Сборник "Ликорн"

Содержание:

1. Ликорн

2. Картина

3. Непредвиденная встреча

4. Следами прошлого...

5. Эльхарон

6. Это всё о нас с вами

Отрывок из произведения:

Уже шестые сутки Ликорн преследовал оленя. Стрела, выпущенная из боевого лука, глубоко вошла под правую заднюю лопатку зверя. Поначалу крови было достаточно, чтобы не потерять след, но к концу вторых суток кровь почти исчезла, только редкие капли удавалось рассмотреть охотнику из дружины князя на прошлогодней листве леса. А на утро третьего дня он обнаружил у ствола одиноко стоящего большого и старого дерева свою стрелу. Кровь на наконечнике стрелы была свежей, но как не всматривался Ликорн в рисунок листвы под ногами, ни одной капли свежей крови, обнаружить не удалось. Его удивило то, что наконечник стрелы был не извлекаемым, но, тем не менее, стрела лежала на листве, а наконечник испачкан только в крови и не носил даже малейших следов плоти. Тогда он решил проследовать по очереди в разные стороны от найденной стрелы на расстояние трёх вдохов и выдохов. Через некоторое время ему повезло - на обломке древесной коры алела крупная капля крови.

Другие книги автора Витовт Витольдович Вишневецкий

Давно заброшенная и забытая Древними старая законсервированная база на одной из далёких и обследованных ими планет, внезапно посылает сигнал в метрополию. В произведении рассказывается о том, как развивалась и складывалась жизнь аборигенов, после ухода с планеты Древних, посеявших на ней семена разума.

Уже шестые сутки Ликорн преследовал оленя. Стрела, выпущенная из боевого лука, глубоко вошла под правую заднюю лопатку зверя. Поначалу крови было достаточно, чтобы не потерять след, но к концу вторых суток кровь почти исчезла, только редкие капли удавалось рассмотреть охотнику из дружины князя на прошлогодней листве леса. А на утро третьего дня он обнаружил у ствола одиноко стоящего большого и старого дерева свою стрелу. Кровь на наконечнике стрелы была свежей, но как не всматривался Ликорн в рисунок листвы под ногами, ни одной капли свежей крови, обнаружить не удалось. Его удивило то, что наконечник стрелы был не извлекаемым, но, тем не менее, стрела лежала на листве, а наконечник испачкан только в крови и не носил даже малейших следов плоти. Тогда он решил проследовать по очереди в разные стороны от найденной стрелы на расстояние трёх вдохов и выдохов. Через некоторое время ему повезло - на обломке древесной коры алела крупная капля крови.

Двое поселян поссорились из-за своих взрослых детей и едва не поубивали друг друга, но в распрю вмешалась третья сила — мудрость…

Моё сердце почти перестало биться. Его удары были так редки, что казалось, вот-вот остановится совсем. Я смотрел на лежащего возле меня друга и в отчаянии пытался сдержать желание завыть волком. Вальдер уже не дышал. Его сердце остановилось несколько минут назад, а я в отчаянии пытался представить, как смогу рассказать о его смерти Живьене, его жене и моей сестре. С усилием сжав зубы и смахнув пот с лица, я поднялся на ноги и осмотрел окрестности.

Он лежал в высокой и густой траве, покрывающей юго-восточное предместье города, и широко раскрытыми глазами смотрел в небо. Там, в синей его вышине, среди белых кучевых облаков, парила его душа, вырвавшись из теснин тела вместе с мыслями. Облака приобретали формы причудливых животных, то в течение короткого отрезка времени трансформировались в горные пейзажи, то становились похожими на сказочные замки из далёкого детства. Он закрыл глаза, и небо окрасилось в розовый, подсвеченный солнцем, цвет крови насыщающей его веки. Ветер легко трепал волосы на голове и старался ещё больше распахнуть ворот рубашки. Поднеся руку к галстуку, он распустил узел и, потянув вверх, вытащил галстук из ворота рубашки. Её шелк затрепетал на ветру, обретя свободу.

На этот путь трудно ступить, ещё труднее его пройти и осилить его дано не каждому...

Повесть о древнем Полесье, его жителях и их князе и княгине, о войне и мире, добре и зле, о чести и доблести о любви и верности, об истинной плате добром за добро.

Эти строки о том, как светлые и добрые качества характера человека, открывают перед ним неограниченные возможности, распахивают перед ним врата познания далёкого и непостижимого...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Это — мир Орокон.

Мир странной красоты, странной магии и странной религии. Мир извечного противостояния богов — и жестоких войн людей, богов-врагов почитающих.

Мир, в коем завершена уже — много веков как завершена! — первая эпоха, называвшаяся Расцветом, и наступила эпоха вторая — дни Искупления.

Мир, судьба которого заложена в пяти таинственных Кристаллах, что взял в предвечные времена мертвый бог Орок у детей своих, — в Кристаллах Мрака, Воды, Воздуха, Огня и Земли.

Мир, где начинает сбываться древнее пророчество в человеке, что отыщет и соберет воедино все пять Кристаллов, рассеянных по истерзанным войной землям Орокона...

Найдены уже — великой ценой! — Кристаллы Мрака и Земли. Настало время вернуть Кристалл Огня — камень пламенного бога Терона.

За кладбищем дорога совсем испортилась. Светлая глинистая жижа заполняла глубокие рытвины, обочина превратилась в сплошную лужу. Судя по следам протекторов в жирной грязи, здесь только что на танках не ездили.

