Santo subito

Santo subito

Выступление на открытии книжной выставки памяти Папы Иоанна Павла II в Научно-исследовательском центре религиозной литературы ВГБИЛ им. М.И. Рудомино в апреле 2005 г.; текст до­полнен и переработан в марте 2007 г. для нового изд. «Римских за­меток».

Отрывок из произведения:

В двух окнах на последнем этаже Апостольского двор­ца в Ватикане всю ночь с 1 на 2 апреля горел свет. Это означало, что там угасал Иоанн Павел II. Великий Папа, как назвал его кардинал Анджело Содано в своей пропо­веди на другой день после его смерти. На площади в ту самую ночь, когда Папа уходил из земной жизни, собра­лось более 80 тысяч человек. И все молчали. Молча мо­лились. Было слышно, как горят свечи... А всего лишь за два дня до этого Папа благословлял народ из того же окна, где теперь не гасили свет из-за его предсмертной болезни. Я бесконечно счастлив, что на Пасху был в Риме, был на площади, участвовал в мессе и получил вместе с другими паломниками его благословение. Понятно, что Папа - святой, что он у Бога, что он те­перь уже молится за нас. Но как пусто стало в этом мире! Как нужен был он нам здесь, как не хватает его теперь!

Другие книги автора Георгий Петрович Чистяков

Данте, а вернее, его возлюбленная Беатриче, в уста которой поэт вкладывает эти слова, говорит здесь о святом Иоанне Богослове, который во время Тайной вечери «возлежал у груди Иисуса» (Ин. 13:23). В латинском тексте Нового Завета, а именно им пользовался Данте, говорится, что он recumbens in sinu Iesu. Данте передает это латинское выражение итальянским giacque sopra I petto del nostro pellicano, называя Иисуса Пеликаном, как это нередко делалось в эпоху средневековья. Бенвенуто ди Рамбальдо в своем комментарии к «Божественной комедии» пишет, что Иисус «заслуженно называется Пеликаном, ибо Он отверз Свои ребра для нашего освобождения подобно тому, как пеликан кровью из собственной груди оживляет своих мертвых птенцов». Своею смертью Иисус воскрешает нас к новой жизни. Именно это имеет в виду Данте, именуя Его Пеликаном.

Настоящее издание продолжает серию трудов священника Георгия Чистякова (1953–2007), историка, богослова, общественного деятеля; оно включает в себя три сборника статей, подготовленные к изданию самим автором: «Размышления с Евангелием в руках», «На путях к Богу живому» и «В поисках Вечного Града». Издание адресовано широкому кругу читателей, интересующихся отечественной историей.

Настоящее издание открывает серию трудов священника Георгия Чистякова (1953–2007), историка, богослова, общественного деятеля; оно включает в себя книгу «Над строками Нового завета», а также две работы, посвященные литургической поэзии: «Тебе поем» и «Средневековые латинские гимны». Издание адресовано историкам-профессионалам, а также всем интересующимся историей культуры.

 Священник Георгий Чистяков в своей книге размышляет об основах христианской веры, истории Библии и Церкви, их творческом воздействии на нравственность и культуру.

 Доклад на пленарном заседании Научной конференции «То­лерантность - норма жизни в мире разнообразия», подготовленной и проведенной факультетом психологии МГУ им. М.В. Ломоносова и Научно-практическим центром психологич. помощи «Гратис» при поддержке Фонда Сороса (Россия) в октябре 2001 г

Как верит в Бога человек, который не ходит в цер­ковь или бывает в храме Божьем изредка, скажем, на Рождество или в Пасхальную ночь, или по случаю чьих- то похорон? Как верит в Бога человек, который, быть может, в обычных ситуациях даже не считает себя веру­ющим?

Материалы Круглого стола в рамках комплексной программы «Первенцы свободы» к 175-летию со дня восстания декабристов. С.-Петербург, дек. 2000 г.

