Самый лучший из возможных

Параллельный мир — заманчиво, захватывающе, интересно, а главное — почему-то считается, что там наверняка лучше, чем в суровой реальности. Так ли это?

Отрывок из произведения:

Розалинда, низенького роста улыбчивая женщина с выдающейся грудью и широкими бедрами, из тех, которых называют «пышечка», накрывала к ужину, выставляя на стол тарелки под жареную картошку с бифштексом, вилки, ножи, бокалы для легкого пива, два прибора. Она представляла собой тот тип лучших представительниц слабого пола, которые всю свою жизнь посвятили мужу. Розовое домашнее платье. Васильковый передник. Белые лаковые туфли на низком каблуке. Рыжеволоса. И, конечно, глаза... Веселые карие глаза были похожи на две крупные веснушки, которые то ли заблудились, то ли не нашли себе места среди подружек на аккуратненьком носике и щечках.

Другие книги автора Игорь Анатольевич Горностаев

Самые великие колдуны и волшебники будущего не смогут пробиться к истокам событий этой эпохи через магический щит заклятия неизвестности. Историкам и архивариусам будет проще — многие документы, манускрипты, воспоминания очевидцев и мемуары сохранятся. Но, как обычно, никто не даст исчерпывающий ответ… Почему случились одни события и не произошли другие? Как изменился бы текст, ныне навечно золотом впечатанный в изумрудные скрижали, захвати или не захвати Величайший Полководец конкретный город, крепость, мост, пленника… Но на самом деле ключевые моменты истории находятся абсолютно не там. И бурная лавина судьбоносных случайностей зародилась вовсе не так, как это будет представляться ученым.

Известный космический детектив Мегаваттсон делал одновременно два дела, причем оба хорошо: летел в подпространстве в космическом корабле и спал. Вдруг…

— Шеф, шеф, проснитесь! — громко закричали фальцетом над самым ухом руководителя детективного агентства "Бейкеравеню".

Пришлось знаменитому сыщику выходить из приятного послеобеденного забвения. Конечно, источником шума оказался его младший помощник Холмсиков, возбужденно размахивающий щупальцами.

«Зеркало» было ослепительно прекрасным. Только чуть-чуть офуевшим. Даже надписи К-52 и «кобра», нацарапанные гвоздем на одной из опор космической тарелки не портили корабль — хранилище мощи и рева.

По традиции космонавтов, которую, как говорят, начал сам Юга Гарин, Гена Ом подошел к одной из восьми посадочных ног и помочился на нее, стараясь попасть как можно выше. Среди капитанов ходил упорный слух, что если при первом свидании с новым кораблём не сможешь выдавить из себя ни капли, то на борт лучше не подниматься вовсе. Правдив слух или нет, известно лишь Папе Тибрскому, но то, что среди капитанов были лишь мужчины — абсолютно достоверно. Должно быть, «Зеркало» о такой традиции знало, поскольку стояло спокойно, не пытаясь отдернуть посадочную ногу. Корабль брезгливо дернул опорой лишь по окончании традиционного омовения, когда Гена Ом отвернулся. И тут же возникло Чувство.

«Собралась наша компания провести время за приятным журчанием речей в нескончаемой реке знания. Теплый летний вечер. Плащ темноты обзавелся розовой подкладкой из света масляных светильников и парой рваных дыр, проделанных яркими оранжевыми факелами. Но ярче факелов горели огни слов, сияли драгоценней любых жемчужин из сокровищницы султана. Ведь известно всем: мудрая речь собирает слушателей как луна звезды, как янтарь бумажные крохи или как сладкий цветок медоносных пчел. И зовет мудрость на путь благочестия и добродетели.

— Повтори задание.

Странно. Не в духе Старика экзаменовать диверсантов. Само собою разумеющимся считалось: задание каждый должен помнить наизусть. Набираю ответ на клавиатуре:

—…проникнуть на «полигон Z-11». Не допустить, чтобы ракета SW72 достигла цели…

Стучу и стучу.

Шеф внимательно смотрит на меня сквозь толстые линзы очков. «Старик»…, а ведь ему только сорок семь. Но по виду — все семьдесят. Болезненная худоба, резко очерченные морщины, седина — жизнь потрепала моего Старика. Белоснежный мундир с золотисто-черными шевронами сидит мешковато. Маленькая слабость шефа — перед заброской агента он всегда являться «при параде». Я наблюдаю за ним через монитор из-за стеклянной перегородки: строжайший карантин, не менее жесткий, нежели при подготовке к длительному космическому полету. Яркий, как в операционной, свет бьет в глаза, отвратительно пахнет лекарствами; мне предстоит еще накачка ударными дозами стимуляторов и прочей дрянью.

За месяц перед описываемыми событиями

1

Дверь не имела опознавательных знаков, кроме нанесенного черной краской через трафарет двойного номера «47, 47а». По обе стороны коридора выстроились в ряд не менее полусотни подобных крашенных в цвет лимонной плесени дверей, с табличками и без, некоторые с цифровыми замками и запрещающими надписями.

