Самые страшные ужасы

Бывают страшные истории. И они называются страшилки или ужастики. А бывают смешные истории, они называются анекдоты. И встречаются ещё истории смешные и страшные одновременно. Как их назвать? Кошмарные анекдоты? Весёлые страшилки? Смешные жутики? Как ни назови, а читать их ужасно весело и жутко интересно. В этой книге как раз такие истории и собраны. Читайте их и бойтесь! Или смейтесь.

Это уж кому как нравится.

Ваши Э. Успенский, А. Усачёв.

Отрывок из произведения:

Совершенно ясно, что страшные истории случались не только в старые времена. Случаются они и сейчас. Рядом, здесь, в нашем городе, в соседнем районе и даже на соседней улице. А так как на соседней улице и в соседнем районе нет ни вампиров, ни космических пришельцев, ни людей с медвежьими головами, все эти сегодняшние истории имеют абсолютно бытовую окраску.

С уклоном в пирожки из человеческого мяса, пакеты с кровью и в другие бытовые ужасы. Читайте и ужасайтесь. «Это было сегодня, это было вчера».

Рекомендуем почитать

Ты когда-нибудь был в летнем лагере?

Помнишь, чем детишки занимаются по ночам? Правильно, рассказывают друг другу страшные истории. А чем они заканчиваются?

Как правило, у рассказчика не хватает фантазии и он громко кричит и хватает окружающих за бока. Разве это профессионально? А ты хотел бы рассказывать настоящие страшилки? Тогда кончай бояться темноты и дрожать под одеялом: бери эту книгу и читай!

Ваши Э. Успенский, А. Усачёв.

Перед вами первая книга из уникальной коллекции ужасных историй. Это самый малострашный вид ужасов — ужасы традиционные: про вампиров, ведьм, вурдалаков, привидения и кладбища. Правда, после их прочтения традиционно остаются в живых не более семи человек из десяти. Зато они немедленно бегут покупать второй том нашей трилогии.

В нем собраны ужасы цветные, сюрреалистические, самые ужасные.

Поэтому он и называется «Кошмарные ужасы». И только наиболее жизнестойкий читатель сумеет одолеть третью часть кошмарной трилогии — «Самые страшные ужасы».

И повеселится от души. Но таких смельчаков остается мало. Так что набирайтесь мужества и начинайте чтение, чтобы проверить, на что вы способны.

Ваши Э. Успенский, А. Усачёв.

Следователь-практикант Виктор Рахманин расследует убийство мальчика Красной рукой… В ходе расследования он встречается с Черной простыней, Зелеными пальцами, Гробом на колесиках…

Прекрасная прививка от детских страхов — смех!

Имя Эдуарда Успенского известно всем детям. Перед вами книжка, в которой есть и страшная повесть, написанная автором, и страшные истории, написанные великим детским народом и обработанные автором.

Популярные книги в жанре Ужасы

Меня зовут доктор Освальд Хауз. Это моё последнее слово, так как сейчас я собираюсь умереть. Да, да! Именно умереть. Я не могу так больше жить, я не могу жить на этой земле со своим грехом. Этот грех можно искупить только смертью. Я загубил многие жизни, и я должен умереть, чтобы не навредить больше никому. Я оставляю эту записку тем людям, которые никогда не должны будут повторить мою страшную ошибку. Кто прочитает эту записку, никогда не должен говорить другим людям о том, о чём здесь говориться, потому что никто не должен знать, что сделал доктор Хауз. Я хочу поведать вам историю моего греха…

Зеркала.

Впрочем - так и всегда на средине

Рокового земного пути:

От ничтожной причины - к причине,

А глядишь - заплутался в пустыне,

И своих же следов не найти.

В.Ф.Ходасевич, «Перед зеркалом», 1924

За окном пролетали огромные сосны, уходящие вершинами в серое, грустное небо. Лариса провожала их взглядом, почти приникнув к стеклу. Было скучно. Развлекали разве что колдобины, на которых машину слегка потряхивало, но благодаря подвеске «Тойоты» эта тряска размазывалась в унылую монотонную вибрацию.

Какой может быть судьба того, кто покушается на сокровища ужасного Тсаттогуа? Алчный ростовщик Авузул Вутокван узнает об этом на собственной шкуре…

Двадцатые — пятидесятые годы в Америке стали временем расцвета популярных журналов «для чтения», которые помогли сформироваться бурно развивающимся жанрам фэнтези, фантастики и ужасов. В 1923 году вышел первый номер “Weird tales” (“Таинственные истории”), имевший для «страшного» направления американской литературы примерно такое же значение, как появившийся позже «Astounding science fiction» Кемпбелла — для научной фантастики. Любители готики, которую обозначали словом “macabre” (“мрачный, жуткий, ужасный”), получили возможность знакомиться с сочинениями авторов, вскоре ставших популярнее Мачена, Ходжсона, Дансени и других своих старших британских коллег.

Полуподвальное помещение «Клуба полезного досуга» на набережной Фонтанки, решетки на окнах, стальная дверь, а внутри – кучка маленьких проказников. В очередном рассказе из цикла «Тёмный Петербург» Александр Щёголев знакомит читателей с молодой преподавательницей, которой однажды пришлось отвечать за все это в одиночку. Разумеется, без происшествий не обошлось.

Это может случиться с каждым из нас. Герои книги живут в том же мире что и мы, ходят по тем же улицам и читают те же газеты. Но однажды с каждым из них случается нечто, чему нет объяснения в повседневной жизни, что-то, словно пришедшее из кошмарных снов.

Таинственное чудовище расправляется с компанией гопников.  Рассказанные ночью в пионерском лагере страшилки оборачиваются кровавой реальностью. Благополучный бизнесмен сталкивается с проявлением истинного Зла, а простой инженер объявляет войну всему свету.  Эти, а так же  многие другие  жуткие истории ждут вас на этих страницах.

Читайте книгу М.Элгарта "Подселенец" и вам станет по-настоящему страшно.  

— Что ты здесь делаешь? — спросил Чарли у трупа женщины.

Женщина не ответила. Она расположилась в садовом кресле Чарли, в том самом кресле, в которое собирался сесть он сам, в кресле, в котором он по утрам пил свои первые две чашки кофе. Эту часть дня он любил больше всего: так тихо, воздух все еще сохраняет ночную свежесть и прохладу, а солнце мягко пригревает. Но сейчас!..

— Эй! — окликнул он

Она не пошевелилась. Просто сидела, скрестив ноги и сложив руки на коленях. Чарли отхлебнул кофе и обошел ее. На ней было блестящее голубое вечернее платье. «Какая неподходящая одежда», — подумал Чарли. Летнее платьице или купальник были бы тем, что надо, а строгое, официальное платье с открытыми плечами выглядело нелепо, даже претенциозно. Совсем не то, что нужно.

Крысы мешали спать вторую ночь подряд. Пока молнии перечеркивали больное небо Нижнего города, а дождь затапливал подворотни, рядом копошились эти твари. Местное пойло не помогало отключиться, ведь шорохи в стенах и полу проникали даже в сон, обращаясь новыми кошмарами. Лампы вокруг устроенной в кресле постели горели до утра, и грызуны не показывались. Но я чувствовал их присутствие, как и они — мое. Потому что зверь всегда чует другого зверя.

Оставить отзыв