…о некоторых замечаниях, которые встречаются в мыслях Блеза Паскаля, и попытаться сделать на сегодняшний вечер этого французского мыслителя, физика и математика, богослова и писателя нашим с вами собеседником. Однажды Паскаль заметил: «Если бы существовала только наша религия, то Бог был бы слишком явен, как и в том случае, если бы мученики существовали среди последователей только нашей религии». Затем в разных местах его книг и записок эта мысль будет повторена неоднократно. Действительно, если бы все христиане были мудры и кротки, честны и святы, добросердечны и открыты, а все представители других религий, наоборот, были бы злобными, отвратительными, бесчестными и т.д., всё было бы очень просто, каждый из нас мог бы легко убедиться в том, что нельзя не быть христианином, каждый из нас, глядя на эту картину, мог бы легко понять… понять‹обрыв записи› в результате своих собственных наблюдений понять умом, не включая в это понимание сердца, что христианство – это действительно настоящая религия, вера в Бога истинного и путь к Нему, а что касается всех остальных религий, то это нелепые человеческие выдумки и т.д. но на самом деле всё обстоит не так. Всё обстоит гораздо сложнее. Среди язычников(например, Сократ) и среди представителей других религий (например, Ганди) есть удивительные праведники и люди огромной внутренней чистоты. И не только Сократ и Ганди, но Марк Аврелий, например, ещё со своей удивительной книгой «Наедине с самим собой» и вообще вся стоическая философия, Клеант, например, о котором рассказывает Плутарх, что ночью этот замечательный мыслитель и философ молол муку и пёк хлеб для того, чтобы заработать на жизнь, или поливал, как подёнщик, огород какого-то богатого человека только для того, чтобы днём заниматься философией и писать свои философские труды. Плутарх патетически восклицает: «Он той же самой рукой, какой писал свои трактаты о Луне и звёздах, о Солнце и небе, – этой же рукой он молол муку и пёк хлеб по ночам!» Человек жил чистой и удивительной жизнью, и, конечно же, жизнь его достойна подражания. А был он язычником. А Сократ, которого мы не напрасно называем «совестью человечества»? Сократ – человек удивительной внутренней честности, удивительной простоты. Сократ, поставивший людей не только своего времени, но всех следующих без исключения поколений, вплоть до наших современников перед самыми важными вопросами жизни, перед проблемами честности, верности и т.д. Как можно сказать, что Сократ не заслуживает величайшего уважения? А ведь язычник. А среди христиан есть люди страшные, безнравственные, злые… Не буду перечислять, достаточно вспомнить одного Иоанна Грозного, который умудрялся совершать чудовищные жестокости и в то же самое время не расставался с Псалтырью и молитвословом.

Священник Георгий Чистяков

На путях к Богу Живому

Корректор Т.М. Альбеткова

Сдано в набор 1.10.98. Подписано в печать 6.03.99. Формат 60x90/16. Бумага офсетная. Уч.-изд. л. 14,0. Тираж 999.

ББК 87. 8

Ч01

Ответственный за выпуск М.Т.Работяга Макет И.М.Работяга

Ч 01 Священник Георгий Чистяков. На путях к Богу Живому. - М.: Путь, 1999. - 174 с.   ISBN 5-86748-070-4

Священник Георгий Чистяков в своей новой книге размышляет об основах христианской веры, истории Библии и Церкви; их творческом воздействии на нравственность и культуру.

© Текст, Г. Чистяков, 1999

© Оформление, Е. Клодт, 1999

©Путь

Популярные книги в жанре Христианство

Дэвид Маршалл

"Новый век" против Евангелия

или

Величайший вызов христианству

Несовместимые Евангелия. Предисловие Дж. Р. У. Стотта

Введение

Глава 1. Как отличить истину от искусной подделки

Глава 2. Век Водолея

Глава 3. Связь с оккультизмом

Глава 4. Век абсурда

Глава 5. Ваша судьба в звездах?

Глава 6. Ситуация в Америке

Глава 7. Случай с Давидом Иком

Глава 8. Пилигримы "Нового века"

КОНСТАНТИН МАТВЕЕВ,

доктор философских наук, профессор,

АШУР МАТВЕЕВ

ИИСУС ХРИСТОС-АССИРИЕЦ

История иудейской земли не есть история иудейского народа, точно так же как история Папской области не есть история католичества.

Профессор Теодор Момзен

1. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ НАРОДА СЕВЕРНОЙ ПАЛЕСТИНЫ

ИЗРАИЛЯ И ЭТНОГЕНЕЗ ИИСУСА ХРИСТА

История народа Северной Палестины - Израиля в I тысячелетии до н. э.

Израильтяне одержали победы над многими народами земли Ханаанской, но еще не все из них были покорены, и не все побежденные были окончательно истреблены и лишены возможности войти снова в силу и восторжествовать над своими победителями.

