Сборник рассказов

ЧАРЛЗ БУКОВСКИ

Сборник рассказов

И НЕ ПЫТАЙТЕСЬ...

Попытка

В издании справочника "Кто есть кто в Америке" 1992 года статья о Чарлзе Буковски занимает 29 строк. "Буковски, Чарлз. Автор. Род. в Андернахе, Гер., 16 авг. 1920 г. Переехал в США, 1923 г. Ж. Линда Бейль; 1 ребенок, Марина-Луиза, от брака с Барбарой Фрай, 1955. Студент, Городской Колледж Лос-Анжелеса, 1939-41... Получил стипендию Национального Фонда Поощрения Искусств, 1974. Лауреат премии издательства "Луджон Пресс"..." А дальше, очень мелким шрифтом - названия книг: стихи, сборники рассказов, романы, киносценарии, редакторские работы, - закадровые повествования в фильмах о нем, фильмы, снятые по его книгам, магнитные записи... И в самом конце, там, где у его соседей по странице, уважаемого хортикультуриста и педагога Мартина Джона Буковача и достойного физиотерапевта Элен-Луизы Буковски, значатся подробнейшие домашние и рабочие адреса и контактные телефоны, курсивом набрано только два слова: Не пытайтесь.

Другие книги автора Чарльз Буковски

Роман «Женщины» написан Ч. Буковски на волне популярности и содержит массу фирменных «фишек» Буковски: самоиронию, обилие сексуальных сцен, энергию сюжета. Герою книги 50 лет и зовут его Генри Чинаски; он является несомненным альтер-эго автора. Роман представляет собой череду более чем откровенных сексуальных сцен, которые объединены главным – бесконечной любовью героя к своим женщинам, любованием ими и грубовато-искренним восхищением.

«Хлеб с ветчиной» - самый проникновенный роман Буковски. Подобно "Приключениям Гекльберри Финна" и "Ловцу во ржи", он написан с точки зрения впечатлительного ребенка, имеющего дело с двуличием, претенциозностью и тщеславием взрослого мира. Ребенка, постепенно открывающего для себя алкоголь и женщин, азартные игры и мордобой, Д.Г. Лоуренса и Хемингуэя, Тургенева и Достоевского.

Чарльз Буковски

Почтовое отделение

Перевод Ю.Медведко,

(Текст не вычитан и не форматирован)

этот труд представлен как

художественное произведение и

никому не посвящается

Канцелярия Главного Управления Январь 1, 1970 Меморандум

742 Почта Соединенных Штатов Лос-Анджелес, Калифорния

ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС

Вниманию всего персонала предлагается Этический кодекс почтового служащего, который изложен в главе 742 Общего руководства, а также Инструкция к поведению персонала, в общих чертах заявленная в главе 744 Общего руководства. Коллектив работников почты за многие годы упорного труда выработал славные традиции почтового обслуживания Нации. Каждый работник почты должен гордиться этими незыблемыми традициями, позволяющими удерживать Отрасль на высочайшем уровне. И все мы обязаны прилагать максимум усилий в деле укрепления и развития этих традиций во благо процветания Почтовой Службы, что в интересах не только нашего Общества, но и всего мирового прогресса.

Вечный лирический (точнее антилирический) герой Буковски Генри Чинаски странствует по Америке времен Второй мировой… Города и городки сжигает «военная лихорадка». Жизнь бьет ключом — и частенько по голове. Виски льется рекой, впадающей в море пива. Женщины красивы и доступны. Полицейские миролюбивы. Будущего нет. Зато есть великолепное настоящее. Война — это весело!

Это самая последняя книга Чарльза Буковски. Он умер в год (1994) ее публикации — и эта смерть не была неожиданной. Неудивительно, что одна из главных героинь «Макулатуры» — Леди Смерть — роковая, красивая, смертельно опасная, но — чаще всего — спасающая.

Это самая грустная книга Чарльза Буковски. Другой получиться она, впрочем, и не могла. Жизнь то ли удалась, то ли не удалась, но все чаще кажется какой-то странной. Кругом — дураки. Мир — дерьмо, к тому же злое.

Это самая странная книга Чарльза Буковски. Посвящается она «плохой литературе», а сама заигрывает со стилистикой нуар-детективов, причем аккурат между пародией и подражанием.

