Сара

К.Деннинг

Сара

... Первый раз он дал волю рукам в начале лета. Они играли в бильярд в баре у озера. Деньги были на исходе. Сама не зная для чего, она бросила монеты в щель автомата и получила пачку сигарет. Вообще, она не курила. Но тут взяла одну сигарету и хотела прикурить. Подошел Джек и втолкнул ей сигарету в рот.

- У нас нет денег, чтобы переводить деньги на сигареты, - сказал он.

Она выплюнула табак в салфетку. Джек еще раньше говорил ей, что курящая женщина - это падло.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аллан Риглио

Отрывок из романа " В О С Ш Е С Т В И Е ... "

Росарио. Семь утра. Только что прошел утренний дождь и улицы, кривой переулок за собором св. Антуана и дальше - авенида Либерасьоне, да дорожка мимо универмага Хеймаркетт, где обвычно собираются взрослые шлюхи, мокры от росы; на веревках - суцшится белье. Завтрак я уже сьел, отец дал большой тяжелый песо на сендвичи и поблагодарил бога еще паз за то, что прошлой осенью удалось ему пристроить меня в эту школу. Что напротив... Туда берут из очень порядочных семей. Я бегу по переулку. В воздухе утрнняя прохлада. Текут ручьи стоков, кричат разносчики-пуэблос; мне так хочется сбросить башмаки и пойти по улице босиком, шлепая по грязным лужам...Но это запрещается; мы должны приходить в школу в Смирении, как делает наша праведная Донья Элеонора, наша классная, что в доме даже не держит ни одного журнала и ни одной книги, кои полны возбуждающих картинок... А вот Лиз высокая девчонка из Вступительных Групп, та как ни в чем не бывало идет в школу босиком по теплым булыжникам улиц; ну да ведь она - Лиз дочка бывшего мера, она может позволить показывать свои голые ноги всяким пуэблос да парням из предместий. Элеонора говорит - пальцы ног Лиз истинно аристократические, длинные... Нам же - нельзя, Смирение. Я миную угол универмага Хеймаркетт; сегодня одно из первых занятий. На грязной простыне, у стены спит шлюха-метиска.Груди прикрыты еще, а вот зад тощий ее - нет, она мертвецки спит, заснула давно. Я рискую опоздать в школу, теряя время, но присаживаюсь на корточки рядом... Улица пустынна, только где-то в трущобах лают голодные псы. Я склоняюсь над спящей женщиной. Смотрю на ее загорелые, сильные бедра: как, должно быть, они сжимают мужчину, как это тело тепло... Наверно. В ветвях поет ай-кью, серенькая птичка; я несмело касаюсь рукой обнаженного зада спящей. Господи Иисусе, кожа женская бархатная, нежная, как шелковое платье моей сесмтры. Я поглаживаю ее, чувствую, как плоть пружинит у меня под рукой. Только бы не опоздать в школу! Пальцы мои против воли ползут вниз. Да, там у нее живот, мерно колыщущийся сейчас - она спит. И еще - у женщин, я знаю - там выпуклый бугор. Шелковистый, мягкий. И вдруг она просыпается. Приподнимает голову и смотрит на меня огромными, черными как у всех метисок глазами с синевой под ними, яркие, красные губы приоткрываютя удивленно. Я чувствую: от нее пахнет потом, мужчинами... Как никогда не пахнет от доньи Элеоноры. Мое детское сердце сжимается: я понимаю, что она изумленно смотрит на склонившегося над ней богато одетого, для городка Росарио на Паране, подростка, глаза которого блестят. Я вижу, как сквозь тряпку торчат острые ее груди. Запах вина. Горло у меня перехватывает и я попятившись, бегу в школу, скорей, проч от универмага, толькобы не опоздать. ... В большой особняк, бывший кгда-то домом губернатора уже сходятся дети. Многих я только знаю по именам. Я один и мне - четырнадцать, почти пятнадцать. друзей у меня почти нет. В школе полы застелены мягкими, пружинистыми матами. На каждом этаже, у каждого класса душевая. У порога на матах мы все раздеваемся догола. Все - и мальчики и девочки. А как же - это христианско каталическая школа любви. Худые ноги, неуклюжие ступни подростков, едва оформившиеся груди и угловатые бедра. Смех, шепот, возня. Девочки из старших классов раздеваются медленно, это уже им нравится: постепенно стягивать с сея белье. Они щупают груди друг-дружки, придирчиво осматривают обнаженные свои тела, касаются друг друга. Это мы, вчера еще соплячня, скидываем быстро свою одежду. Сталшие девушки идут неторопливо, как бы невзначай касаясь нас голыми ногами, идут и пухлые их ягодицы покачиваются соблазнительно, идут, как настоящие женщины. Свет падает в окна, ежит квадратами на мягком полу, на крышках парт в светлых классах, бродят по коридорам. Я сажусь в классе на перую парту, как положено, гляжу на экран перед собой. Рядом девочки собрались в круг и взяв у Паоло монету, обмеряют свои розовые соски. О как им хочется быть в Старших Группах, где ведет Мартенсио, бывший сутенер и акробат цирка в Рио... Где девушки выделывают немыслимые позы, где Мартенсио входит в них сзади, где... Звучит звонок.

