова одна из рас разумных обитателей Вселенной, а возможно, их биороботов, исследующих Землю. По сообщениям прессы, в 1989 году были взяты в плен два живых гуманоида этого же вида в ЮАР в районе базы Валгалла. Название это совпадает с известным объектом древнескандинавской мифологии - так назывался огромный замок, где верховный бог Один пировал с павшими в битвах храбрыми воинами. У гуманоидов когти вместо ногтей, типичные повадки насекомых и такие же оборонительные реакции. Все это заставляет гораздо пристальнее, чем делалось до сих пор, вглядеться в облик и образ жизни земных насекомых, проявляющих удивительную стабильность на протяжении десятков миллионов лет в отличие от человека и его цивилизации. Ни в прошлом, ни в настоящем на самом коротком отрезке времени цивилизация наша не могла и не может справиться со множеством кризисов и не раз оказывалась на грани катастрофы всего лишь на протяжении ста лет. Интерес к НЛО и внеземным цивилизациям можно понять. Вместе с тем рядом с нами уже сотни миллионов лет существуют эти искомые иные цивилизации, сложность и загадочность которых мы только сейчас начинаем осознавать. Речь идет о мире коллективных существ - например пчел, термитов, муравьев. Одним из самых замечательных достижений натуралистов последних десятилетий следует признать открытие языка танца пчел. С его помощью пчелы-разведчицы сообщают своим соплеменницам полную информацию об обнаруженных ими запасах нектара, указывая точное расстояние, направление и требуемое количество сборщиц. Очень своеобразно проявляется функциональная специализация. Пока в пчелиной семье есть матка, яичники рабочих пчел совсем не развиты: стоит матке исчезнуть - яичники увеличиваются в размере и развиваются настолько, что начинают продуцировать яйца. Форма сот как бы спроектирована. Шестигранник является сосудом, в котором при наименьшей затрате материала достигается практически наибольшая вместимость. Кто подсказал это пчелам? Пчелы формируют плотную гирлянду, температура в которой достигает 34 градусов. В этом биологическом горне воск расплавляется и превращается в правильную геометрическую конструкцию, причем каждая рабочая пчела точно знает, куда ей положить свой кусочек воска. Существует у пчел и феномен памяти. Установлено, что пчелы из двух стоящих рядом ульев собирают совершенно различную пыльцу, причем каждый улей из года в год сохраняет верность одним и тем же видам растений. Так, улей, собиравший пыльцу с ивы в этом году, останется ей верен и в следующем. Это совершенно необъяснимо, так как нельзя забывать, что жизнь рабочих пчел коротка - не больше одного летнего месяца; те пчелы, которые видели цветение лип в этом году, полностью исчезнут к следующему лету. Единственное долгоживущее существо в улье - матка - после своего брачного полета больше не выходит из улья и даже не кормится непосредственно ни пыльцой, ни нектаром: ее питают кормилицы выделениями своих кормовых желез.

Роман Коровяцкий

Вопрос веры

Мне снился сон. Так бывает, - ты спишь и знаешь, что все это неправда. Можно даже проснуться, если постараться, только зачем? Если все это - сон, то незачем беспокоиться, правильно?

Как раз такое странное наваждение, посетило меня этой зимней ночью. Я помнил, что сейчас зима, середина февраля, но во сне было раннее-раннее летнее утро. Солнце лишь намекало о себе разлитым вокруг неярким светом. Царила тишина. Дворники не гремели лопатами, машины не шумели сигнализацией, и подростки не каркали хрипло надсаженными голосами. Хотя какие подростки? Ведь город пуст, я один здесь - во сне нельзя ошибиться.

Владимир Коршиков

Комендантский час?

Откуда-то сверху послышалась автоматная очередь и дикий вопль. Фокс испуганно взглянул на часы.

- Опоздал! Теперь крышка! - В груди колыхнулось расслабляющее чувство страха. - Если б не это проклятое чаепитие с пустопорожними разговорами... - Он резко свернул под арку и, не разбирая дороги, бросился напрямик, в темноту.

Сначала под ногами был твердый асфальт, потом какая-то рыхлая земля, вероятно, клумба. Наконец он запнулся о проволочное заграждение и грохнулся в кусты. Выстрелы уже неслись отовсюду. Казалось, палят тут же во дворе из-за деревьев, из-за баков с мусором. Фокс приподнялся и, вытирая с ушибленного лба холодный пот, перевел дух.

ЕВГЕНИЙ КОРШУНОВ

Хроника недавних дней

Крестоносцы

Роман Евгения Коршунова "Крестоносцы" - заключительная книга. трилогии, повествующей о борьбе африканских народов за свободу и независимость, против происков империалистических, держав на Черном континенте, о становлении нового государства Гвиания (название вымышленное). В "Крестоносцах" рассказывается о том, как. империалистические монополии, международные "нефтяные спруты" пытаются расколоть Гвианию, оторвать от страны богатые нефтеносные районы и создать марионеточное государство. При этом используются политический заговор и экономический шантаж, убийства прогрессивных деятелей и провокации, банды наемников и регулярные части ЮАР.