А еще это, кажется, одна из самых личных книг Чарльза Буковски. Даже несмотря на то, что это чуть ли не единственный (кажется, все-таки единственный) его роман, где главного героя зовут не Генри Чинаски.

Несмотря на порою шокирующий натурализм, тексты Чарльза Буковски полны лиричности, даже своеобразной сентиментальности.

В основе романа «Голливуд» лежит реальная история работы Буковски над сценарием фильма «Пьянь», который был поставлен режиссером Барбетом Шредером в 1987 году. Главные роли исполняли такие звезды, как Микки Рурк ии Фэй Данауэй; прототипы других героев книги также легко узнаваемы (Френсис Форд Коппола, Жан-Люк Годар, Вернер Херцог, Норман Мейлер и др.).

Чарльз Буковски – один из крупнейших американских писателей XX века, автор более сорока книг, среди которых романы, стихи, эссеистика и рассказы. Несмотря на порою шокирующий натурализм, его тексты полны лиричности, даже своеобразной сентиментальности.

Свой первый роман «Почтамт», посвященный его работе в означенном заведении и многочисленным трагикомическим эскападам из жизни простого калифорнийского почтальона, Буковски написал в 50 лет. На это ушло двадцать ночей, двадцать пинт виски, тридцать пять упаковок пива и восемьдесят сигар.

Кэсс была самой молодой и красивой из 5 сестер. Самой красивой девушкой в городе. Наполовину индианка, с гибким и странным телом, змеиным и горячим, - а уж какие глаза... живое пламя. Словно дух в форму залили, а удержать не смогли.

Волосы черные, длинные, шелковистые, танцевали и кружились без устали, как и она сама. Кэсс ни в чем не знала меры. Некоторые утверждали, что она чокнутая. То есть, тупые так считали. Они-то никогда Кэсс понять не могли. Мужикам она казалась просто машиной для траха, и плевать, чокнутая или нет. А Кэсс танцевала и флиртовала, целовала мужчин, но, если не считать пары раз, когда приходилось ложиться в постель, умудрялась ускользнуть. Мужчин она избегала.

Популярные книги в жанре Современная проза

Григорий Свирский

На островах имени Джорджа Вашингтона

маленькая повесть

1. ВОЛХВЫ

Письмо от Марьи Ивановны и приглашение профессорствовать на островах имени Джорджа Вашингтона я получил, когда дома не осталось ни цента. Ну просто день в день.

И вот проводины. Батареи пустых бутылок выстроились по периметру гостиной.

-- Вы не бывали на сих островах? Тогда вы не видали чудес! На них великим русским языком считаются польский и идиш. Идиш утвержден ученым советом как сибирский диалект нашего великого и могучего... -- ораторствовал с бокалом в руке мой давний приятель Володичка-каланча, взъерошенный блондин, полиглот, лингвист милостью Божьей, убедивший самого себя в том, что лингвистика -- дело не его ("Меня советская власть загнала в лингвистику"), а его дело -- политология, борьба с русским параличом, как крестил он Октябрьскую революцию.

Константин Тетерин

Проза

НАИБОЛЬШИЙ БОЙ ПРОГУЛКА ПО НАБЕРЕЖНОЙ БЕСЕДКА ОТКРЫТИЕ ИГРА ГОЛОС ОХОТНИК ИСКУПЛЕНИЕ КАБИНЕТ ЧЕТЫРЕХ НИТКА ОГОНЬ КОМУ НУЖНО ОТВЕРЖЕНИЕ ГОСПОДА СТИХИ ПОНАРОШКУ ПРЕЛЮДИЯ ПРОЗРЕНИЕ КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ДОЖДЬ БЕГ ШКОЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ТЕТЯ ВАЛЯ ТРА-ЛЯ-ЛЯ ДА. ЗДРАВСТВУЙТЕ. НЕТ. ДО СВИДАНИЯ.

НАИБОЛЬШИЙ БОЙ

Армии, солдаты, политика, философия, - все это мишура. Ты зачастую не обращаешь на это внимания, более увлеченный своими заботами. Но самый страшный бой происходит внутри тебя. Он происходит ежедневно, ежечасно и ежесекундно. Ты постоянно слышишь два голоса, говорящие разные решения. Одному голосу ты веришь, другого немного стыдишся. Один голос говорит, и его правду ты чувствуешь телом. а праведность второго голоса ты чувствуешь сердцем. Бой идет до тех пор, пока не остается только один голос. Тот, который ты выберешь сам...

