Сазонов

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Отрывок из произведения:

Рукавов собирался пить чай.

Он налил стакан, посмотрел его на свет и неодобрительно поджал губы.

— Чаишко-то, кажется, мутноватый… Ох, уж эти меблированные комнаты! Ох, уж эта холостая жизнь!

Дверь скрипнула. Рукавов оглянулся и увидел прижавшегося к притолоке и молча на него смотревшего Заклятьина.

— А, здравствуйте! — равнодушно сказал Рукавов. — Вот приятный визит. Входите… Ну, как дома? Все благополучно? Чаю хотите?

Рекомендуем почитать

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Угадать призвание в человеке, направить его на настоящий путь — что может быть прекраснее этого?

Издатель газеты «Суета сует» критически оглядел мою фигуру и…

— Гм… Что же вы можете у нас делать?.. Гм… Василий Васильевич очень просил за вас, а мне хотелось бы сделать ему приятное. Знаете, что? Поступайте к нам на вырезки.

— На вырезки, так на вырезки, — равнодушно согласился я. — На какие вырезки?

— Это очень несложное дело. Вы берете пачку только что полученных чужих газет и начинаете проглядывать их, вырезывая ножницами самое интересное и сенсационное. Потом наклеиваете эти вырезки на бумагу и, сопроводив их соответствующими примечаниями, отсылаете в типографию. Справитесь с этим?

Из сборника «Круги по воде», Санкт-Петербург, 1912 год.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Я бы не назвал его бездарным человеком… Но у него было во всякую минуту столько странного, дикого вдохновения, что это удручало и приводило в ужас всех окружающих… Кроме того, он был добр, и это было скверно. Услужлив, внимателен — и это наполовину сокращало долголетие его ближних.

До тех пор, пока я не прибегал к его услугам, у меня было чувство благоговейного почтения к этому человеку: Усатов всё знал, всё мог сделать и на всех затрудняющихся и сомневающихся смотрел с чувством затаённого презрения и жалости.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

В очередное издание альманаха «Юность» входят наиболее яркие произведения А. Аверченко и В. Войновича, долгое время не публиковавшиеся в нашей стране, и лишь теперь возвращенные широкому кругу читателей.

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

«… Но с полдороги случилось маленькое происшествие: мрачный, сонный парень молниеносно сошел с ума… Ни с того, ни с сего он вдруг почувствовал прилив нечеловеческой энергии: привстал на козлах, свистнул, гикнул и принялся хлестать кнутом лошадей с таким бешенством и яростью, будто собирался убить их. Обезумевшие от ужаса лошади сделали отчаянный прыжок, понесли, свернули к краю дороги, налетели передним колесом на большой камень, линейка подскочила кверху, накренилась набок и, охваченная от такой тряски морской болезнью, выплюнула обоих пассажиров на пыльную дорогу. …»

Аркадий Аверченко (1881–1925) – замечательный русский писатель-юморист, подлинное мастерство которого сразу покорило его современников, не случайно присвоивших ему титулы «Короля смеха» и «Рыцаря улыбок».

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Экслер по пятницам

Самый эффективный способ борьбы со спамом

13:10 21/03/2003

Как известно, бороться со спамом можно и нужно. Однако эта борьба не должна носить характер массовых манифестаций, поджогов спамерских посольств или попыток отправить спамерам обратно своп-файл от Windows. Короче говоря, незачем попусту орать, лучше дело делать.

Спамерам от наших криков-воплей ни тепло, ни холодно. Уж если они встали на такой путь зарабатывания денег, то совестить их - совершенно бесполезно. С этими ребятами должно разбираться правительство путем принятия соответствующих законов и постановлений. Причем законы эти должны выполняться. А уж что там будет написано - кастрировать ли спамеров, обливать бензином и поджигать, либо же просто распечатать все те миллионы дебильных писем, которые они нагенерили, и треснуть их этой пачкой по идиотской башке - лично мне наплевать. Я из-за этих скотов не буду требовать отмены смертной казни. Если правительство решит удушить их подушкой - пускай душат. Это все-таки какой-никакой гуманизм. На мой взгляд, кипящее масло - наиболее подходящий инструмент...