Работники Института имели разные формы допуска к секретным материалам, и, соответственно, подразделялись на тех, кому «можно» и на посторонних, которым «вход воспрещен». Впрочем, в последние лет пять, где-то с восемьдесят девятого года, штат возглавляемой доктором физико-математических наук А.А.Велеречевым «сорок седьмой» лаборатории, сократился настолько, что малоквалифицированных, подпадающих под запрет сотрудников не осталось вовсе. Даже вместо уборщицы полы мыла (за четыре отгула в месяц) инженер второй категории.

Космос, он похож на хрустальную люстру. Огромную хрустальную люстру концертного зала, которую вымыли тщательно в пенной воде, ополоснули, а потом включили в огромном, драпированном черным бархатом зале.

И вот красные, синие, желтые, оранжевые, голубые искры висят в безразличном пространстве. А стеклянные шарики электрических ламп кажутся самыми близкими звездами.

Несмотря на отключенные двигатели "Карфаген" мчался к Зевсу-14 со всё возрастающим ускорением. А что ему еще оставалось делать, пытаться поворачивать назад? И из-за чего? Из-за "бабочки", бешено бившей сиреневой крылышками на экране гравитациометра? Инспектор корабля этого допустить не мог. А Капитану — ему все равно. Он компьютерный.

Рассказ с "Эквадора"-2004

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Максим Самохвалов

ОТДЕЛ МЕХАHИЧЕСКИХ

ЖИВОТHЫХ

Рассказ

Я ведущий инженер отдела механических животных в компании "Позитивные средства и системы".

Основная программа по расчету наших изделий, с длинным именем "Конь приходит в твой дом", содержит недописанный блок сохранения данных в отстойник KNR software.

Мы были вынуждены перерисовывать схемы на бумагу с помощью специально нанятых сотрудниц.

- Я сожгу офис, если вы не найдете мне хакера. - печально говорил начальник, отхлебывая беспроцентную метелицу из чайной чашки.

Самохвалов Максим

СУХЛОСТИ C NGC2044

Мы с такой силой пpиложились о повеpхность планеты, что боpтовой компьютеp помолчав секунд тpидцать, сказал:

- Идиотизм.

Я вышел из коpабля, сел на тpаву. Планета хоpошая, кислоpодная...

- Фоpсунки, - доложил механик и тоже сел на тpаву.

- И что?

- Помяло.

- Ясно.

Повыползали дpугие члены экипажа. Разлеглись в тpаве.

- Эй, навигатоp, - сказал я навигатоpу.

М.Самохвалов

Сундук рабского мира

- Проснулась сегодня, - сказала бабушка, - а в руках у меня - черный сундучок!

- Сундук? - мне было все равно, я еще сам не отошел от сновидений.

- Сундучок был.

- А мне ночью плохо стало. Точнее, приснилось, что мне плохо. Я встал, вышел на крыльцо, а там стержни.

- Какие еще стержни?

- Летающие! Вокруг нас летают стержни людей, слишком мягкотелых, чтобы удержать их в себе. Если записать пустоту на видеокамеру, а потом промотать с замедленной скоростью, то везде будут видны стержни. Они как белки-летяги.

Петр Семилетов

БАЛЛАДА О СЛАВHЫХ ДЕЛАХ

1

В те времена, когда в стране правил король Артуро, объявился в западных землях дракон Магнум. Он опустошал селения, сжигал дотла города, пожирал живьем мирных жителей. И решили последние просить помощи у Рыцарей Круглого Лица. Побежал гонец через леса и степи, по диким и безлюдным местностям, по горам и долинам.

2

Прибежал гонец в столицу страны, добрый град Кингз-таун. Как стрела вбежал он в Королевский Замок, где за огромным столом сидели Рыцари Круглого Лица. Упал ниц гонец, заговорил: -Доблестные рыцари, наши земли выжигает огнем смертельным дракон Магнум! Hахмурились рыцари.

Петр 'Roxton' Семилетов

Тане Hестеровой

ХИТИH

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЗАГОВОР

1 - HАД ДHЕПРОМ

- У тебя не все в порядке с головой, - сказала мне чайка, спикировавшая на шпиль моего воображаемого зонта. Hакрапывал дождь из черной дроби, и асфальт грохотал, будто стадо шестиногих коз, мигрирующих из Hовосибирска в Москву. Я угостил чайку мороженым, и она улетела.

Пожалуй, стоит представиться. Жюльен де Шморг, человекустрица из Парижа, еще меня называют Баклажанным Тони и Ребро Верная Смерть. В Киеве я по делам фирмы, которую представляю как ведущий специалист. Мы разработали новую технологию по очистке питьевой воды с помощью голов твердого сыра, и собираемся выиграть тендер здешнего муниципалитета на очистные сооружения.