Саня Тихий

Тут у нас в Суpгуте все сплошь Пелевиным увлеклись, что ажно стpашно становится. Пpочел я паpу его pассказов "Hику" и "Зигмунда в кафе" и pодилось у меня под впечатлением от пpочитаного сие нетленное "пpоизведение". А, Алекс Гоpобец, (он паpень жутко умный, я не шучу, пpочел, Пелевина больше чем тот написал) Он мне так сказать альтеpнативу составил, но так как автоpские пpава на свой pассказ он пеpедал мне то я бpосаю сpазу две вещи. Это все я бpосаю не для какого-то самоудовлетвоpения, а пpосто так вещи эти несеpьезные и пpосьба не воспpинимать их как попытку наезда на Пелевина. Hо если кто хочет может отписать мылом мне или Алексу (только скажу по секpету он не в куpсе).

Лев Тимофеев

Играем Горького

Роман-хроника

Вместо пролога

Трое студентов театрального института жили в огромной пустой квартире на первом этаже старинного дома в арбатском Кривоконюшенном переулке. Когда-то, лет сто назад, квартира (как, впрочем, и весь дом) принадлежала присяжному поверенному Н., знаменитому адвокату по уголовным делам. Адвокат жил на широкую ногу и раз пять-шесть в год устраивал хлебосольные приемы. Говорят, завсегдатаями его вечеров были Станиславский и Качалов, Ольга Книппер привозила уже очень больного Чехова, в разное время здесь играли свои сочинения то Скрябин, то ненавидевший его Рахманинов... Дом был известен не только артистическими вечерами: у адвоката была слава одаренного медиума, и в газетах того времени регулярно появлялись сообщения, что участники спиритического сеанса в его доме общались то с кавалером Глюком, то с Моцартом, то с Сальери, а то и с затесавшимся зачем-то в эту компанию и будто бы являвшимся без вызова Казановой. (Впрочем, злые языки утверждали, что все эти публикации были заказаны и оплачены самим Н., большим любителем розыгрышей и мистификаций.)

Кэти Дж. Тpенд

Как мы пpаздновали Хеллоуин

Съездили мы таки в лесочек, и в лесочке поняли, что никакой это не Самайн был, а обыкновенный Хеллоуин: во-пеpвых, какой же Самайн в новолуние? Во-втоpых, дождь: в Самайн полагается быть снегу; и все у нас получилось не так, как надо - то есть, это, pазумеется, ноpмальное для нас состояние, но все же не до такой степени.

Hачалось все с того, что Базиль застpял на pаботе, пытаясь пpоследить за пpазднованием 60-летия любимого шефа, так что мы как pаз успели на последнюю электpичку - без денег и куpева; в поезде Базиль, котоpому пpишлось уже изpядно выпить, честно спал, я же зашивала пpоволокой любимые башмаки на pадость случившейся pядом попутчице - цивильной девочки-пеpеводчице, котоpой и не снилась моя пpедпpиимчивость - до станции Пеpи, где ей надо было выходить, я успела зашить ботинок и выpезать ей на память деpевянную ложечку.

Кэти Тренд, 1994 С.М.Печкин, 1996

Спой мне, верная Раймонда Sing to me, my true Raymonda Только ты мне и осталась You are left to me the only Мы с тобой покинем город We shall leave the sullen city И уйдем ночной дорогой Heading westward, heading downward По камням и по асфальту By the concrete, by the pavement Прокрадемся мы на Запад We shall steal into the autumn Об асфальт каблук не стукнет Not the sound your string will utter, И твои не звякнут струны. Nor my heel will make no sound

Уильям Тревор

СВИДАНИЕ В СРЕДНЕМ ВОЗРАСТЕ

- Я миссис Да Транка, - сказала миссис Да Транка. - А вы мистер Майлсон?

Мужчина кивнул, и они двинулись по платформе в поисках подходящего купе, где могли бы остаться одни. В руках каждый держал по небольшому саквояжу: миссис Да Транка - белый кожаный, или, может быть, из кожезаменителя, мистер Майлсон - черный и потрепанный. Они были чужими друг другу, поэтому не разговаривали, а лишь молча разглядывали светившиеся окна вагона, обсуждать которые было неинтересно.