Не напрасно опасался этого Иисус Навин и, в предсмертных увещаниях своих, старался поддержать в народе уверенность, что следует продолжать беспощадное истребление народов, осужденных на истребление и с которыми строго было запрещено Господом входить в какое-либо общение или союз.

Лютер М. Проповедь о созерцании Святых Страстей Христовых

От переводчика

Священное Писание цитируется по Синодальному переводу, за исключением отдельных случаев, где цитата дается по тексту оригинала (это оговорено в примечаниях). Слова переводчика и редакторов, добавленные для ясности, заключены в квадратные скобки. В русский перевод включены некоторые примечания из американского издания сочинений М. Лютера (Luther’s Works. American Edition. Vol. 42 © 1969 by Fortress Press, Philadelphia, далее — AE), помогающие лучше понять некоторые места текста.

Диспут представителей православия и кришнаизма.

Общежительный устав преподобного Корнилия Комельского.

Приводится по изданию: Древнерусские иноческие уставы. Сост. Суздальцева Т. В. М. Северный паломник, 2001. С. 168–186

Источник электронной публикации — http://www.sedmitza.ru/lib/index.html

Книгу графа Н. Адлерберга о путешествии в Иерусалим в 1845 году можно назвать образцовым сочинением в ряду литературных описаний паломничеств ко Святому Гробу представителей русской аристократии середины XIX века. Написанная легко и свободно, она в то же время передает глубину религиозного чувства паломника, дает подробное описание Палестины и святых мест, а так же многочисленных бытовых и исторических реалий Святой Земли того времени. В новом издании к тексту приложены необходимые комментарии и историко-биографическая статья об авторе книги. Книга предназначена для всех, кто интересуется историей Святой Земли, Иерусалима и русского паломничества.

Работа обер-секретаря Святейшего Синода Сергея Григоровского «О родстве и свойстве», впервые опубликованная в 1894 г., посвящена указанию степеней родства и свойства, препятствующих заключению церковного брака. Вследствие своего практического удобства брошюра, снабженная множеством рисунков и схем, выдержала до революции ряд переизданий. К работе приложена статья того же автора, написанная в 1899 г., о запрещениях к восприемничеству при Святом Крещении.

Книга будет полезна священникам, а также всем православным христианам, готовящимся вступить в брак или крестить своих детей.

Издание 2-е, исправленное и дополненное.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

У берегов Африки вахтенный русского парусного корабля «Адмирал Сенин» заметил дрейфующий в океане мотобот. На его борту оказалось несколько суданцев, уверявших, что они потерпели бедствие. Однако той же ночью тело рулевого пронзила отравленная стрела, капитан оказался в плену у пиратов, а команду отправили в свободное плавание на сломанном мотоботе. Опытный морской спецназовец — старлей Павлов по кличке Полундра, оставшийся на паруснике вместе с курсантом Сухомлиным, — не собирается сдавать корабль без боя. Вот только он еще не знает, насколько мощные и коварные силы стоят за обычными морскими разбойниками

Статья опубликована в журнале: «Новый Мир» 1995, № 4.

Двойной перевод (с французского на немецкий и с немецкого на русский) отдельных высказываний на разные темы консервативного французского политического мыслителя эпохи Великой французской революции Антуана Ривароля (1753–1801).

Ривароль через призму воззрений и метафизических предпочтений Эрнста Юнгера, написавшего о нем развернутое эссе.

Ernst Junger. Rivarol. 1956.

Перевод с немецкого Д. Кузницына.

Эрнст Юнгер. Ривароль. Издательство «Владимир Даль». Санкт-Петербург. 2008.

Свершилось. Принц-изгнанник Альдо Ракан коронован в городе, где некогда был предан и убит его предок. Ворон Рокэ, Повелитель Ветра, потомок предателя и опора династии Олларов — во власти нового государя. Его ждут суд и казнь. В этом не сомневается ни сам Альдо Первый, ни готовый шагнуть за сюзереном хоть в Закат Повелитель Скал, ни выбирающий между страной и другом, бывшим другом, Повелитель Молний, ни скрытный Повелитель Волн.

Их четверо. Всегда четверо. Навеки четверо. Скованных невидимой цепью, но идущих разными дорогами. А отставших и отчаявшихся за поворотом ждет пегая кобыла — и это не самое плохое, что может случиться. Хуже, если древняя вестница смерти опоздает.