Денис еще какое-то время пытался читать, но буковки исполняли канкан, а на особо глубокой колдобине хлипкий клееный переплет разъехался в пальцах, и одна страница едва не улетела под сиденье. Денис кое-как сложил детектив воедино и убрал в карман, оглядываясь растерянным взглядом человека, впервые обратившего внимание, где находится.

В бритунском городишке Лонх Конан встречает опальную царицу амазонок Акилу. Конана и Акилу нанимают телохранителями загадочные близнецы Монад и Йоланта, направляющиеся в затерянный город Джанагар. Маг Арсаций открывает Конану, что близнецы — на самом деле единое существо, Посланник Сил, найдя Джанагар, он откроет Силам доступ на землю. Избежав множества опасностей, попав в плен в Джанагаре, Конан и Акила помогают магу расправиться с Посланником.

Безмятежны и упоительны вечера в Макошине! Горбатые улочки выгибают шершавые спины, ленивое солнце валится за облупленные крыши, напоследок щедро плеснув меди в окна, и кажется, вот-вот уютно замурлычет сам городок.

Прогремит по колдобинам усталый автобус из столицы, зальётся визгливым брехом пёс в подворотне, и снова в Макошине тихо.

Георгий зажмурился на вечернем солнце и даже потянулся, как старый тощий кот. Хорошо... только колени ноют к дождю, надо бы подняться на второй этаж, закрыть окно. Не ровен час, ветер ударит в створку, не оберешься хлопот вставлять новое стекло.

Я увидел ее в кафе с издевательским названием "Плесень". Она сидела, забившись в угол под псевдоживой картиной, и перед ней скучал высокий стакан с "другом самоубийц". Отливающие багровым щупальца с картины сплелись в причудливое кружево над ее головой, пряча лицо за фантастической вуалью.

Полчаса назад я понял, что окончательно заблудился в кишечнике извилистых проулков. Я то и дело спрашивал дорогу, каждый раз, нещадно перевирая название улицы и забывая номер дома; унылые прохожие тыкали пальцами в самых разных направлениях, и сейчас я не был уверен, остаюсь ли по-прежнему в том же городе. Бумажка, на которой вкривь и вкось был накарябан адрес, вконец затерлась в пальцах, а узким улочкам не было конца.

На столе в пластмассовом стаканчике сиротливо застыли кисти. Ее кисти, тщательно вымытые, оставшиеся без работы. Навсегда... И небрежно брошенный на спинку стула рабочий халат в разноцветных пятнах.

Лилька, Лилька, как же это?..

Я вскочил, безумно заметался по комнате, с размаху ударил кулаком в стену. Застыл, приходя в себя от боли в рассаженных костяшках пальцев. Она была слишком слабой, эта боль, она не могла заглушить ту, огромную, что заполняла все мое существо. Бесконечную боль от бесконечной потери.

Половина пятого. Над пыльными улицами сгущается наэлектризованная духота. Серая хмарь придавливает к земле.

Я врываюсь в квартиру. Небрежно сброшенный на вешалку плащ тут же падает, но мне не до него. Я тороплюсь. Сегодня последний из возможных дней, у меня осталось слишком мало времени.

Войдя в комнату, я делаю глубокий вдох, стараясь успокоиться. Спешка ни к чему хорошему не приведет, я же не хочу загубить дело всей своей жизни неосторожной поспешностью. Приоткрываю балконную дверь, но вместо долгожданной свежести меня будто окутывает вязкая духота. Ну и ладно, она не сможет мне помешать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Предлагаемый вниманию читателей очередной том «Новой библиотеки приключений» объединяет два романа Жюль Верна (1828 — 1905): малоизвестный «Матиас Шандор» и наиболее популярный «Пятнадцатилетний капитан».

Эта книга собрала в себе самые мудрые притчи и афоризмы великого поэта Востока и одного из самых известных мудрецов и философов. Высказывания Омара Хайяма, передающиеся от поколения к поколению, наполнены глубоким смыслом, яркостью образа и изяществом ритма. С присущим Хайяму остроумием и саркастичностью он создал изречения, которые поражают своим юмором и лукавством. Они дают силы в трудную минуту, помогают справиться с нахлынувшими проблемами, отвлекают от неприятностей, заставляют думать и рассуждать.

Кло Эплтон опрометчиво заводит роман с начальником. Поддавшись чувствам, она рискует очень многим, но отказаться от Джеймса выше ее сил.

Совместная деловая поездка в Нью-Йорк дает им уникальный шанс провести время наедине. Однако то, что задумывалось как идеальное приключение, по странному стечению обстоятельств превращается в весьма опасную затею, прежде всего для Кло.

Готова ли она смириться с неожиданными фактами из жизни Джеймса? Он женат, у него есть ребенок. Но и это не единственный повод для волнения…

Ожидание ребенка обычно связано с надеждами и радостными хлопотами. Но если у малыша несовместимый с жизнью диагноз, все иначе. Матери предстоит решить, прервать или доносить такую беременность, – и пройти тяжелый путь, какой бы выбор она ни сделала. Как вести себя женщине, чтобы горе не сломило ее? Как быть ее семье? И что могут сделать для них врачи и общество?

В своей автобиографической книге Анна Старобинец с поразительным мужеством рассказывает собственную историю. “Посмотри на него” – это не только честный и открытый разговор на невероятно сложную тему. Это своего рода инструкция по выживанию для тех, кто оказался перед лицом горя, которое кажется невыносимым.