Трунченков Дмитрий

АHАКРЕОHТ

Пятнадцатого апреля 2??? года без пяти минут шесть по каналу Грибоедова шла некая полная и я бы даже сказал толстозадая женщина в широкополой соломенной шляпе. Как потом выяснилось, она была профессиональной разводчицей кошек. Считаю нужным пояснить, что если бы то же самое она проделывала с людьми, то называлась бы не разводчицей и даже не сводчицей, а попросу сводней. Теперь, пожалуй, читатель знает всю ее подноготную. Ах да, чуть не забыл: в левой руке она держала корзинку, из которой выглядывал шикарный черный персидский кот. Как только она поравнялась с подворотней, из-за таблички со стершейся надписью выглянула косматая, нечесанная и в высшей степени бородатая голова. Hеизвестный видимо рылся в помойке с целью промыслить себе что-нибудь на обед, но, завидя женщину, бросил все и кинулся вслед за ней. Одет он был в коричневые сапоги и рваную шубу, или, вернее рясу (так как застегивалась она на спине) из кошачьих шкурок. Ряса, как было не трудно догадаться, взглянув на нее, была сшита им самим, так как шкурки не были подобраны по цвету да и вообще, на изготовление этого одеяния пошел, судя по всему, первый попавшийся под руку материал. Пока мы описывали внешность неизвестного (будем звать его "Кошачья Ряса") женщина свернула в переулок и спустилась в подвал с надписью "Кабачок". Hеизвестный огляделся по сторонам и, убедившись, что в переулке никого нет, спустился следом. Войдя в зал обладательница черного кота долго выискивала кого-то глазами и, заметив наконец не мене толстую чем она сама женщину, у которой на голове была точно такая же как у нее шляпа, подсела к ней за столик. Так как соседний столик был занят, Кошачья Ряса устроился в углу. Теперь от персидского кота его отделял лишь стол, за которым седели четверо парней лет двадцати. Hе смотря на то и благодаря тому, что вокруг было шумно и играла музыка, а парни молча накачивались пивом, Кошачья Ряса смог подслушать разговор разводчиц... ну не все ли равно чего? -Hет, нет, на такие условия я согласиться не могу, - категорически заявила дама, пришедшая сюда первой. -Hо вы же видели родословную моего несравненного Отелло... -Конечно, иначе бы я с вами вообще не стала разговаривать. Hо отдать двух котят... Это немыслимо! -Вы обижаете Отелло, а он обидчивый... -Да? А вы обижаете меня. -Милочка... -Да поймите вы одну простую истину: котят может быть трое и тогда мне вообще достанется меньше, чем вам. И потом... -Hо Отелло... Hо тут мы вынуждены прервать дележ неубитого медведя и обратить внимание на четырех вышеупомянутых молодых людей, благо своими звучными голосами они заглушили мелочную свару разводчиц. -Кхе-кхе, - откашлился один из них в диктофон. - Итак, аппаратура работает. Можно приступать. Hо может быть вы передумали? -Hет, - хором ответили его собутыльники. -Hу хорошо. Итак, я напоминаю вам, что мы собрались здесь сегодня, чтобы решить одинаково важную для всех нас проблемму, поставить вопрос ребром, так сказать. Каждый из нас считает, что жизнь не стоит того, чтобы отдавать ей должное. Hапротив, это должное у нее должно забрать. А должное - это мы сами. То есть надо забрать у жизни нас самих. Именно нас у жизни, а не жизнь у нас, ибо мы принадлежим ей в большей степени, чем она нам. Мда... - тут он задумался. -Кончай парить, ближе к делу, - вяло прогундосил самый жлобастый из всех четверых. -Вечно ты меня с толку сбиваешь, Вадим, - обиделся Петя, вызвавший недовольство товарища, - Итак, мы собрались сдесь, чтобы сделать... -Буль-буль, - сказал Митя. -Хири-хари, - сказал Саша. -Чик-чик, - провел по горлу Вадим. -Словом то самое, что по-научному зовется сюицидом, или, попросту говоря, чтобы покончить с собой. Все молчали, осознавая важность момента; диктофон медленно пережевывал пленку. -Да, - нарушил тишину Петя, который, как вы уже догадались, был главным во всем этом действе. - У каждого из нас есть причина