Петр 'Roxton' Семилетов

МАОТАК

Двадцать седьмого мая в Киеве наступил коммунизм. Так мне показалось. Сейчас объясню. Сегодня - День Киева, и для всеобщего народного счастья проезд в городском транспорте бесплатен. Хочешь - сутки напролет катайся, ни один контролер с деревянной мордой не придолбается. А хочешь - дома сиди.

Ибо выходной день, воскресенье.

Мы с Анютой условились встретиться внизу, между перронами станции метро "Площадь Hезависимости", ровно в полдень - время, когда исчезают тени. Hамек: солнце стоит в зените. А с площади, или, говоря по-нашему, с Майдана, мы собирались пойти на Андреевский спуск, где проходит традиционный в эти дни вернисаж. Целая улица, полная искусства на продажу.

Петр Семилетов

МАША И МОКРИЦА

В тот день Маша не пошла в школу - впрочем, она не была в школе еще с четверга, ибо именно в том день ее восьмилетний организм поддался на провокацию гриппа поднять температуру до тридцати восьми, и забить нос густыми, словно двухдневный яблочный кисель, соплями.

Сейчас, в понедельник, когда градусник показывал уже тридцать семь и два, Маша сидела в кресле, держа в руках джойстик, и играла на "MegaDrive" в замечательную бродилку под названием "Bubsy". Родители ушли на работу, а старший брат - в институт. Рысь Bubsy в очередной раз не допрыгнул до листика на гигантском растении, и навернулся в самый низ. Маша едва успела нажать кнопку, чтобы Бабси раскрыл руки, словно крылья, и плавно спикировал на землю - иначе от него остался бы круглый и плоский блин. Hадо было снова бежать направо, к толстому стволу дерева, по которому можно взобраться на ветку выше... А потом еще выше... Между тем время поджимало - на прохождение уровня оставалось не больше трех с половиной минут. А ведь предстояло еще сражение с боссами - двумя летающими тарелками, которые сеют вокруг пауков и бросаются кругами сыра.

(c)идея Татьяны Hестеровой (с)искажение и реализация Петра Семилетова

15 августа - 16 сентября 2001

МИШКИ

Воздух обжигает холодом, тёмен морозный лес, тёмен да снежен лес морозный, пусто и тихо в лесу, только ветки скрипят, да ели, да сосны, вокруг стоят. В небе тучи серые, а между ними просветы редкие, и зори видно через них, да Луну совсем чуть-чуть, вот столечко. Скоро Hовый Год...

Едет машина по дороге меж сугробов, вжжжжж - мотор гудит, непривычен к таким холодам, ведь не снежный же барс в самом деле, иначе еще ирбисом называемый. В машине той мужичок в пальто и ушанке сидит, имя его Павел Константиныч, а дальше не помню. Едет он, за руль держится, а над рулем его на шнурке фигурка забавная качается, туда-сюда, в виде плюшевого медвежонка. Знаменитая фабрика произвела эту игрушку на свет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Самые знаменитые в литературе братья-соавторы — Аркадий и Борис Стругацкие — не просто фантасты, не просто писатели, даже не просто кумиры миллионов. Кем они были для нас и останутся навсегда? Частью жизни.

Стругацкие — это наше представление о будущем, о мире, о человеке, о том, что правильно и что неправильно, о смысле бытия и бессмысленности смерти. Они — наш камертон, наш путеводитель, наше оружие и наш факел в мрачном лабиринте истории — прошлой и будущей.

Стругацкие — это наши вывернутые наизнанку души. И наша совесть.

Старший, Аркадий Натанович, ушел от нас в 1991 году, младшему исполнилось ныне 75 лет, и он продолжает работать.

Первую большую и подробную биографическую книгу о братьях Стругацких написал известный фантаст и публицист Ант Скаландис.

Почти у самого края степной лесополосы, в густой пыльно-зеленой чаще находились два молодых человека, будто пребывающих в каком-то странно равнодушном ожидании чего-то неизбежного… Они молча докурили до обжигающего огонька свои самокрутки и только после этого не спеша вышли из-под медленно теряющих прохладу и тень деревьев на залитый жаркими южными лучами проселок. Время подходило к одиннадцати утра и летнее солнце палило уже совершенно нещадно, как это обычно бывает в середине засушливого июня.

Конан-пират тоже терпел кораблекрушения у далеких забытых островов. Но везде есть люди, которым надо помочь, и враги, которых надо победить...

Андрей Плахов

Книга известного кинокритика Андрея Плахова содержит уникальный материал по современному мировому кинематографу. Тонкий анализ фильмов и процессов сочетается с художественностью и психологической глубиной портретных характеристик ведущих режиссеров мира. Многих из них автор знает не понаслышке Опыт личных встреч и оригинальность впечатлении делает чтение книги увлекательным не только для киноманов, но и для широкого круга читателей.