Считаю до трех!

Две остросюжетные повести о современных школьниках, которые впервые открывают для себя мир русской старины, народное «рукомесло», размышляют о чувстве ответственности за историческое прошлое, за родную природу.

Отрывок из произведения:

Мальчишки сидели на пустыре. Огромные многоэтажные коробки новостроек подступали к нему со всех сторон, по утрам здесь уже тарахтели бульдозеры и экскаваторы, громыхали компрессоры.

Совсем недавно пустырь был полем. Его ещё пересекала речка. Теперь она уже ниоткуда не вытекала и никуда не впадала.

Кое-где торчали изуродованные деревья — остатки садов бывшей здесь деревни. Но каждый день самосвалы везли сюда битый кирпич, ломаные железобетонные конструкции, опилки.

Другие книги автора Борис Александрович Алмазов

Настоящим чудом стало появление на обескровленной усобицами и набегами половцев Русской земле героя, наделенного невиданной силой и сказочными способностями, в ратных подвигах которого отразились мечты народа о справедливом идеальном защитнике. Тридцать лет и три года просидел Илья Муромец, не чувствуя ни рук ни ног, пока не получил чудесное исцеление и невероятную силу от странствующих старцев. Отныне добрый молодец занимает достойное место в дружине Владимира Мономаха. Поединки с Соловьем-разбойником и Идолищем Поганым, участие в кровопролитных боях против татар и кочевников в веках прославили чудо-богатыря. Увлекательный, основанный на реальных исторических документах приключенческий боевик о славном русском богатыре, ставшем главным символом безмерной отваги и непревзойденной воинской доблести.

В этой приключенческой повести, посвященной славному юбилею пионерии, рассказывается о красных следопытах, о том, как разыскивая героев, ребята взрослеют, набираются знаний, становятся патриотами своей Родины.

Рассказ из сборника «Матросская лента».

Автор книги Борис Алмазов не только талантливый писатель, но и известный деятель казачьего движения , атаман. Поэтому в своем новом романе он особенно колоритно и сочно выписывает детали быта казаков, показывает, какую огромную роль сыграли они в освоении сибирских пространств.

Это богато иллюстрированное издание познакомит вас с необычными жителями Петербурга: каменными памятниками декоративной скульптуры. Следуя за рассказом автора, вы сможете разглядеть на стенах города то, чего не замечали раньше: маски и маскароны, древних богов, невероятное разнообразие птиц, зверей и растений, узнаете значение символов, вплетенных в архитектуру Северной столицы.

В книгу ленинградского писателя вошли веселые и поучительные рассказы, воспоминания и повесть о не совсем обыкновенной собаке: "У мпа-ра-ра!", "А и Б сидели на трубе", "Старые да малые", "Я это знаю наверняка".

В Киево-Печерской лавре покоятся мощи святого Илии.

Народная молва утверждает, что это тот самый Илья, известный под прозванием Муромец, — величайший богатырь Русской земли, герой былин и сказаний, па склоне лет принявший постриг и закончивший дни в Печерском монастыре.

Так ли это? Был ли Илья Муромец реальным историческим лицом, отличавшимся невиданной силой и прославившимся воинскими подвигами, или героем легенд, наделённым народной молвой сказочными способностями?

Увлекательная, основанная на реальных литературно-исторических документах реконструкция судьбы былинного героя возвращает читателя на несколько веков назад — во времена становления Русского государства, обескровленного набегами и усобицами; времена, когда открытая для всех народов, принимавшая всех равно вера православная бескровно и неспешно завоёвывала души и скрепляла разные племена Руси в единый народ.

Петербург – уникальный город. Большая часть событий за три века имперской истории проходила здесь! Здесь служили, отсюда отправлялись на войну, сюда возвращались победители. Здесь покоятся на забытых кладбищах или изваяны в бронзе герои минувших времен. В Северной столице тысячи уникальных памятных мест, сотни имен на карте города и, кроме того, целые районы и кварталы, способные послужить поводом для создания многих книг. Одни городские названия чего стоят: Конногвардейский бульвар, Кавалергардская улица, Гренадерские мосты, Саперный переулок, Артиллерийский переулок и другие «гвардейские» названия. В Петербурге постоянно квартировали гвардейские полки, в каждом – десятки героев, достойных отдельного рассказа, не говоря уже об истории каждого полка. Но современному горожанину, живущему столетие спустя, после того как Петербург покинули последние лейб-гвардейцы, многое уже нужно объяснять. Например, чем отличались гусары от улан, драгуны от конно-егерей или конно-пионеров, гренадеры от егерей… Рассказ о гвардии не ограничивается только рассказом о столице. Значительная часть гвардейцев была дислоцирована в Царском Селе, Петергофе и Гатчине, а пехотные полки 3-й гвардейской пехотной дивизии (лейб-гвардии Литовский, Кегскольмский, Санкт-Петербургский, Волынский), лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, лейб-гвардии Уланский Его Величества полк – в Варшаве, и об этом вы тоже узнаете из этой книги…

Популярные книги в жанре Детская проза

Андрей Ковтун

БАРАНОВА БАЛКА

Повесть

Андрей Ковтун пока не член Союза писателей. Но разве принадлежность к авторитетной организации литераторов гарантировала кому-нибудь признание и читательский успех? Каждая книга - первая она или двадцатая - это дебют, ей приходится наново, как весеннему ручейку, пробивать дорогу к человеческим сердцам и душам и уже через них - в безбрежное литературное море.