сделать это, но никто еще этого не сделал. Почему? Вот вопрос, на который следует ответить сегодня. Быть может наши причины недостаточно вески, или, напротив, мы недостаточно решительны... -ЭЭЭЭ -УУУУ -АААА, - попытались возразить Петины товарищи, но тот жестом дал им понять, что он еще не кончил говорить: -Да, всякое может быть. По крайней мере нужно учитывать любую возможность, быть готовыми к каждому результату нашего эксперемента, даже самому неприятному. Вот этом пузырьке, - тут он достал из кармана и показал всем бутылочку из коричневого стекла, - четыре капсулы с ядом. Они не растворимые, но достаточно раскусить одну из них, чтобы наступила моментальная и безболезненная смерть. Я предлагаю следущее: каждый из нас положит по одной такой капсуле под язык. Затем мы будем по очереди высказывать свои доводы в пользу самоубийства и если кому-то они покажутся убедительными, ему достаточно всего лишь раскусить капсулу и... В общем понятно. Понятно? -Угу - один за другим изъявили готовность Митя, Вадим и Саша. -Вся наша беседа будет записываться и, собственно, уже записывается вот на этот диктофон. Мы должны учесть все. Возможно, что в результате задуманного эксперимента ни один из нас не останется в живых. Hужно, чтобы люди знали, что подвигло нас на этот шаг. Итак, с кого начнем? Hо тут мы должны прервать повествование о четырех самоубийцах и вернуться к путеводной звезде нашего рассказа (ведь у каждого рассказа есть своя путеводная звезда), а именно к Кошачей Рясе, ибо к нему подошла официантка. Зачем? Вероятно, принять заказ. Вид путеводной звезды нашего рассказа вызвал у официантки если не панический ужас, то по крайней мере страх. И дело не в том, что лицо и руки Кошачей Рясы было исцарапано до крови, нет, это, надо отдать ей должное, ни мало ни смутило официантку. Смутило же ее вот что: как-то, очень давно, еще в детстве, она видела в цирке поразивший ее цирковой номер: на арену вышла женщина в норковой шубе. Она прошлась по кругу, крикнула что-то, и шуба рассыпалась множеством живых норок. Женщина крикнула еще раз и норки снова сцепились шубой. И вот теперь официантка опасалась, что кошачья шуба этого странного клиента рассредоточится по всему "кабачку" оравой голодных бешенных кошек. Убедившись, что никаких оснований предпологать в незнакомце дрессировщика котов нет, девушка сунула ему под нос меню. Hо Кошачья Ряса не обратил на это никакого внимания: он как завороженный глядел на спящего в корзинке Отелло. Чтобы привлечь внимание посетителя официантке пришлось довольно долго кашлять. В конце концов Кошачья Ряса повернулся и принянялся для вида листать брошюру. Официантка хотело уже отойти, как вдруг что-то привлекло внимание Кошачей Рясы. Желая вернуть официантку, он громко мычал и улюлюкал, тыча пальцем в меню. Та сделала вид, что не замечает странностей клиента и приняла заказ: наш герой заказал бутерброд с твердокопченой колбасой. Пока происходил инциндент с официанткой, лежащий на соседним столом диктофон записывал речь Вадима: -Братья! Верите ли вы в бога? Hет, не верите. Hе верите вы в бога, ибо если бы верили, то давно бы уже раскусили свои капсулы, подобно тому, как я раскусил Его замысел, и валялись бы здесь дохлыми. Вы думаете, Он создал нас свободными? То-то и оно, что нет. Он провозгласил лишь видимость свободы, ведь в библии же написано, что имена праведников _уже_записаны_ в книгу жизни. А значит Богу известно, кто и как поступит. А что это значит? Это значит, братья мои, что не вольны мы в своих поступках и все будем гореть в аду. Так покончим же с этой навязанной нам жизнью, выкажем неподчинение хоть этим, единственным оставшимся в нашем распоряжении способом! С этими словами Вадим стукнул свооим огромным кулачищем по столу, а Митя вскрикнул и начал валиться на бок. Если бы он сидел с краю, то неприменно бы упал на пол, но, к счастью, он сидел у стенки и стенка предотвратила его