Алекс ЭКСЛЕР

Выступление на 23-е февраля

Сегодня мне бы хотелось поговорить о 23-м февраля - празднике, посвященном армии и военным. Я очень осторожно пробую подходить к этой теме, так как хохмить по поводу этого праздника или, не дай Бог, издеваться над ним - я вовсе не собираюсь. Совсем даже наоборот. У меня много друзей профессиональных военных. Я даже сам в некотором роде - запасной лейтенант. Да-да! Hе удивляйтесь! Именно я собственной персоной провел месяц в одном авиационном полку где-то на просторах нашей необъятной Родины. Hе надо иронических ухмылок! Этот полк, как ни странно, до сих пор существует и даже восстановил ту часть боеспособности, которую потерял после моего кратковременного присутствия.

Алекс ЭКСЛЕР

Выступление перед советским народом по случаю дня Святого Валентина

Hе пил я. Hе пил. Хотя повод есть...

День Взятия Бастилии впустую прошел!

(с) Дядя Митя

Интересно, чего вы сегодня от меня ждали? Что я со всей страной дружно просюсюкаю: "Поздлавляю с плаздником святого Валентина", нарисую два красненьких сердечка, целующихся голубков, разбросаю по всему экрану всяких кошечек, ангелочков и тому подобную пошлятину? Какая нахальства - так плохо обо мне думать! Я вообще до сих пор не могу понять - с какой стати наш дружный советский народ со страшной силой позабыл свои исконные праздники и резко воспринял все худшее, что есть на западе? Да еще и окрасил это в наш неповторимый национальный колорит. Куда делась национальная гордость великороссов, о которой так много писал дедушка Ленин в своей эпохальной работе "Как нам реорганизовать рабкрин"? У нас же была масса простых, но светлых праздников. Праздников, заметьте, по поводу которых всегда был повод выпить (а зачем же еще эти праздники существуют)! Как просто, но в то же время величественно проходили эти волнующие события! Весь советский народ в едином порыве, со слезами на глазах и с гордостью в душе сдвигал бокалы и выпивал за:

В.Гаpасев

Сценарий

Предыстория

Луизиана, около 1870 года.

Одесский эмигрант средних лет ( слегка загримированный Джек Hиколсон ) пробавляется махинациями. За многочисленные связи с негритянским населением получает от местных расистов кличку Черномазов.

Переделывает кличку в фамилию Карамазов, на татарский манер, и подписывается таковой впредь. Вступает в конфликт с Ку - Клус - Кланом из за сфер влияния в области страховании негритянской жизни, после чего перебирается в Техас. Под влиянием ностальгии, оседает в ковбойском городке Hью - Скотопрогоньевск.

За громадным письменным столом, на дубовых боках которого были вырезаны бекасы и виноградные гроздья, сидел глава учреждения Семен Семенович. Перед ним стоял завхоз в кавалерийских галифе с желтыми леями. Завхозы почему-то любят облекать свои гражданские телеса в полувоенные одежды, как будто бы деятельность их заключается не в мирном пересчитывании электрических лампочек и прибивании медных инвентарных номерков к шкафам и стульям, а в беспрерывной джигитовке и рубке лозы.

Сергея Иваненко

ПРИМАHКА ДЛЯ МЫШЕЙ

(пародия, - посвящается

автору и читателям

"Ловушки для муравьев")

- Халява - понятие эмоциональное!

- Да, но не в такой степени.

- Да, но на муравьев оно не распространяется.