Андрей Ковтун дебютировал в журнале "Пионерия" в 1985 году повестью "Баранова балка" - произведением о судьбе трудного подростка-старшеклассника. Хорошее знание современной школы, ее проблем (автор в недавнем прошлом - учитель) помогло ему создать глубоко реалистичное произведение с умело закрученным, почти детективным сюжетом.

Алексей Шубин

Непоседы

...Люди высыпят из вагонов.

Люди, ежели много их,

Не боятся ни чащ зеленых,

Ни медведей, тайга, твоих.

Вл. Соколов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Знакомит читателя с некоторыми чертами характера Ивана Ильича и содержит краткий трактат о ловле геологов

1.

Иван Ильич наделен замечательной чертой характера, которую я после долгих колебаний решился назвать гордой скромностью.

А.В.Шутов

HАРИСУЙ МHЕ БАРАШКА

Господин в длинном чёрном пальто протиснулся через двери магазина и невольно задержал дыхание. Воздух был пропитан запахом свежего хлеба, видимо недавно привезённого и от этого казалось загустел, словно сам стал тестом. В магазине где-то под потолком рассекали воздух широкие лопасти больших уродливых вентиляторов, шумели кондиционеры, дребезжали морозильные установки, но всё равно в помещении было душно.

Антон Шутов

HАСТОЯЩАЯ ЖИЗHЬ

Сосны окpужают озеpо по всему беpегу. Пpозpачная вода, тpёхкилометpовый обзоp по плоскости. Тишина пpиходит в эти места только глубоко заполночь. Всё оставшееся вpемя на туpбазах гpемит музыка, а многочисленные песчаные пляжи усеяны pазноцветным конфетти отдыхающих.

Сашок сидел на самом кpаю пиpса, кpошил зачеpствевший кусок чёpного хлеба и швыpял маленькие кусочки малькам в воду. Рядом покачивались пpивязанные лодки, чуть подальше гулко удаpяли в понтон подплывающие катамаpаны, а сам пиpс постоянно покачивался от нескончаемого потока людей.

Прежде чем ты узнаешь о том, что написано в этой книжке, я хочу рассказать тебе о литовском писателе Викторасе Милюнасе, который написал её для тебя, о рыбацком посёлке Ниде, о его жителях и о Куршской косе, где живут герои этой книги. Куршская коса — неширокая, но длинная полоса песчаных гор — дюн, заросших лесами, посаженными руками человека. Коса отделяет от Балтийского моря Куршский залив, куда впадает главная литовская река — Не

— Вылет самолета рейсом до Москвы задерживается до 18.00 в связи с метеоусловиями города Москвы… — после звука зуммера, сообщил приятный женский голос.

— Ну вот, опять откладывается! Сколько можно ждать! Надо было ехать на поезде. Тише едешь, давно на месте будешь, — сетовала женщина, сидевшая рядом со мной. Спицы, повинуясь воли её рук, методично постукивали — путая шерстяную пряжу в замысловатый узор.

— Действительно, ожидание затянулось. Я должна была улететь ещё вчера вечером, а сейчас уже обед, и я все ещё сижу здесь, в аэропорту, вместе с кучей народа, — думала я про себя.

Сказка о вариантах красоты...

В этой повести писатель возвращается в свою юность, рассказывает о том, как в трудные годы коллективизации белорусской деревни ученик-комсомолец принимал активное участие в ожесточенной классовой борьбе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В этой книжечке рассказывается о некоторых событиях, происходивших с Юрием Гагариным и его друзьями еще до полета в космос. Автор — журналистка Ольга Апенченко показывает, что это за люди, космонавты, сколько им пришлось познать наук, прежде чем стать космонавтами, рассказывает о некоторых моментах их подготовки к полетам, о том, чем они живут, о чем спорят, о чем мечтают.

Многообразен мир нашего современника — космонавта, многообразны его работа, его интересы. Естественно, что автор рассказал лишь некоторые эпизоды из жизни космонавтов, а также людей, которые их готовят.

Молодой контрразведчик Юрий Евсеев ведет оперативную разработку старших офицеров, один из которых завербован 30 лет назад американской разведкой, московские диггеры сталкиваются с таинственными и страшными явлениями глубоко под земной поверхностью, ЦРУ проводит в Москве секретную операцию «Рок-н-ролл». Все эти линии переплетаются в один запутанный узел. Его надо развязать. Или разрубить.

Тристан и Изольда — самая прекрасная легенда о любви и верности из всех, что есть на свете. Но на сей раз она увидена глазами современных юноши и девушки, самым невероятным образом перенесшихся в Корнуолл — землю короля Марка. Звенят мечи, поют менестрели, осаждают Корнуолл неистовые завоеватели Изумрудного острова, творит чудеса великий маг Мерлин (впрочем, маг ли — неясно), снова и снова пытаются погубить Тристана и Изольду коварные бароны… и наши современники просто никак не могут остаться безучастными наблюдателями!

Кто управляет нашим миром? Президенты великих держав? Миллиардеры?

Спецслужбы? Или все-таки тайные общества, издревле контролирующие все на свете?

У героев нового романа Анга Скаландиса особое мнение на этот счет. Суперагент Ясень — из тех, кого не удается убить с первого раза, а его любимая — Верба — и вовсе заговоренная. И они вдвоем непременно должны разгадать зловещие замыслы темных сил.