падение. -Тьфу-ты, - сплюнул Кошачья Шуба, - Он уже привязал кусок твердокопченой колбасы к неведомо откуда взявшейся рыболовной леске и собирался пробросить наживку между сидящим спокойно Митей и стеной с таким расчетом, чтобы она упала рядом с Отелло, но неожиданно упавший Митя помешал исполнению коварного плана. -Так, один готов, - упавшим голосом заметил Петя. -Митя! Брат мой! - чуть было не вскочил на преграждавший дорогу к самоубийце стол Вадим, - Я знал, знал, что это могу вынести только я. Я должен был предвидеть, что слабому духом человеку не вынести такой тяжести. Брат, ты умер как герой... - Hо тут Вадиму видимо пришла в голову внезапная мысль, потому что он стал медленно поворачиваться к Пете. - Это ты гад, ты во всем виноват! - вскричал он, - Это ты все это устроил! Живо кусай таблетку, а не то я тебе голову разможжу! Hу! -Спокойно, спокойно, - Саша, перегнувшись через стол, крепко держал разбушевавшегося Вадима за плечи, - Он дышит. -Так что же, яд не подействовал? - удивился Вадим. Все повернулись к Мите. Тот виновато улыбался. -Ребята, мне показалось, что я раскусил ее. А она цела. Цела! Вот она!- Митя извлек изо рта капсулу и продемонстрировал ее всем. - Я наверное просто очень испугался. -Тебе надо пойти проветрится, а то здесь накурено и вообще... - невозмутимо заметил Петя, - Иди, подыши воздухом минут пять, мы тебя подождем... Саша, пропусти его. Саша встал и выпустил бледного с перепугу Митю. Затем он снова сел на свое прежнее место. Теперь, когда пространство было очищено от чрезмерно нервного Мити, Кошачья Ряса смог приступить к выполнению своего плана. Он сделал замах и бросил. Колбаса приземлилась на скамейку прямо рядом с корзинкой, в которой сидел Отелло. Хозяйка, увлеченная светским разговором, не заметила, как ее любимец выпрыгнул из корзины и двинулся по направлению к приманке. Hо стоило ему подобраться поближе, как вдруг колбаса тронулась с места. Кот прыгнул, но его цель уже лежала на полу. Отелло последовал за ней. Медленно, но верно приближался он к своей смерти. Он был уже под столом у самоубийц, когда вернулся Митя. Возвращаясь на свое место он наступил на леску. Колбаса не успела увернуться от очередной атаки мавра: тот настиг и сожрал ее. -Hу что, продолжим, - предложил Петя, включая диктофон, - Теперь, я думаю, стоит послушать тебя, Митя. Ведь если мы поступим иначе, то кто может поручиться что ты останешься в живых? А так мы по крайней мере узнаем, что же мучит тебя настолько, что ты решился присоедениться к нашему небольшому кружку э... -Самоубийц, - подсказал ему все еще дувшийся Вадим. -Да, к нашему кружку самоубийц, - согласился Петя. - Итак, прошу. -Да, ребята, прошу извенить меня за то, что только что произошло. Я ведь знаю, что никогда не решусь покончить с собой. Именно поэтому я так перепугался, когда мне показалось, что я раскусил эту проклятую капсулу. Ведь мы все животные, а животные никогда не убивают самих себя. Разве что киты... Так ведь те тоже не убивают себя в полном смысле этого слова, то есть я хочу сказать, что они просто выбрасываются на берег, чтобы умереть. Ведь выбросившись на берег они уже не могут спастись, то есть я имею в виду, что они специально оказываются в таком положении, что смерть неизбежна. Это как летчики-камикадзе. Они садятся в неисправный самолет и у них уже нет выбора, кроме как поити на таран. Кто знает, может быть в последнюю секунду они бы и передумали, но... Так и киты. То есть киты никогда бы не смогли раскусить капсулу с ядом, как мы с вами. Hо все же мы животные, понимаете? Животные. Вот смотрите, я вам объясню: самцы дерутся из-за самок. Hо разве не то же происходит и у людей? Просто вместо клыков мы используем слова, вот и все. Я даже придумал афоризм: обретя дар речи человек лишился рогов, но стоит ему замалчать, как их ему тут же наставят. Hу как, понятно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЧАРЛЗ БУКОВСКИ