Дашка вышла на крыльцо. Все еще шел дождь, но уже серое промозглое небо отступало под мазками голубой акварели, насупясь, проливало последние слезы. Пахло розами. Совсем скоро Дашка собиралась в Москву, поступать на филфак. Дашка была гуманитарий до мозга костей, непрактичная и ненавидящая технику. Сейчас, когда выдалась редкая свободная минутка, Дашка думала о том, что она не должна думать о плохом, что плохое, если уж случается, то случается, думай о нем или не думай, и смотрела в сторону колодца, где неугомонная баба Hастя осмысленно, придавая значение каждому движению, ловко тащила ведро, нависшее над срубом. - Даш, ты где? Сегодня ты должна купить приманку для мышей. - Какую приманку, мам? - Как какую? Я же говорю, для мышей.

Леонид Каганов

В - ведущая Г - гость 1,2,3 - зpители студии

Эpотическое телешоу "ПРО ЧЕРТЕ-ЧТО"

С ФЕТИШИСТОМ

В - Добpый вечеp, у нас в эфиpе самая остpосексуальная телепpогpамма "Пpо-чеpте-что"! Веду ее я, Баба-яга-костяная-нога-абдуpахман-ибн-хоттаб, фамилия еще длиннее, но можете звать меня пpосто Ягой или пpосто Бабой и не ошибетесь! Сегодня мы поговоpим в нашей пеpедаче о том, как тpудно жить честным фетишистам в нашем неспpаведливом обществе. У нас в гостях фетишист-бисексуалист Козьма, фамилию пpосил не называть, а то его выгонят с завода. Здpавствуйте, Козьма! Г - Здpасьте. В - Козьма, вы человек такой pедкой в наше вpемя сексуальной оpиантации фетишист... Г - Почему ж pедкой? Тепеpь значить жизнь такая. В - Расскажите, а когда вы впеpвые почувствовали что вы не такой как все? Г - Я еще не почувствовал такого. Hаобоpот чувствую что все такие. В - Hу я имею в виду когда вы впеpвые почувствовали половое влечение к чужим вещам? Г - У, это ж pазве вспомнишь! Сколько себя помню - столько и половое влечение. В школе, в аpмии, в училище... Раньше я скpывал, как-то понемножку, а тепеpь pазвеpнулся на полную. В - А pасскажите что обычно становится объектом вашей сексуальной стpасти? Г - А любой пpедмет! Чем ценнее тем лучше! В - И все-таки какие вещи больше вызывают вашу стpасть - котоpые пpинадлежат мужчине или женщине? Г - Оpиентация у меня самая шиpокая, главное - чтобы с любовью. Во-пеpвых я бисексуалист - мне что мужские что женские - по баpабану. Во-втоpых я педофил и геpонтофил - значит вещами детей и стаpиков тоже не бpезгую если конечно плохо лежит. Hемного некpофил - у нас в пpошлом годе соседка богу душу отдала, так я под это дело этажеpку и сеpвиз свистнул. Hу и еще немножко я зоофил - и у звеpушек не гнушаюсь чего-нибудь сфетишиздить. В пчелах напpимеp меня пpивлекает мед. В кpоликах - шкуpка. В коpовах молоко. В куpах, само собой, яйца... В - Ах, Кузьма, у меня все уши покpаснели от смущения - нельзя такое слово говоpить в пpямом эфиpе! Говоpите "гениталии". Г - Угу, спасибо. Так о чем я то бишь? А, пpо гениталии. То есть тьфу, пpо шмотки. Значит как увижу сексуальный объект без пpисмотpа - сpазу хвать и бежать. С любовью. В - И куда вы деваете все эти пpедметы вашего культа? Г - А это смотpя какие пpедметы. Съедобные я обычно в себя употpебляю. Печенье, мед, молоко и эти, котоpые из-под куp, котоpые в пpямом эфиpе нельзя. Если одежда - то ношу сам. Остальное на баpахолке толкаю. С любовью. В - Какая интеpесная судьба! Давайте тепеpь обpатимся к нашим зpителям, навеpняка у них есть вопpосы?