Сева Святой

Капелька и Дойч

Ну почему, - спросила она его, - почему ты так изменился? Что произошло?

- Ничего, - равнодушно сказал Дойч.

Он поедал картошку. Золотистые ломтики издавали нежный запах, он накалывал их вилкой по одному и отправлял в рот. Иногда он подхватывал лежащий на краю тарелки толстый темно-зеленый огурец и откусывал от него. Вид у него был сосредоточенный.

Она вдруг ощутила острый приступ ненависти. Она не могла понять, что изменилось с тех пор, как они расстались два с половиной года назад. Тогда было ясно, что они любят друг друга - так ей казалось, и ничто на свете не сможет это изменить. Вечная любовь - каждый день, каждый час, всегда, пока смерть не разлучит их. Один год в армии, шесть страшных месяцев, которые Дойч провел в дисциплинарном батальоне за что-то, о чем она до сих пор не знала, еще полгода в армии, и полгода неизвестно где, когда она в муках проживала каждый день, ожидая его возвращения. Никаких удовольствий, танцев и мальчиков. Долгие месяцы взаперти, когда она боялась даже на секунду подумать о том, что ее дорогой Витя, ее парень, мог расценить как измену.

Д. Ведер

Долгожданное счастье

Hу вот, дождалась и я. аконец то! Ты сильный и мужественный! У тебя красивое и стройное тело, черты лица. Похотливые взгляды проходящих женщин направлены на тебя, а мне все они завидуют. "Как эта сука оторвала такого жеребца" - думают они, сверля меня злыми и завистливыми глазами. о меня это только заводит. Они не в состоянии оценить, что такое быть женщиной

Сейчас, все будет сейчас. Я так долго к этому шла. Я долго этого ждала. Серая летняя ночь спустилась на сонный город. ебольшая уютная квартирка приняла нас жарким дыханием дня, запертого бетонными стенами. Свет - нет, зачем? Ты подходишь ко мне. Легкое платье заливает шелестом объятий ночной мрак, наполненный напряженным дыханием и биением, вырывающихся из тел, сердец. апряженное тело и игра мышц в танце страсти. Мне приятно и я медленно пьянею. Я могу это теперь позволить себе. Я могу

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Знает ли читатель, что всеевропейский искуситель Джакомо Казанова оставил след в обеих столицах Российской империи? Этому эпизоду своих скитаний Казанова посвятил главу в шеститомных воспоминаниях.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

«Любить иных – тяжелый крест…» – сказал Б.Пастернак. Для некоторых любовь действительно становится крестом, который они обречены влачить всю жизнь…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Атхасом, пустынным и безжизненным краем, населенным людьми и эльфами, карликами и великанами, баазрагами и хафлингами, правит жестокий и могущественный царь – колдун Калак. В борьбе против тирана объединяются гладиатор – мул Рикус, его подруга Ниив, рабыня – полуэльф Садира и сенатор Агис. Героев ждут необычайные приключения, суровые испытания, смертельные схватки. Им предстоит найти волшебное копье и убить царя, пока он не успел превратиться в Дракона и уничтожить мир.

За окном медцентра в фиолетовом небе свисал неровный полумесяц из белых огоньков, известный как Шляпа Дролла, его нижний рог разрезал Ронто и касался красной звездочки, называвшейся Глазом Пирата. Созвездия над Кореллией не изменились со времени, когда Хан Соло был ребенком и ночи напролет разглядывал глубины галактики, мечтая о жизни капитана звездолета. Он думал тогда, что звезды никогда не меняются, что они всегда держатся в одной компании и каждый год мигрируют через одну и ту же полоску неба. Теперь он знал больше. Как и все в галактике, звезды рождались, взрослели и умирали. Они раздувались в красных гигантов или усыхали в белых карликов, взрывались, становясь новыми и сверхновыми, и исчезали, превращаясь в черные дыры.

Виван Денон

НИ ЗАВТРА, НИ ПОТОМ

Буква убивает, а дух животворит.

Второе послание к Коринфянам

Я любил без памяти графиню де ***; мне было двадцать лет, и я был неопытен; она обманула меня, я устроил сцену, она меня бросила. Я был неопытен и пожалел об этом, но мне было двадцать лет - она простила меня; и поскольку мне было двадцать лет и я был неопытен, по-прежнему обманут, но не брошен, то полагал себя счастливым любовником и, следовательно, счастливейшим из людей. Она была дружна с мадам де Т***, которая, по всему судя, имела некоторые виды на мою персону, но не в ущерб своему достоинству. Как мы увидим, у мадам де Т*** были твердые понятия о благопристойности, коих она скрупулезно придерживалась.

А.Деpевицкий

БОГ ОСТРОВА БЕРЕЗКИНА

"Что нас выгнало в путь по высокой воде?.." Не знаю, но вот забросила меня судьба на борт небольшого гидрографического судна "Охота", которое совершало несоответственно большое плаванье - кругосветку встречь Солнца. На цели экспедиции мне было глубоко наплевать - на "Охоту" я пришел матросом-мотористом, который мечтал набродяжничать по свету на толстую книгу приключений. И я не обманулся - этот рейс дал мне массу ярких впечатлений. Но вот книга...