В РАЙ ДОРОГИ НЕТ

ИЗ КНИГИ "ЮГ БЕЗ СЕВЕРА"

Я сидел в баре на Западной авеню. Времени - около полуночи, а я - в своем обычном попутанном состоянии. То есть, знаете, когда ни черта не выходит: бабы, работы, нет работ, погода, собаки. Наконец, просто сидишь, как оглоушенный, и ждешь, будто смерти на автобусной остановке.

Так вот, сижу я так, и тут заходит эта с длинными каштановыми волосами, хорошим телом и грустными карими глазами. Я на нее не отреагировал. Я ее проигнорировал, хотя она и села на табуретку рядом с моей, когда вокруг была дюжина свободных. Фактически, мы в баре были одни, не считая бармена. Она заказала сухое вино. Потом спросила, что пью я.

ЧАРЛЗ БУКОВСКИ

ЗА РЕШЕТКОЙ ВМЕСТЕ С ГЛАВНЫМ ВРАГОМ ОБЩЕСТВА

В 1942-м я слушал в Филадельфии Брамса, у меня был маленький проигрыватель, это была Брамсовская вторая часть. в то время я жил один. я не торопясь отхлебывал из бутылки портвейн и курил дешевую сигару, комнатка была небольшая и чистая, как говорится в подобных случаях, раздался стук в дверь, я решил, что кто-нибудь явился вручить мне Нобелевскую или Пулитцеровскую премию, два туповатых, деревенского вида громилы.

Чарльз Буковски

Жизнь и смерть в благотворительной палате

"Скорая помощь" была полна, но мне нашлось место наверху, и мы тронулись. Меня взяли с сильными кровавыми рвотами, и я боялся, что меня вырвет на людей внизу. Мы катили под звуки сирены. Они доносились издалека, точно это была не наша, а какая-то посторонняя сирена. Мы ехали в окружную больницу, мы все. Нищие. Объекты благотворительности. У каждого из нас испортилось что-то свое, и для некоторых эта поездка была последней. Общего у нас было то, что все мы были нищие и всем нам ничего не светило. "Скорую помощь" набили битком. Я не думал, что она вмещает столько людей.

Йожи Буковски

Череп богини смерти

(детская фантастическая повесть)

ЧАСТЬ 1

Пролог

Германия, управление секретной службы СС "Ананербе", 1940 год.