Что же делать, если в семье растёт прелестный, милый, обаятельный, но исключительно избалованный мамой мальчик? И что нужно сделать, если он уже вырос, выучился, но так и остался неисправимым Игорешенькой – маменькиным любимым сыночком, который практически ничего не умеет и не хочет делать? Герои этой книги решили вопрос оригинально. Записывайте рецепт: берём избалованного парня – маменькиного сынка, помещаем его в замкнутое пространство с тремя весьма своенравными кошками, вредной и пронырливой собакой – помесью таксы с фокстерьером, добавляем чрезвычайно громкого, капризного и хулиганистого какаду, взбалтываем и оставляем настаиваться. Всё что не смогли исправить люди, запросто скорректируют кошки, собаки и красавец-какаду по кличке Гаврила!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Избранные стихотворения Тютчева (с комментариями). Сканировал, проверил и составил подборку Илья Франк для проекта Русская Европа www.russianeurope.ru.

Примечания А.А. Николаева

Все знают, кто такой Питер Пэн. А многим ли известно, как Питер научился летать? Или как появились русалки? Или как звали капитана Хука, когда у него было две руки?

Питера и четверых таких же, как он, сирот отправляют на ветхом корабле под названием «Гдетотам» к злобному королю Зарбофу. На борту Питер знакомится с симпатичной и мудрой Молли, которая к тому же знает дельфиний язык. В поисках хоть чего-нибудь съестного мальчик находит секретный груз: странный сундук, в котором хранится величайшее в мире сокровище — не золото, не драгоценности, а что-то более таинственное и опасное, дающее неограниченную власть… За сундуком начинается настоящая охота.

Наконец-то впервые на русском языке продолжение легендарной истории о Питере Пэне — мальчике, который не хотел взрослеть.

Не всегда смерть, это дорога в ничто. Бывает и немного иначе. Так, как произошло с командиром армейской разведгруппы Олегом Ольховским, машина которого угодила на мину, так и не успев выехать из города. Повисла его растерянная душа между небом и землей, разглядывая свои собственные изуродованные останки и тщетно пытаясь увидеть свет в конце тоннеля. И одному богу известно сколько бы ей пришлось висеть, если бы не увидела ее богиня Судьбы Макошь. А дальше все, как у них, то есть богов, водится. Оказалось что именно он, капитан Ольховский, как ни кто другой, подходит на роль спасителя Мира, поскольку просыпается где – то в неведомых безднах древнее Зло. А с тем Злом кроме него и справиться больше не кому. А дальше уже все предельно просто. Дорогой Мертвых провела его Повелительница смерти в другую эпоху  и вселила в душу только, что появившегося на свет младенца Ольха и передала на попечение старого волхва Врана, который каким – то чудом, или чьей – то волей оказался в то же время и в том же месте. И жил Ольх - Радогор, как назвал его старый Вран, учился волхвованию и воинскому делу, пока беда не грянула… Полег под мечами степняков род Бэра, убит и волхв. И закрутило, завертело его. Под дедовой домовиной отыскался древний меч. И, как оказалось, не простой. Принадлежал он некогда одному из поверженных богов, яростному противнику установившегося миропорядка и самого Рода. Вернись этот меч к нему, расколет он мир, распашет одним ударом землю, зальет ее огнем и утопит в первозданном Хаосе, если не удержит Ольх – Радогор тот меч. Или меч не завладеет им. Но это все потом. Беда не к ночи нагрянет. Месяц – другой и обождать может. А пока Ольху – Радогору надо посчитаться за смерть Врана и гибель рода Бэра с дикими степняками. Спасти девушку – полонянку из неволи. И спросить с темного колдуна Упыря из Черной дрягвы – болота за все пакости роду человеческому. Ну и все остальное, по мелочи, что дороги перед ним к его ногам выложат… кикиморы, лешие, мавки…       

Народный университет

Педагогический факультет

№ 4 1989

Бывший чемпион мира по тяжелой атлетике Ю.П.Власов рассказывает о значении физической культуры и спорта, как одного из оздоровительных средств, об отличиях большого спорта от обычного, о взаимоотношениях большого спорта с обществом, о допингах.