Черный "Хорьх", с отполированным до зеркального блеска кузовом, бесшумно подкатил к парадному подъезду довольно неприметного особняка, расположившегося на окраине Берлина. Из автомобиля вышел штурм-фюрер СС Генрих Штраубе. Два офицера, со шмайсерами наперевес, приветствовали шефа службы. За массивными дубовыми дверьми находился длинный коридор с мрачными серыми стенами, с закрепленными на них горящими факелами. После поворота Штраубе вошел в большой зал с гранитными колоннами по окружности. Здесь было довольно много людей, как в военной, так и в гражданской одежде. После входа в зал штурм-фюрера наступила гробовая тишина. - Хайль Гитлер! - приветственно вскрикнули все присутствующие. - Хайль! - ответил шеф. - Прошу всех занять свои места. Присутствующие расселись за огромным столом, стоящим в центре зала. - Господа, - продолжал шеф, - сегодня наступает великий момент в истории Третьего Рейха... Германии, а может быть и всей цивилизации за все то время, пока существует человек. Вчера я встречался с фюрером. Он отдал приказ о снаряжении экспедиции для поисков артефактов расы Атлантов. Главным, из которых является череп богини смерти. В это мгновение в просторном помещении послышался легкий шепот присутствующих. - Я прошу тишины! - потребовал оратор. - Думаю необходимо заслушать речь главного научного сотрудника Национальной Академии Оккультных Наук, профессора археологии доктора Ганса Ульке. В зале приглушили свет, и на трибуну поднялся седоволосый пожилой человек с тростью в руке. - Здравствуйте, господа! Свой короткий, но думаю, исчерпывающий доклад я хотел бы начать с последних открытий, сделанных во время нашей последней тайной экспедицией в районы Тибета и Перу. Прошел ровно год с момента начала исследований. Вся исследовательская работа базируется на основании найденных в двух этих, слишком удаленных друг от друга районах, редчайших находок, имеющих, по моему мнению, прямое отношение к некогда погибшей расе Атлантов. Что это за находки, спросите вы? Это, господа, два цилиндра времени, причем похожие друг на друга как две капли воды. Хотя, как вы уже поняли, они были найдены в разных регионах планеты. Предварительный прогноз о возрасте находок может перевернуть всю историю, как говорят с ног на голову... хотя это так. Историческим реликвиям, как это не парадоксально, порядка полутора миллионов лет. Тем более покажется антинаучным то, что изготовить эти вещи даже в настоящее время абсолютно невозможно! Старик сделал паузу. Он налил себе воды в стакан из хрустального графина, стоящего на трибуне, и спустя несколько секунд, осушив его, продолжил: - Сейчас я бы попросил операторов показать всем вам найденные сокровища. Уверен, что вы сможете убедиться в правдивости моих слов. Прошу вас минуту внимания! Проектор... Позади профессора медленно опустилось белое полотно-экран. Вскоре погас свет и зал погрузился в темное, совершенно непроглядное безмолвие. Темнота, казалось, впитала в себя каждый миллиметр громадного помещения. Примерно через две-три минуты с противоположной стены, из невидимого отверстия вырвался яркий луч света. Раскроив тьму, он тут же упал на экран. Зазвучал нацистский гимн, появилось изображение орла с зажатой в когтистых лапах фашистской свастикой. Заставки с фамилиями тех, кто снимал этот фильм... было... Впрочем, и о дате съемки и месте ее проведения невозможно было догадаться. Через секунду, пришедшие на тайное собрание люди, могли видеть, как в одной из засекреченных лабораторий перед столом, установленным по центру комнаты с белыми стенами, появились два человека в белых халатах, похожих на лаборантов- химиков. Они несли на руках тяжелый, вероятно, бронированный чемодан. Вскоре один из лаборантов набрав на замке чемодана шифр-код, приоткрыл крышку и извлек изнутри два цилиндра стального цвета. Цилиндры, диаметром в несколько сантиметров, по всей длине корпуса были расписаны замысловатыми надписями. На основаниях находок, с одной и другой стороны, виднелись красные лампочки. После демонстрации фильма в зале снова зажегся свет... - Это и есть, господа, так называемые цилиндры времени. - произнес профессор. - Подождите, доктор, - сказал кто-то из присутствующих, - вы утверждаете, что эти довольно странные находки имеют отношение к Атлантам?!.. - Да, вы меня абсолютно правильно поняли. По залу прокатился неодобрительный ропот. - Простите, но на каком основании вы делаете такое смелое утверждение? - Вы знаете, что такое "Энигма-500"? Профессор хитро улыбнулся и покосился на того, кто задал ему вопрос. - Естественно! Шифровальная машина. - Так вот, при помощи этого сверхмощного шифровального аппарата мне и группе "Вульф" удалось расшифровать надписи на обоих цилиндрах... Наступила гробовая тишина. Казалось, что теперь можно было услышать тиканье наручных часов присутствующих. - Сейчас я зачитаю то, что удалось расшифровать... Боюсь, что вы услышите нечто, что ввергнет всех вас в еще больший шок, нежели чем само существование цилиндров времени. Итак, я начинаю! Год восемнадцатый от созыва первого собрания Верховного Совета жрецов Галактического союза Мира. Миллион лет существования расы белого воина в открытом пространстве, не мог пройти без каких либо ошибок и просчетов. Вот уже три столетия подряд идет прямая и косвенная война с темной стороной мироздания. Мы были вынуждены втянуться в эту бессмысленную бойню, зная о том, что понесем огромные потери, как живой силы, так и огромных ресурсов, несоизмеримых ни с чем. Но видимо удача все же не захотела отворачиваться от нас полностью. Мы заполучили единственный в мироздании форпост нерушимой силы, единственный в своем роде идеал могущества - Череп Богини Смерти. Осознавая всю ответственность принятия своего решения, совет постановил спрятать оную ценность на одной из планет заброшенной в этой глуши галактике, где вряд ли когда-нибудь сможет зародиться разумная жизнь. Кроме всего, методом структурного клонирования у нас получилось размножить Череп до пяти экземпляров. Так что мы вполне обезопасили все существующие миры от возможности ввязывания их когда-либо в войны. Естественно, до конца просчитать возможные отклонения, касающиеся Черепа, практически невозможно. Даже мы, со своим развитием, не можем себе представить ту разрушительную силу, которая хранится в артефакте. Никто не может просчитать, сколько энергии содержится в нем. Да прибудет с нами мир и покой! Приглашенные на секретное совещание "Ананербе" люди, были потрясены докладом Ганса Ульке до такой степени, что казалось, вопросы к докладчику отпали у них сами собой. К трибуне снова подошел штурм-фюрер Штраубе: - Я обращаюсь от имени фюрера! Он вытянулся по стойке "Смирно"... - В настоящее время созданы четыре команды СС, во главе которых стоят опытные офицеры Рейха. Наша цель - любыми путями обнаружить священную реликвию. Да прибудет с нами Бог!!!